Ва­ле­рий Суш­ке­вич: «Нам не нуж­ны объ­ек­ты ис­клю­чи­тель­но для лю­дей с ин­ва­лид­но­стью. И спор­тив­ные объ­ек­ты, и объ­ек­ты ин­фра­струк­ту­ры долж­ны быть до­ступ­ны для всех»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Наталия ПОЗНЯК-ХОМЕНКО

В 2016 го­ду украинская па­ра­лим­пий­ская сборная три­ум­фо­ва­ла на лет­ней Па­ра­лим­пиа­де в Рио-де-жа­ней­ро, по­лу­чив 117 на­град и за­няв тре­тье ме­сто в об­щем ко­манд­ном за­че­те.

И это при том, что На­ци­о­наль­ный центр па­ра­лим­пий­ской и де­флим­пий­ской под­го­тов­ки и ре­а­би­ли­та­ции ин­ва­ли­дов в Ев­па­то­рии, на ба­зе ко­то­ро­го тре­ни­ро­ва­лась не толь­ко па­ра­лим­пий­ская ко­ман­да, два го­да как был прак­ти­че­ски недо­сту­пен из-за ан­нек­сии Кры­ма Рос­си­ей. Не ме­нее впе­чат­ля­ю­щие ре­зуль­та­ты по­ка­за­ла в этом го­ду и на­ша зим­няя сборная на Па­ра­лим­пиа­де в ко­рей­ском Пхен­чхане — 22 ме­да­ли, из ко­то­рых семь — зо­ло­тые, и тре­тье об­ще­ко­манд­ное ме­сто (раз­де­лен­ное с ко­ман­да­ми Гер­ма­нии и Фран­ции).

Сей­час на­ши па­ра­лим­пий­цы ак­тив­но го­то­вят­ся к лет­ней Па­ра­лим­пиа­де в То­кио, ко­то­рая со­сто­ит­ся в 2020 го­ду. Но тре­ни­ро­воч­ные сбо­ры ча­сто при­хо­дит­ся про­во­дить в дру­гих стра­нах (по­след­ние, на­при­мер, бы­ли в Ис­па­нии), по­сколь­ку в Укра­ине спор­тив­ных баз со­от­вет­ству­ю­ще­го уров­ня до сих пор не хва­та­ет. Хо­тя уже есть опре­де­лен­ные пер­спек­ти­вы. Об этом рас­ска­зал ZN.UA пре­зи­дент На­ци­о­наль­но­го па­ра­лим­пий­ско­го ко­ми­те­та, упол­но­мо­чен­ный пре­зи­ден­та Укра­и­ны по пра­вам лю­дей с ин­ва­лид­но­стью Ва­ле­рий Суш­ке­вич. — Гос­по­дин Суш­ке­вич, в 2014 го­ду, ко­гда про­изо­шла ан­нек­сия Кры­ма, вы вы­ска­за­ли ожи­да­ние, что рос­си­яне не по­сме­ют при­сво­ить На­ци­о­наль­ный па­ра­лим­пий­ский центр в Ев­па­то­рии, ко­то­рый был глав­ной спор­тив­ной ба­зой для под­го­тов­ки и па­ра­лим­пий­цев, и олим­пий­цев. Ка­кая там си­ту­а­ция сей­час? Ва­ши про­гно­зы оправ­да­лись? — Это бы­ла ба­за не толь­ко под­го­тов­ки спортс­ме­нов-па­ра­лим­пий­цев и олим­пий­цев, но и глав­ная ре­а­би­ли­та­ци­он­ная ба­за. На­ци­о­наль­ный центр в Ев­па­то­рии был ре­корд­сме­ном по ко­ли­че­ству лю­дей с ин­ва­лид­но­стью, ко­то­рые за­ни­ма­лись спор­том и про­хо­ди­ли ре­а­би­ли­та­цию на его тер­ри­то­рии, — пять ты­сяч еже­год­но. И к это­му при­бавь­те три­че­ты­ре, а ино­гда и до пя­ти ты­сяч лю­дей здо­ро­вых, в том чис­ле олим­пий­цев. Ни од­но учре­жде­ние ни в со­вет­ские вре­ме­на, ни в пост­со­вет­ские, ни в Ев­ро­пе не име­ло та­ких по­ка­за­те­лей.

