Согла­сья нет?

Ми­гра­ци­он­ная политика Ев­ро­со­ю­за и по­пыт­ки ком­про­мис­са

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Кон­стан­тин ФЕДОРЕНКО

(Ин­сти­тут ев­ро­ат­лан­ти­че­ско­го со­труд­ни­че­ства)

На про­шлой неде­ле ли­де­ры стран — чле­нов Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за со­бра­лись на сам­мит Ев­ро­пей­ско­го со­ве­та, по­свя­щен­ный, пре­жде все­го, про­бле­ме ми­гра­ции.

Пред­ста­ви­те­ли стран, за­ни­ма­ю­щих со­вер­шен­но раз­ные по­зи­ции по это­му во­про­су — как, на­при­мер, Гер­ма­нии и Фран­ции с од­ной сто­ро­ны, и Ита­лии с дру­гой — вы­ска­за­ли свое удо­вле­тво­ре­ние ре­зуль­та­та­ми встре­чи. Од­на­ко оста­ет­ся неоче­вид­ным, дей­стви­тель­но ли до­стиг­ну­тые до­го­во­рен­но­сти яв­ля­ют­ся зна­чи­мы­ми и бу­дут работать, или же на са­мом де­ле ев­ро­пей­ские ли­де­ры «со­гла­си­лись не со­гла­сить­ся».

Немец­кий кон­текст

Этот сам­мит про­хо­дил на фоне внут­ри­ко­а­ли­ци­он­но­го кон­флик­та в Гер­ма­нии — кон­флик­та, то­же воз­ник­ше­го во­круг те­мы ми­гра­ции. Гла­ва ми­ни­стер­ства внут­рен­них дел и ли­дер Хри­сти­ан­ско-со­ци­аль­но­го со­ю­за Хорст Зе­ехо­фер вы­сту­пил за бо­лее жест­кую по­ли­ти­ку в от­но­ше­нии бе­жен­цев, при­бы­ва­ю­щих в Гер­ма­нию. В част­но­сти, речь шла о том, что­бы раз­во­ра­чи­вать лиц, ра­нее про­бо­вав­ших по­лу­чить ста­тус бе­жен­ца или про­сто за­ре­ги­стри­ро­вав­ших­ся в дру­гой стране ЕС, на гра­ни­це Гер­ма­нии, не допуская их в стра­ну. В ре­аль­но­сти та­ких лиц от­но­си­тель­но немно­го: так, из 78 тыс. бе­жен­цев, ко­то­рых при­ня­ла Гер­ма­ния за первую по­ло­ви­ну 2018 г., лишь 18 тыс. под­па­да­ют под этот кри­те­рий. Зе­ехо­фер угро­жал, в слу­чае ес­ли Мер­кель не со­гла­сит­ся на это тре­бо­ва­ние, вве­сти со­от­вет­ству­ю­щие про­вер­ки на гра­ни­це с Ав­стри­ей са­мо­сто­я­тель­но как гла­ва МВД стра­ны — тем са­мым де-фа­кто ста­вя уль­ти­ма­тум: ли­бо бо­лее жест­кая ми­гра­ци­он­ная политика, ли­бо от­став­ка Зе­ехо­фе­ра и последующий ко­а­ли­ци­он­ный кри­зис.

