Деоф­шо­ри­за­ция и де­те­ни­за­ция. Воз­мож­но­сти невоз­мож­но­го

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Кон­стан­тин ШВАБИЙ, Па­вел СЕЛЕЗЕНЬ Depositphotos.com

За­ло­гом эф­фек­тив­ной го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки в лю­бой сфе­ре об­ще­ствен­ной жиз­ни яв­ля­ют­ся, по мень­шей ме­ре, две необ­хо­ди­мые пред­по­сыл­ки: ква­ли­фи­ка­ция тех, кто при­ни­ма­ет ре­ше­ния, и от­вет­ствен­ность за них.

До­ста­точ­ны­ми усло­ви­я­ми эф­фек­тив­но­сти яв­ля­ют­ся ко­ор­ди­на­ция уси­лий всех субъ­ек­тов управ­ле­ния, а та­к­же над­ле­жа­щая ин­сти­ту­ци­о­наль­ная сре­да, обес­пе­чи­ва­ю­щая не толь­ко на­ли­чие ка­на­лов транс­мис­сии ре­ше­ний в дей­ствия и со­от­вет­ству­ю­щие ре­зуль­та­ты, но в том чис­ле и ин­сти­ту­ци­о­наль­ную па­мять та­кой слож­ной си­сте­мы, как эко­но­ми­ка или го­су­дар­ство в це­лом. Наслед­ствен­ность, в по­ло­жи­тель­ном по­ни­ма­нии это­го тер­ми­на, яв­ля­ет­ся важ­ным ин­гре­ди­ен­том устой­чи­во­го раз­ви­тия. В этой же ин­сти­ту­ци­о­наль­ной сре­де долж­на су­ще­ство­вать си­сте­ма оцен­ки и, при необ­хо­ди­мо­сти, кор­рек­ти­ров­ки по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний с це­лью ми­ни­ми­за­ции нега­тив­ных вли­я­ний пло­хих по­ли­ти­ков. Не­важ­но, по­пу­ли­сты они или неком­пе­тент­ные ли­ца. Но ре­а­лии на­шей жиз­ни по­ка­зы­ва­ют, что нам по­ка не уда­лось отой­ти от прак­ти­ки при­ня­тия важ­ных ре­ше­ний на го­су­дар­ствен­ном уровне пу­тем «га­да­ния на ко­фей­ной гу­ще».

В об­на­ро­до­ван­ных в на­ча­ле это­го ле­та ре­зуль­та­тах сов­мест­но­го ис­сле­до­ва­ния МВФ, Уни­вер­си­те­та Ко­пен­га­ге­на и На­ци­о­наль­но­го бан­ка Да­нии кон­ста­ти­ру­ет­ся: «Шо­ки­ру­ю­щие 12 трлн долл. США — по­чти 40% по­зи­ций от­но­си­тель­но всех пря­мых ино­стран­ных ин­ве­сти­ций в ми­ре — яв­ля­ют­ся пол­но­стью ис­кус­ствен­ны­ми: они со­зда­ны за счет фи­нан­со­вых ин­ве­сти­ций че­рез пу­стые кор­по­ра­тив­ные обо­лоч­ки (empty corporate shells), не ве­ду­щие ре­аль­ной де­я­тель­но­сти».

Та­кие ин­ве­сти­ции в пу­стые кор­по­ра­тив­ные обо­лоч­ки по­чти все­гда осу­ществ­ля­ют­ся че­рез хо­ро­шо из­вест­ные на­ло­го­вые га­ва­ни. Во­семь ос­нов­ных эко­но­мик (в этом кон­тек­сте) — Ни­дер­лан­ды, Люк­сем­бург, Гон­конг, Бри­тан­ские Вир­гин­ские, Бер­муд­ские, Кай­ма­но­вы Ост­ро­ва, Ир­лан­дия и Син­га­пур — при­ни­ма­ют бо­лее 85% ми­ро­вых ин­ве­сти­ций в струк­ту­ры спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния, ча­ще все­го со­зда­ва­е­мые ис­клю­чи­тель­но с на­ло­го­вы­ми це­ля­ми.