К со­жа­ле­нию, сей­час там си­ту­а­ция со­вер­шен­но дру­гая, по­сколь­ку центр ока­зал­ся в усло­ви­ях са­мо­вы­жи­ва­ния, без го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки. Да, он остал­ся един­ствен­ным объ­ек­том в Кры­му, ко­то­рый Россия при­зна­ла соб­ствен­но­стью На­ци­о­наль­но­го олим­пий­ско­го ко­ми­те­та Укра­и­ны. Он и сей­час ра­бо­та­ет, предо­став­ля­ет услу­ги де­тям, лю­дям с ин­ва­лид­но­стью, в част­но­сти и па­ра­лим­пий­цам. Но без го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки спортс­ме­нам при­хо­дит­ся ехать ту­да за соб­ствен­ные сред­ства, а это нема­лые сум­мы, и не каж­дый мо­жет се­бе это поз­во­лить. — За че­ты­ре го­да ему так и не на­шли

до­стой­ной за­ме­ны? — Пол­но­цен­ную за­ме­ну за че­ты­ре го­да най­ти невоз­мож­но. Но пер­спек­ти­вы есть: че­рез год по­сле Па­ра­лим­пи­а­ды в Рио пре­зи­дент Укра­и­ны по прось­бе на­ше­го Па­ра­лим­пий­ско­го ко­ми­те­та под­пи­сал Указ о со­зда­нии но­во­го Все­укра­ин­ско­го ре­а­би­ли­та­ци­он­но-вос­ста­но­ви­тель­но­го спор­тив­но­го цен­тра На­ци­о­наль­но­го ко­ми­те­та спор­та ин­ва­ли­дов Укра­и­ны в Дне­пре в усло­ви­ях недо­ступ­но­сти для нас крым­ско­го Цен­тра. Кста­ти, это ре­ше­ние ак­тив­но под­дер­жал пре­мьер-ми­нистр Укра­и­ны. Мы ве­рим, что и крым­ский центр ста­нет на­шим не толь­ко юри­ди­че­ски. Но это во­прос вре­ме­ни и опре­де­лен­ных по­ли­ти­че­ских рас­пи­са­ний, в ко­то­рых свою роль сыг­ра­ют и Россия, и Укра­и­на, и все ми­ро­вое со­об­ще­ство. — А по­че­му имен­но в Дне­пре? — Ну, во-пер­вых, у нас боль­шая под­держ­ка на­ше­го про­ек­та со сто­ро­ны го­род­ско­го го­ло­вы Бо­ри­са Фи­ла­то­ва. Во­вто­рых, этот центр так же дол­жен быть спор­тив­но-ре­а­би­ли­та­ци­он­ным, и зна­чи­тель­ная часть про­грамм бу­дет на­прав­ле­на на ре­а­би­ли­та­цию во­и­нов АТО (те­перь — ООС). Так как имен­но в Дне­пре один из цен­траль­ных во­ен­ных гос­пи­та­лей, где ле­чат­ся ра­не­ные бой­цы, — это го­род­ская кли­ни­че­ская боль­ни­ца име­ни Меч­ни­ко­ва. Я хо­ро­шо зна­ком с ее глав­ным вра­чом. Я сам ро­дом с Дне­про­пет­ров­щи­ны и хо­чу ска­зать, что па­ра­лим­пий­ский спорт на­чи­нал­ся имен­но от­ту­да.

