Ил­лю­зии при­дне­стров­ско­го уре­гу­ли­ро­ва­ния

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ар­тем ФИЛИПЕНКО,

ди­рек­тор ин­фор­ма­ци­он­но­го агент­ства «Кон­текст-при­чер­но­мо­рье»

Еже­год­но 19 июня в Прид­не­стро­вье про­во­дят­ся тра­ур­ные ме­ро­при­я­тия, по­свя­щен­ные па­мя­ти и скор­би по по­гиб­шим в Бен­де­рах.

Бен­де­ры — един­ствен­ный на­се­лен­ный пункт непри­знан­ной Прид­не­стров­ской Мол­дав­ской рес­пуб­ли­ки, рас­по­ло­жен­ный на пра­вом бе­ре­гу Дне­стра. 26 лет на­зад бои за него ста­ли куль­ми­на­ци­ей во­ору­жен­но­го про­ти­во­сто­я­ния ар­мии и ор­га­нов пра­во­по­ряд­ка Мол­до­вы и при­дне­стров­ских се­па­ра­ти­стов, под­дер­жи­ва­е­мых рос­сий­ской 14-й ар­ми­ей.

Но это не толь­ко день па­мя­ти. Имен­но по­сле бен­дер­ских бо­ев при­дне­стров­ский кон­фликт всту­пил в ста­дию «за­мо­роз­ки», а рос­сий­ские во­ен­ные по­лу­чи­ли пра­во­вые ос­но­ва­ния (пусть и неод­но­знач­ные) на­хо­дить­ся на ле­вом бе­ре­гу Дне­стра. По­это­му 19 июня для при­дне­стров­ских вла­стей — по­вод в оче­ред­ной раз за­явить о неиз­мен­но­сти кур­са на по­стро­е­ние неза­ви­си­мо­го го­су­дар­ства. С по­сле­ду­ю­щим вхож­де­ни­ем в со­став Рос­сии.

Вряд ли ри­то­ри­ка ле­во­бе­реж­ных по­ли­ти­ков су­ще­ствен­но из­ме­нит­ся и в этом го­ду, несмот­ря на то, что за по­след­ние ме­ся­цы в пе­ре­го­вор­ном про­цес­се по уре­гу­ли­ро­ва­нию кон­флик­та про­изо­шли су­ще­ствен­ные по­движ­ки. На фоне оче­ред­но­го обостре­ния в Донбассе и ту­пи­ка, в ко­то­ром ока­зал­ся «мин­ский про­цесс», при­дне­стров­ское уре­гу­ли­ро­ва­ние внешне вы­гля­дит как «ис­то­рия успе­ха».

Во вся­ком слу­чае представители ОБСЕ весь­ма оп­ти­ми­стич­но оце­ни­ли ито­ги оче­ред­но­го ра­ун­да По­сто­ян­но­го со­ве­ща­ния по по­ли­ти­че­ским во­про­сам в рам­ках пе­ре­го­вор­но­го про­цес­са по при­дне­стров­ско­му уре­гу­ли­ро­ва­нию, ко­то­рый со­сто­ял­ся в Ри­ме 29–30 мая.

Спец­пред­ста­ви­тель ОБСЕ Франко Фрат­ти­ни по ито­гам Рим­ской встре­чи за­явил, что 2018 г. мо­жет стать ис­то­ри­че­ским для про­цес­са уре­гу­ли­ро­ва­ния кон­флик­та в Прид­не­стро­вье. А гла­ва мис­сии ОБСЕ в Мол­до­ве Май­кл Ск­эн­лан по­шел еще даль­ше, за­явив, что вы­ра­бо­тан­ный под­ход, ори­ен­ти­ро­ван­ный на ре­зуль­тат, «поз­во­ля­ет ре­а­ли­стич­но го­во­рить, что мы дви­жем­ся по пу­ти к окон­ча­тель­но­му раз­ре­ше­нию кон­флик­та».

