Но­вая боль­шая иг­ра — и шах­ма­ты, и по­кер

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Сер­гей НЕМЫРЫЧ

В ко­то­рый раз бли­зит­ся ко­нец ис­то­рии. Но­вей­шая кон­сти­ту­ци­он­ная мо­нар­хия — ли­бе­раль­ный ми­ро­по­ря­док, ос­но­ван­ный на цен­но­стях, нор­мах и пра­ви­лах, ко­то­рый сфор­ми­ро­вал­ся по­сле Вто­рой ми­ро­вой и хо­лод­ной войн, по­чти раз­ру­шил­ся.

В мир сно­ва вер­ну­лась борь­ба круп­ных го­су­дарств за пра­во опре­де­лять мо­дель бу­ду­ще­го. И это при­зна­но офи­ци­аль­но в центре та­ко­го ми­ро­по­ряд­ка: ис­ход­ной по­зи­ци­ей дей­ству­ю­щих аме­ри­кан­ских стра­те­ги­че­ских до­ку­мен­тов яв­ля­ет­ся жест­кая кон­ку­рен­ция США с КНР и Рос­си­ей. При­чем но­вые ин­сти­ту­ты и пра­ви­ла, ре­гу­ли­ру­ю­щие эту кон­ку­рен­цию, не со­зда­ны, а ста­рые, со­здан­ные во вре­ме­на хо­лод­ной вой­ны, кон­стру­и­ро­ва­лись для со­всем дру­гих за­дач, а, сле­до­ва­тель­но, они неэф­фек­тив­ны.

Как все­гда, ко­гда хо­тят опи­сать но­вое яв­ле­ние, при­бе­га­ют к ис­то­ри­че­ским ана­ло­ги­ям. Ча­ще все­го вспо­ми­на­ют о ми­ро­по­ряд­ке XIX в. Пер­вая гло­ба­ли­за­ция, ин­ду­стри­а­ли­за­ция, кон­церт круп­ных го­су­дарств, Мет­тер­них, Бисмарк, ба­лы, валь­сы и из­му­чен­ные про­ле­та­рии и кре­стьяне, ко­то­рые опла­чи­ва­ли сче­та за этот бан­кет. Все бы хо­ро­шо, но где та ве­ра в про­гресс и где пре­крас­ная эпо­ха? А вот ядер­ная бом­ба и дру­гие во­ен­ные тех­но­ло­гии, ко­то­рые де­ла­ют воз­мож­ным кол­лек­тив­ное са­мо­убий­ство че­ло­ве­че­ства, в на­ли­чии. Да и со­вре­мен­ные об­ще­ства ко­рен­ным об­ра­зом из­ме­ни­лись за ве­ка. Сле­ду­ет вспом­нить, что в неза­бы­ва­е­мом 1913 г. на­се­ле­ние в сво­ей мас­се ве­ри­ло ис­теб­лиш­мен­ту и пра­ви­тель­ствам.

Впро­чем, дав­но и хо­ро­шо из­вест­но, что все ана­ло­гии и ме­та­фо­ры хро­ма­ют, по­это­му по­про­бу­ем про­сто на­звать неко­то­рые чер­ты но­во­го по­ряд­ка. И нач­нем с силь­ных ми­ра се­го.

Аме­ри­кан­ское пер­вен­ство име­ет на­деж­ную ос­но­ву. И тут речь идет не толь­ко об огром­ном ВВП (18,5 трлн долл.), по­ло­жи­тель­ной эко­но­ми­че­ской ди­на­ми­ке, на ко­то­рую не ока­за­ли боль­шое вли­я­ние внут­ри­по­ли­ти­че­ские раз­но­гла­сия, а так­же неопро­вер­жи­мое на­уч­но-тех­но­ло­ги­че­ское ли­дер­ство. Не за­бы­ва­ем и о неопро­вер­жи­мом во­ен­ном до­ми­ни­ро­ва­нии в ми­ре, мяг­кой си­ле и ис­то­ри­че­ски бес­пре­це­дент­ной си­сте­ме со­ю­зов, опу­тав­шей пла­не­ту.

