«Хирш» по-укра­ин­ски

Как на го­су­дар­ствен­ные сред­ства Ми­ни­стер­ство об­ра­зо­ва­ния и на­у­ки со­зда­ет кор­руп­цио­ген­ные про­ек­ты

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Та­тья­на ПАРХОМЕНКО,

док­тор фи­ло­соф­ских на­ук, про­фес­сор

При­ня­тие Вер­хов­ной Ра­дой мно­го­стра­даль­но­го за­ко­на о Выс­шем ан­ти­кор­руп­ци­он­ном су­де да­ет на­деж­ду на сдер­жи­ва­ние на­крыв­ше­го укра­ин­ское об­ще­ство де­вя­то­го ва­ла кор­руп­ци­он­ных пре­ступ­ле­ний, т.е. пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных со зло­упо­треб­ле­ни­ем вла­стью, слу­жеб­ным по­ло­же­ни­ем или слу­жеб­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми.

Впро­чем, кор­руп­ция име­ет ме­сто и за пре­де­ла­ми по­ве­де­ния, за ко­то­рое на­сту­па­ет уго­лов­ная от­вет­ствен­ность.

Сло­во «кор­руп­ция» про­ис­хо­дит от ла­тин­ско­го corrumpere — «пор­тить». О том, что под кор­руп­ци­ей уже во вре­ме­на Древ­не­го Ри­ма под­ра­зу­ме­ва­ли ис­пор­чен­ность че­ло­ве­ка, а не пред­ме­та, сви­де­тель­ству­ет вы­ра­же­ние Corruptio optimi pessima — «Ис­пор­чен­ность наи­луч­ших — ху­же все­го». По­сколь­ку «наи­луч­шие» (не пу­тать с пред­ста­ви­те­ля­ми по­ли­ти­че­ской груп­пы ІІ в. до н.э. с по­хо­жим на­зва­ни­ем), об ис­пор­чен­но­сти (сorruptio) ко­то­рых идет речь, бы­ли пред­ста­ви­те­ля­ми эли­ты (фран­цуз­ский эк­ви­ва­лент optimi) древ­не­рим­ско­го об­ще­ства, при­ве­ден­ное вы­ска­зы­ва­ние за­сви­де­тель­ство­ва­ло про­цесс ее раз­ло­же­ния, обоб­щив нега­тив­ную оцен­ку кор­руп­ци­он­ных прак­тик, рас­про­стра­нен­ных в этой сре­де.

На­хо­дясь на вер­хуш­ке со­ци­аль­ной струк­ту­ры, эли­та, ка­ким бы ни был ее ге­не­зис — пра­во на­сле­до­ва­ния со­ци­аль­но­го ста­ту­са или вре­мен­ное его об­ре­те­ние (в ре­зуль­та­те вы­бо­ров и т.п.), — кон­тро­ли­ру­ет об­ще­ствен­но зна­чи­мые ре­сур­сы че­рез си­сте­му ин­сти­ту­тов пуб­лич­но­го управ­ле­ния. По­сколь­ку кон­троль пред­по­ла­га­ет и огра­ни­че­ние до­сту­па (в т.ч. с по­мо­щью юри­ди­че­ских и про­це­дур­ных норм), эта огра­ни­чен­ность ста­но­вит­ся объ­ек­тив­ной пред­по­сыл­кой по­ис­ка спо­со­бов ее пре­одо­ле­ния, вклю­чая неле­ги­тим­ные. По­след­ние мо­гут быть как си­ло­во­го (на­при­мер, рей­дер­ство), так и неси­ло­во­го ха­рак­те­ра. К неси­ло­вым неле­ги­тим­ным спо­со­бам до­сту­па к об­ще­ствен­но зна­чи­мым ре­сур­сам и от­но­сит­ся кор­руп­ция.

По­это­му в ши­ро­ком зна­че­нии кор­руп­ция — это со­ци­аль­но контр­про­дук­тив­ная фор­ма неси­ло­во­го до­сту­па к ре­сур­сам, по по­во­ду поль­зо­ва­ния ко­то­ры­ми воз­ник­ли об­ще­ствен­ные от­но­ше­ния, яв­ля­ю­щи­е­ся объ­ек­том пуб­лич­но­го (преж­де все­го го­су­дар­ствен­но­го) управ­ле­ния.

В со­вре­мен­ных усло­ви­ях мощ­ней­ший ре­сурс, ко­то­рый яв­ля­ет­ся объ­ек­том пуб­лич­но­го ин­те­ре­са, — это го­су­дар­ствен­ный бюд­жет. До­ступ к рас­пре­де­ле­нию бюд­жет­ных по­то­ков в на­шей стране, к со­жа­ле­нию, неред­ко ста­но­вит­ся ис­точ­ни­ком лич­но­го или груп­по­во­го обо­га­ще­ния че­рез ряд схем, при­чем как слож­ных, так и при­ми­тив­ных. По­это­му до­бить­ся бюд­жет­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния под ту или иную про­грам­му - не обя­за­тель­но озна­ча­ет отоб­ра­зить об­ще­ствен­ный ин­те­рес. По­рой о нем во­об­ще не идет речь.

Вы­го­да от по­доб­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния не все­гда при­об­ре­та­ет мо­не­тар­ную фор­му. На­при­мер, мож­но со­здать ре­сурс, управ­ле­ние ко­то­рым при­не­сет и иные бо­ну­сы.