ХСС — «сест­рин­ская» пар­тия для Хри­сти­ан­ско-де­мо­кра­ти­че­ско­го со­ю­за, ко­то­рый воз­глав­ля­ет Ан­ге­ла Мер­кель; ХСС при­ни­ма­ет уча­стие в вы­бо­рах лишь в Ба­ва­рии, то­гда как ХДС в этой зем­ле, на­обо­рот, в вы­бо­рах не участ­ву­ет. Кон­фликт меж­ду Зе­ехо­фе­ром и Мер­кель по­ста­вил этот ста­тус-кво под во­прос, и об­суж­дал­ся ва­ри­ант, при ко­то­ром сест­рин­ские пар­тии рас­хо­дят­ся, ХСС ста­но­вит­ся об­ще­не­мец­кой пар­ти­ей, а ХДС, в свою оче­редь, на­чи­на­ет работать в Ба­ва­рии. В та­ком слу­чае (ко­то­рый бы неиз­беж­но со­про­вож­дал­ся до­сроч­ны­ми вы­бо­ра­ми) про­иг­ры­ва­ли бы обе пар­тии. ХДС рис­ко­вал бы по­лу­чить бо­лее кон­сер­ва­тив­но­го, но при этом ре­спек­та­бель­но­го, кон­ку­рен­та, ко­то­рый, при удач­ном для пар­тии Зе­ехо­фе­ра рас­кла­де, со­брал бы го­ло­са уме­рен­ных пра­вых из­би­ра­те­лей («Аль­тер­на­ти­ве для Гер­ма­нии» оста­вал­ся бы в та­ком слу­чае в ос­нов­ном их «ядер­ный» элек­то­рат — крайне пра­вые). По июнь­ско­му опро­су INSA, ХСС, став об­ще­на­ци­о­наль­ной пар­ти­ей, мог­ла бы рас­счи­ты­вать на 18% го­ло­сов (ХДС — на 22%), то­гда как АДГ по­те­ря­ла бы треть сто­рон­ни­ков. Од­на­ко ХСС утра­тил бы свое бес­спор­ное ли­дер­ство в Ба­ва­рии, по­сколь­ку ХДС, с их мощ­ным пар­тий­ным ре­сур­сом, на­вер­ня­ка смог бы по­лу­чить зна­чи­тель­ную до­лю го­ло­сов в этой зем­ле.

Имен­но по­это­му не толь­ко в ХДС, но и в ХСС зву­ча­ли кри­ти­че­ские по от­но­ше­нию к дей­стви­ям Зе­ехо­фе­ра го­ло­са. Так, быв­ший ми­нистр куль­ту­ры от ХСС, Ганс Май­ер, за­явил, что рас­кол меж­ду «сест­рин­ски­ми пар­ти­я­ми» стал бы зна­ком то­го, что пар­тий­ная си­сте­ма в Гер­ма­нии про­дол­жа­ет ру­шить­ся, и стра­на при­бли­зи­лась к со­сто­я­нию Вей­мар­ской рес­пуб­ли­ки — по­ля­ри­зо­ван­ной де­мо­кра­тии с силь­ны­ми ра­ди­каль­ны­ми пар­ти­я­ми и сла­бым цен­тром. Бо­лее то­го, со­глас­но опро­су от ком­па­нии Forsa, 45% сто­рон­ни­ков ХСС (и 69% нем­цев в це­лом) на ос­но­ва­нии скан­да­ла счи­та­ют, что Зе­ехо­фер дол­жен был бы по­дать в от­став­ку с по­зи­ции ми­ни­стра. В вос­кре­се­нье, 1 июля, Зе­ехо­фер и сам за­явил пе­ред чле­на­ми пар­тии, что пла­ни­ру­ет по­дать в от­став­ку; од­на­ко дру­гие пар­тий­цы уго­во­ри­ли его по­про­бо­вать най­ти ком­про­мисс с Мер­кель. И дей­стви­тель­но, ком­про­мисс был най­ден; на сле­ду­ю­щий день сто­ро­ны со­гла­си­лись со­здать на гра­ни­це с Ав­стри­ей тран­зит­ные цен­тры, поз­во­ля­ю­щие про­ве­рить, был ли бе­же­нец за­ре­ги­стри­ро­ван в дру­гой стране ЕС, и ес­ли да — от­но­си­тель­но быст­ро де­пор­ти­ро­вать его. Од­на­ко, как счи­та­ет Мэтью Кар­нитшниг из Politico, это незна­чи­тель­ная уступ­ка для Мер­кель: идею тран­зит­ных цен­тров она и са­ма лоб­би­ро­ва­ла еще в 2015 г. Вме­сте с тем, для Мер­кель бы­ло важ­нее все­го най­ти ев­ро­пей­ское ре­ше­ние про­бле­мы, т.е. та­кое, при ко­то­ром дей­ствия Гер­ма­нии не бы­ли бы су­гу­бо од­но­сто­рон­ни­ми, а впи­сы­ва­лись бы в кон­текст об­ще­ев­ро­пей­ской ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ки. И сам­мит ЕС, по-ви­ди­мо­му, поз­во­лил ей до­стичь это­го.