На­сколь­ко ре­а­ли­сти­чен оп­ти­мизм чи­нов­ни­ков ОБСЕ?

По­сто­ян­ное со­ве­ща­ние, или фор­мат «5+2» (Мол­до­ва и Прид­не­стро­вье — сто­ро­ны пе­ре­го­во­ров, Укра­и­на, Рос­сия, ОБСЕ — га­ран­ты пе­ре­го­вор­но­го про­цес­са, ЕС и США — на­блю­да­те­ли), ра­бо­та­ет с 2005 г. За это вре­мя уже не раз воз­ни­ка­ла си­ту­а­ция, ко­гда ка­за­лось, что Ки­ши­нев и Ти­рас­поль нач­нут диа­лог. Так бы­ло в 2011–2012 гг. ко­гда со­сто­я­лось несколь­ко встреч меж­ду пре­мьер­ми­ни­стром Мол­до­вы Вла­дом Фи­ла­том и пре­зи­ден­том непри­знан­ной ПМР Ев­ге­ни­ем Шев­чу­ком. Но «кон­церт­но­фут­боль­ная» ди­пло­ма­тия (ряд встреч со­сто­ял­ся во вре­мя кон­цер­тов или фут­боль­ных мат­чей) за­кон­чил­ся оче­ред­ным охла­жде­ни­ем.

С ап­ре­ля 2014 г. на про­тя­же­нии бо­лее двух лет встре­чи в фор­ма­те «5+2» во­об­ще не про­во­ди­лись. На пер­вый план ми­ро­вой по­вест­ки дня вы­шел «укра­ин­ский кри­зис». Од­на­ко в на­ча­ле июня 2016 г. в Бер­лине оче­ред­ная встре­ча все же со­сто­я­лась. И по ее ито­гам был под­пи­сан про­то­кол, со­глас­но ко­то­ро­му сто­ро­ны взя­ли на се­бя обя­за­тель­ства ре­шить ряд спор­ных во­про­сов. Сре­ди них — охра­на окру­жа­ю­щей сре­ды в бас­сейне Дне­стра, во­про­сы апо­сти­ли­ро­ва­ния (под­твер­жде­ния юри­ди­че­ской си­лы) при­дне­стров­ских ди­пло­мов, ис­поль­зо­ва­ния ав­то­мо­би­лей с но­мер­ны­ми зна­ка­ми, вы­да­ва­е­мы­ми в Прид­не­стро­вье, те­ле­ком­му­ни­ка­ций и свя­зи, уго­лов­ных дел, воз­буж­ден­ных в Мол­до­ве про­тив при­дне­стров­ских чи­нов­ни­ков. Все ме­ро­при­я­тия пла­ни­ро­ва­лось вы­пол­нить в те­че­ние ше­сти недель.

Го­во­ри­ли о дав­ле­нии, ока­зы­ва­е­мом за­пад­ны­ми парт­не­ра­ми на мол­дав­скую сто­ро­ну, и о по­ли­ти­че­ском ре­ве­ран­се, ко­то­рый был сде­лан в сто­ро­ну Гер­ма­нии, в 2016 г. пред­се­да­тель­ство­вав­шей в ОБСЕ.

Шесть недель, от­ве­ден­ные для вы­пол­не­ния про­то­ко­ла, про­ле­те­ли без­ре­зуль­тат­но. И ка­за­лось, что Бер­лин­ский про­то­кол ждет участь дру­гих та­ких же до­ку­мен­тов.

Но в кон­це 2017 г. про­изо­шли со­бы­тия, ко­то­рые, соб­ствен­но, и за­ста­ви­ли го­во­рить о про­ры­ве. 18 но­яб­ря, в при­сут­ствии за­ру­беж­ных ди­пло­ма­тов, пре­мьер Мол­до­вы Па­вел Фи­лип и пре­зи­дент непри­знан­ной ПМР Ва­дим Крас­но­сель­ский от­кры­ли дви­же­ние по мо­сту че­рез Днестр меж­ду се­ла­ми Гу­ра Бы­ку­луй и Бы­чок. Мост был взо­рван в 1992 г., вос­ста­нов­лен в на­ча­ле 2000-х, но так и не был от­крыт.