Вме­сте с тем пре­иму­ще­ства ли­дер­ства в ли­бе­раль­ном ми­ро­по­ряд­ке, ко­то­рый, по мень­шей ме­ре, три по­ко­ле­ния аме­ри­кан­цев за­бот­ли­во со­зда­ва­ли и под­дер­жи­ва­ли, и ко­то­рый сей­час при­хо­дит в упа­док, для мно­гих в Ва­шинг­тоне уже не оче­вид­ны. Не­ста­биль­ные ре­ги­о­ны — на­сто­я­щее по­ле чу­дес, рай для силь­ных, лов­ких и сме­ка­ли­стых. И их де­виз We’re America, bitch («Мы — Аме­ри­ка, су­ка») — имен­но об этих но­вых воз­мож­но­стях. Кста­ти, для тех, кто при­дер­жи­ва­ет­ся та­ко­го под­хо­да, го­су­дар­ствен­ная при­над­леж­ность Кры­ма боль­ше не ак­си­о­ма, а ско­рее тео­ре­ма, ко­то­рую еще на­до до­ка­зать. Имен­но так, ка­жет­ся, мы мо­жем объ­яс­нить апо­криф Трам­па от­но­си­тель­но недав­не­го сам­ми­та G7.

На фоне по­ис­ка за оке­а­ном но­вой мо­де­ли гло­баль­но­го ли­дер­ства, ес­ли этот про­цесс за­слу­жи­ва­ет имен­но та­ко­го эв­фе­миз­ма, един­ство гло­баль­но­го За­па­да под­верг­нет­ся неза­у­ряд­ным ис­пы­та­ни­ям на проч­ность. Об этом сви­де­тель­ству­ет, в част­но­сти, жест­кая ри­то­ри­ка и тор­го­вая вой­на в от­но­ше­ни­ях меж­ду США, Ев­ро­пой и Ка­на­дой. По­ка­за­тель­на так­же си­ту­а­ция с про­ек­том «Се­вер­ный по­ток-2», чрез­вы­чай­но чув­стви­тель­ным и для Укра­и­ны. Ин­те­ре­сы, за­ка­му­фли­ро­ван­ные цен­но­стя­ми, столк­ну­лись с ин­те­ре­са­ми, ко­то­рые уже от­бро­си­ли эту мас­ки­ро­воч­ную сет­ку.

С дру­гой сто­ро­ны, не сле­ду­ет и пе­ре­оце­ни­вать эти про­бле­мы: про­ект «газ в об­мен на тру­бы» и па­рок­сиз­мы борь­бы за мир в 1970-х и 1980-х как-то же пе­ре­жи­ли. Тра­ди­ци­он­ная ев­ро­ат­лан­ти­че­ская со­ли­дар­ность со­хра­ня­ет­ся, что про­яв­ля­ет­ся, в част­но­сти, в санк­ци­он­ном ре­жи­ме про­тив Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции за осу­ществ­ля­е­мые ею на­ру­ше­ния меж­ду­на­род­но­го права. Со­хра­нит­ся и НАТО, про­ект, ко­то­рый при­но­сит всем участ­ни­кам огром­ные ди­ви­ден­ды.

Уже дав­но и глу­бо­ко про­ти­во­ре­чи­вая си­ту­а­ция в Ев­ро­пей­ском Со­ю­зе — вто­ром по­сле США эко­но­ми­че­ском ги­ган­те с ВВП бо­лее 17 трлн долл. По­сле Brexit про­яв­ля­ют­ся от­ли­чия меж­ду по­зи­ци­ей фран­цуз­ско-гер­ман­ско­го яд­ра ЕС, его юж­ных, а так­же во­сточ­ных го­су­дарств. А тут еще и раз­ные внеш­ние вы­зо­вы — со сто­ро­ны не толь­ко со­пер­ни­ков, но и стра­те­ги­че­ских парт­не­ров.

Ко­неч­но, при­зыв от­ве­тить на «Сде­лай Аме­ри­ку ве­ли­кой сно­ва» ло­зун­гом «Еди­ная Ев­ро­па» вполне спра­вед­ли­вый, но преж­де все­го это са­мое един­ство нуж­да­ет­ся в но­вом на­пол­не­нии, и этот про­цесс на­чи­на­ет­ся на на­ших гла­зах. А дис­кус­сия — не са­мое луч­шее вре­мя для дей­ствий, тем бо­лее ре­ши­тель­ных. И на­по­сле­док са­кра­мен­таль­ное: а кто бу­дет опла­чи­вать сче­та за этот празд­ник ев­ро­пей­ско­го един­ства?