Од­на­ко, как быть, ес­ли по­треб­ность, а сле­до­ва­тель­но, пуб­лич­ный ин­те­рес, в оном ре­сур­се от­сут­ству­ет?

Что­бы вы­де­лен­ное фи­нан­си­ро­ва­ние поз­во­ли­ло со­здать ре­сурс в усло­ви­ях от­сут­ствия пуб­лич­но­го ин­те­ре­са к нему, нуж­но этот ин­те­рес сфор­ми­ро­вать. Что не так уж и слож­но, ес­ли есть ад­ми­ни­стра­тив­ные ры­ча­ги управ­ле­ния. До­ста­точ­но при­ду­мать но­вые «пра­ви­ла иг­ры» c со­от­вет­ству­ю­щи­ми по­треб­но­стя­ми, а за­тем пред­ло­жить ре­сур­сы, дан­ные по­треб­но­сти удо­вле­тво­ря­ю­щие. Для это­го су­ще­ству­ют та­кие ад­ми­ни­стра­тив­ные ры­ча­ги как по­ста­нов­ле­ния, при­ка­зы, ре­ше­ния, по­ло­же­ния, по­ряд­ки, тре­бо­ва­ния и т.п.

При­ме­ром то­го, как бу­дет про­да­вать­ся ненуж­ное, по­сле то­го как его при­об­ре­тут за го­су­дар­ствен­ные сред­ства, яв­ля­ет­ся од­на из по­след­них ини­ци­а­тив Ми­ни­стер­ства об­ра­зо­ва­ния и на­у­ки Укра­и­ны.

9 июня 2018 г. со­сто­я­лась кол­ле­гия МОН, на ко­то­рой долж­ны бы­ли утвер­дить ре­ше­ние о внед­ре­нии От­кры­то­го укра­ин­ско­го ин­дек­са на­уч­но­го ци­ти­ро­ва­ния — Open Ukrainian Citation Index (ОUСІ). Пе­ред тем на офи­ци­аль­ном сай­те ми­ни­стер­ства раз­ме­сти­ли ви­зу­аль­ную пре­зен­та­цию про­ек­та, под­го­тов­лен­ную но­во­на­зна­чен­ным ге­не­раль­ным ди­рек­то­ром ди­рек­то­ра­та на­у­ки МОН Д.че­бер­ку­сом.

Сим­во­лич­но, что на­чи­на­ет­ся этот про­ект… с фаль­си­фи­ка­ции. Под обос­но­ва­ни­ем его необ­хо­ди­мо­сти — «Дан­ные WOS (Web of Scien­се. — Т.П. ) и Scopus мож­но успеш­но ис­поль­зо­вать для оце­ни­ва­ния в есте­ствен­ных и био­ло­ги­че­ских на­у­ках, но не в со­ци­аль­ных и гу­ма­ни­тар­ных» — ссыл­ка на пуб­ли­ка­цию 2006 г.: Anton J.nederhof (Center for Science and Technology Studies (CWTS), Leiden University, The Netherlands) Bibliometric monitoring of research performance in the Social Sciences and the Humanities: A review.

Од­на­ко в тек­сте, к ко­то­ро­му мож­но пе­рей­ти по ссыл­ке, это­го пред­ло­же­ния нет. Бо­лее то­го, нет да­же упо­ми­на­ния о био­ло­гии, да еще и как об от­дель­ной от на­ук есте­ствен­ных. (Гол­ланд­ско­му ав­то­ру при­пи­са­на оте­че­ствен­ная но­ва­ция вы­во­да био­ло­гии из кру­га есте­ствен­ных на­ук, вслед­ствие под­пи­сан­но­го А.яце­ню­ком по­ста­нов­ле­ния КМУ №266 от 29 ап­ре­ля 2015 г., по ло­ги­ке ко­то­ро­го в по­ня­тие «при­ро­да» вхо­дит толь­ко при­ро­да нежи­вая).

Ин­те­рес­но, что несколь­ко ме­ся­цев на­зад г-н Че­бер­кус, на тот мо­мент еще в ста­ту­се ди­рек­то­ра де­пар­та­мен­та на­уч­но-тех­ни­че­ско­го раз­ви­тия МОН, в ста­тье «Укра­ин­ская на­у­ка ин­те­гри­ру­ет­ся в ми­ро­вое про­стран­ство» (ZN. UA от 27 ок­тяб­ря 2017 г.) пи­сал по по­во­ду спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных ин­фор­ма­ци­он­ных ре­сур­сов: «Та­ких ре­сур­сов су­ще­ству­ет нема­ло. Сре­ди них есть бес­плат­ные, в част­но­сти Researchgate, Arxiv.org. Это пре­иму­ще­ствен­но элек­трон­ные ар­хи­вы то­го, что ав­то­ры счи­та­ют нуж­ным в них за­гру­зить. Сле­до­ва­тель­но, са­ми ав­то­ры и несут от­вет­ствен­ность за со­дер­жа­ние и на­уч­ное ка­че­ство ин­фор­ма­ци­он­ных ма­те­ри­а­лов, ко­то­рые, фак­ти­че­ски, не про­ве­ря­ют­ся ни по ка­ким кри­те­ри­ям.

