Fake Forensic

По­че­му ФГВФЛ не мо­жет вер­нуть ак­ти­вы, вы­ве­ден­ные из непла­те­же­спо­соб­ных бан­ков

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Юлия САМАЕВА

Тяж­ба При­ват­бан­ка с быв­ши­ми ак­ци­о­не­ра­ми в Лон­дон­ском су­де, пред­по­ла­га­ю­щая взыскание ак­ти­вов об­ви­ня­е­мых в мо­шен­ни­че­стве экс­соб­ствен­ни­ков, неволь­но за­став­ля­ет за­ду­мать­ся, а что же с осталь­ны­ми бан­ка­ми, вла­дель­цев ко­то­рых об­ви­ня­ют в мо­шен­ни­че­стве?

Их ре­гу­ля­тор вы­во­дил из рын­ка мас­со­во, соб­ствен­ни­ков и топ-ме­не­дже­ров этих бан­ков то­же по­до­зре­ва­ют в вы­во­де ак­ти­вов, на вы­пла­ты их вклад­чи­кам го­су­дар­ство по­тра­ти­ло свы­ше 88 млрд, неуже­ли ни­кто не за­ин­те­ре­со­ван в том, что­бы пой­ти про­топ­тан­ной При­ват­бан­ком тро­пой и ком­пен­си­ро­вать хо­тя бы часть тех убыт­ков, ко­то­рые по­нес­ло го­су­дар­ство?

По на­сто­я­нию МВФ, с 2016 г. Фонд га­ран­ти­ро­ва­ния вкла­дов фи­зи­че­ских лиц (ФГВФЛ), в обя­зан­но­сти ко­то­ро­го, по­ми­мо про­че­го, вхо­дит воз­вра­ще­ние неза­кон­но вы­ве­ден­ных из бан­ков ак­ти­вов, внед­рил у се­бя ту са­мую си­сте­му Forensic-ауди­та, ко­то­рый по­мог При­ват­бан­ку дой­ти до Лон­дон­ско­го су­да. Речь идет о про­вер­ках и оцен­ках фи­нан­со­вой ин­фор­ма­ции для по­ис­ка ма­хи­на­ций (мо­шен­ни­че­ства, рас­трат) в бан­ках и ис­поль­зо­ва­нии по­лу­чен­ных до­ка­за­тельств в су­де. ZN.UA по­ин­те­ре­со­ва­лось у ФГВФЛ о ре­зуль­та­тах этой ра­бо­ты, все-та­ки вре­ме­ни прошло до­ста­точ­но. От­вет был мно­го­слов­ным, но ма­ло­ин­фор­ма­тив­ным: «Фонд столк­нул­ся с опре­де­лен­ны­ми за­труд­не­ни­я­ми... пер­вые ауди­ты про­во­ди­лись в 2016 г. ауди­тор­ски­ми ком­па­ни­я­ми «КПМГ Ау­дит» и «Эрнс энд Янг Ау­ди­тор­ские услу­ги» в КБ «На­д­ра» и «Дель­та Банк». Но в свя­зи с су­ще­ствен­ны­ми от­ли­чи­я­ми пра­во­охра­ни­тель­ных и су­деб­ных си­стем Укра­и­ны и стран Ев­ро­пы, США и др., а та­к­же раз­ны­ми под­хо­да­ми та­ких ком­плекс­ных ана­ли­зов непла­те­же­спо­соб­но­сти воз­ник­ли опре­де­лен­ные ослож­не­ния с ис­поль­зо­ва­ни­ем вы­во­дов в даль­ней­шей су­деб­но-пре­тен­зи­он­ной ра­бо­те».

Как же так, по­че­му у При­ват­бан­ка, НБУ и Мин­фи­на по­лу­чи­лось, а Фонд столк­нул­ся с труд­но­стя­ми? И труд­но­сти эти на­рас­та­ют, как снеж­ный ком, ведь уже в 2017-м бы­ли на­ча­ты во­семь та­ких ауди­тов («Фи­нан­сы и кре­дит», Брок­биз­не­сбанк, Им­эк­с­банк, УПБ, Ев­ро­банк, «Банк «Ми­хай­лов­ский», «Хре­ща­тик», Фи­до­банк), а за­вер­ше­ны на се­го­дняш­ний день лишь два — «Хре­ща­ти­ка» и «Ми­хай­лов­ско­го». Про­тив соб­ствен­ни­ков и то­п­ме­недж­мен­та «Хре­ща­ти­ка» ФГВФЛ да­же по­дал 71 иск о

со­вер­ше­нии уго­лов­ных пре­ступ­ле­ний, но с ого­вор­ка­ми. Все ис­ки по­да­ны в Укра­ине, а сум­ма ис­ко­вых тре­бо­ва­ний со­став­ля­ет 3,3 млрд грн, хо­тя, по за­яв­ле­ни­ям то­го же Фон­да, пе­ред банк­рот­ством из бан­ка с ак­ти­ва­ми в 8 млрд грн вы­ве­ли по­ряд­ка 6,9 млрд. То есть или воз­мож­но­сти Forensicа­уди­та пе­ре­оце­ни­ва­ют­ся, или ком­пе­тен­ции са­мих ауди­то­ров.