Ос­нов­ной ре­зуль­тат этой де­я­тель­но­сти за­клю­ча­ет­ся в эро­зии на­ло­го­вой ба­зы, чрез­мер­ном ро­сте го­су­дар­ствен­ных дол­гов, ко­то­рые мо­гут обо­ра­чи­вать­ся ка­та­стро­фи­че­ски­ми по­след­стви­я­ми для эко­но­мик, при­чем для раз­ви­ва­ю­щих­ся — с са­мой вы­со­кой ве­ро­ят­но­стью и наи­боль­ши­ми по­те­ря­ми. По­сколь­ку по­след­ние не име­ют до­ста­точ­но­го за­па­са фи­нан­со­вой проч­но­сти и про­стран­ства для фис­каль­но­го ма­нев­ра, а эф­фек­тив­ность ре­гу­ля­тор­ных дей­ствий пра­ви­тельств та­ких стран — фис­каль­ных, мо­не­тар­ных, на­ло­го­вых и т.п. — зна­чи­тель­но огра­ни­че­на, воз­ни­ка­ет са­краль­ный во­прос: что де­лать? Про­сто­го и од­но­знач­но­го от­ве­та, ко­неч­но же, здесь быть не мо­жет, по­сколь­ку для это­го тре­бу­ют­ся не толь­ко вре­мя, но и упо­ря­до­чен­ность и по­сле­до­ва­тель­ность осо­знан­ных ра­ци­о­наль­ных дей­ствий.

В Укра­ине пер­вые при­зна­ки обос­но­ван­ных ра­ци­о­наль­ных, а глав­ное, су­ве­рен­ных ре­ше­ний ощу­ща­ют­ся в сфе­ре мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки, на­ло­го­вая или фискальная по­хва­стать­ся, на­де­ем­ся — по­ка что, этим не мо­гут. В сфе­ре дол­го­вой по­ли­ти­ки го­су­дар­ства все еще сложнее, по­сколь­ку в бук­валь­ном смыс­ле тя­же­лое на­след­ство пред­ше­ствен­ни­ков не остав­ля­ет сво­бо­ды вы­бо­ра стра­те­гий ре­ше­ния про­бле­мы.

Один из ве­ду­щих уче­ных ми­ра в сфе­ре пуб­лич­ных фи­нан­сов и фис­каль­ной по­ли­ти­ки про­фес­сор Алан Ау­эр­бах на кон­фе­рен­ции в Ки­е­ве за­явил, что угро­за ро­ста фис­каль­ных раз­ры­вов яв­ля­ет­ся од­ним из ос­нов­ных вы­зо­вов для пра­ви­тельств раз­ных стран ми­ра на бли­жай­шую пер­спек­ти­ву в 20–30 лет. Гру­бо го­во­ря, фис­каль­ный раз­рыв как сум­ма на­коп­лен­ных про­шлых де­фи­ци­тов бюд­же­та стра­ны (а те, в свою оче­редь, со­сто­ят из на­ло­го­вых раз­ры­вов), те­ку­ще­го де­фи­ци­та и дис­кон­ти­ро­ван­ных де­фи­ци­тов бу­ду­щих пе­ри­о­дов, оце­нен­ных с уче­том те­ку­щих со­ци­аль­ных и де­мо­гра­фи­че­ских тен­ден­ций, в Укра­ине к 2050 г. со­ста­вит бо­лее 4% ВВП стра­ны. Это при­бли­зи­тель­но столь­ко же, сколь­ко в Япо­нии, боль­ше толь­ко в США (свы­ше 9% ВВП). В Гер­ма­нии в ре­зуль­та­те про­ве­де­ния по­ли­ти­ки фис­каль­ной кон­со­ли­да­ции ожи­да­е­мое зна­че­ние это­го по­ка­за­те­ля са­мое низ­кое и со­ста­вит ме­нее 1% ВВП.

По­нят­но, что срав­не­ние Укра­и­ны с ве­ду­щи­ми стра­на­ми ми­ра некор­рект­но. Для на­ча­ла бы­ло бы непло­хо оце­нить, ка­ко­ва ве­ли­чи­на на­ло­го­во­го раз­ры­ва по ос­нов­ным на­ло­гам в Укра­ине. Напомним, что ве­ли­чи­на на­ло­го­во­го раз­ры­ва рав­ня­ет­ся раз­ни­це меж­ду на­ло­го­вы­ми по­ступ­ле­ни­я­ми, ко­то­рые по­лу­че­ны от всех на­ло­го­пла­тель­щи­ков и упла­че­ны со­глас­но дей­ству­ю­ще­му за­ко­но­да­тель­ству свое­вре­мен­но и в пол­ном объ­е­ме, и фак­ти­че­ски по­лу­чен­ны­ми на­ло­го­вы­ми по­ступ­ле­ни­я­ми. Его ди­на­ми­ка не толь­ко под­твер­жда­ет эф­фек­тив­ность про­цес­сов ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния или слу­жит важ­ным ана­ли­ти­че­ским ин­стру­мен­том под­держ­ки про­цес­са при­ня­тия ре­ше­ний в сфе­ре на­ло­го­вой по­ли­ти­ки го­су­дар­ства, но в це­лом под­твер­жда­ет ле­ги­тим­ность на­ло­го­вой си­сте­мы стра­ны в гла­зах на­ло­го­пла­тель­щи­ков.