Дру­гая груп­па ре­сур­сов — су­гу­бо ком­мер­че­ские (Scopus, Web of Science, Springer, EBSCO и пр.), ко­то­рые уста­нав­ли­ва­ют опре­де­лен­ный уро­вень тре­бо­ва­ний к на­уч­ным из­да­ни­ям (здесь и даль­ше вы­де­ле­но мной. — Т.П.), же­ла­ю­щим ин­дек­си­ро­вать­ся в та­ких ба­зах. Это, в част­но­сти, и обя­за­тель­ное ре­цен­зи­ро­ва­ние на­уч­ных пуб­ли­ка­ций, что су­ще­ствен­но по­вы­ша­ет уро­вень до­ве­рия к та­кой ин­фор­ма­ции.

…Вы­би­рая эти ба­зы дан­ных, мы ис­хо­ди­ли из то­го, что оте­че­ствен­ным ученым необ­хо­дим ка­че­ствен­ный ре­сурс для по­ис­ка и ана­ли­за ин­фор­ма­ции, они долж­ны… стре­мить­ся пуб­ли­ко­вать­ся в при­знан­ных из­да­ни­ях.

Кро­ме то­го, поль­зу­ясь та­ки­ми ре­сур­са­ми, сту­ден­там с пер­во­го кур­са необ­хо­ди­мо осо­зна­вать, что на­уч­ные до­сти­же­ния долж­ны быть пуб­лич­ны­ми и ка­че­ствен­ны­ми, а пла­ги­ат и лже­на­у­ка — это путь к пуб­лич­но­му по­зо­ру».

За вре­мя, про­шед­шее по­сле пуб­ли­ка­ции, от­но­ше­ние Д.че­бер­ку­са уже в но­вом ста­ту­се топ-чи­нов­ни­ка МОН к Web of Science и Scopus кар­ди­наль­но из­ме­ни­лось. Те­перь ока­зы­ва­ет­ся, что ни Scopus, ни Web of Science не под­хо­дят для укра­ин­ских со­цио­гу­ма­ни­та­ри­ев (см. при­ве­ден­ное выс­шее обос­но­ва­ние про­ек­та МОН). Из-за это­го ми­ни­стер­ство ре­ши­ло со­здать на­ци­о­наль­ную биб­лио­гра­фи­че­скую ба­зу дан­ных на­уч­ной ли­те­ра­ту­ры, что и сфор­му­ли­ро­ва­но как цель пред­ло­жен­но­го про­ек­та.

О том, что этот про­ект пред­на­зна­чен имен­но для укра­ин­ских со­цио­гу­ма­ни­та­ри­ев, сви­де­тель­ству­ет од­на из трех его за­дач: «Опре­де­ле­ние уров­ня укра­ин­ских со­цио­гу­ма­ни­тар­ных жур­на­лов» (на­ря­ду с: «Обес­пе­че­ни­ем уче­ных ак­ту­аль­ной биб­лио­гра­фи­че­ской ин­фор­ма­ци­ей» и «До­пол­ни­тель­ной оцен­кой про­из­во­ди­тель­но­сти и вли­я­тель­но­сти оте­че­ствен­ных уче­ных и учре­жде­ний»).

Кро­ме це­ли и за­дач, есть еще и идея про­ек­та: «соз­да­ние спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной по­ис­ко­вой си­сте­мы и ин­стру­мен­та для от­сле­жи­ва­ния ци­ти­ро­ва­ний ОUСІ».

Впро­чем, как из­вест­но, дья­вол (кор­руп­ции) кро­ет­ся в де­та­лях. По­это­му са­мое ин­те­рес­ное скры­то за все­ми эти­ми — пло­хо да­же меж­ду со­бой со­гла­со­ван­ны­ми — це­лью, за­да­ча­ми, иде­ей в раз­де­ле «Эта­пы со­зда­ния». Здесь пред­по­ла­га­ет­ся «при­сво­е­ние каж­до­му опуб­ли­ко­ван­но­му ма­те­ри­а­лу меж­ду­на­род­но­го иден­ти­фи­ка­то­ра DOI (Digital Object Identifier)». Для то­го что­бы по­лу­чить DOI, из­да­тель­ства долж­ны об­ра­тить­ся в ре­ги­стра­ци­он­ное агент­ство Crossref, под­пи­сать со­гла­ше­ние с Меж­ду­на­род­ной ас­со­ци­а­ци­ей из­да­те­лей PILA, упла­тить го­до­вой взнос от 275 долл., а в даль­ней­шем «свое­вре­мен­но опла­чи­вать сче­та» (за что имен­но и кто бу­дет вы­став­лять эти сче­та, сколь­ко их бу­дет, и ка­кие пред­по­ла­га­ют­ся в них сум­мы — об этом раз­ме­щен­ный на сай­те МОН про­ект умал­чи­ва­ет).

Тут на­до об­ра­тить­ся к непо­сред­ствен­но свя­зан­но­му с про­ек­том до­ку­мен­ту, ко­то­рый остал­ся за кад­ром пуб­лич­ной пре­зен­та­ции. Речь идет о пред­став­лен­ной на кол­ле­гию МОН до­клад­ной за­пис­ке г-на Че­бер­ку­са.

До­клад­ная со­дер­жит мно­го ин­те­рес­но­го. В част­но­сти, ока­зы­ва­ет­ся, укра­ин­ские из­да­те­ли и до про­ек­та МОН поль­зо­ва­лись Crossref: «По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство укра­ин­ских из­да­те­лей для по­лу­че­ния DOI поль­зу­ют­ся услу­га­ми ре­ги­стра­ци­он­но­го агент­ства Crossref».