ФГВФЛ утвер­жда­ет, что при­вле­ка­ет к ра­бо­те ис­клю­чи­тель­но спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные ком­па­нии на кон­курс­ной ос­но­ве, гра­мот­но раз­де­ляя их на 64 юри­ди­че­ские фир­мы, спо­соб­ные от­ста­и­вать ин­те­ре­сы фон­да в укра­ин­ских су­дах, и во­семь ком­па­ний, име­ю­щих до­ста­точ­ные ком­пе­тен­ции для ра­бо­ты в ино­стран­ных юрис­дик­ци­ях. Прав­да, ко­гда Фонд объ­яв­ля­ет кон­кур­сы на про­ве­де­ние Forensic-ауди­тов, при­гла­ше­ние по­лу­ча­ют и те и дру­гие, а по­бе­ди­те­лем ста­но­вит­ся та фир­ма, ко­то­рая по­про­сит наи­мень­ший го­но­рар за свои услу­ги и наи­бо­лее удоб­ные для фон­да усло­вия опла­ты (имен­но за эти два кри­те­рия ком­па­ния по­лу­ча­ет наи­боль­шее ко­ли­че­ство бал­лов на кон­кур­се). При та­кой ор­га­ни­за­ции про­цес­са неуди­ви­тель­но, что Фонд «столк­нул­ся с за­труд­не­ни­я­ми», ведь он со­зна­тель­но вы­би­ра­ет тех, кто го­тов сде­лать ра­бо­ту де­шев­ле, но при этом ху­же, в мень­ших объ­е­мах и толь­ко для укра­ин­ских су­дов.

«Да­ле­ко не все юри­ди­че­ские ком­па­нии в дей­стви­тель­но­сти име­ют необ­хо­ди­мый на­бор ком­пе­тен­ций для про­ве­де­ния по­доб­но­го ро­да ана­ли­за и чет­ко по­ни­ма­ют, что пред­став­ля­ет со­бой Forensic-ау­дит, объ­еди­ня­ю­щий в се­бе эко­но­ми­че­ские и юри­ди­че­ские ас­пек­ты. Да, при эф­фек­тив­ном про­ве­де­нии Forensic-ауди­та мож­но по­лу­чить до­ка­за­тель­ства непра­во­мер­но­го вы­во­да ак­ти­вов бан­ка его соб­ствен­ни­ка­ми и в су­деб­ном по­ряд­ке до­бить­ся воз­вра­та этих ак­ти­вов. Но клю­че­вым в дан­ном во­про­се бу­дет по­лу­че­ние до­ка­за­тельств неза­кон­но­сти дей­ствий быв­ших соб­ствен­ни­ков бан­ка, — объ­яс­ня­ет ZN.UA управ­ля­ю­щий парт­нер ад­во­кат­ско­го объ­еди­не­ния Suprema Lex Виктор Мо­роз. — К со­жа­ле­нию, ФГВФЛ в во­про­се воз­вра­та ак­ти­вов бан­ков ма­ло­эф­фек­ти­вен. И при­чи­ной это­го яв­ля­ет­ся низ­кая ква­ли­фи­ка­ция боль­шин­ства со­труд­ни­ков са­мо­го Фон­да, за­ни­ма­ю­щих­ся дан­ным во­про­сом. До­пус­ка­ют­ся гру­бые ошиб­ки при оформ­ле­нии про­цес­су­аль­ных до­ку­мен­тов, про­пус­ка­ют­ся сро­ки ис­ко­вой дав­но­сти, вы­би­ра­ют­ся ненад­ле­жа­щие спо­со­бы за­щи­ты и пра­во­вые стра­те­гии. По этой при­чине по­зи­ции быв­ших соб­ствен­ни­ков бан­ков, вы­ве­ден­ных с рын­ка, вы­гля­дят силь­нее».