Ну и, в-тре­тьих, — это то, что боль­шин­ство чле­нов на­ших па­ра­лим­пий­ских ко­манд раз­ных ви­дов спор­та про­жи­ва­ют имен­но в Дне­про­пет­ров­ском ре­ги­оне. Все эти фак­то­ры и обу­сло­ви­ли наш вы­бор. Тем бо­лее что мы уже и ме­сто при­смот­ре­ли — есть замечательный по­лу­ост­ров на Дне­пре, прак­ти­че­ски в цен­тре го­ро­да, где есть воз­мож­ность объ­еди­нить и при­род­ные фак­то­ры, и усло­вия ци­ви­ли­за­ции. Это очень хо­ро­шо, что та­кой центр бу­дет в круп­ном го­ро­де, где есть раз­ви­тая ин­фра­струк­ту­ра. Ведь для че­ло­ве­ка с ин­ва­лид­но­стью чрез­вы­чай­но важ­но иметь воз­мож­ность сра­зу по­пасть в центр, а не до­би­рать­ся за 30–40 ки­ло­мет­ров за го­род, где и до­ро­ги не все­гда на уровне, и с транс­порт­ным со­об­ще­ни­ем есть про­бле­мы. — На ка­ком эта­пе соз­да­ние это­го цен­тра? — По­ка что го­то­вим про­ект­но-смет­ную до­ку­мен­та­цию и до­би­ва­ем­ся вы­де­ле­ния зем­ли, так как это са­мое слож­ное на эта­пе под­го­тов­ки к стро­и­тель­ству. К со­жа­ле­нию, ре­гла­мент­ные мо­мен­ты очень за­мед­ля­ют де­ло, но без это­го ни­че­го с ме­ста не сдви­нет­ся. Очень на­де­юсь, что эти бю­ро­кра­ти­че­ские мо­мен­ты не яв­ля­ют­ся кор­руп­ци­он­ны­ми — не хо­чу верить, что кто-то за­хо­чет на­жить­ся на спортс­ме­нах-па­ра­лим­пий­цах, ко­то­рые, несмот­ря на ин­ва­лид­ность, при­нес­ли Укра­ине ми­ро­вую сла­ву и вы­ве­ли ее в ли­де­ры па­ра­лим­пий­ско­го дви­же­ния.

Но на се­го­дняш­ний день у нас на ру­ках нет да­же про­ек­та зем­лео­т­во­да, что­бы иметь воз­мож­ность на­чать стро­и­тель­ство. Хо­тя есть под­держ­ка и пре­зи­ден­та, и Ка­б­ми­на, и Мин­мо­ло­дежь­с­пор­та нас все­гда под­дер­жи­ва­ет во всех на­ших де­лах. Но про­ви­са­ет сред­нее зве­но.

Мы го­то­вы, и я очень хо­чу верить, что в этом го­ду уже нач­нем про­ек­ти­ро­ва­ние цен­тра в Дне­пре, а со вре­ме­нем — и стро­и­тель­ство. — На­ци­о­наль­ный па­ра­лим­пий­ский центр в Ев­па­то­рии был пред­на­зна­чен для тре­ни­ров­ки спортс­ме­нов лет­них ви­дов спор­та. И центр, ко­то­рый про­ек­ти­ру­ет­ся в Дне­пре, оче­вид­но, то­же. А есть ба­за для под­го­тов­ки спортс­ме­нов зим­них ви­дов спор­та? — Да, есть За­пад­ный зим­ний ре­а­би­ли­та­ци­он­но-спор­тив­ный центр На­ци­о­наль­но­го ко­ми­те­та спор­та ин­ва­ли­дов Укра­и­ны на Ль­вовщине, в Тур­ков­ском рай­оне. Еще по­сле Па­ра­лим­пи­а­ды в Ту­рине в 2006 го­ду, ко­гда мы уви­де­ли спор­тив­ный и со­ци­аль­ный эф­фект от ра­бо­ты на­ше­го На­ци­о­наль­но­го цен­тра па­ра­лим­пий­ской и де­флим­пий­ской под­го­тов­ки и ре­а­би­ли­та­ции ин­ва­ли­дов в Ев­па­то­рии, мы по­ня­ли, что без зим­ней лыж­но-би­ат­лон­ной ба­зы ана­ло­гич­но­го уров­ня ре­зуль­та­тов в зим­них ви­дах спор­та нам не до­стичь. И уже то­гда бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о стро­и­тель­стве та­кой ба­зы в Кар­па­тах. — Два­дцать лет на­зад? — Да, здесь то­же при­шлось пре­одо­леть мно­же­ство бю­ро­кра­ти­че­ских пре­град. Указ пре­зи­ден­та о стро­и­тель­стве цен­тра был под­пи­сан в 2006 го­ду, а первую оче­редь вве­ли в экс­плу­а­та­цию в ян­ва­ре 2010-го. Че­рез пять лет от­кры­лась и вто­рая оче­редь, а те­перь сто­ит во­прос о даль­ней­шем рас­ши­ре­нии цен­тра. Сей­час он мо­жет при­нять до 350 че­ло­век, а мы пла­ни­ру­ем по­стро­ить еще один го­сти­нич­ный ком­плекс — на 200 че­ло­век. В этом го­ду бу­дет сда­на еще од­на оче­редь ре­а­би­ли­та­ци­он­но-тре­на­жер­но­го ком­плек­са, а в сле­ду­ю­щем — бас­сейн. На эта­пе про­ек­ти­ро­ва­ния боль­шой спор­тив­ный зал, где бу­дет пред­став­ле­но мно­го ви­дов спор­та. Го­то­вит­ся стро­и­тель­ство лы­же­рол­лер­ной трас­сы. То есть наш центр — и для па­ра­лим­пий­цев, и для олим­пий­цев, и для дет­ско-юно­ше­ско­го спор­та — ин­тен­сив­но расширяется.