Бо­лее то­го, про­грам­ма это­го агент­ства Cited-by, в ко­то­рой, со­глас­но про­ек­ту МОН, пла­ни­ру­ет­ся при­ни­мать уча­стие, бес­плат­ная. Вот соб­ствен­ные сло­ва г-на Че­бер­ку­са: «При этом с 2017 г. Crossref ини­ци­и­ро­ва­ло от­кры­тые бес­плат­ные тех­но­ло­ги­че­ские ин­фор­ма­ци­он­ные плат­фор­мы, в част­но­сти Cited-by…, что поз­во­ля­ет узнать и под­счи­тать ссыл­ки меж­ду раз­ны­ми на­уч­ны­ми до­ку­мен­та­ми с DOI...».

Ес­ли уча­стие в Cited-by яв­ля­ет­ся бес­плат­ным, то не воз­ник­нет ли у по­тен­ци­аль­ных участ­ни­ков про­ек­та МОН во­прос от­но­си­тель­но опла­чи­ва­е­мых сче­тов — «Где день­ги, Зин?».

Даль­ше — боль­ше. В ад­ре­со­ван­ной кол­ле­гии МОН за­пис­ке г-н Че­бер­кус со­зна­ет­ся: «Cам лишь факт на­ли­чия у на­уч­ной пуб­ли­ка­ции циф­ро­во­го иден­ти­фи­ка­то­ра объ­ек­та ни­че­го не го­во­рит о его на­уч­ном ве­се…».

Та­ким об­ра­зом, МОН в ли­це сво­е­го топ­чи­нов­ни­ка при­зна­ет, что ОUСІ от­нюдь не мо­жет спо­соб­ство­вать ни на­уч­но­му уров­ню пуб­ли­ка­ций, ни предот­вра­ще­нию ака­де­ми­че­ско­го пла­ги­а­та.

Но за­чем же то­гда МОН про­дви­га­ет этот про­ект?

Со слов ген­ди­рек­то­ра: «… в Укра­ине от­сут­ству­ет на­ци­о­наль­ная биб­лио­гра­фи­че­ская ба­за дан­ных на­уч­ной ли­те­ра­ту­ры, осна­щен­ная ин­стру­мен­том для от­сле­жи­ва­ния ци­ти­ро­ван­но­сти на­уч­ных до­ку­мен­тов… та­ким об­ра­зом, укра­ин­ским ученым, управ­лен­цам и биб­лио­те­ка­рям крайне необ­хо­ди­ма элек­трон­ная биб­лио­гра­фи­че­ская ба­за дан­ных укра­ин­ских про­фес­си­о­наль­ных из­да­ний, ко­то­рая бы поз­во­ля­ла от­сле­жи­вать ци­ти­ру­е­мость на­уч­ных до­ку­мен­тов…».

Воз­мож­но, за­пис­ка г-на Че­бер­ку­са по­то­му и пред­на­зна­ча­лась для «уз­ко­го кру­га» опре­де­лен­ных лиц, что, ес­ли бы она ста­ла из­вест­ной ши­ро­кой об­ще­ствен­но­сти, ее ав­то­ра мож­но бы­ло бы об­ви­нить во вве­де­нии в за­блуж­де­ние.

Так по за­ка­зу и при фи­нан­со­вой под­держ­ке цен­траль­но­го ор­га­на ис­пол­ни­тель­ной вла­сти — Го­су­дар­ствен­но­го агент­ства по во­про­сам элек­трон­но­го управ­ле­ния Укра­и­ны (быв­шее Го­су­дар­ствен­ное агент­ство по во­про­сам на­у­ки, ин­но­ва­ций и ин­фор­ма­ти­за­ции Укра­и­ны) — ре­а­ли­зу­ет­ся про­ект «Укра­ин­ский ин­декс на­уч­но­го ци­ти­ро­ва­ния — си­сте­ма на­у­ко­мет­ри­че­ско­го мо­ни­то­рин­га субъ­ек­тов на­уч­ной де­я­тель­но­сти Укра­и­ны».

На­ци­о­наль­ная биб­лио­те­ка Укра­и­ны им. В.вер­над­ско­го раз­ра­бо­та­ла на­ци­о­наль­ный биб­лио­мет­ри­че­ский и на­у­ко­мет­ри­че­ский сер­вис «Би­б­лио­мет­ри­ка укра­ин­ской на­у­ки», ко­то­рый «ге­не­ри­ру­ет ак­ту­аль­ный ре­естр биб­лио­мет­ри­че­ских про­фи­лей (порт­ре­тов) уче­ных, пе­ри­о­ди­че­ских из­да­ний, ис­сле­до­ва­тель­ских кол­лек­ти­вов, а так­же осу­ществ­ля­ет па­ра­мет­ри­че­скую оцен­ку на­уч­но­го за­де­ла уче­ных, на­уч­ных пе­ри­о­ди­че­ских из­да­ний и кол­лек­ти­вов с по­мо­щью та­ких по­ка­за­те­лей ци­ти­ро­ван­но­сти как ин­декс Хир­ша и ин­декс і10. На их ос­но­ве про­во­дит­ся об­ще­укра­ин­ское рей­тин­ги­ро­ва­ние уче­ных, из­да­ний и на­уч­ных кол­лек­ти­вов».

