Кон­тра­бан­да: оста­но­вить или воз­гла­вить?

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Илья НЕСХОДОВСКИЙ,

ди­рек­тор Ин­сти­ту­та со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской транс­фор­ма­ции, экс­перт Ре­а­ни­ма­ци­он­но­го па­ке­та ре­форм

Борьба с кон­тра­бан­дой долж­на охва­ты­вать не толь­ко си­ло­вые ме­ры, она долж­на быть ком­плекс­ной и вклю­чать це­лый ряд мер, при­зван­ных си­стем­но из­ме­нить ра­бо­ту та­мо­жен­ных ор­га­нов, что­бы пре­сечь кон­тра­бан­ду, ко­то­рая при­во­дит не толь­ко к умень­ше­нию по­ступ­ле­ний в го­су­дар­ствен­ный бюд­жет, но и ис­ка­жа­ет кон­ку­рен­цию, ве­дет к по­те­ре Укра­и­ной сво­е­го эко­но­ми­че­ско­го по­тен­ци­а­ла...

По оцен­кам экс­пер­тов Ин­сти­ту­та со­ци­аль­но­эко­но­ми­че­ской транс­фор­ма­ции (ИСЭТ), пря­мые убыт­ки го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та Укра­и­ны от кон­тра­бан­ды и на­ру­ше­ний та­мо­жен­ных пра­вил со­став­ля­ют от 25 до 70 млрд грн и яв­ля­ют­ся вто­ры­ми по­сле оф­шор­ных схем по раз­ме­ру пря­мых убыт­ков для го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та. Кос­вен­ны­ми убыт­ка­ми от кон­тра­бан­ды яв­ля­ют­ся ис­ка­же­ния кон­ку­рент­ной сре­ды, ко­гда се­бе­сто­и­мость про­из­во­ди­мо­го в Укра­ине то­ва­ра су­ще­ствен­но вы­ше цены им­порт­но­го то­ва­ра, вво­зи­мо­го без упла­ты или с су­ще­ствен­ным за­ни­же­ни­ем со­от­вет­ству­ю­щих на­ло­гов, по­шлин и та­мо­жен­ных пла­те­жей. По­след­ствия все­го это­го сле­ду­ю­щие.

1. Остановка укра­ин­ско­го про­из­вод­ства. Те, пред­при­я­тия, ко­то­рые про­дол­жа­ют работать, для обес­пе­че­ния кон­ку­рент­ной цены вы­нуж­де­ны сни­жать се­бе­сто­и­мость пу­тем сни­же­ния опла­ты тру­да сво­их ра­бот­ни­ков, «ми­ни­ми­за­ции» на­ло­го­вых пла­те­жей (ис­поль­зо­ва­ние фик­тив­но­го на­ло­го­во­го кре­ди­та, за­вы­ше­ние рас­хо­дов, вы­пла­та за­ра­бот­ных плат в «кон­вер­те», ре­а­ли­за­ция то­ва­ров без ис­поль­зо­ва­ния кас­со­вых ап­па­ра­тов и т.д.).

2. Уси­ле­ние тру­до­вой ми­гра­ции. Со­зда­ет­ся па­ра­док­саль­ная си­ту­а­ция, ко­гда укра­ин­цы уез­жа­ют в Поль­шу работать на за­вод и про­из­во­дить про­дук­цию, ко­то­рая за­тем кон­тра­бан­дой по­став­ля­ет­ся в Укра­и­ну.

3. Ис­ка­же­ние то­вар­ной струк­ту­ры внеш­ней тор­гов­ли Укра­и­ны. В част­но­сти, в экс­пор­те на­чи­на­ет до­ми­ни­ро­вать сы­рье­вая про­дук­ция или про­дук­ция с низ­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью (про­дук­ция ме­тал­лур­ги­че­ско­го сек­то­ра) и про­дук­ция сель­ско­го хо­зяй­ства, ко­гда кон­ку­рен­ция достигается бла­го­да­ря бла­го­при­ят­ным кли­ма­ти­че­ским усло­ви­ям, низ­кой сто­и­мо­сти арен­ды зем­ли и низ­ко­му уров­ню на­ло­го­об­ло­же­ния.