Ре­ше­ние ли?

Хо­тя ли­де­ры мно­гих стран-чле­нов по­ло­жи­тель­но вы­ска­за­лись о ре­зуль­та­тах сам­ми­та ЕС, раз­мы­тая суть до­стиг­ну­тых со­гла­ше­ний поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что при­чи­на та­ких вы­ска­зы­ва­ний в том, что каж­дый ли­дер мо­жет их ин­тер­пре­ти­ро­вать так, как ему или ей удоб­но для внут­ри­по­ли­ти­че­ских це­лей. Бо­лее жест­ко от­но­ся­щи­е­ся к ми­гра­ции го­су­дар­ства, та­кие как Ита­лия, Австрия или стра­ны Вы­ше­град­ской чет­вер­ки, мо­гут при­вле­кать вни­ма­ние из­би­ра­те­лей к то­му, что ре­зо­лю­ция Ев­ро­пей­ско­го со­ве­та преду­смат­ри­ва­ет бо­лее жест­кий кон­троль над внеш­ни­ми гра­ни­ца­ми ЕС или соз­да­ние (на доб­ро­воль­ной для стран ос­но­ве) цен­тров, поз­во­ля­ю­щих быст­ро раз­де­лить при­бы­ва­ю­щих на «нере­гу­ляр­ных ми­гран­тов», ко­то­рые долж­ны быть де­пор­ти­ро­ва­ны, и бе­жен­цев. Ита­льян­ский ви­це-пре­мьер Мат­тео Саль­ви­ни (и фак­ти­че­ский ли­дер стра­ны) уже на­звал ито­ги сам­ми­та по­бе­дой для Ита­лии — что неуди­ви­тель­но, учи­ты­вая, что эта стра­на угро­жа­ла на­ло­жить ве­то на все ре­ше­ния сам­ми­та, ес­ли не по­лу­чит тре­бу­е­мых усту­пок. Для него так­же важ­ным до­сти­же­ни­ем бы­ла де­кла­ра­ция необ­хо­ди­мо­сти пе­ре­смот­ра Дуб­лин­ско­го со­гла­ше­ния, преду­смат­ри­ва­ю­ще­го, что ми­грант дол­жен за­про­сить ста­тус бе­жен­ца в пер­вой без­опас­ной стране, ку­да при­был — в част­но­сти, это при­во­дит к кон­цен­тра­ции ми­гран­тов в Ита­лии (а так­же Гре­ции).

В свою оче­редь Мер­кель мо­жет, бла­го­да­ря пунк­ту про эти цен­тры, утвер­ждать, что на­шла об­ще­ев­ро­пей­ское ре­ше­ние внут­ри­по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са в про­ти­во­вес су­гу­бо на­ци­о­наль­но­му; цен­тры на гра­ни­це с Ав­стри­ей от­кро­ют­ся лишь в слу­чае со­гла­сия Ве­ны, ко­то­рое, учи­ты­вая ан­ти­ми­гра­ци­он­ную по­зи­цию ны­неш­ней ав­стрий­ской ко­а­ли­ции, по­лу­чить бу­дет непро­сто. Кро­ме то­го, в про­ти­во­вес идее «кре­по­сти Ев­ро­па» (ко­то­рую под­дер­жи­ва­ет тот же Саль­ви­ни, за­яв­ля­ю­щий, что бе­жен­цы, при­бы­ва­ю­щие по мо­рю, «уви­дят Ита­лию лишь на от­крыт­ках»), со­гла­ше­ние не преду­смат­ри­ва­ет ра­ди­каль­но­го уже­сто­че­ния гра­ниц для бе­жен­цев; речь идет, ско­рее, об уже­сто­че­нии кон­тро­ля при от­кры­то­сти для лиц, ко­то­рым ре­аль­но угро­жа­ет опас­ность в сво­их стра­нах. Как и Гер­ма­ния, Фран­ция под­дер­жи­ва­ет та­кое об­щее на­прав­ле­ние ев­ро­пей­ской по­ли­ти­ки.