В иде­а­ле ра­бо­та по воз­вра­ще­нию ак­ти­вов долж­на быть вы­стро­е­на ина­че. И Укра­и­на не пер­во­про­хо­дец, в ми­ре есть и на­ра­бо­тан­ные прак­ти­ки, и го­то­вые ме­ха­низ­мы, поз­во­ля­ю­щие за­пу­стить про­цес­сы, га­ран­ти­ру­ю­щие ку­да боль­шую, чем у ФГВФЛ, эф­фек­тив­ность. В кон­це кон­цов, ком­па­нии, ко­то­рые на­ни­ма­ет Фонд, де­ла­ют де­шев­ле, но не да­ром, и же­ла­тель­но, что­бы эти ин­ве­сти­ции хоть как-то оку­пи­лись.

Без­услов­но, воз­врат де­нег, на­хо­дя­щих­ся за гра­ни­цей, — это за­да­ча на несколь­ко по­ряд­ков сложнее тех при­выч­ных функ­ций, ко­то­рые воз­ло­же­ны на фонд. Это крайне слож­ные про­цес­сы, к ко­то­рым нуж­но под­хо­дить ос­но­ва­тель­но, ина­че ни­ка­ких по­ло­жи­тель­ных ре­зуль­та­тов не до­стичь. Но ФГВФЛ от­но­сит­ся к этим про­цес­сам так же, как и к обыч­но­му взыс­ка­нию ак­ти­вов в Укра­ине. К со­жа­ле­нию, опыт ци­ви­ли­зо­ван­но­го ми­ра по­ка­зы­ва­ет, что та­кие под­хо­ды ре­зуль­та­тов не да­ют. До­пу­стим, есть некто, быв­ший ру­ко­во­ди­тель или со­вла­де­лец бан­ка, ко­то­рый бе­жал из Укра­и­ны. Воз­мож­но, есть ос­но­ва­ния счи­тать, что сред­ства, ко­то­ры­ми он вла­де­ет, он украл. Воз­мож­но, в ка­ких-то юрис­дик­ци­ях у него есть ак­ти­вы, ко­то­рые мож­но за­брать. Воз­мож­но, су­ще­ству­ет ле­галь­ный ме­ха­низм взыс­ка­ния этих ак­ти­вов. Для то­го что­бы эти мно­го­чис­лен­ные «воз­мож­но» до­ка­зать, необ­хо­ди­мо про­ве­сти ти­та­ни­че­скую ра­бо­ту, при­чем еще до то­го, как ввя­зы­вать­ся в су­деб­ные про­цес­сы.

Для это­го вы­би­ра­ют­ся ауди­то­ры, оцен­щи­ки и юри­сты, ко­то­рые долж­ны изу­чить ар­хи­вы бан­ка, то есть сот­ни ты­сяч стра­ниц ин­фор­ма­ции. Вы­би­ра­ют­ся де­тек­ти­вы, ко­то­рые ищут ак­ти­вы быв­ше­го соб­ствен­ни­ка как в Укра­ине, так и за гра­ни­цей. Пи­шет­ся стра­те­гия то­го, как взыс­кать ак­ти­вы в Укра­ине. Привле­ка­ют­ся меж­ду­на­род­ные юри­сты, ко­то­рые помогают вы­ра­бо­тать стра­те­гию взыс­ка­ния ак­ти­вов в дру­гих юрис­дик­ци­ях. Под си­лу ли од­ной юри­ди­че­ской ком­па­нии та­кой объ­ем ра­бот? Осо­бен­но той, ко­то­рая го­то­ва его вы­пол­нить за ми­ни­маль­ную опла­ту и в сжа­тые сро­ки?

«Ос­нов­ной про­бле­мой, ко­то­рая пре­пят­ству­ет бо­лее эф­фек­тив­но­му воз­вра­ту ак­ти­вов, яв­ля­ет­ся от­сут­ствие у Фон­да воз­мож­но­сти пред­ло­жить ры­ноч­ные усло­вия для со­труд­ни­че­ства с круп­ны­ми иг­ро­ка­ми юри­ди­че­ско­го рын­ка. Как следствие, в сво­ем боль­шин­стве круп­ные юри­ди­че­ские ком­па­нии бе­рут по­доб­ные кей­сы лишь в ка­че­стве «ста­тус­ных», а не ком­мер­че­ских. Од­но­вре­мен­но с этим воз­мож­но­сти и ре­сур­сы лиц, вы­сту­па­ю­щих оп­по­нен­та­ми Фон­да, как пра­ви­ло, поз­во­ля­ют обес­пе­чи­вать гра­мот­ное и ка­че­ствен­ное про­ти­во­дей­ствие удо­вле­тво­ре­нию тре­бо­ва­ний Фон­да, что, в свою оче­редь, и при­во­дит к су­ще­ствен­но­му умень­ше­нию пу­ла тех ак­ти­вов, ко­то­рые мо­гут быть воз­вра­ще­ны, — рас­ска­зал ZN.UA ру­ко­во­ди­тель прак­ти­ки раз­ре­ше­ния спо­ров ЮФ Evris Игорь Крав­цов. — При этом не мно­гие укра­ин­ские юри­ди­че­ские ком­па­нии мо­гут по­хва­стать­ся зна­чи­тель­ным опы­том про­ве­де­ния ком­плекс­ных Forensic-ауди­тов боль­ших ком­мер­че­ских струк­тур. А про­ве­де­ние по­доб­ных ауди­тов неред­ко тре­бу­ет при­вле­че­ния боль­шо­го шта­та спе­ци­а­ли­стов, об­ла­да­ю­щих необ­хо­ди­мым уров­нем ком­пе­тен­ции в раз­лич­ных юри­ди­че­ских на­прав­ле­ни­ях, как пра­ви­ло, сра­зу из несколь­ких ком­па­ний, ко­то­рые про­фес­си­о­наль­но за­ни­ма­ют­ся ауди­тор­ской и пра­во­вой ра­бо­той».