И тут мы долж­ны по­про­бо­вать от­ве­тить на воз­ник­ший в ко­то­рый уже раз во­прос: цен­но­сти или ин­те­ре­сы? Ко­неч­но, и то и то. Но при­зы­вы к со­ли­дар­но­сти на ос­но­ве цен­но­стей долж­ны опи­рать­ся на рим­ские доб­ро­де­те­ли, и преж­де все­го — на чест­ность. Или, про­ще го­во­ря, взы­вая о по­мо­щи, не сле­ду­ет ло­жеч­ки ты­рить, на­де­ясь на пло­хое осве­ще­ние и бли­зо­ру­кость хо­зя­и­на. Хо­тя он или она опыт­ны в от­но­ше­ни­ях с ги­брид­ны­ми ре­жи­ма­ми и хо­ро­шо зна­ют, что при­бо­ры нуж­но пе­ре­счи­ты­вать три­жды.

По­сле 40 лет со­сре­до­то­чен­но­сти на во­про­сах эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия (сей­час ки­тай­ский ВВП уже пре­вы­ша­ет 11 трлн долл.) Ки­тай все бо­лее ак­ти­вен на­ру­жу. Ру­ко­вод­ство КНР уста­ми сво­е­го ли­де­ра вы­ска­за­ло го­тов­ность взять на се­бя гло­баль­ную от­вет­ствен­ность. Про­ект «Один по­яс. Один путь», ко­то­рый дол­жен со­еди­нить Юго-во­сточ­ную Азию и За­пад­ную Ев­ро­пу, фак­ти­че­ски яв­ля­ет­ся за­яв­кой на та­кое ли­дер­ство в Евра­зии, что, как дав­но уже из­вест­но, по­чти рав­ня­ет­ся ли­дер­ству гло­баль­но­му. Сно­ва эв­фе­мизм, но сей­час вре­мя та­кое — боль­шие еще из­бе­га­ют пол­ной яс­но­сти.

Пе­кин вла­де­ет стра­те­ги­че­ской ини­ци­а­ти­вой и в Аф­ри­ке. И не толь­ко в эко­но­ми­ке: со­бы­тия в Зим­баб­ве — оче­ред­ное на­по­ми­на­ние о ши­ро­ком ар­се­на­ле Под­не­бес­ной. Еще ре­ши­тель­нее КНР дей­ству­ет воз­ле сво­их гра­ниц, что все силь­нее ин­те­ре­су­ет со­се­дей и не толь­ко. Уси­ли­ва­ет­ся ин­те­рес Ки­тая к Во­сточ­ной Ев­ро­пе, и со­бы­тия во­круг ПАО «Мо­тор Січ» — не пер­вое и да­ле­ко не по­след­нее зве­но в этой це­поч­ке. Все это про­ис­хо­дит на фоне бес­пре­рыв­но­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и уско­рен­но­го раз­ви­тия обо­ро­ни­тель­ной и без­опас­ност­ной мо­щи КНР.

Рос­сий­ская Фе­де­ра­ция, ко­то­рая все боль­ше от­ста­ет в эко­но­ми­че­ском и преж­де все­го в на­уч­но-тех­но­ло­ги­че­ском со­рев­но­ва­нии (сей­час рос­сий­ский ВВП немно­го пре­вы­ша­ет 1,5 трлн долл.), пы­та­ет­ся ком­пен­си­ро­вать стра­те­ги­че­скую сла­бость ре­ши­тель­но­стью при­ме­не­ния ин­стру­мен­тов на­ци­о­наль­ной си­лы, в первую оче­редь во­ен­ной. Не­по­сред­ствен­ные объ­ек­ты для это­го — го­су­дар­ства, ко­то­рые на­мно­го сла­бее Рос­сии. По­ка­за­тель­но, что Кремль вос­при­ни­ма­ет си­ту­а­цию че­рез приз­му вой­ны с За­па­дом, преж­де все­го с США. Вме­сте с тем по­пыт­ки всту­пить с аме­ри­кан­ца­ми в пря­мое столк­но­ве­ние, как это бы­ло, на­при­мер, 7 фев­ра­ля 2018 г. воз­ле Дей­р­эз-зо­ра в Си­рии, при­во­дят к со­кру­ши­тель­ным по­ра­же­ни­ям рос­си­ян.