И я честно мо­гу ска­зать, что по спор­тив­но­му эф­фек­ту он со­от­вет­ству­ет на­шей спор­тив­ной ба­зе в Ев­па­то­рии. Его воз­мож­но­сти уже вы­со­ко оце­ни­ли в Ев­ро­пе и ми­ре. Сю­да едут спортс­ме­ны ото­всю­ду. В про­шлом го­ду На­ци­о­наль­ный па­ра­лим­пий­ский ко­ми­тет Укра­и­ны про­вел здесь Ку­бок ми­ра по лыж­ным гон­кам и би­ат­ло­ну Меж­ду­на­род­но­го па­ра­лим­пий­ско­го ко­ми­те­та, ку­да съе­ха­лись спортс­ме­ны из 18 стран ми­ра, в част­но­сти Япо­нии, Ки­тая и Юж­ной Ко­реи. И вся Ев­ро­па то­же. К нам при­е­ха­ли луч­шие лыж­ни­ки-па­ра­лим­пий­цы. Все вы­со­ко оце­ни­ли воз­мож­но­сти на­ше­го За­пад­но­го ре­а­би­ли­та­ци­он­но-спор­тив­но­го цен­тра, срав­ни­вая его со Швей­ца­ри­ей. Нам дей­стви­тель­но есть чем гор­дить­ся: спор­тив­ная ба­за, трас­сы, стрель­би­ще. — К вам об­ра­ща­ют­ся пре­иму­ще­ствен­но спортс­ме­ны с ин­ва­лид­но­стью? — Не толь­ко. К нам об­ра­ти­лась Все­мир­ная фе­де­ра­ция по олим­пий­ским лыж­ным ви­дам спор­та с пред­ло­же­ни­ем про­ве­сти несколь­ко ев­ро­пей­ских со­рев­но­ва­ний для спортс­ме­нов-олим­пий­цев. Под­чер­ки­ваю — для здо­ро­вых спортс­ме­нов. Мы по­лу­чи­ли вы­со­кую оцен­ку и пред­ло­же­ние и в даль­ней­шем быть цен­тром про­ве­де­ния ев­ро­пей­ских куб­ков по зим­ним олим­пий­ским ви­дам спор­та. — То есть центр спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на