4. Де­валь­ва­ция на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты че­рез от­ри­ца­тель­ный тор­го­вый ба­ланс, что со­зда­ет дав­ле­ние на укра­ин­скую грив­ню. Как след­ствие — го­су­дар­ство вы­нуж­де­но по­сто­ян­но брать кре­ди­ты у меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций для недо­пу­ще­ния де­валь­ва­ции на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты.

Ос­нов­ны­ми при­чи­на­ми кон­тра­бан­ды и по­лу­ле­галь­ных спо­со­бов вво­за импорта с укло­не­ни­ем от на­ло­го­об­ло­же­ния яв­ля­ют­ся:

— кор­руп­ция на та­можне и от­сут­ствие со сто­ро­ны го­су­дар­ства по­ли­ти­че­ской воли, а ино­гда и над­ле­жа­щих ин­стру­мен­тов при­вле­че­ния к от­вет­ствен­но­сти та­мо­жен­ни­ков, ко­то­рые ис­поль­зу­ют свое слу­жеб­ное по­ло­же­ние для лич­но­го обо­га­ще­ния;

— зло­упо­треб­ле­ние преду­смот­рен­ны­ми дей­ству­ю­щим за­ко­но­да­тель­ством льгот­ны­ми ре­жи­ма­ми при пе­ре­се­че­нии гра­ни­цы как фи­зи­че­ски­ми, так и юри­ди­че­ски­ми ли­ца­ми;

— зло­упо­треб­ле­ние упро­щен­ной си­сте­мой на­ло­го­об­ло­же­ния, в част­но­сти от­сут­стви­ем за­ко­но­да­тель­но­го тре­бо­ва­ния ве­де­ния уче­та по­ступ­ле­ния и убы­тия то­ва­ров и от­сут­стви­ем долж­но­го кон­тро­ля при ре­а­ли­за­ции то­ва­ров.

20 июня 2018 г. пре­мьер-ми­нистр Вла­ди­мир Грой­сман на за­се­да­нии пра­ви­тель­ства объ­явил бес­по­щад­ную борь­бу с кон­тра­бан­дой и про­воз­гла­сил те­зи­сы, на ко­то­рые ука­зы­ва­ли бизнес и экс­пер­ты, и об­на­ро­до­вал сум­мы по­терь го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та от это­го нега­тив­но­го яв­ле­ния в раз­ме­ре 100 млрд грн. Впро­чем, это уже не пер­вая по­пыт­ка, ведь 11 мая 2016 г. уже бы­ло за­се­да­ние пра­ви­тель­ства с по­доб­ной по­вест­кой дня, и то­гда ос­нов­ной ак­цент был сде­лан на си­ло­вых ме­рах, а имен­но ис­поль­зо­ва­нии т.н. чер­ной сот­ни. Несмот­ря на то, что ре­зуль­та­тив­ность этой «чер­ной сот­ни» ока­за­лась ну­ле­вой, пре­мьер-ми­нистр снова ос­нов­ным ме­то­дом борь­бы с кон­тра­бан­дой вы­би­ра­ет си­ло­вой сце­на­рий, а имен­но предо­став­ле­ние раз­ре­ше­ния по­ли­ции на до­ступ в зо­ну та­мо­жен­но­го кон­тро­ля, кон­троль над про­ве­де­ни­ем та­мо­жен­ных про­це­дур и до­ступ к ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ной си­сте­ме та­мо­жен­но­го оформ­ле­ния «Ин­спек­тор-2006».