Даль­ше — боль­ше. 25 но­яб­ря в Бен­де­рах по­ли­ти­че­ские представители сто­рон — ви­це-пре­мьер Мол­до­вы Геор­ге Бе­лан и ми­нистр ино­стран­ных дел ПМР Ви­та­лий Иг­на­тьев — под­пи­са­ли сра­зу че­ты­ре про­то­ко­ла.

Пер­вый ка­са­ет­ся апо­сти­ли­ро­ва­ния ди­пло­мов об об­ра­зо­ва­нии, вы­да­ва­е­мых в Прид­не­стро­вье. Ки­ши­нев не устра­и­ва­ло, что в на­зва­нии При­дне­стров­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та им. Та­ра­са Шев­чен­ко су­ще­ству­ет по­ня­тие «го­су­дар­ствен­ный». В ито­ге при­шли к ком­про­мис­су: на ан­глий­ском язы­ке в апо­сти­ле на­зва­ние бу­дет пи­сать­ся как Transdniestrian Taras Shevchenko University, без упо­ми­на­ния State.

Еще один про­то­кол ре­гу­ли­ро­вал во­прос функ­ци­о­ни­ро­ва­ния в Прид­не­стро­вье школ, где пре­по­да­ва­ние осу­ществ­ля­лось на ру­мын­ском язы­ке (т.е. на ос­но­ве ла­тин­ской гра­фи­ки). Тре­тий преду­смат­ри­вал вос­ста­нов­ле­ние ста­ци­о­нар­ной те­ле­фон­ной свя­зи и предо­став­ле­ние ли­цен­зий и ча­стот при­дне­стров­ско­му мо­биль­но­му опе­ра­то­ру «Ин­терд­не­стр­ком». С 2006 г. меж­ду дву­мя бе­ре­га­ми Дне­стра не су­ще­ству­ет пря­мой те­ле­фон­ной свя­зи, та­ри­фы на звон­ки бы­ли за­вы­ше­ны, при­дне­стров­ский «Ин­терд­не­стр­ком» ра­бо­та­ет без мол­дав­ской ли­цен­зии.

И, на­ко­нец, по­след­ний, чет­вер­тый про­то­кол ка­са­ет­ся до­сту­па мол­дав­ских фер­ме­ров к сель­хоз­уго­дьям, на­хо­дя­щих­ся на под­кон­троль­ной ПМР тер­ри­то­рии.

И все это за несколь­ко дней до Венской встре­чи в фор­ма­те «5+2». Непло­хой по­да­рок Ав­стрии к кон­цу пред­се­да­тель­ство­ва­ния в ОБСЕ. При­ме­ча­тель­но, что до­го­во­рен­но­сти ста­ли ре­зуль­та­том пе­ре­го­во­ров двух оли­гар­хов — мол­дав­ско­го Вла­да Пла­хот­ню­ка и при­дне­стров­ско­го Вик­то­ра Гу­ша­на.

В ап­ре­ле 2017 г. Ки­ши­нев и Ти­рас­поль под­пи­са­ли Со­гла­ше­ние о ме­ха­низ­ме уча­стия транс­порт­ных средств из Прид­не­стро­вья в меж­ду­на­род­ном до­рож­ном дви­же­нии. Вла­дель­цы ав­то­транс­порт­ных средств из Прид­не­стро­вья бу­дут по­лу­чать ней­траль­ные ав­то­мо­биль­ные но­ме­ра и тех­ни­че­ские пас­пор­та. Их вы­да­ча бу­дет про­во­дить­ся на тер­ри­то­рии Прид­не­стро­вья в при­сут­ствии пред­ста­ви­те­лей ОБСЕ.