под­го­тов­ке спортс­ме­нов? — Это толь­ко часть на­шей ра­бо­ты. В на­зва­нии цен­тра не слу­чай­но есть сло­ва «ре­а­би­ли­та­ци­он­но-спор­тив­ный центр». То есть боль­шая часть ра­бо­ты цен­тра, как и в Ев­па­то­рии, свя­за­на имен­но со спор­тив­ной, пси­хо­ло­ги­че­ской и со­ци­аль­ной ре­а­би­ли­та­ци­ей лю­дей с ин­ва­лид­но­стью. Что в на­шей си­ту­а­ции име­ет огром­ное зна­че­ние. — Име­е­те в ви­ду си­ту­а­цию в Дон­бас­се? — Да, как толь­ко на­ча­лась вой­на, и агрес­сор на­пал на стра­ну, наш центр стал пер­вым, кто при­нял бой­цов по­сле ле­че­ния на ре­а­би­ли­та­цию. Мы зна­ли, на­сколь­ко это важ­но. На­ша ко­ман­да ра­бо­та­ла еще в го­ды по­стаф­ган­ско­го син­дро­ма. Ко­гда ре­бя­та по­сле Аф­га­на, по­лу­чив ме­ди­цин­ское лечение и про­те­зи­ро­ва­ние, нуж­да­лись в пси­хо­ло­ги­че­ской ре­а­би­ли­та­ции, воз­вра­ще­нию к жиз­ни.

Кста­ти, эф­фек­тив­ность на­ших про­грамм ре­а­би­ли­та­ции про­ве­ри­ли экс­пер­ты НАТО и одоб­ри­ли фи­нан­си­ро­ва­ние На­тов­ской про­грам­мы ре­а­би­ли­та­ции для во­и­нов АТО под на­зва­ни­ем Back to life — «Воз­вра­ще­ние к жиз­ни». — На­тов­ская про­грам­ма для укра­ин­ских бой­цов? — Имен­но так. На­тов­ская про­грам­ма для укра­ин­ских во­и­нов, ра­нен­ных в АТО. Она уже вто­рой год ра­бо­та­ет на ба­зе на­ше­го ре­а­би­ли­та­ци­он­но­го цен­тра. И че­рез нее про­шли сот­ни лю­дей. Мы по­лу­чи­ли вы­со­кую оцен­ку не толь­ко от экс­пер­тов НАТО, но и от са­мих бой­цов, ко­то­рые в пря­мом зна­че­нии это­го сло­ва вер­ну­лись к жиз­ни. У неко­то­рых из них бы­ли тя­же­лые ра­не­ния. А те­перь они же­ни­лись, на­шли ра­бо­ту, свое ме­сто в жиз­ни. И мно­гие про­сят­ся к нам еще раз. Ведь здесь, в сре­де па­ра­лим­пий­цев, они по­лу­чи­ли огром­ный за­ряд оп­ти­миз­ма и мо­ти­ва­ции к жиз­ни. По­сколь­ку имен­но па­ра­лим­пий­ская сре­да со­зда­ет ат­мо­сфе­ру по­ни­ма­ния то­го, что ты пол­но­цен­ный здоровый че­ло­век и ча­сто на­мно­го ак­тив­нее и це­ле­устрем­лен­нее, чем дру­гие. — На­сколь­ко спор­тив­ный ре­зуль­тат за­ви­сит от на­ли­чия со­от­вет­ству­ю­щей ин­фра­струк­ту­ры? — За­ви­си­мость спор­тив­но­го ре­зуль­та­та лю­бой стра­ны по лю­бо­му ви­ду спор­та фун­да­мен­таль­ная. И нам на се­го­дняш­ний день не хва­та­ет со­от­вет­ству­ю­щих спор­тив­ных баз, осо­бен­но в свя­зи с ан­нек­си­ей Кры­ма, что крайне услож­ни­ло экс­плу­а­та­цию на­шей уни­каль­ной спор­тив­ной ба­зы в Ев­па­то­рии.