Рос­сия пы­та­ет­ся по­лу­чить кон­троль над ре­сур­са­ми дру­гих го­су­дарств, что­бы уси­лить свою со­сто­я­тель­ность в про­ти­во­сто­я­нии с США, ко­то­рое по­сте­пен­но из мни­мо­го пре­вра­ща­ет­ся в ре­аль­ное. Для Крем­ля — это во­прос вы­жи­ва­ния. При­чем клю­че­вое ме­сто в рос­сий­ской стра­те­гии за­ни­ма­ет Укра­и­на, без эко­но­ми­че­ских, де­мо­гра­фи­че­ских, тер­ри­то­ри­аль­ных, во­ен­ных воз­мож­но­стей ко­то­рой лю­бой ве­ли­ко­дер­жав­ный про­ект Рос­сии об­ре­чен на по­ра­же­ние. Это пре­крас­но по­ни­ма­ли еще В.ле­нин и Л.троц­кий, кста­ти, по­чти на 100 лет рань­ше З.бже­зин­ско­го.

По­след­ние за­яв­ле­ния В.пу­ти­на на «пря­мой ли­нии» 7 июня 2018 г. по­ка­за­ли: рос­сий­ская по­зи­ция в от­но­ше­нии Укра­и­ны не под­верг­лась прин­ци­пи­аль­ным из­ме­не­ни­ям. Речь идет о по­слаб­ле­нии цен­траль­ной вла­сти (или фе­де­ра­ли­за­ция, или неесте­ствен­ное укреп­ле­ние тер­ри­то­ри­аль­ных гро­мад), оста­нов­ке про­цес­сов упро­че­ния на­ци­о­наль­ной иден­тич­но­сти и пе­ре­хо­де к ее раз­ру­ше­нию (го­су­дар­ствен­ный ста­тус рос­сий­ско­го язы­ка), а так­же о раз­ру­ше­нии си­сте­мы парт­нер­ства и пер­спек­тив­ных со­ю­зов Укра­и­ны (т.н. ней­тра­ли­тет и от­каз от ев­ро­пей­ской и ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ин­те­гра­ции Укра­и­ны). В со­во­куп­но­сти эти тре­бо­ва­ния пред­по­ла­га­ют раз­ру­ше­ние ме­ха­низ­мов со­про­тив­ле­ния Укра­и­ны по­ли­ти­ке Крем­ля с по­сте­пен­ным де­мон­та­жем укра­ин­ской го­су­дар­ствен­но­сти.

Ве­ро­ят­ность пол­но­мас­штаб­ной во­ен­ной агрес­сии РФ оста­ет­ся зна­чи­тель­ной. Оста­но­вить рос­си­ян мо­жет толь­ко си­ла. Вся ис­то­рия че­ло­ве­че­ства сви­де­тель­ству­ет, что пла­мен­ные ре­чи вы­зы­ва­ют вос­торг и важ­ны в стра­те­ги­че­ском смыс­ле, но оста­но­вить тан­ки не мо­гут.

По­ка­за­тель­но, что В.пу­тин ед­ва ли не впер­вые пуб­лич­но ука­зал на угро­зу для укра­ин­ской го­су­дар­ствен­но­сти как та­ко­вой. Та­ким об­ра­зом, воз­ни­ка­ет во­прос вы­жи­ва­ния Укра­и­ны как неза­ви­си­мо­го и де­мо­кра­ти­че­ско­го го­су­дар­ства. Имен­но его ре­ше­ние яв­ля­ет­ся наи­выс­шим при­о­ри­те­том. И все пла­ны по деок­ку­па­ции ОРДЛО и Кры­ма долж­ны учи­ты­вать это. Ко­неч­но, это мож­но пре­зреть, при­ме­ры в ис­то­рии слу­ча­лись: вспом­ним, как Лит­ва в 1939 г. вер­ну­ла се­бе Виль­нюс, ко­то­рый с 1922-го был под Поль­шей, прав ко­то­рой на го­род Лит­ва не при­зна­ва­ла... Но сле­ду­ет ли про­бо­вать?

Вы­вод о рос­сий­ской угро­зе са­мо­му су­ще­ство­ва­нию неза­ви­си­мой Укра­и­ны под­твер­жда­ет и неиз­мен­ность выс­ше­го во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства РФ. Не­смот­ря на на­вяз­чи­вые слу­хи, В.пу­тин оста­вил В.сур­ко­ва на долж­но­сти сво­е­го по­мощ­ни­ка, а С.гла­зье­ва — на долж­но­сти со­вет­ни­ка. Не из­ме­ни­лись ни выс­шие ру­ко­во­ди­те­ли ВС РФ, ни ру­ко­вод­ство спец­служб. Курс и лю­ди, ко­то­рые его обес­пе­чи­ва­ли, со­хра­ня­ют­ся.