И уже здесь у нас воз­ни­ка­ют пер­вые про­бле­мы. Ни­ка­ких си­стем­ных оце­нок дан­но­го по­ка­за­те­ля в Укра­ине не про­во­дят, тем бо­лее дол­го­сроч­ных, что­бы мож­но бы­ло про­ана­ли­зи­ро­вать опре­де­лен­ные тен­ден­ции. В 2018 г. бы­ла впер­вые про­ве­де­на неза­ви­си­мая оцен­ка про­цес­са ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния на­ло­гов TADAT (Tax Administration Diagnostic Assessment Tool). Со­глас­но ре­зуль­та­там этой ди­а­гно­сти­ки, од­ним из ос­нов­ных недо­стат­ков в ра­бо­те ГФС яв­ля­ет­ся от­сут­ствие си­сте­ма­ти­че­ско­го ана­ли­за на­ло­го­вых раз­ры­вов, по­это­му оце­нить эф­фек­тив­ность ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния на­ло­гов или по­лу­чить взве­шен­ную оцен­ку про­гно­за о на­ло­го­вых по­ступ­ле­ни­ях до­воль­но слож­но. Для при­ме­ра: по оцен­кам Служ­бы внут­рен­них до­хо­дов США, на­ло­го­вый раз­рыв по пер­со­наль­но­му по­до­ход­но­му на­ло­гу в сред­нем за 2008– 2010 гг. со­став­лял в аб­со­лют­ных циф­рах 264 млрд долл., или в от­но­си­тель­ном вы­ра­же­нии — 20% всех на­ло­го­вых по­ступ­ле­ний от упла­ты это­го на­ло­га. Ес­ли по­смот­реть на эту ста­ти­сти­ку, то мож­но по­нять, что так на­зы­ва­е­мая про­грам­ма доб­ро­воль­но­го рас­кры­тия ин­фор­ма­ции (voluntary disclosure programme) в пре­де­лах про­ек­та FATCA, о чем шла речь в преды­ду­щей ста­тье, яв­ля­ет­ся аб­со­лют­но есте­ствен­ной ре­ак­ци­ей на угро­жа­ю­щие тен­ден­ции в сфе­ре пуб­лич­ных фи­нан­сов.

С вы­со­ким уров­нем ве­ро­ят­но­сти мож­но пред­по­ло­жить, что сум­мар­ный на­ло­го­вый раз­рыв в Укра­ине со­став­ля­ет не мень­шую от­но­си­тель­ную ве­ли­чи­ну, чем в США, осо­бен­но это ка­са­ет­ся на­ло­га на до­хо­ды фи­зи­че­ских лиц, на­ло­га на при­быль и ак­циз­но­го на­ло­га. Но от­сут­ствие ана­ли­ти­ки ком­пен­си­ру­ет­ся пред­чув­стви­ем бу­ри, ведь угро­зы вы­пол­не­ния пла­на го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та Укра­и­ны и кри­зис дол­го­вых обя­за­тельств в те­ку­щем и сле­ду­ю­щих го­дах яв­ля­ют­ся глав­ны­ми вы­зо­ва­ми для го­су­дар­ства и эко­но­ми­ки в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве.

В до­пол­не­ние к про­бле­ме оф­шо­ров оте­че­ствен­ная эко­но­ми­ка име­ет боль­шой внут­рен­ний оф­шор в ви­де те­не­во­го сек­то­ра, ко­то­рый по сво­е­му функ­ци­о­на­лу ча­сто вы­пол­ня­ет имен­но та­кую функ­цию для биз­не­са, как и оф­шо­ры для тех стран, где боль­шой «те­ни» нет. По оцен­кам Ми­ни­стер­ства эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и тор­гов­ли, в преды­ду­щие несколь­ко лет на­ме­ти­лась незна­чи­тель­ная тен­ден­ция к его со­кра­ще­нию. Так, по­след­ние об­на­ро­до­ван­ные от­че­ты го­во­рят о том, что уро­вень те­не­вой эко­но­ми­ки сни­жа­ет­ся на 3 п.п., до 33% по ито­гам ян­ва­ря—сен­тяб­ря 2017 г. по срав­не­нию с ана­ло­гич­ным пе­ри­о­дом 2016-го. Несмот­ря на это, ме­ры по де­те­ни­за­ции по­ка ма­ло­эф­фек­тив­ны, а сам те­не­вой сек­тор слу­жит су­ще­ствен­ным пре­пят­стви­ем для ре­а­ли­за­ции эф­фек­тив­ной го­су­дар­ствен­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки.