При всем при том успех вы­гля­дит ско­рее как удач­ное со­че­та­ние звезд. ОБСЕ необ­хо­ди­мо бы­ло до­ка­зать эф­фек­тив­ность сво­их дей­ствий, и ей это уда­лось. Рос­сия, без во­ли ко­то­рой ру­ко­вод­ство Прид­не­стро­вья вряд ли пошло бы на уступ­ки, стре­ми­лась про­явить се­бя в ро­ли ми­ро­твор­ца и то­же мо­жет по­ста­вить се­бе плю­сик. А пра­вя­щая Дем­пар­тия Мол­до­вы и ее ре­аль­ный ли­дер оли­гарх Влад Пла­хот­нюк — в вы­иг­ры­ше на­ка­нуне пар­ла­мент­ских вы­бо­ров. За­пад ча­сто кри­ти­ку­ет Мол­до­ву за вы­со­кий уро­вень кор­руп­ции. Од­на­ко нра­вит­ся ко­му-то или нет, но Пла­хот­нюк по­ка что кон­тро­ли­ру­ет си­ту­а­цию в стране и спо­со­бен вли­ять на пе­ре­го­вор­ный про­цесс. Что он и до­ка­зал. Тем бо­лее что пер­спек­ти­ва по­бе­ды в Мол­до­ве от­кро­вен­но про­рос­сий­ских со­ци­а­ли­стов вы­зы­ва­ет боль­ше опа­се­ний. Не ис­клю­че­но, что пре­зи­дент Мол­до­вы Игорь До­дон в слу­чае по­бе­ды со­рат­ни­ков по пар­тии мо­жет пред­ло­жить бо­лее ра­ди­каль­ный ва­ри­ант пре­вра­ще­ния Мол­до­вы в фе­де­ра­цию, с чрез­вы­чай­но ши­ро­ки­ми пра­ва­ми для Прид­не­стро­вья.

По­сол США в Мол­до­ве Джеймс Пет­тит в эфи­ре те­ле­ка­на­ла Moldova 1 от­ме­тил: за­яв­ле­ния о том, что Рес­пуб­ли­ка Мол­до­ва яко­бы по­шла на уступ­ки Ти­рас­по­лю, под­пи­сав в кон­це про­шло­го го­да про­то­ко­лы, не обос­но­ван­ны. «На­обо­рот, я ви­дел боль­шой про­гресс, а все при­ня­тые ре­ше­ния на са­мом де­ле укреп­ля­ют су­ве­ре­ни­тет Ки­ши­не­ва над Ти­рас­по­лем» — за­явил он.

По ито­гам «ис­то­ри­че­ской» Рим­ской встре­чи до­стиг­ну­та до­го­во­рен­ность о раз­ра­бот­ке до кон­ца июня ны­неш­не­го го­да но­вой «до­рож­ной кар­ты». Ее со­дер­жа­ние по­ка неиз­вест­но.

Но что да­ли в ре­аль­но­сти Мол­до­ве до­стиг­ну­тые со­гла­ше­ния?

Мост че­рез Днестр от­крыт, но при­ве­дет ли это к об­лег­че­нию пе­ре­дви­же­ния лю­дей и то­ва­ров, ес­ли при­дне­стров­ская сто­ро­на вы­ста­вит та­мо­жен­ный и по­гра­нич­ный пост?

Прид­не­стров­ские ав­то­мо­би­ли­сты по­лу­чат ней­траль­ные но­ме­ра, и мол­дав­ские чи­нов­ни­ки бу­дут до­пу­ще­ны на тер­ри­то­рию Прид­не­стро­вья, но на ос­но­ва­нии ка­ких до­ку­мен­тов бу­дут вы­да­вать­ся эти но­ме­ра? Пра­ва вы­да­ют­ся вла­стя­ми непри­знан­ной ПМР, а зна­чит, де­фа­кто, мол­дав­ские вла­сти при­зна­ют за­кон­ность и этих до­ку­мен­тов и ор­га­нов, их вы­дав­ших.