Не­при­зна­ние Укра­и­ны как от­дель­ной сущ­но­сти ха­рак­тер­но не толь­ко для В.пу­ти­на лич­но, но и для ши­ро­ких сло­ев рос­сий­ско­го об­ще­ства. Нуж­ны го­ды и на­стой­чи­вая ра­бо­та. И все это вре­мя эк­зи­стен­ци­аль­ная угро­за Укра­ине бу­дет со­хра­нять­ся. Про­ти­во­сто­я­ние мо­жет длить­ся го­да­ми. Его фор­мы и ме­то­ды мо­гут и бу­дут ме­нять­ся, кри­зис­ные пе­ри­о­ды бу­дут сме­нять­ся го­да­ми за­ти­шья, но по­ка не из­ме­нит­ся цель вра­га — пол­ное по­ко­ре­ние Укра­и­ны во­ле Крем­ля, борь­ба за вы­жи­ва­ние бу­дет про­дол­жать­ся. Со все­ми со­от­вет­ству­ю­щи­ми по­след­стви­я­ми.

Речь идет не об аб­стракт­ной угро­зе. По­те­ря го­су­дар­ствен­но­сти бу­дет озна­чать пре­сле­до­ва­ние, а воз­мож­но, и пре­кра­ще­ние фи­зи­че­ско­го су­ще­ство­ва­ния для ты­сяч лю­дей, и не толь­ко из об­ще­ствен­ной вер­хуш­ки. По­те­ря го­су­дар­ствен­но­сти бу­дет озна­чать так­же крах на­дежд на де­мо­кра­ти­че­ское раз­ви­тие — ок­ку­па­ция не пред­по­ла­га­ет сво­бод­но­го го­ло­со­ва­ния или сво­бо­ды сло­ва. Гран­ты и па­ра­ды вме­сте с дру­ги­ми цен­но­стя­ми от­кры­то­го об­ще­ства оста­нут­ся в про­шлом. И мы долж­ны осо­знать, что это НЕ аб­страк­ция, а вполне ре­аль­ный при опре­де­лен­ных усло­ви­ях сце­на­рий. По­смот­рим на си­ту­а­цию в ОРДЛО и Кры­му — «На всіх язи­ках все мов­чить, бо бла­го­ден­ствує!». Впро­чем, мно­гие да­же на оте­че­ствен­ной аван­сцене ра­душ­но бу­дет при­вет­ство­вать рос­си­ян. Недол­го, ко­неч­но, од­на­ко для это­го нуж­но что-то чи­тать кро­ме мод­ных бук­ле­тов и иро­ни­че­ских де­тек­ти­вов.

Мы обя­за­ны очень чет­ко осо­зна­вать: нам ни­кто ни­че­го не дол­жен. За­щи­тить Укра­и­ну мо­жет лишь она са­ма. Ес­ли мы бу­дем успеш­ны­ми, нам мо­гут по­мочь. Но ес­ли про­ва­лим­ся, то это бу­дут на­ши про­бле­мы, за ко­то­рые мы бу­дем вы­нуж­де­ны пла­тить са­ми. И еще од­но. Услу­га, ко­то­рая уже предо­став­ле­на, не яв­ля­ет­ся услу­гой. Мы долж­ны раз за ра­зом об­ра­щать­ся к не вы­пол­нен­ным на­ши­ми парт­не­ра­ми до­ку­мен­там, в част­но­сти к Бу­да­пешт­ско­му ме­мо­ран­ду­му, но не сле­ду­ет на­де­ять­ся на зна­чи­тель­ные ре­зуль­та­ты здесь и сей­час.