В этом кон­тек­сте мож­но про­ана­ли­зи­ро­вать на­ту­раль­ный экс­пе­ри­мент по де­те­ни­за­ции фон­да опла­ты тру­да в ре­зуль­та­те умень­ше­ния в на­ча­ле 2016 г. став­ки еди­но­го со­ци­аль­но­го взно­са. По­ка­за­тель так на­зы­ва­е­мо­го на­ло­го­во­го кли­на (tax wedge) дей­стви­тель­но умень­шил­ся бо­лее чем на 10 п.п. — до 33,8%. Со­глас­но стан­дарт­ным пред­по­ло­же­ни­ям неокейн­си­ан­ских мо­де­лей, мы долж­ны бы­ли бы на­блю­дать вы­со­кое по­ло­жи­тель­ное вли­я­ние на эко­но­ми­че­скую ди­на­ми­ку от та­ко­го фис­каль­но­го шо­ка. Но ни это­го, ни ожи­да­е­мо­го эф­фек­та де­те­ни­за­ции, опи­сан­но­го Лаф­фе­ром, по боль­шо­му сче­ту, мы так и не уви­де­ли. По но­ми­наль­ным по­ка­за­те­лям со­сто­ял­ся при­рост фон­да опла­ты тру­да, но в ос­нов­ном вы­зван­ный ин­фля­ци­он­ны­ми про­цес­са­ми и шо­ком, обу­слов­лен­ным ро­стом ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты в на­ча­ле 2017-го и 2018 г. По­ли­ти­ка уве­ли­че­ния за­ра­бот­ных плат не при­ве­ла к сни­же­нию без­ра­бо­ти­цы. Этот по­ка­за­тель дер­жит­ся на вы­со­ком уровне 10%. Про­из­во­ди­тель­ность тру­да та­к­же не по­вы­си­лась. При ре­аль­ном при­ро­сте по­ка­за­те­ля сред­ней за­ра­бот­ной пла­ты на 19,1% в 2017 г. ре­аль­ный ВВП уве­ли­чил­ся все­го на 2,5%. Из это­го мож­но сде­лать вы­вод, что эф­фек­ты фис­каль­ных шо­ков в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ни­ве­ли­ру­ют­ся те­не­вым сек­то­ром. Бо­лее то­го, мы ви­дим, что эла­стич­ность при­ро­ста аг­ре­га­та M0 (де­неж­ная на­лич­ность вне бан­ков), ко­то­рый, по на­ше­му мне­нию, мо­жет вы­сту­пать как прок­си-по­ка­за­тель «те­ни», со­став­ля­ет бо­лее еди­ни­цы. С уче­том это­го нель­зя со­гла­сить­ся с за­яв­лен­ны­ми МЭРТ тен­ден­ци­я­ми о со­кра­ще­нии те­не­во­го сек­то­ра.

От­дель­ные оте­че­ствен­ные экс­пер­ты, по­смот­рев на пред­ва­ри­тель­ные успе­хи про­ек­тов FATCA и BEPS, уже успе­ли объ­явить о завершении эпо­хи оф­шо­ров. Но так ли это? По­про­бу­ем разо­брать­ся.

На пер­вый взгляд ка­жет­ся, что ра­но или позд­но аб­со­лют­но все стра­ны ми­ра при­со­еди­нят­ся в пол­ном объ­е­ме к про­ек­ту BEPS, все ста­нут от­кры­ты­ми и про­зрач­ны­ми, а кто нет, бу­дут стра­на­ми-из­го­я­ми и под санк­ци­я­ми.

В свя­зи с этим нуж­но сра­зу за­ме­тить, что не все вы­гля­дит так оп­ти­ми­стич­но, как то­го хо­те­лось бы. Ведь да­же при усло­вии до­стиг­ну­то­го кон­сен­су­са, ко­то­рый яко­бы мак­си­ми­зи­ру­ет вы­го­ды всех участ­ни­ков про­ек­та, все­гда есть со­блазн отой­ти от ра­нее до­стиг­ну­то­го со­гла­ше­ния в сто­ро­ну бо­лее ма­те­ри­аль­ных и ощу­ти­мых лич­ных вы­год.