Нам те­перь ча­сто при­хо­дит­ся ис­кать ва­ри­ан­ты за границей. Недав­но од­на из на­ших па­ра­лим­пий­ских сбор­ных ко­манд бы­ла на тре­ни­ро­воч­ных сбо­рах в Ис­па­нии. Мы на­шли недо­ро­гой ва­ри­ант проживания и пи­та­ния. Но это то­же сред­ства. Ко­гда у нас бы­ла па­ра­лим­пий­ская ба­за — все это оста­ва­лось здесь, в Укра­ине. Мы объ­еди­ня­ли и спорт, и ре­а­би­ли­та­цию — все бы­ло си­стем­но. Ны­неш­няя си­ту­а­ция де­ла­ет до­ро­же и олим­пий­скую, и па­ра­лим­пий­скую под­го­тов­ку. По­это­му соз­да­ние спор­тив­ной ин­фра­струк­ту­ры со­от­вет­ству­ю­ще­го уров­ня — это од­на из ак­ту­аль­ных про­блем и па­ра­лим­пий­ско­го, и олим­пий­ско­го спор­та. Над этим на­до работать. — Кста­ти, в этом то­же есть опре­де­лен­ные сдви­ги. На­при­мер, на Хер­сон­щине в по­сел­ке Ла­зур­ном око­ло Ска­дов­ска в кон­це июня от­кры­лась пер­вая ли­ния лет­ней спор­тив­ной ба­зы для под­го­тов­ки олим­пий­ско­го ре­зер­ва на ты­ся­чу че­ло­век. Ин­ве­сто­ром про­ек­та вы­сту­пил Хер­сон­ский ме­ха­ни­че­ский за­вод, а са­мо стро­и­тель­ство осу­ществ­ля­ет­ся по про­грам­ме го­су­дар­ствен­но-част­но­го со­труд­ни­че­ства, ко­то­рую хер­сон­цы по­за­им­ство­ва­ли в Гол­лан­дии. Как вы от­но­си­тесь к та­ким ини­ци­а­ти­вам, и го­то­вы ли взять та­кие ба­зы на вооружение, ес­ли там бу­дут обес­пе­че­ны со­от­вет­ству­ю­щие усло­вия? — Пре­крас­но от­но­шусь! Чем боль­ше в Укра­ине бу­дет спор­тив­ных баз вы­со­ко­го ми­ро­во­го уров­ня — тем луч­ше, и про­сто чу­дес­но, что за это взял­ся уже и част­ный бизнес. По­вто­ряю: чем боль­ше бу­дет ва­ри­ан­тов, что­бы не вы­во­зить сред­ства за гра­ни­цу, а по­лу­чать тот же эф­фект в Укра­ине, тем луч­ше бу­дет и для спортс­ме­нов, и для го­су­дар­ства.

Но вы го­во­ри­те: «Ес­ли бу­дут обес­пе­че­ны со­от­вет­ству­ю­щие усло­вия». Они долж­ны быть обес­пе­че­ны! Это преду­смот­ре­но го­су­дар­ствен­ны­ми стро­и­тель­ны­ми нор­ма­ми. Недав­но я под­пи­сал пись­ма в Мин­ре­ги­он­буд, что­бы ни од­на стро­и­тель­ная ком­па­ния не по­лу­чи­ла ли­цен­зии на объ­ект, ес­ли для лю­дей с ин­ва­лид­но­стью не бу­дут преду­смот­ре­ны до­ступ­но­сти ко всем его воз­мож­но­стям. Есть Кон­сти­ту­ция, есть укра­ин­ское за­ко­но­да­тель­ство, есть Кон­вен­ция прав лю­дей с ин­ва­лид­но­стью, так да­вай­те при­дер­жи­вать­ся этих норм. Я го­тов лич­но при­е­хать и про­ин­спек­ти­ро­вать эту олим­пий­скую ба­зу в Ла­зур­ном да­же на эта­пе про­ект­ных ре­ше­ний. — Со­глас­на. Мои сло­ва, оче­вид­но, ста­ли отоб­ра­же­ни­ем сте­рео­ти­пов, до сих пор су­ще­ству­ю­щих в об­ще­стве. — Но мы долж­ны изменять свое мыш­ле­ние и под­ход к про­бле­ме в це­лом. Я недав­но встре­чал­ся в Дне­пре с од­ним из ар­хи­тек­то­ров, и он мне дол­го рас­ска­зы­вал, сколь­ко объ­ек­тов они сде­ла­ли для ин­ва­ли­дов. А я ему го­во­рю: «Ува­жа­е­мый кол­ле­га, нам не на­до стро­ить объ­ек­ты ис­клю­чи­тель­но для лю­дей с ин­ва­лид­но­стью. Нам нуж­ны объ­ек­ты, ко­то­рые бы­ли бы до­ступ­ны для всех: и для вас, и для ме­ня. На­до, что­бы па­ра­лим­пи­ец мог тре­ни­ро­вать­ся рядом с олим­пий­цем, по­лу­чить ре­а­би­ли­та­цию, что­бы по­том вый­ти за пре­де­лы цен­тра и быть в об­ще­стве рядом со здоровыми людь­ми».