Бу­дут ли учте­ны при вос­ста­нов­ле­нии те­ле­фон­ной свя­зи ин­те­ре­сы мол­дав­ских опе­ра­то­ров те­ле­фон­ной свя­зи? И не при­ве­дет ли это к то­му, что при­дне­стров­ско­му «Ин­терд­не­стр­ко­му» бу­дет вы­да­на от­дель­ная «ре­ги­о­наль­ная» ли­цен­зия, ко­то­рая за­кре­пит его мо­но­поль­ное по­ло­же­ние на Ле­во­бе­ре­жье?

И во­об­ще — не ве­дет ли так­ти­ка «ма­лых ша­гов» и «мер по укреп­ле­нию до­ве­рия» к пол­зу­чей ле­ги­ти­ми­за­ции Прид­не­стро­вья?

Эти и мно­гие дру­гие во­про­сы воз­ни­ка­ют у мол­дав­ско­го экс­перт­но­го со­об­ще­ства.

И са­мое глав­ное: вне по­вест­ки ока­зы­ва­ют­ся та­кие во­про­сы, как вы­вод рос­сий­ских войск и во­ору­же­ний из Прид­не­стро­вья, сме­на фор­ма­та ми­ро­твор­че­ской мис­сии на Дне­стре с во­ен­ной на граж­дан­скую, и на­ко­нец, во­прос о по­ли­ти­че­ском ста­ту­се Прид­не­стро­вья. Без их ре­ше­ния вряд ли мож­но все­рьез го­во­рить о каком-ли­бо уре­гу­ли­ро­ва­нии.

И как оце­нить по­зи­цию ОБСЕ, ко­то­рая ни­как не ре­а­ги­ру­ет на уча­стив­ши­е­ся уче­ния на тер­ри­то­рии Прид­не­стро­вья (в том чис­ле и в зоне без­опас­но­сти) с уча­сти­ем при­дне­стров­ских во­ен­ных и рос­сий­ско­го кон­тин­ген­та? Спра­вед­ли­во­сти ра­ди за­ме­тим, что и Укра­и­на, как по­сред­ник в пе­ре­го­вор­ном про­цес­се, то­же оста­ви­ла этот во­прос без вни­ма­ния.

Есть во­про­сы и мол­дав­ско­му ру­ко­вод­ству. За 26 лет так и не по­яви­лась внят­ная стра­те­гия ре­ин­те­гра­ции стра­ны, в ко­то­рой бы­ло бы пред­став­ле­но ви­де­ние про­цес­са и тот статус, ко­то­рый Мол­до­ва го­то­ва предо­ста­вить Прид­не­стро­вью. От­сю­да так­ти­ка «ма­лых ша­гов», си­ту­а­тив­ные ре­ше­ния с неод­но­знач­ным ре­зуль­та­том.

Все это необ­хо­ди­мо учесть Укра­ине. Рес­пуб­ли­ка Мол­до­ва яв­ля­ет­ся се­год­ня свое­об­раз­ным по­ли­го­ном, на ко­то­ром об­ка­ты­ва­ют­ся мо­де­ли и схе­мы, ко­то­рые мо­гут впо­след­ствии быть пе­ре­не­се­ны и на укра­ин­скую поч­ву.

В Укра­ине кон­фликт еще не всту­пил в ста­дию «за­мо­роз­ки». Но это не зна­чит, что его не бу­дут пы­тать­ся «за­мо­ро­зить» и «при­дне­стро­ви­зи­ро­вать», что­бы по­ве­сти по на­ка­тан­ной ко­лее.

Но глав­ный урок при­дне­стров­ско­го уре­гу­ли­ро­ва­ния прост: не сто­ит при­зна­вать се­па­ра­ти­стов сто­ро­ной пе­ре­го­во­ров.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.