Ско­пи­ро­вать успеш­ный опыт им­пле­мен­та­ции про­ек­та FATCA в Укра­ине не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным, ко­гда су­ще­ству­ет де­фи­цит по­ли­ти­че­ской во­ли, но ос­нов­ная пробле­ма за­клю­ча­ет­ся в дру­гом. За­жи­точ­ным граж­да­нам-ре­зи­ден­там на­шей стра­ны в со­вре­мен­ных усло­ви­ях про­ще и вы­год­нее сме­нить граж­дан­ство, чем вер­нуть день­ги на Ро­ди­ну. Это рис­ко­ван­но как с эко­но­ми­че­ской, так и с пра­во­вой то­чек зре­ния, ведь пред­взя­тое су­до­про­из­вод­ство, кор­руп­ция, по­ли­ти­че­ские вли­я­ния для мно­гих яв­ля­ют­ся од­но­вре­мен­но и ис­точ­ни­ком обо­га­ще­ния, и тор­мо­зом для воз­вра­ще­ния средств. Неслу­чай­но мо­дель боль­шин­ства круп­ных оте­че­ствен­ных биз­не­сов ос­но­ва­на на плот­ном ин­сай­дер­ском вза­и­мо­дей­ствии с на­хо­дя­щи­ми­ся при вла­сти по­ли­ти­ка­ми. Иг­ра в «ца­ря го­ры» — са­мая ре­зуль­та­тив­ная биз­нес-стра­те­гия, и с пе­ри­о­дич­но­стью, рав­ня­ю­щей­ся про­дол­жи­тель­но­сти по­ли­ти­че­ских цик­лов, мы на­блю­да­ем ите­ра­ции од­них и тех же лиц в по­ли­ти­ке и биз­не­се.

Про­ект BEPS та­к­же име­ет как свои пре­иму­ще­ства, так и предо­сте­ре­же­ния. В част­но­сти, все тот же про­фес­сор Ау­эр­бах за­явил, что BEPS поз­во­ля­ет умень­шить мас­шта­бы пе­ре­ме­ще­ния при­бы­лей, но не ка­пи­та­лов. А недоб­ро­же­ла­тель­ная на­ло­го­вая кон­ку­рен­ция все еще оста­ет­ся при­вле­ка­тель­ным ва­ри­ан­том дей­ствий для мно­гих, осо­бен­но неболь­ших стран ми­ра, ко­то­рым нуж­ны ино­стран­ные ин­ве­сти­ции. На­гляд­ным при­ме­ром здесь мо­жет быть Ир­лан­дия, ко­то­рой уда­лось до­стичь ве­со­мых эко­но­ми­че­ских ре­зуль­та­тов имен­но бла­го­да­ря на­ло­го­вым льго­там для круп­но­го ино­стран­но­го ка­пи­та­ла. Да, это прав­да, что быть оф­шо­ром в со­вре­мен­ном ми­ре — это боль­шие ре­пу­та­ци­он­ные рис­ки, но по­ли­ти­ка двой­ных стан­дар­тов, ко­то­рой очень ча­сто при­дер­жи­ва­ют­ся не толь­ко ма­лень­кие и сла­бые, но и боль­шие и силь­ные, пер­вым не остав­ля­ет дру­гих шан­сов на быст­рый вы­ход из ло­вуш­ки бед­но­сти и пе­ри­фе­рии, а вто­рым — ва­ри­ан­тов за­щи­ты сло­жив­ше­го­ся и вы­год­но­го для них status quo.

Ос­нов­ной вы­вод, сле­ду­ю­щий из это­го, за­клю­ча­ет­ся в том, что воз­мож­ность ре­а­ли­за­ции эф­фек­тив­ной го­су­дар­ствен­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки огра­ни­че­на в слу­чае су­ще­ство­ва­ния боль­шо­го те­не­во­го сек­то­ра эко­но­ми­ки, с од­ной сто­ро­ны, а с дру­гой — недоб­ро­же­ла­тель­ной на­ло­го­вой кон­ку­рен­ции и небла­го­при­ят­ной внеш­ней конъ­юнк­ту­ры. Укра­и­на ока­за­лась в еще бо­лее за­труд­ни­тель­ном по­ло­же­нии, чем дру­гие стра­ны ми­ра, по­то­му что у нас есть боль­шой внут­рен­ний оф­шор, зна­чи­тель­ный уро­вень го­су­дар­ствен­но­го дол­га и угро­жа­ю­щие со­ци­аль­ные и де­мо­гра­фи­че­ские тен­ден­ции на бу­ду­щее. Стан­дарт­ные ме­то­ды го­су­дар­ствен­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки в этих усло­ви­ях ма­ло­эф­фек­тив­ны, сле­до­ва­тель­но, нуж­но дей­ство­вать ре­ши­тель­но и нестан­дарт­но!