Не нуж­но де­лить общество на ин­ва­ли­дов и не ин­ва­ли­дов. Необ­хо­ди­мо вво­дить та­кое по­ня­тие, как ин­клю­зив­ность, что­бы лю­ди с ин­ва­лид­но­стью не чув­ство­ва­ли се­бя изо­ли­ро­ван­ны­ми, а бы­ли ча­стью об­ще­ства — вот что глав­ное. Ведь ко­гда на ре­а­би­ли­та­ции во­ин АТО, остав­ший­ся без ног, или маль­чу­ган, с рож­де­ния прак­ти­че­ски не вы­хо­див­ший за пре­де­лы сво­ей ком­на­ты на чет­вер­том эта­же «хру­щев­ки», ви­дят здесь спор­тив­ных, ак­тив­ных па­ра­лим­пий­цев — успеш­ных, у ко­то­рых есть се­мьи, об­ра­зо­ва­ние, свое де­ло, пол­но­стью ре­а­ли­зо­ван­ных, у них по­яв­ля­ет­ся со­вер­шен­но дру­гая мо­ти­ва­ция в жиз­ни.

Тот же Па­ра­лим­пий­ский центр в Ев­па­то­рии под­го­то­вил не од­но­го олим­пий­ско­го чем­пи­о­на. Не па­ра­лим­пий­ско­го, а олим­пий­ско­го. Там в свое вре­мя тре­ни­ро­ва­лись Яна Клоч­ко­ва, Олег Ли­со­гор, дру­гие из­вест­ные спортс­ме­ны. И это по­ка­за­тель­но, что рядом мог­ли тре­ни­ро­вать­ся Яна Клоч­ко­ва и звез­да па­ра­лим­пий­ско­го спор­та Еле­на Ако­пян. Есть да­же фо­то, где они сто­ят об­няв­шись. И это дей­стви­тель­но очень сим­во­ли­че­ское фо­то, по­сколь­ку оно го­во­рит о том, что со­вет­чи­на, преду­смат­ри­вав­шая для лю­дей с ин­ва­лид­но­стью со­ци­аль­ную изо­ля­цию, пре­одо­ле­на.