И пер­вый, и вто­рой про­ек­ты ре­а­ли­зу­ют­ся за го­су­дар­ствен­ные сред­ства.

Так чем прин­ци­пи­аль­но бу­дет от­ли­чать­ся про­ект МОН, и ко­му, кро­ме МОН, он ну­жен? Как при на­ли­чии ана­ло­гич­ных пред­ло­же­ний за­ста­вить ко­го-то при­об­ре­сти ненуж­ное, да еще и за «очень до­пол­ни­тель­ную пла­ту»?

От­вет на этот во­прос со­дер­жит­ся в при­ка­зе МОН «Об утвер­жде­нии По­ряд­ка фор­ми­ро­ва­ния Пе­реч­ня на­уч­ных про­фес­си­о­наль­ных из­да­ний Укра­и­ны» (№32 от 15.01.2018 г.): од­ним из тре­бо­ва­ний для из­да­ний, же­ла­ю­щих по­пасть в этот пе­ре­чень, яв­ля­ет­ся при­сво­е­ние каж­до­му опуб­ли­ко­ван­но­му ма­те­ри­а­лу меж­ду­на­род­но­го циф­ро­во­го иден­ти­фи­ка­то­ра DOI (Digital Object Identifier).

Что­бы про­дать что-ни­будь ненуж­ное, нуж­но сна­ча­ла ку­пить что-ни­будь ненуж­ное…

Из-за это­го воз­ни­ка­ет обос­но­ван­ное пред­по­ло­же­ние, что уча­стие в про­ек­те — доб­ро­воль­но-при­ну­ди­тель­ное: хо­чешь по­пасть в на­зван­ный пе­ре­чень, ко­то­рый МОН же и утвер­жда­ет, пла­ти. От 275 долл. США и вы­ше. И еще свое­вре­мен­но опла­чи­вай сче­та.

А что­бы у из­да­ний не бы­ло да­же ко­ле­ба­ний по это­му по­во­ду (ци­та­та из до­клад­ной ген­ди­рек­то­ра ди­рек­то­ра­та на­у­ки): «…все укра­ин­ские учре­жде­ния, за­ин­те­ре­со­ван­ные в со­хра­не­нии и про­дви­же­нии сво­их на­уч­ных из­да­ний, долж­ны бу­дут в бли­жай­шее вре­мя пе­рей­ти к ис­поль­зо­ва­нию DOI». Еще бы! МОН об этом по­бес­по­ко­ит­ся. Уже и ме­ха­низм преду­смот­рен: пе­ре­ве­де­ние из «пер­вой ли­ги во вто­рую», дру­ги­ми сло­ва­ми из про­фес­си­о­наль­ных из­да­ний ка­те­го­рии Б в ка­те­го­рию В, или во­об­ще «в лю­би­тель­ские», т.е. изъ­я­тие из пе­реч­ня.

Ну а для фи­зи­че­ских лиц — уче­ных ми­ни­стер­ство под­го­то­ви­ло свой «кнут»: ОUСІ на­де­ля­ет­ся пра­вом тре­бо­вать от ав­то­ров ORCID — ста­биль­ный циф­ро­вой иден­ти­фи­ка­тор уче­но­го, «ко­то­рый поз­во­ля­ет свя­зать ІD на­уч­но­го со­труд­ни­ка с его про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­стью».

(По­сколь­ку фак­ти­че­ски речь идет о со­зда­нии МОН соб­ствен­ной элек­трон­ной си­сте­мы ре­ги­стра­ции и уче­та фи­зи­че­ских лиц — уче­ных, воз­ни­ка­ет во­прос от­но­си­тель­но со­от­вет­ствия этой но­ва­ции МОН укра­ин­ско­му за­ко­но­да­тель­ству).

А для юри­ди­че­ских лиц, МОН ис­поль­зу­ет свой дру­гой ад­ми­ни­стра­тив­ный ре­сурс, о чем в п. 3 про­ек­та ре­ше­ния МОН, ко­то­рый долж­на бы­ла под­пи­сать Л.гри­не­вич, ска­за­но: «Ди­рек­то­ра­ту на­у­ки (Че­бер­кус Д.В.) вме­сте с Го­су­дар­ствен­ной на­уч­но-тех­ни­че­ской биб­лио­те­кой (Жа­ри­но­ва А.Г.) раз­ра­бо­тать ре­ко­мен­да­ции по при­об­ще­нию из­да­тельств на­уч­ных учре­жде­ний и учре­жде­ний выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния Укра­и­ны к От­кры­то­му укра­ин­ско­му ин­дек­су на­уч­но­го ци­ти­ро­ва­ния».

На фоне то­го, что со­глас­но преды­ду­ще­му По­ряд­ку… вклю­че­ние в Пе­ре­чень на­уч­ных про­фес­си­о­наль­ных из­да­ний не преду­смат­ри­ва­ло опла­ты «275 долл. +», без­аль­тер­на­тив­ность ко­то­рой обес­пе­чи­ва­ет­ся при­ка­зом МОН №32 от 15.01.2018 г., по­яв­ля­ют­ся ос­но­ва­ния счи­тать пред­став­лен­ный МОН про­ект кор­руп­цио­ген­ным.