Ко­неч­но, мы по­ни­ма­ем, что сред­ства, ко­то­ры­ми рас­по­ла­га­ет ФГВФЛ, мяг­ко го­во­ря, огра­ни­че­ны. И до­пус­ка­ем, что, вы­би­рая са­мое де­ше­вое из пред­ло­жен­но­го, Фонд пы­та­ет­ся эко­но­мить на­ши с ва­ми день­ги. Но ес­ли ФГВФЛ ни­че­го в ре­зуль­та­те этой эко­но­мии не смо­жет взыс­кать с быв­ших вла­дель­цев и топ-ме­не­дже­ров, ка­кой в ней смысл? Услу­ги та­ко­го ро­да до­ро­ги не толь­ко в Укра­ине, и в ми­ре есть и успеш­но ра­бо­та­ют ме­ха­низ­мы, поз­во­ля­ю­щие най­ти фи­нан­со­вые ре­сур­сы для про­ве­де­ния по­доб­ной ра­бо­ты. На­при­мер, для фи­нан­си­ро­ва­ния та­ких про­цес­сов привле­ка­ют­ся спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные струк­ту­ры, так на­зы­ва­е­мые litigation-фанде­ры, ко­то­рые фи­нан­си­ру­ют эти раз­би­ра­тель­ства и бе­рут на се­бя рис­ки про­иг­ры­ша, их воз­на­граж­де­ние на­пря­мую за­ви­сит от успеш­но­сти су­деб­но­го про­цес­са, что яв­ля­ет­ся мощ­ным сти­му­лом сде­лать все на наи­выс­шем уровне.

В Укра­ине, к со­жа­ле­нию, litigation­фанде­ров нет. При­чи­на в слож­но­сти про­гно­зи­ро­ва­ния ре­зуль­та­тов су­деб­ных про­цес­сов и боль­шом ко­ли­че­стве су­деб­ных ре­ше­ний, при­ни­ма­е­мых «по внут­рен­не­му убеж­де­нию» судьи, ко­то­рое за­ча­стую не сов­па­да­ет с нор­ма­ми ма­те­ри­аль­но­го и про­цес­су­аль­но­го пра­ва. По этой же при­чине ино­стран­ные litigation-фанде­ры не го­то­вы фи­нан­си­ро­вать су­деб­ные про­цес­сы в на­шей стране. Но, по мне­нию юри­стов, ес­ли су­деб­ное раз­би­ра­тель­ство по воз­вра­ту вы­ве­ден­ных из непла­те­же­спо­соб­ных бан­ков ак­ти­вов бу­дет про­ис­хо­дить в дру­гой юрис­дик­ции, при­вле­че­ние litigation­фанде­ров воз­мож­но. Же­ла­ю­щих нет.