Вме­сте с тем, учи­ты­вая, что тран­зит­ные цен­тры бу­дут со­зда­вать­ся на доб­ро­воль­ной ос­но­ве (Вы­ше­град­ская чет­вер­ка и, по-ви­ди­мо­му, Ита­лия бло­ки­ро­ва­ли лю­бые упо­ми­на­ния обя­за­тель­ных мер; Фран­ция и Австрия уже за­яви­ли, что та­кие цен­тры со­зда­вать не бу­дут), неяс­но, как в действительности со­гла­ше­ние бу­дет работать. Кро­ме то­го, пред­став­ле­ние во­про­са бе­жен­цев как клю­че­во­го в 2018 г. на­по­ми­на­ет кру­ги на воде; чис­ло бе­жен­цев, при­бы­ва­ю­щих в Ев­ро­пу, в ре­аль­но­сти уже зна­чи­тель­но со­кра­ти­лось, фак­ти­че­ски до­стиг­нув до­кри­зис­но­го уров­ня, но ев­ро­пей­ский из­би­ра­тель все еще счи­та­ет про­бле­му ми­гра­ции од­ной из важ­ней­ших. Призна­вать про­бле­му и го­во­рить о ней вро­де бы и необ­хо­ди­мо, что­бы из­бе­жать от­то­ка из­би­ра­те­ля к крайне пра­вым. Од­на­ко, как по­ка­зы­ва­ет при­мер Гер­ма­нии, где на пред­вы­бор­ных де­ба­тах меж­ду ли­де­ра­ми двух глав­ных пар­тий речь шла по­чти ис­клю­чи­тель­но о ми­гра­ции, за­цик­ли­вать­ся на этом во­про­се — зна­чит призна­вать по­вест­ку дня пра­вых и, в ко­неч­ном ито­ге, спра­вед­ли­вость их опа­се­ний.

Пер­спек­ти­вы

Как счи­та­ет Кар­нитшниг, до­стиг­ну­тые в Гер­ма­нии до­го­во­рен­но­сти ско­рей по­хо­жи на вре­мен­ное пе­ре­ми­рие, чем на дол­го­вре­мен­ное мир­ное со­гла­ше­ние. То же са­мое, по­жа­луй, мож­но ска­зать и о до­го­во­рен­но­стях, до­стиг­ну­тых в кон­це июня Ев­ро­пей­ским со­ве­том. Не под­твер­ждая ра­нее про­игно­ри­ро­ван­ное неко­то­ры­ми стра­на­ми (пре­жде все­го Вы­ше­град­ской чет­вер­кой) обя­за­тель­ство раз­ме­стить у се­бя неко­то­рое ко­ли­че­ство бе­жен­цев по кво­там со­ли­дар­но­сти, но и не от­ме­няя его, и при­зна­вая соз­да­ние тран­зит­ных цен­тров доб­ро­воль­ной ме­рой, июнь­ское ре­ше­ние ЕС, по су­ти, не яв­ля­ет­ся ре­ше­ни­ем про­бле­мы. Един­ствен­ное до­стиг­ну­тое ре­ше­ние, име­ю­щее стра­те­ги­че­ский по­тен­ци­ал, — это уси­ле­ние со­труд­ни­че­ства с тре­тьи­ми стра­на­ми и с Аф­ри­кой в це­лом, на­це­лен­ное на то, что­бы в Ев­ро­пу на­прав­ля­лось мень­ше лю­дей. В част­но­сти, го­во­рят о со­зда­нии цен­тров для ми­гран­тов в стра­нах Се­вер­ной Аф­ри­ки, что­бы еще там от­де­лять эко­но­ми­че­ских ми­гран­тов от бе­жен­цев. Од­на­ко ес­ли это ре­ше­ние и не оста­нет­ся де­кла­ра­тив­ным (что воз­мож­но, учи­ты­вая, что ни од­на аф­ри­кан­ская стра­на по­ка не со­гла­си­лась раз­ме­стить у се­бя та­кой центр), оно в лю­бом слу­чае яв­ля­ет­ся дол­го­сроч­ным. А по­ка, ес­ли в Аф­ри­ке или на Ближ­нем Во­сто­ке раз­ра­зит­ся оче­ред­ной кон­фликт, Ев­ро­пу ждут новые вол­ны ми­гра­ции и новые по­ли­ти­че­ские по­тря­се­ния.