А где сей­час тре­ни­ру­ют­ся на­ши лыж­ни­ки и би­ат­ло­ни­сты? В на­шем За­пад­ном ре­а­би­ли­та­ци­он­но-спор­тив­ном цен­тре. И все на­ши объ­ек­ты мы де­ла­ем ин­клю­зив­ны­ми. По­буж­дая укра­ин­скую власть к то­таль­ной ин­клю­зии, на­ша ко­ман­да про­па­ган­ди­ру­ет ло­зунг «Ты мо­жешь все!» — это то, что ре­аль­но мо­жет стать ос­но­ва­ни­ем и для спор­та, и для ре­а­би­ли­та­ции. По­это­му на­до со­зда­вать спор­тив­ные объ­ек­ты для всех. — Не мо­гу обой­ти еще один во­прос, о ко­то­ром вы уже ча­стич­но упо­ми­на­ли. Пя­тый год в Укра­ине про­дол­жа­ет­ся вой­на. А вой­ну в свое вре­мя из­вест­ный врач Ни­ко­лай Пи­ро­гов на­звал «эпи­де­ми­ей уве­чья». Недав­но в Укра­ине про­хо­ди­ли Игры непо­ко­рен­ных, где ве­те­ра­ны АТО, по­лу­чив­шие ра­не­ния, со­рев­но­ва­лись в раз­ных спор­тив­ных дис­ци­пли­нах. Вы пытаетесь при­вле­кать та­ких лю­дей в свои ря­ды? — У нас немно­го непра­виль­ное пред­став­ле­ние о па­ра­лим­пий­ском спор­те — как о чем-то несе­рьез­ном. И олим­пий­ский, и па­ра­лим­пий­ский спорт тре­бу­ет мно­го­лет­ней пла­но­мер­ной под­го­тов­ки для до­сти­же­ния ре­зуль­та­та. Спортс­ме­ном вы­со­ко­го уров­ня не ста­но­вят­ся за два-три го­да. Центр в Ев­па­то­рии имел опыт ра­бо­ты в этом на­прав­ле­нии свы­ше 15 лет. Кста­ти, мы, ко­гда под­во­ди­ли ито­ги Па­ра­лим­пи­а­ды в Ко­рее, с удив­ле­ни­ем за­ме­ти­ли, что 80–90 про­цен­тов спортс­ме­нов на­ци­о­наль­ной сбор­ной ко­ман­ды зим­них ви­дов спор­та на­ча­ли свою карьеру имен­но в Ев­па­то­рии, в На­ци­о­наль­ном цен­тре па­ра­лим­пий­ской и де­флим­пий­ской под­го­тов­ки и ре­а­би­ли­та­ции ин­ва­ли­дов. А неко­то­рые из них участ­во­ва­ли во Все­укра­ин­ской спар­та­киа­де «По­верь в се­бя». А все­го та­ких бы­ло свы­ше 30 ты­сяч де­тей с ин­ва­лид­но­стью со всей Укра­и­ны. Неко­то­рые сна­ча­ла про­сто по­па­ли на ре­а­би­ли­та­цию, не в спорт, но там их за­ме­ти­ли на­ши тре­не­ры и по­ве­ли даль­ше. Не все сра­зу по­па­ли в лыж­ные гон­ки и би­ат­лон: кто-то на­чи­нал с пла­ва­ния, кто-то — с лег­кой ат­ле­ти­ки. Но пер­вый тол­чок они по­лу­чи­ли имен­но в Па­ра­лим­пий­ском цен­тре Ев­па­то­рии. Ге­рой Па­ра­лим­пи­а­ды в Ко­рее Мак­сим Яро­вой на­чал за­ни­мать­ся пла­ва­ни­ем, а по­том его за­ме­тил тре­нер Алек­сандр Ва­сю­тин­ский, спе­ци­а­лист по зим­ним ви­дам спор­та. Он пред­ло­жил Мак­си­му по­про­бо­вать се­бя в лыж­ных гон­ках и би­ат­лоне — и вот есть ре­зуль­тат.

А Игры непо­ко­рен­ных — очень нуж­ное де­ло и важ­ная со­став­ля­ю­щая ре­а­би­ли­та­ции бой­цов, но это не спорт выс­ших до­сти­же­ний. Я знаю неко­то­рых ве­те­ра­нов АТО, ко­то­рые за­хо­те­ли прий­ти в па­ра­лим­пий­ский спорт, но не вы­дер­жа­ли си­сте­ма­ти­че­ских и про­дол­жи­тель­ных нагрузок, ко­гда еще да­ле­ко до чем­пи­он­ства в Ев­ро­пе и ми­ре. Так же бы­ло и то­гда, ко­гда мы на­ча­ли работать с «аф­ган­ца­ми». Толь­ко один из них, Ни­ко­лай Ов­ча­рен­ко из Харь­ко­ва, вы­дер­жал и до­стиг ми­ро­во­го уров­ня, став брон­зо­вым при­зе­ром Па­ра­лим­пий­ских игр 2002 го­да. При­том что у мно­гих аф­ган­цев бы­ли хо­ро­шие фи­зи­че­ские дан­ные и спор­тив­ная под­го­тов­ка.

Мы мно­гим во­и­нам АТО с ин­ва­лид­но­стью пред­ла­га­ем воз­мож­но­сти для ре­а­ли­за­ции в па­ра­лим­пий­ском спор­те. Но здесь нуж­но пом­нить, что спорт выс­ших до­сти­же­ний — это очень тя­же­лая, пла­но­мер­ная про­фес­си­о­наль­ная ра­бо­та всей ко­ман­ды вме­сте со спортс­ме­ном.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.