Од­на­ко та­кое ре­ше­ние про­ти­во­ре­чит ря­ду ста­тей Та­мо­жен­но­го ко­дек­са, в част­но­сти ст. 332, пря­мо за­пре­ща­ю­щей ли­цам, до­пу­щен­ным в зо­ну та­мо­жен­но­го кон­тро­ля, вме­ши­вать­ся в дей­ствия долж­ност­ных лиц та­мож­ни (та­мо­жен­но­го по­ста), осу­ществ­ля­ю­щих та­мо­жен­ный кон­троль и та­мо­жен­ное оформ­ле­ние, а так­же ст. 8 За­ко­на Укра­и­ны «О на­ци­о­наль­ной по­ли­ции», ко­то­рая опре­де­ля­ет ис­чер­пы­ва­ю­щий пе­ре­чень пол­но­мо­чий по­ли­ции. Так­же оста­ет­ся от­кры­тым во­прос на­ли­чия у по­ли­ции над­ле­жа­щих ком­пе­тен­ций в сфе­ре та­мо­жен­но­го за­ко­но­да­тель­ства и спе­ци­фи­ки ра­бо­ты та­мож­ни, зна­ния меж­ду­на­род­ных требований и обя­за­тельств в этой об­ла­сти. По­это­му та­кой под­ход яв­ля­ет­ся не толь­ко од­но­сто­рон­ним и неком­плекс­ным, а, учи­ты­вая ре­зуль­та­ты преды­ду­ще­го экс­пе­ри­мен­та с «чер­ны­ми сот­ня­ми», при­сут­ствие по­ли­ции на та­можне бу­дет иметь со­мни­тель­ный ре­зуль­тат.

Вме­сте с тем сле­ду­ет от­ме­тить, что у пре­мьер­ми­ни­стра есть дру­гие, бо­лее эф­фек­тив­ные, ры­ча­ги борь­бы с кон­тра­бан­дой и дру­ги­ми на­ру­ше­ни­я­ми та­мо­жен­ных пра­вил. Ведь та­мож­ня непо­сред­ствен­но под­чи­не­на гла­ве ГФС Ми­ро­сла­ву Про­да­ну, ко­то­ро­го свя­зы­ва­ют с Вла­ди­ми­ром Грой­сма­ном, что да­ет воз­мож­ность при­ни­мать все ме­ры, на­прав­лен­ные на борь­бу с кон­тра­бан­дой. Од­на­ко та­кой под­ход не ис­поль­зу­ет­ся, а ини­ци­а­ти­ва Грой­сма­на, ско­рее все­го, свя­за­на с со­дер­жа­ни­ем за­ко­но­да­тель­ных ини­ци­а­тив, ко­то­рые бы­ли пред­став­ле­ны пре­мье­ром, и ко­то­рые во втор­ник Вер­хов­ная Ра­да от­ка­за­лась вклю­чить в по­вест­ку дня. А имен­но: пе­ре­дать под­след­ствен­ность ста­тьи Уго­лов­но­го ко­дек­са Укра­и­ны 201 «Кон­тра­бан­да» от Служ­бы без­опас­но­сти Укра­и­ны к На­ци­о­наль­ной по­ли­ции. Иными сло­ва­ми, за­ме­нить од­них си­ло­ви­ков, не под­кон­троль­ных Ка­би­не­ту ми­ни­стров, дру­ги­ми, оче­вид­но, бо­лее ло­яль­ны­ми. Ко­неч­но, та­кие ша­ги по пе­ре­рас­пре­де­ле­нию кон­тро­ля над фи­нан­со­вы­ми по­то­ка­ми не яв­ля­ют­ся ре­фор­мой, и ско­рее по­хо­жи на про­фа­на­цию.