Меж­ду тем ре­ше­ния, свя­зан­ные с тран­зит­ны­ми цен­тра­ми, мо­гут так­же быть де­струк­тив­ны­ми для Ев­ро­со­ю­за и его глав­ней­ше­го до­сти­же­ния — сво­бо­ды пе­ре­ме­ще­ния. Де­ло в том, что ав­стрий­ский пре­мьер Се­бастьян Курц уже за­явил, что ес­ли Гер­ма­ния вве­дет од­но­сто­рон­ние ме­ры по воз­вра­ще­нию ми­гран­тов, при­бы­ва­ю­щих из Австрии, по­след­няя от­ве­тит со­зда­ни­ем та­ких же цен­тров на гра­ни­цах с Ита­ли­ей и Сло­ве­ни­ей. Иными сло­ва­ми: или тран­зит­ный центр работать не бу­дет, или ре­жи­мы кон­тро­ля в Ев­ро­пе за­мет­но уже­сто­чат­ся по прин­ци­пу до­ми­но, что уда­рит по пе­ре­ме­ще­ни­ям, не име­ю­щим от­но­ше­ния к бе­жен­цам во­об­ще. Мат­тео Саль­ви­ни, что неуди­ви­тель­но для крайне пра­во­го политика, уже под­дер­жал вос­ста­нов­ле­ние кон­тро­ля на гра­ни­це с Ав­стри­ей; в свою оче­редь мэр ита­льян­ско­го го­ро­да, на­хо­дя­ще­го­ся на гра­ни­це, вы­сту­пил про­тив, за­явив, что это бу­дет уда­ром по бизнес-ак­тив­но­сти. Че­хия так­же уже го­то­ва вве­сти про­вер­ки на гра­ни­це с Гер­ма­ни­ей, и за ней мо­жет по­сле­до­вать Поль­ша.

Впро­чем, не факт, что тран­зит­ные цен­тры на гра­ни­це Гер­ма­нии и Австрии все же бу­дут со­зда­ны. Де­ло в том, что ко­а­ли­ци­он­ный парт­нер ХДС и ХСС — Со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ская пар­тия Гер­ма­нии вы­сту­па­ла про­тив та­ких цен­тров в 2015 г., ко­гда Мер­кель пред­ло­жи­ла эту идею, и вы­сту­па­ет про­тив них сей­час. С дру­гой сто­ро­ны, де­марш Зе­ехо­фе­ра, как уже бы­ло ска­за­но, не на­шел ши­ро­кой под­держ­ки да­же сре­ди сто­рон­ни­ков его соб­ствен­ной пар­тии — 55% из них, со­глас­но опро­су, с по­ли­ти­кой Зе­ехо­фе­ра не со­глас­ны; рей­тинг ХСС так­же упал. Иными сло­ва­ми, по­зи­ции глав­но­го немец­ко­го лоб­би­ста со­зда­ния та­ких цен­тров ослаб­ле­ны.