На­при­мер, как ни па­ра­док­саль­но это вы­гля­дит, но наи­бо­лее эф­фек­тив­ным сред­ством де­те­ни­за­ции и деоф­шо­ри­за­ции эко­но­ми­ки, в част­но­сти в Рос­сии, ока­за­лись эко­но­ми­че­ские санк­ции за­пад­ных стран от­но­си­тель­но от­дель­ных пер­сон рос­сий­ско­го ис­теб­лиш­мен­та. Де­ло в том, что, ока­зав­шись в бук­валь­ном по­ни­ма­нии сло­ва в «без­вы­езд­ном» по­ло­же­нии, мно­гие рос­сий­ские пра­ви­тель­ствен­ные чи­нов­ни­ки, а по сов­ме­сти­тель­ству биз­не­сме­ны, вы­нуж­де­ны бы­ли про­да­вать свои ак­ти­вы за гра­ни­цей и ле­га­ли­зи­ро­вать их пу­тем вне­се­ния в де­кла­ра­ции в Рос­сии. При этом при­рост ак­ти­вов ис­чис­лял­ся да­же не де­сят­ка­ми, сот­ня­ми раз. Из это­го не сто­ит де­лать ка­кие-то кон­крет­ные вы­во­ды для Укра­и­ны, но факт оста­ет­ся фак­том! Санк­ции ра­бо­та­ют, и да­же в том кон­тек­сте, о ко­то­ром ни­кто не мог и по­ду­мать.

В этих об­сто­я­тель­ствах чрез­вы­чай­но важ­ным ин­гре­ди­ен­том и за­ло­гом бу­ду­щих эко­но­ми­че­ских успе­хов долж­на быть ин­тел­лек­ту­аль­ная неза­ви­си­мость стра­ны. Ведь су­ще­ству­ет мно­го при­ме­ров, ко­гда со­ве­ты са­мых муд­рых ино­стран­ных экс­пер­тов бы­ли не толь­ко ма­ло­по­лез­ны­ми, а на­обо­рот, вред­ны­ми. World best practice не сра­ба­ты­ва­ет, ес­ли не учи­ты­вать спе­ци­фи­ку каж­дой от­дель­ной стра­ны. По­это­му в этих об­сто­я­тель­ствах ин­тел­лек­ту­аль­ная неза­ви­си­мость, до­стичь ко­то­рой мож­но пу­тем возрождения оте­че­ствен­но­го об­ра­зо­ва­ния и на­у­ки, яв­ля­ет­ся по­чти един­ствен­ным шан­сом на вы­жи­ва­ние. Нуж­но пом­нить, что глав­ным усло­ви­ем ми­ни­ми­за­ции рис­ка неудач­ных осо­знан­ных, а тем бо­лее неосо­знан­ных дей­ствий яв­ля­ет­ся взгляд на про­бле­му с наи­бо­лее воз­мож­ной объ­ек­тив­ной по­зи­ции, ко­то­рую мо­жет обес­пе­чить толь­ко на­у­ка. Лю­двиг фон Ми­зес од­на­жды за­ме­тил, что толь­ко на­сто­я­щая эко­но­ми­че­ская на­у­ка не толь­ко мо­жет, но и долж­на быть сво­бод­ной от эти­че­ских со­об­ра­же­ний и оце­ноч­ных суж­де­ний. Воз­мож­но, то­гда хоть немно­го умень­шит­ся ко­ли­че­ство без­от­вет­ствен­ных из­би­ра­те­лей, «опла­чен­ных» экс­пер­тов и по­ли­ти­ков с hidden agenda. Ко­гда бу­дут зна­ния и по­ни­ма­ние, что и как де­лать, нуж­ны до­ве­рие к по­ли­ти­ке и вза­и­мо­дей­ствие всех стейк­хол­де­ров с уче­том еди­ной це­ли. Ино­го не да­но!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.