На­сто­я­щую ре­фор­му та­мож­ни, ко­то­рая долж­на ми­ни­ми­зи­ро­вать кор­руп­цию и кон­тра­бан­ду на та­можне, Ка­би­нет ми­ни­стров на­чал еще 29 мар­та 2017 г., ко­гда одоб­рил Кон­цеп­цию ре­фор­ми­ро­ва­ния ГФС, ко­то­рая охва­ты­ва­ла и та­мо­жен­ное на­прав­ле­ние. В ней бы­ли учте­ны ре­ко­мен­да­ции меж­ду­на­род­ных парт­не­ров Укра­и­ны, в част­но­сти Меж­ду­на­род­но­го ва­лют­но­го фон­да, Та­мо­жен­но­по­гра­нич­ной служ­бы США, Ми­ни­стер­ства фи­нан­сов США и Ев­ро­пей­ской ко­мис­сии. Со­глас­но этой Кон­цеп­ции, Ми­ни­стер­ство фи­нан­сов раз­ра­бо­та­ло про­ект Пла­на дей­ствий по ре­фор­ми­ро­ва­нию та­мож­ни, со­дер­жав­ший 19 на­прав­ле­ний усо­вер­шен­ство­ва­ния ра­бо­ты та­мож­ни, что не толь­ко долж­но бы­ло улуч­шить ее ра­бо­ту, но и умень­шить воз­мож­но­сти кон­тра­бан­ды и сни­зить кор­руп­ци­он­ные воз­мож­но­сти со сто­ро­ны та­мо­жен­ных ор­га­нов. Этот ком­плекс­ный и ос­но­ва­тель­ный до­ку­мент по каж­до­му на­прав­ле­нию пре­сле­до­вал кон­крет­ную цель, опре­де­лен­ные стра­те­ги­че­ские за­да­чи, ко­то­рые бы­ли кон­кре­ти­зи­ро­ва­ны в чет­ком пе­речне за­дач, ме­ро­при­я­тий, ис­пол­ни­те­лей, сро­ков ис­пол­не­ния, и имел кон­крет­ный ин­ди­ка­тор вы­пол­не­ния по ре­зуль­та­там ре­а­ли­за­ции каж­до­го ме­ро­при­я­тия. Меж­ду­на­род­ные парт­не­ры, укра­ин­ские экс­пер­ты вы­со­ко оце­ни­ли этот до­ку­мент как да­ю­щий воз­мож­ность ком­плекс­но ре­шить про­бле­мы неэф­фек­тив­но­сти та­мож­ни, кор­руп­ции та­мо­жен­ных ра­бот­ни­ков, кон­тра­бан­ды и на­ру­ше­ния та­мо­жен­ных пра­вил.

Од­на­ко 11 ян­ва­ря 2018 г. пра­ви­тель­ство от­ме­ни­ло ра­нее при­ня­тые по­ста­нов­ле­ния о ре­фор­ми­ро­ва­нии ор­га­нов на­ло­го­во­го и та­мо­жен­но­го кон­тро­ля и тер­ри­то­ри­аль­ных ор­га­нов Го­су­дар­ствен­ной фис­каль­ной служ­бы. Это вы­зва­ло нега­тив­ную ре­ак­цию как со сто­ро­ны биз­не­са, так и экс­перт­ной сре­ды.

По­это­му для ре­аль­ной ком­плекс­ной борь­бы с кор­руп­ци­ей на та­можне, кон­тра­бан­дой и дру­ги­ми на­ру­ше­ни­я­ми та­мо­жен­ных пра­вил, при­во­дя­щи­ми к по­те­рям го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та на де­сят­ки мил­ли­ар­дов гри­вен, пер­вым ша­гом долж­ны быть утвер­жде­ны Кон­цеп­ция и План дей­ствий по ре­фор­ми­ро­ва­нию та­мож­ни и при­ня­ты ре­ше­ния по обес­пе­че­нию ее осу­ществ­ле­ния. Кро­ме мер, преду­смот­рен­ных этим Пла­ном дей­ствий, долж­ны быть ре­а­ли­зо­ва­ны сле­ду­ю­щие ме­ры:

1. Пол­но­цен­ный об­мен ин­фор­ма­ци­ей с дру­ги­ми стра­на­ми и соз­да­ние дей­ствен­но­го ме­ха­низ­ма ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­но­го со­по­став­ле­ния со­от­вет­ству­ю­щих до­ку­мен­тов и та­мо­жен­ной сто­и­мо­сти ука­зан­ных в них то­ва­ров.

2. От­кры­тие ба­зы дан­ных рас­та­мож­ки без ука­за­ния на­зва­ния юри­ди­че­ско­го или физического ли­ца для всех участ­ни­ков внеш­не­эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти.

3. Умень­ше­ние та­мо­жен­ной на­груз­ки и уни­фи­ка­ция та­мо­жен­ных ста­вок, что­бы умень­шить воз­мож­но­сти ма­ни­пу­ли­ро­ва­ния ими.

4. Внед­ре­ние/со­вер­шен­ство­ва­ние риск-ори­ен­ти­ро­ван­ных си­стем, внед­ре­ние про­зрач­ных ме­ха­низ­мов фор­ми­ро­ва­ния про­фи­лей рис­ков (для та­мож­ни и всех со­пут­ству­ю­щих служб).