Од­на­ко рис­ки для сво­бод­но­го пе­ре­дви­же­ния в Ев­ро­пе дей­стви­тель­но су­ще­ству­ют. Воз­мож­но, имен­но здесь все­рьез про­явит­ся опас­ность пра­вых сил, при­шед­ших к вла­сти в Австрии и Ита­лии; из-за дей­ствий этих клю­че­вых для ЕС стран «эф­фект до­ми­но» мо­жет при­ве­сти к уже­сто­че­нию гра­ниц внут­ри Ев­ро­со­ю­за в це­лом. Зе­ехо­фер, Курц и Саль­ви­ни, представляя спектр пра­вых взгля­дов, де­мон­стри­ру­ют, что «Ев­ро­па на­ций» — это, со всей неиз­беж­но­стью, Ев­ро­па кон­флик­тов; пра­вые мо­гут под­дер­жи­вать друг дру­га в пред­вы­бор­ных кам­па­ни­ях, но ес­ли они при­хо­дят к вла­сти, и ин­те­ре­сы их стран стал­ки­ва­ют­ся, ис­ход бу­дет про­иг­рыш­ным для всех сто­рон. Меж­ду тем ли­де­ры стран Вы­ше­град­ской чет­вер­ки, хо­тя объ­ек­тив­но их го­су­дар­ства не за­ин­те­ре­со­ва­ны в вос­ста­нов­ле­нии кон­тро­ля на гра­ни­цах с дру­ги­ми ев­ро­пей­ски­ми стра­на­ми (чис­ло при­бы­ва­ю­щих в эти че­ты­ре стра­ны ми­гран­тов крайне ма­ло), иг­ра­ют и бу­дут иг­рать на ан­ти­ми­гра­ци­он­ных на­стро­е­ни­ях элек­то­ра­та.

Слож­но утвер­ждать, чем за­кон­чит­ся ны­неш­нее про­ти­во­сто­я­ние. Воз­мож­но, дей­стви­тель­но кон­троль на гра­ни­цах бу­дет уси­лен и, как и до­пол­ни­тель­ный кон­троль, дей­ству­ю­щий сей­час на от­дель­ных гра­ни­цах Гер­ма­нии, Австрии и скан­ди­нав­ских стран, ста­нет «но­вой нор­мой». В лю­бом слу­чае в те­ку­щих про­цес­сах немно­го ра­дост­но­го для сто­рон­ни­ков от­кры­тых гра­ниц и ев­ро­пей­ской идеи, а так­же для биз­не­са и ту­риз­ма. Вме­сте с тем нель­зя утвер­ждать, что са­мо по се­бе несо­гла­сие по во­про­су ми­гра­ци­он­но­го кон­тро­ля непре­мен­но при­ве­дет к рас­ко­лу ЕС в це­лом. Ско­рее, де­струк­тив­ный для ЕС по­тен­ци­ал несет пра­вая повестка дня в це­лом. Од­на­ко предвыборные за­яв­ле­ния неред­ко рас­хо­дят­ся с де­лом, и угро­за мо­жет быть пре­уве­ли­че­на. Так, мно­го го­во­ри­ли о воз­мож­но­сти от­ме­ны санк­ций про­тив Рос­сии, сна­ча­ла по­сле при­хо­да к вла­сти пра­вой ко­а­ли­ции в Австрии, за­тем — по­пу­лист­ской ко­а­ли­ции в Ита­лии. Но несмот­ря на ло­яль­ные за­яв­ле­ния пар­тий-по­бе­ди­те­лей в хо­де из­би­ра­тель­ной кам­па­нии, Со­вет ЕС, со­сто­я­щий из про­филь­ных ми­ни­стров всех стран-чле­нов, 23 июня санк­ции про­длил еще на год.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.