Прав­да, что­бы по­лу­чить бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние под этот про­ект, ре­ше­ния кол­ле­гии МОН яв­но недо­ста­точ­но. Для то­го, что­бы под него го­су­дар­ство вы­де­ли­ло сред­ства, про­ект дол­жен по­лу­чить ста­тус бюд­жет­ной про­грам­мы, фи­нан­си­ро­ва­ние ко­то­рой воз­мож­но толь­ко на ос­но­ва­нии За­ко­на «О го­су­дар­ствен­ном бюд­же­те Укра­и­ны». Кста­ти, сум­му, в ко­то­рую обой­дет­ся на­ло­го­пла­тель­щи­кам этот про­ект, МОН дер­жит в тайне.

«Вы­бив» сред­ства из гос­бюд­же­та, МОН со­здаст ре­сурс со­мни­тель­ной для об­ще­ства по­треб­но­сти, но необ­хо­ди­мый для ми­ни­стер­ства как ры­чаг вли­я­ния в весь­ма важ­ном во­про­се. Этот про­ект (в слу­чае его ре­а­ли­за­ции) мо­жет спо­соб­ство­вать не толь­ко «на­кру­чи­ва­нию» ин­дек­са ци­ти­ро­ва­ния, но и про­дви­же­нию укра­ин­ских пла­ги­а­то­ров и фаль­си­фи­ка­то­ров от на­у­ки на меж­ду­на­род­ный уро­вень.

О чем мо­жет ска­зать та­кой «Хирш по-укра­ин­ски» ино­стран­ным ученым? Фак­ти­че­ски ни о чем, по­то­му что он про­сто обес­пе­чит пре­зумп­цию ака­де­ми­че­ской доб­ро­по­ря­доч­но­сти и ге­ни­аль­но­сти неко­то­рым пред­ста­ви­те­лям «уни­каль­но­го пу­ти укра­ин­ской со­цио­гу­ма­ни­та­ри­сти­ки». Ведь ино­стран­ные уче­ные не зна­ют, что у нас ста­тус на­уч­но­го про­фес­си­о­наль­но­го из­да­ния по­лу­ча­ют не за ка­че­ство пуб­ли­ка­ций, а за 275 долл. + свое­вре­мен­ная опла­та сче­тов.

Во­об­ще идея на­ци­о­наль­но­го ин­дек­са для пред­ста­ви­те­лей со­цио­гу­ма­ни­тар­ных на­ук как экс­клю­зив­ной груп­пы уче­ных (см. обос­но­ва­ние про­ек­та) оши­боч­на. Она ис­хо­дит из лу­ка­во­го пред­по­ло­же­ния, что укра­ин­ская со­цио­гу­ма­ни­та­ри­сти­ка уни­каль­на, а по­то­му неин­те­рес­на за пре­де­ла­ми Укра­и­ны. И имен­но по­это­му оте­че­ствен­ные из­да­ния дан­но­го на­прав­ле­ния не по­па­да­ют в Scopus и Web of Science.

На са­мом же де­ле укра­ин­ская со­цио­гу­ма­ни­та­ри­сти­ка уни­каль­на боль­шим про­цен­том псев­до­на­уч­ных пуб­ли­ка­ций и пуб­ли­ка­ций с пла­ги­а­том, с ко­то­ры­ми точ­но не по­пасть ни в Scopus, ни в Web of Science. Воз­мож­но, для со­хра­не­ния имен­но этой «уни­каль­но­сти», и пред­на­зна­ча­ет­ся про­ект ОUСІ?

МОН, по­лу­чив оче­ред­ной до­ступ к бюд­жет­ным сред­ствам, со­здаст на сред­ства на­ло­го­пла­тель­щи­ков свой но­вый ре­зерв, управ­ляя ко­то­рым, по­лу­чит нема­лую вы­го­ду, по­сколь­ку поз­во­лит ле­ги­о­ну недоб­ро­по­ря­доч­ных пред­ста­ви­те­лей оте­че­ствен­но­го «осо­бо­го пу­ти» в на­у­ке со­еди­нить при­ят­ное с по­лез­ным: «на­кру­тить» ин­декс ци­ти­ро­ва­ния вме­сте с со­кры­ти­ем ис­точ­ни­ков пла­ги­а­та за мно­го­чис­лен­ны­ми пе­рес­сыл­ка­ми на свои пуб­ли­ка­ции.

Как, к при­ме­ру, это де­ла­ла прис­но­па­мят­ная Ека­те­ри­на Ки­ри­лен­ко с из­вест­ным, по­чти пол­но­стью за­им­ство­ва­ным, «ше­дев­ром» о леп­тон­ном бо­ге, и опуб­ли­ко­ван­ным под ее име­нем в учеб­ных по­со­би­ях и ста­тьях, на ко­то­рые по­том же­на ви­це-пре­мье­ра ссы­ла­лась как на свои.