5. Невоз­мож­ность зло­упо­треб­ле­ния со сто­ро­ны биз­не­са пра­вом бес­по­шлин­но­го пе­ре­ме­ще­ния то­ва­ров (преду­смот­рен­ным за­ко­но­да­тель­ством) при поч­то­вых от­прав­ле­ни­ях и пе­ре­воз­ках че­рез гра­ни­цу.

Что ка­са­ет­ся по­след­не­го пунк­та, то за­ко­но­да­тель­ные из­ме­не­ния, при­ня­тые пар­ла­мен­том в кон­це про­шло­го го­да, (а имен­но умень­ше­ние бес­по­шлин­но­го вво­за то­ва­ров с 500 до 50 ев­ро в слу­чае пре­бы­ва­ния за границей ме­нее 24 ча­сов или ее пе­ре­се­че­ния ча­ще од­но­го ра­за в 72 ча­са), су­ще­ствен­но умень­ши­ли воз­мож­но­сти зло­упо­треб­ле­ния. Од­на­ко на­род­ный де­пу­тат Ан­дрей Ан­то­ни­щак уже за­ре­ги­стри­ро­вал за­ко­но­про­ект 7484, ко­то­рым пы­та­ет­ся снять вре­мен­ное огра­ни­че­ние «24 ча­са», что бу­дет спо­соб­ство­вать кон­тра­банд­но­му вво­зу то­ва­ра.

Сле­ду­ет так­же от­ме­тить, что борьба с кон­тра­бан­дой и на­ру­ше­ни­я­ми та­мо­жен­ных пра­вил на та­можне — это лишь часть про­бле­мы по­ступ­ле­ния и ре­а­ли­за­ции в Укра­ине неле­галь­но­го импорта. Для эф­фек­тив­ной ра­бо­ты дол­жен быть обес­пе­чен пол­но­цен­ный кон­троль за це­поч­кой по­став­ки, вклю­ча­ю­щий сле­ду­ю­щие эта­пы:

1) ввоз им­порт­ных то­ва­ров в Укра­и­ну (кон­троль на та­можне)

2) дви­же­ние им­порт­ных то­ва­ров от гра­ни­цы до ме­ста ко­неч­ной ре­а­ли­за­ции (кон­троль за це­поч­кой по­став­ки);

3) ре­а­ли­за­ция им­порт­ных то­ва­ров по­тре­би­те­лю (кон­троль ре­а­ли­за­ции).

Экс­пер­та­ми ИСЭТ бы­ли ис­сле­до­ва­ны меж­ду­на­род­ный опыт и раз­лич­ные пред­ло­же­ния, на­прав­лен­ные на недо­пу­ще­ние ис­ка­же­ния кон­ку­рен­ции на внут­рен­нем рын­ке Укра­и­ны по­сред­ством ре­а­ли­за­ции кон­тра­бан­ды и дру­гих то­ва­ров с укло­не­ни­ем от на­ло­го­об­ло­же­ния. В част­но­сти, изу­че­ние меж­ду­на­род­но­го опы­та по­ка­за­ло, что ос­нов­ны­ми фор­ма­ми кон­тро­ля, ис­поль­зу­е­мо­го на­ло­го­вы­ми ор­га­на­ми, яв­ля­ет­ся про­ве­де­ние кон­троль­ных за­ку­пок и последующий кон­троль пол­но­ты вне­се­ния хо­зяй­ствен­ной опе­ра­ции в со­от­вет­ству­ю­щие жур­на­лы. Од­на­ко, вви­ду вы­со­ко­го уров­ня кор­руп­ции в оте­че­ствен­ных на­ло­го­вых ор­га­нах, та­кой под­ход в Укра­ине сей­час не це­ле­со­об­ра­зен, по­сколь­ку не даст ожи­да­е­мый эф­фект, а толь­ко лишь при­ве­дет к уве­ли­че­нию по­бо­ров с пред­ста­ви­те­лей ма­ло­го биз­не­са. По­это­му бы­ли пред­ло­же­ны сле­ду­ю­щие ме­ры, ко­то­рые преду­смат­ри­ва­ют ис­поль­зо­ва­ние со­вре­мен­ных элек­трон­ных сер­ви­сов и умень­ша­ют воз­мож­ность вли­я­ния че­ло­ве­че­ско­го фак­то­ра:

1. Вве­де­ние элек­трон­ных то­ва­ро­транс­порт­ных на­клад­ных (ЭТТН), ко­то­рые долж­ны ре­ги­стри­ро­вать­ся при пе­ре­ме­ще­нии транс­порт­ных средств с то­ва­ром. Опыт Гру­зии сви­де­тель­ству­ет об эф­фек­тив­но­сти та­кой ме­ры, ко­то­рая сде­ла­ла невоз­мож­ным пе­ре­ме­ще­ние кон­тра­бан­ды по гру­зин­ским до­ро­гам.

2. Внед­рен­ная в Укра­ине СЭА НДС поз­во­ля­ет вве­сти си­сте­му Tax Invoice, с по­мо­щью ко­то­рой с од­ной сто­ро­ны мож­но от­ка­зать­ся от оформ­ле­ния пер­вич­ных до­ку­мен­тов, а с дру­гой — так­же обес­пе­чить над­ле­жа­щий кон­троль це­поч­ки ре­а­ли­за­ции им­порт­ных то­ва­ров.

3. Для борь­бы с невы­да­чей фис­каль­но­го чека эф­фек­тив­ным ме­ха­низ­мом яв­ля­ет­ся фи­нан­со­вое сти­му­ли­ро­ва­ние по­ку­па­те­ля, в том чис­ле по­сред­ством «кэш­б­эка». Он преду­смат­ри­ва­ет воз­мож­ность каж­до­му по­ку­па­те­лю на спе­ци­аль­ном фис­каль­ном сер­ве­ре про­ве­рить вы­дан­ный фис­каль­ный чек и в слу­чае его от­сут­ствия по­лу­чить воз­врат средств, упла­чен­ных за при­об­ре­тен­ный то­вар.

Сле­ду­ет от­ме­тить, что пол­но­цен­но ре­а­ли­зо­вать кон­троль це­поч­ки по­ста­вок на тер­ри­то­рию Укра­и­ны невоз­мож­но без со­пут­ству­ю­щих ре­форм, важ­ней­шей из ко­то­рых яв­ля­ет­ся пе­ре­за­груз­ка ГФС и та­мож­ни, в част­но­сти, на­бор их со­труд­ни­ков на про­зрач­ных кон­кур­сах с над­ле­жа­щим уров­нем оцен­ки их про­фес­си­о­на­лиз­ма и доб­ро­по­ря­доч­но­сти; обес­пе­че­ния об­ще­ствен­но­го кон­тро­ля за ре­зуль­та­та­ми их де­я­тель­но­сти; уста­нов­ле­ния для но­вых со­труд­ни­ков до­стой­ных за­ра­бот­ных плат; внед­ре­ния от­вет­ствен­но­сти за непра­во­мер­ные ре­ше­ния, ко­то­рые при­ве­ли к убыт­кам биз­не­са; вве­де­ния чет­ких KPI и ре­а­ли­за­ции пер­ма­нент­но­го кон­тро­ля за их вы­пол­не­ни­ем; внед­ре­ния риск-ори­ен­ти­ро­ван­ных си­стем мо­ни­то­рин­га и вы­яв­ле­ния фак­тов на­ло­го­вых пра­во­на­ру­ше­ний.

Итак, что­бы борьба с кон­тра­бан­дой не ста­ла про­фа­на­ци­ей и пе­ре­рас­пре­де­ле­ни­ем фи­нан­со­вых по­то­ков, она долж­на быть ком­плекс­ной и вклю­чать це­лый ряд мер, ко­то­рые долж­ны си­стем­но из­ме­нить ра­бо­ту та­мо­жен­ных ор­га­нов, что­бы ис­клю­чить про­хож­де­ние кон­тра­бан­ды, по­сколь­ку она не толь­ко при­во­дит к умень­ше­нию по­ступ­ле­ний в го­су­дар­ствен­ный бюд­жет, но и ис­ка­жа­ет кон­ку­рен­цию и при­во­дит к по­те­ре Укра­и­ной сво­е­го эко­но­ми­че­ско­го по­тен­ци­а­ла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.