И вер­нем­ся к ны­неш­не­му эта­пу рос­сий­ско-укра­ин­ско­го про­ти­во­сто­я­ния. По­лу­чив неко­то­рые успе­хи в те­че­ние 2014–2015 гг., в част­но­сти неза­кон­но ок­ку­пи­ро­вав укра­ин­ский Крым и часть До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей, а так­же со­здав плац­дарм на Ближ­нем Во­сто­ке в Си­рии, Рос­сия за­пла­ти­ла за это боль­шую це­ну. Речь идет на толь­ко о сот­нях мил­ли­ар­дов дол­ла­ров пря­мых эко­но­ми­че­ских по­терь, но и о по­до­рван­ных меж­ду­на­род­ном до­ве­рии и ре­пу­та­ции, утра­чен­ных по­зи­ци­ях в меж­ду­на­род­ных струк­ту­рах и, воз­мож­но глав­ное, — огра­ни­че­нии транс­фе­ра аме­ри­кан­ских и ев­ро­пей­ских тех­но­ло­гий, что вы­зы­ва­ет огра­ни­че­ние спо­соб­но­сти во­ен­но-про­мыш­лен­но­го ком­плек­са осна­стить ВС РФ но­вей­шей во­ен­ной тех­ни­кой и во­ору­же­ни­я­ми.

Впро­чем, не сле­ду­ет за­бы­вать, что речь идет о дей­стви­тель­но со­вре­мен­ных об­раз­цах, ко­то­рые нуж­ны для вой­ны с го­су­дар­ства­ми НАТО. Про­грам­ма мо­дер­ни­за­ции со­вет­ской тех­ни­ки про­дол­жа­ет­ся, и ее воз­мож­но­стей вполне до­ста­точ­но для вой­ны с Укра­и­ной. Об этом сви­де­тель­ству­ет и уско­рен­ное во­ен­ное стро­и­тель­ство в рос­сий­ских по­гра­нич­ных ре­ги­о­нах с Укра­и­ной, и ми­ли­та­ри­за­ция укра­ин­ско­го Кры­ма.

Под­пи­сав Мин­ские до­го­во­рен­но­сти и де-фа­кто от­ка­зы­ва­ясь их вы­пол­нять, Рос­сия уже пя­тый год ве­дет вой­ну на ис­то­ще­ние про­тив Укра­и­ны. Речь идет не толь­ко о во­ен­ной и эко­но­ми­че­ской мо­щи, но и о че­ло­ве­че­ском ка­пи­та­ле и со­про­тив­ля­е­мо­сти укра­ин­ско­го об­ще­ства, его спо­соб­но­сти от­ста­и­вать неза­ви­си­мость и свой вы­бор.

И тут рос­сий­ские ок­ку­па­ци­он­ные вой­ска вы­сту­па­ют лишь од­ним и, воз­мож­но, не са­мым важ­ным ин­стру­мен­том Крем­ля. Ед­ва ли не буль­шую роль в пла­нах РФ иг­ра­ют тер­рор и ди­вер­сии, эко­но­ми­че­ская вой­на, под­рыв­ная де­я­тель­ность, уго­лов­ные вол­ны, раз­жи­га­ние ме­ж­эт­ни­че­ской и меж­кон­фес­си­он­ной враж­ды, ки­бе­р­ата­ки и то­та­ли­тар­ная про­па­ган­да, на­прав­лен­ные на де­ста­би­ли­за­цию Укра­и­ны. Рос­сия пы­та­ет­ся ис­поль­зо­вать лю­бой по­вод для дис­кре­ди­та­ции Укра­ин­ско­го го­су­дар­ства: от ан­ти­се­ми­тиз­ма и борь­бы с ро­ма­ми до прай­дов. Рос­си­яне и их пя­тая ко­лон­на ста­ра­ют­ся со­здать ат­мо­сфе­ру то­таль­но­го уны­ния и апа­тии. И, что гре­ха та­ить, неред­ко им это уда­ет­ся.

Сей­час Кремль де­ла­ет ос­нов­ную став­ку на вме­ша­тель­ство в из­би­ра­тель­ные кам­па­нии в Укра­ине, на­де­ясь спо­соб­ство­вать при­хо­ду к вла­сти в Ки­е­ве «до­го­во­ро­спо­соб­ных лиц». Ес­ли это не удаст­ся, а с по­зи­ций Рос­сии лю­бой укра­ин­ский по­ли­тик, ка­ким бы про­рос­сий­ским он ни был, ра­но или позд­но ста­нет пре­да­те­лем, рез­ко воз­рас­тет угро­за во­ен­но­го втор­же­ния.

Успеш­ное про­ти­во­сто­я­ние рос­сий­ской угро­зе тре­бу­ет эф­фек­тив­но­сти от го­су­дар­ства, преж­де все­го его сек­то­ра без­опас­но­сти и обо­ро­ны и со­про­тив­ля­е­мо­сти (resilience) об­ще­ства. Эф­фек­тив­ное го­су­дар­ство — это до­ро­го, очень до­ро­го. Без раз­ви­тия эко­но­ми­ки оно невоз­мож­но. А раз­ви­тие эко­но­ми­ки се­го­дня озна­ча­ет со­зна­тель­ное раз­ви­тие сво­бод и от­кры­тость ми­ру.