Как и на­ли­чие укра­ин­ских из­да­ний в ана­ло­гич­ном на­ци­о­наль­ном ин­дек­се — Российском ин­дек­се на­уч­но­го ци­ти­ро­ва­ния (РИНЦ) — не ста­ло пре­пят­стви­ем для пуб­ли­ка­ций в них ста­тей Е.ки­ри­лен­ко с мах­ро­вым пла­ги­а­том про­из­ве­де­ний рос­сий­ских же ав­то­ров . А мо­жет быть, имен­но рос­сий­ский «на­ци­о­наль­ный» ин­декс и вдох­но­вил укра­ин­ское Ми­ни­стер­ство об­ра­зо­ва­ния и на­у­ки на оче­ред­ную но­ва­цию, ведь ис­то­рия с пла­ги­ат­ны­ми пуб­ли­ка­ци­я­ми Е.ки­ри­лен­ко в за­не­сен­ных в РИНЦ из­да­ни­ях Ки­ев­ско­го на­ци­о­наль­но­го уни­вер­си­те­та им. Т.шев­чен­ко «Гу­манітар­ні студії» и «Віс­ник Київсь­ко­го на­ціо­наль­но­го універ­си­те­ту імені Та­ра­са Шев­чен­ка. Серія Фі­ло­со­фія. Політо­ло­гія» по­ка­за­ла, что «на­ци­о­наль­ные хир­ши» пла­ги­а­то­рам не по­ме­ха.

По­это­му есть все ос­но­ва­ния по­ла­гать, что в слу­чае ре­а­ли­за­ции ука­зан­но­го про­ек­та МОН ле­ги­ти­ма­ция укра­ин­ских топ-пла­ги­а­то­ров пе­рей­дет на но­вый, меж­ду­на­род­ный, уро­вень.

При­ме­ча­ние. Ин­декс Хир­ша, или h-ин­декс, — по­ка­за­тель про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да уче­но­го, ос­но­ван­ный на ко­ли­че­стве пуб­ли­ка­ций и их ци­ти­ро­ва­ния. Пред­ло­жен аме­ри­кан­ским фи­зи­ком ар­ген­тин­ско­го про­ис­хож­де­ния Хор­хе Хир­шем в 2005 г., по фа­ми­лии ко­то­ро­го и по­лу­чил назва­ние.

Или, на­при­мер, в те­сти­ро­ва­нии при­мут уча­стие сла­бо под­го­тов­лен­ные участ­ни­ки, и да­же 150 бал­лов в та­ком слу­чае не бу­дут га­ран­ти­ей хо­ро­ших зна­ний.

Ос­нов­ная про­бле­ма в том, что 150 бал­лов — это оцен­ка рей­тин­го­вая, а не аб­со­лют­ная, она за­ви­сит от ре­зуль­та­тов всех участ­ни­ков. На­до бы­ло при­вя­зы­вать­ся не к рей­тин­го­вым бал­лам, а к ка­кой-ни­будь ве­ли­чине, ко­то­рую мож­но опи­сать. На­при­мер, мож­но бы­ло уста­но­вить нор­му «20% са­мых луч­ших участ­ни­ков внеш­не­го оце­ни­ва­ния по пред­ме­ту «био­ло­гия». Что­бы еже­год­но ме­ди­цин­ские ву­зы бра­ли 20% луч­ших. В ка­кой-то год мо­жет быть так, что 20% — это 180 про­ход­ных бал­лов, в дру­гой — 150 бал­лов. Но мы точ­но ото­бра­ли бы луч­ших. — Хо­чу вер­нуть­ся к те­сту по ма­те­ма­ти­ке. Прав­да ли, что он был лег­ким, а по­рог «сдал-не сдал» был близок к по­ро­гу сле­по­го уга­ды­ва­ния? — Нет, по­рог очень от­ли­чал­ся от по­ро­га сле­по­го уга­ды­ва­ния. Что ка­са­ет­ся те­ста, то здесь есть несколь­ко то­чек зре­ния. Мож­но ска­зать, что, с од­ной сто­ро­ны, тест ока­зал­ся до­воль­но слож­ным, по­сколь­ку с хо­ро­шим ре­зуль­та­том его вы­пол­ни­ло не­боль­шое ко­ли­че­ство участ­ни­ков. Хо­тя гра­фик ре­зуль­та­тов те­ста несим­мет­рич­ный, и это не очень хо­ро­шо.

С дру­гой сто­ро­ны, учи­те­ля (осо­бен­но ма­те­ма­ти­ки) ча­сто упре­ка­ют нас в том, что на­ши те­сты про­стые, что у нас мно­го лег­ких за­да­ний, ни­ве­ли­ру­ю­щих изу­че­ние ма­те­ма­ти­ки. Все эти точ­ки зре­ния име­ют пра­во быть, но ка­че­ство те­ста мож­но уста­но­вить по тре­бо­ва­ни­ям про­грам­мы. На­ши те­сты ей со­от­вет­ству­ют. Кро­ме то­го, нель­зя ма­ко­вое зер­ныш­ко из­ме­рить ли­ней­кой с сан­ти­мет­ро­вым де­ле­ни­ем, и по­это­му, ес­ли мы ви­дим, что у нас боль­шин­ство вы­пуск­ни­ков пло­хо зна­ют ма­те­ма­ти­ку, мы на­пол­ня­ем те­сты про­сты­ми за­да­ни­я­ми, что­бы хоть как-то раз­де­лить по­сту­па­ю­щих и не про­сто по­ка­зать, что они пло­хо или хо­ро­шо зна­ют пред­мет, а про­де­мон­стри­ро­вать, на­сколь­ко пло­хо или хо­ро­шо. Это диф­фе­рен­ци­ру­ю­щая спо­соб­ность те­ста. — Ос­нов­ная сес­сия ВНО про­шла спо­кой­но, без скан­да­лов, ес­ли не при­ни­мать во вни­ма­ние си­ту­а­цию с ауди­ро­ва­ни­ем на те­сте по ан­глий­ско­му. — Я не от­но­сил бы в ка­те­го­рию скан­да­лов си­ту­а­цию с те­стом по ан­глий­ско­му язы­ку. Здесь есть несколь­ко ас­пек­тов, и о них на­до чет­ко го­во­рить, по­сколь­ку пси­хо­ло­ги­че­ское на­пря­же­ние все же бы­ло. Не­смот­ря на то, что мы го­то­ви­лись, про­во­ди­ли проб­ное ВНО по ан­глий­ско­му, где про­блем не бы­ло.