«Мы при­во­ди­ли litigation-фанде­ра в ФГВФЛ. Чи­нов­ни­ки лишь раз­ве­ли руками: «Се­го­дняш­ние про­це­ду­ры про­сто не поз­во­ля­ют при­вле­кать та­кие ком­па­нии к про­цес­су». Ведь фак­ти­че­ски речь идет о по­куп­ке фи­нан­со­вых услуг, в то вре­мя как фонд за­то­чен на при­вле­че­ние юри­стов, со­глас­ных ра­бо­тать на про­цент от ре­зуль­та­та. И при взыс­ка­нии за­ло­га в Укра­ине это дей­стви­тель­но воз­мож­но. Но при воз­вра­те ак­ти­вов, спря­тан­ных за ру­бе­жом, лю­бой ко­ман­де при­дет­ся по­тра­тить на по­доб­ный про­ект ми­ни­мум несколь­ко мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Ни од­на юри­ди­че­ская фир­ма в ми­ре се­бе это­го поз­во­лить не мо­жет. Во-пер­вых, ад­во­ка­там год-два нуж­но ра­бо­тать без го­но­ра­ра, во-вто­рых, еще на­до опла­чи­вать услу­ги мест­ных юри­стов по все­му ми­ру, ауди­то­ров, оцен­щи­ков, де­тек­ти­вов, ко­ор­ди­ни­ро­вать ра­бо­ту в де­сят­ках юрис­дик­ций. Это огром­ные за­тра­ты, — рас­ска­зал ZN.UA стар­ший парт­нер из­вест­ной меж­ду­на­род­ной юр­фир­мы «Илья­шев и Парт­не­ры» Ро­ман Мар­чен­ко. — Мы хо­ди­ли с про­ек­том пра­виль­но­го под­хо­да в вы­со­кие кабинеты, где ре­аль­но на­хо­ди­ли по­ни­ма­ние. Но все по­пыт­ки внед­рить эту един­ствен­ную ра­бо­та­ю­щую в ми­ре си­сте­му воз­вра­та ак­ти­вов по­ка раз­би­лись о бю­ро­кра­тию. К со­жа­ле­нию, мо­дель, ко­то­рую пред­ла­га­ет ФГВФЛ, неэф­фек­тив­на для взыс­ка­ния иму­ще­ства и средств, спря­тан­ных за гра­ни­цей. И чем быст­рее власть пой­мет это, тем быст­рее нач­нут­ся ре­аль­ные воз­вра­ты укра­ден­но­го из стра­ны».

Слож­но га­дать, по­че­му в тех са­мых вы­со­ких ка­би­не­тах не на­шлось тех, кто спо­со­бен по­вли­ять на ре­ше­ния ФГВФЛ. Еще сложнее по­нять, чем ру­ко­вод­ству­ет­ся сам ФГВФЛ, под­дер­жи­вая ту про­фа­на­цию, ко­то­рую они на­зы­ва­ют воз­вра­том ак­ти­вов. Воз­мож­но, Фонд не хо­чет под­пус­кать к до­ку­мен­та­ции бан­ков гра­мот­ных ауди­то­ров и юри­стов, по­то­му что они об­на­ру­жат, что и у са­мо­го Фон­да рыль­це в пуш­ку. Воз­мож­но, Фонд мо­жет быть в сго­во­ре с быв­ши­ми соб­ствен­ни­ка­ми и со­зна­тель­но при­вле­ка­ет «руч­ных» юри­стов, ко­то­рые ли­бо ни­че­го не об­на­ру­жат в ре­зуль­та­те ауди­та, ли­бо сде­ла­ют свою ра­бо­ту нека­че­ствен­но и су­ды про­иг­ра­ют. Воз­мож­но, чи­нов­ни­ки Фон­да дей­стви­тель­но не до кон­ца по­ни­ма­ют суть про­цес­са, в ко­то­рый ввя­за­лись. Так или ина­че, ор­га­ни­зо­вать ком­плекс­ную и си­стем­ную ра­бо­ту по воз­вра­ту вы­ве­ден­ных средств в Укра­и­ну они не мо­гут. За­то ес­ли они дой­дут до су­дов и про­иг­ра­ют их из-за недо­ста­точ­ной под­го­тов­ки к про­цес­сам, то тем са­мым здо­ро­во подыг­ра­ют быв­шим вла­дель­цам бан­ков, с ко­то­ры­ми сей­час яко­бы во­ю­ют. Об­ви­ня­е­мые в мо­шен­ни­че­стве и вы­во­де ак­ти­вов экс­соб­ствен­ни­ки и ме­не­дже­ры по­лу­чат су­деб­ные ре­ше­ния, под­твер­жда­ю­щие их неви­нов­ность и непри­част­ность к банк­рот­ству бан­ков, а сред­ства, вы­ве­ден­ные из ак­ти­вов, эти­ми же ре­ше­ни­я­ми су­дов бу­дут ле­га­ли­зи­ро­ва­ны. По су­ти, ФГВФЛ при­ла­га­ет все уси­лия для то­го, что­бы до­бить­ся ре­зуль­та­та пря­мо про­ти­во­по­лож­но­го за­яв­лен­ным це­лям, со­зна­тель­но или неосо­знан­но подыг­ры­вая лю­дям, ко­то­рых сам же об­ви­ня­ет в мо­шен­ни­че­стве.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.