В ос­но­ве со­про­тив­ля­е­мо­сти об­ще­ства ле­жит до­ве­рие. К го­су­дар­ствен­ным учре­жде­ни­ям в част­но­сти, но и друг к дру­гу. Удар по это­му до­ве­рию яв­ля­ет­ся глав­ной це­лью рос­сий­ской про­па­ган­ды и дру­гих под­рыв­ных дей­ствий. Это так­же мы долж­ны по­ни­мать.

По­это­му пер­вое, что мы долж­ны де­лать, — осо­знать слож­ность си­ту­а­ции, осо­знать, что ни­что не га­ран­ти­ро­ва­но, и дей­ство­вать, ис­хо­дя из это­го осо­зна­ния. И тут нуж­ны не толь­ко сме­лость, не толь­ко ин­тел­лект, но и кру­го­зор, ши­ро­та взгля­дов и спо­соб­ность взгля­нуть на се­бя со сто­ро­ны.

На­бор ре­цеп­тов, что де­лать, в прин­ци­пе по­ня­тен. Во­прос в го­тов­но­сти к ре­аль­ным, а не кос­ме­ти­че­ским из­ме­не­ни­ям. До от­ка­за от за­ко­нов-де­кла­ра­ций, ко­то­рые нель­зя вы­пол­нить, и «пла­чей Яро­слав­ны» о том, как оно долж­но быть и ка­ко­вым не яв­ля­ет­ся. Нуж­ны чет­кое опи­са­ние ал­го­рит­мов и про­це­дур, за невы­пол­не­ние ко­то­рых на­сту­па­ет от­вет­ствен­ность, ком­пе­тент­ность по­ли­ти­ков, чи­нов­ни­ков и во­ен­ных, от­вет­ствен­ность и ее чет­кое рас­пре­де­ле­ние, от­каз от по­пу­лиз­ма, лиш­не­го пи­а­ра и слиш­ком боль­шой люб­ви к част­ным ин­те­ре­сам.

Мы не в ва­ку­у­ме. На меж­ду­на­род­ной арене сей­час уско­рил­ся про­цесс транс­фор­ма­ции ко­а­ли­ций и раз­ме­же­ва­ние сил в хо­де и на­ка­нуне се­рии гло­баль­ных кон­флик­тов и про­ти­во­сто­я­ний. В этих усло­ви­ях са­мое опас­ное — по­те­рять са­мо­об­ла­да­ние и на­чать су­е­тить­ся. По­пыт­ки при­нять с рос­сий­ско­го ме­ню ка­пи­ту­ля­ции от­дель­ные пунк­ты, на­при­мер ней­тра­ли­тет, крайне опас­ны. Те, кто на­де­ет­ся про­скольз­нуть меж­ду ка­пель­ка­ми до­ждя, долж­ны осо­знать — вре­ме­на из­ме­ни­лись. Та­кие по­пыт­ки с са­мо­го на­ча­ла об­ре­че­ны на по­зор­ное по­ра­же­ние: вра­ги не ста­нут дру­зья­ми (в Рос­сии со­се­ди мо­гут быть ли­бо ее вра­га­ми, ли­бо ее ра­ба­ми), а парт­не­ры пре­вра­тят­ся в про­тив­ни­ков.

И на­по­сле­док. На­ша по­бе­да — это со­хра­не­ние сво­бо­ды и неза­ви­си­мо­сти. До­стичь ее не из­ме­нив­шись невоз­мож­но. Еще раз: речь идет не о, ка­за­лось бы, аб­стракт­ных по­сту­ла­тах, а о вполне кон­крет­ном на­шем бу­ду­щем, о са­мой жиз­ни. Это зву­чит очень про­сто, но тре­бу­ет же­лез­ной во­ли от все­го об­ще­ства и го­тов­но­сти пла­тить за по­бе­ду. Укра­и­на в войне, и она мо­жет за­вер­шить­ся ли­бо по­бе­дой, ли­бо по­ра­же­ни­ем. Ни­чьей не бу­дет, ни­чья в на­шем слу­чае — это на­ше по­ра­же­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.