Сле­ду­ет со­гла­сить­ся с тем, что ауди­ро­ва­ние как фор­ма учеб­ной де­я­тель­но­сти в шко­лах не очень ча­сто ис­поль­зу­ет­ся. Раз­ве что из­ред­ка как фор­ма кон­тро­ля. И к то­му же учи­те­ля, про­во­дя­щие ауди­ро­ва­ние на уро­ках, обыч­но ста­ра­ют­ся че­ка­нить каж­дое сло­во. Во мно­гих слу­ча­ях их раз­го­вор­ный язык от­ли­ча­ет­ся от по­все­днев­но­го раз­го­вор­но­го язы­ка но­си­те­лей. Уча­щих­ся на­до тре­ни­ро­вать вос­при­ни­мать звук из тех­ни­че­ских устройств в ре­аль­ных класс­ных ком­на­тах, там, где они в даль­ней­шем бу­дут про­хо­дить внеш­нее неза­ви­си­мое оце­ни­ва­ние. То есть нуж­но сде­лать все, что­бы по­мочь им пре­одо­леть во вре­мя те­сти­ро­ва­ния пси­хо­ло­ги­че­ский дис­ком­форт.

По­сле проб­но­го оце­ни­ва­ния мы по­лу­чи­ли мно­го за­ме­ча­ний от­но­си­тель­но то­го, что у нас аудио­фай­лы бы­ли за­пи­са­ны на ан­глий­ском с укра­ин­ским ак­цен­том. Дей­стви­тель­но, все, кто участ­во­вал в за­пи­си ауди­о­дис­ков для проб­но­го оце­ни­ва­ния, бы­ли укра­ин­ца­ми. А уже на ос­нов­ном те­сти­ро­ва­нии для озву­чи­ва­ния тек­стов мы при­влек­ли ча­стич­но и но­си­те­лей язы­ка (50 на 50 с укра­ин­ца­ми). Во вре­мя на­чи­ты­ва­ния тек­стов они го­во­ри­ли так, как об­ща­ют­ся в по­все­днев­ной жиз­ни. Этих лю­дей от­би­ра­ли, в том чис­ле, по ка­те­го­рии про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти и об­ра­зо­ва­нию: это бы­ли жур­на­ли­сты-ино­стран­цы с фи­ло­ло­ги­че­ским или жур­на­лист­ским об­ра­зо­ва­ни­ем. — А как на­счет ка­че­ства тех­ни­ки? Вас упре­ка­ют в том, что имен­но УЦОКО дол­жен был бы по­бес­по­ко­ить­ся, что­бы во всех пунк­тах те­сти­ро­ва­ния по всей стране бы­ли оди­на­ко­во ка­че­ствен­ные тех­ни­че­ские усло­вия для про­ве­де­ния ауди­ро­ва­ния. — Де­ло в том, что тех­ни­ка, ко­то­рую ис­поль­зо­ва­ли во вре­мя те­сти­ро­ва­ния по ан­глий­ско­му язы­ку, не при­над­ле­жит УЦОКО. Мы про­сто не мо­жем иметь ее на сво­ем ба­лан­се. По неко­то­рым при­чи­нам. Пер­вая — по­сколь­ку ее очень мно­го (пред­ставь­те, для всей стра­ны, для раз­ных ре­ги­о­нов), и ее эле­мен­тар­но невоз­мож­но бу­дет кон­тро­ли­ро­вать как сле­ду­ет. И вто­рая при­чи­на — ес­ли бы УЦОКО и имел та­кую тех­ни­ку, он бы ее ис­поль­зо­вал толь­ко раз в год на пол­ча­са. Луч­ше сде­лать так, что­бы тех­ни­ка для ауди­ро­ва­ния бы­ла ча­стью учеб­но­го про­цес­са в шко­лах и ис­поль­зо­ва­лась там ре­гу­ляр­но. По­это­му Ка­би­нет ми­ни­стров сво­им рас­по­ря­же­ни­ем от 17 де­каб­ря 2017 го­да пе­ре­дал 17,5 мил­ли­о­на гри­вен (это сред­ства, остав­ши­е­ся по об­ра­зо­ва­тель­ным суб­вен­ци­ям) на опре­де­лен­ные по­треб­но­сти, в том чис­ле на за­куп­ку аудио­тех­ни­ки. Они рас­пре­де­ле­ны меж­ду все­ми об­ла­стя­ми в со­от­вет­ствии с ожи­да­е­мым ко­ли­че­ством ауди­то­рий, в ко­то­рых долж­но про­хо­дить внеш­нее неза­ви­си­мое оце­ни­ва­ние по ан­глий­ско­му язы­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.