Остап Укра­и­нец: «Уез­жать из стра­ны не пла­ни­рую, раз­ве что здесь нач­нет­ся ка­кая-то со­вер­шен­но нездо­ро­вая фиг­ня»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ВЕРГЕЛИС

Мо­ло­дой укра­ин­ский пи­са­тель Остап Укра­и­нец, по вер­сии экс­пер­тов ZN.UA, при­знан от­кры­ти­ем 2017 го­да в на­шем ли­те­ра­тур­ном про­стран­стве.

А недав­но Остап устро­ил пря­мо­та­ки фан­та­сти­че­ский культ­мас­со­вый ме­га-трол­линг, за­ста­вив по­ве­рить мил­ли­о­ны лю­дей в то, что ста­ди­он в Ива­но-фран­ков­ске тре­бу­ет немед­лен­но­го «освя­ще­ния» по­сле кон­цер­та Оле­га Вин­ни­ка (на­пом­ню, та­ко­му трол­лин­гу пред­ше­ство­ва­ла ре­аль­ная ини­ци­а­ти­ва мэ­ра, ко­то­рый во вре­мя фе­сти­ва­ля Porto Franko при­звал «освя­тить» дво­рец По­тоц­ких, где по­чти на­ги­шом вы­сту­па­ла груп­па «Ха­мер­ман зни­щує віру­си»). Итак, о Вин­ни­ке и «ви­ру­сах», о ксе­но­фо­бии, эми­гра­ции и ли­те­ра­ту­ре — в бе­се­де с Укра­ин­цем.

Но пре­жде чем пе­рей­ти непо­сред­ствен­но к диа­ло­гу, от­ме­чу су­ще­ствен­ную де­таль: Оста­пу — 24 го­да, жи­вет в Ива­но-фран­ков­ске, за ко­рот­кий пе­ри­од вы­пу­стил два за­мет­ных ро­ма­на («Мал­хут», «Транс»). Ли­те­ра­тур­ные кри­ти­ки вы­со­ко оце­ни­ва­ют его творчество в жан­рах ис­то­ри­че­ской про­зы и фэнтези. Все­го два го­да на­зад он де­бю­ти­ро­вал в боль­шой ли­те­ра­ту­ре рас­ска­зом «Ма­лан­ка». Се­год­ня, ко­гда раз­лич­ные груп­пы в FB сег­мен­ти­ру­ют­ся по ра­ди­каль­ным при­зна­кам «ват­ни­ков» или «вы­ши­ват­ни­ков», при­ят­но, что та­кие, как Остап, — «адек­ват­ни­ки».

Впер­вые я его твор­че­ски «иден­ти­фи­ци­ро­вал», ко­гда Укра­и­нец оста­вил в FB свой от­зыв на спек­такль «Гам­лет» в Ива­но-фран­ков­ском те­ат­ре. Он про­чув­ство­вал и «про­чи­тал» его на­столь­ко при­дир­чи­во и про­ник­но­вен­но, что, убеж­ден, из него мог бы по­лу­чить­ся еще и бле­стя­щий те­ат­раль­ный кри­тик. Но сей­час — о дру­гом «те­ат­ре». — Остап, как из­вест­но, ты стал ини­ци­а­то­ром скан­даль­ной пе­ти­ции по освя­ще­нию ива­но-фран­ков­ско­го ста­ди­о­на, где в июне вы­сту­пал с кон­цер­том Олег Вин­ник. Лю­ди по­ве­ри­ли. Неко­то­рые под­дер­жа­ли, неко­то­рые воз­му­ти­лись. Сей­час есть ин­фор­ма­ция о даль­ней­шем хо­де со­бы­тий? — На са­мом де­ле я в шо­ке от хай­па, воз­ник­ше­го во­круг это­го во­про­са. Аб­сурд­ная, по су­ти, си­ту­а­ция, ко­то­рой не долж­но бы­ло слу­чить­ся — это же про­сто ре­ак­ция на скан­дал с груп­пой «Ха­мер­ман зни­щує віру­си», а не ка­кая-то ан­ти­вин­ни­ков­ская ак­ция.

Но слу­чи­лось так, что этот ин­фо­по­вод по­че­му-то стал се­рьез­ным, и о пе­ти­ции узна­ли да­же фа­нат­ки Вин­ни­ка, ко­то­рые ни сном ни духом о ХЗВ не слы­ша­ли.

Мне да­же пи­са­ли угро­зы в лич­ку. Но хай­пы у нас ко­рот­кие — это про­дли­лось че­ты­ре дня при­мер­но, из них два с по­ло­ви­ной сер­вис ви­сел, и про­го­ло­со­вать бы­ло невоз­мож­но.

Сей­час там 111 под­пи­сей, и я не ду­маю, что до кон­ца сро­ка их ста­нет боль­ше 120. И это не про­бле­ма, на са­мом де­ле. Суть бы­ла в том, что­бы вы­звать ре­зо­нанс, но это за­шло го­раз­до даль­ше, чем я ду­мал. — А как вос­при­ни­ма­ешь творчество груп­пы ХЗВ, ко­то­рая так гром­ко рас­пи­а­ри­лась имен­но бла­го­да­ря ста­ра­ни­ям ива­но-фран­ков­ских чи­нов­ни­ков в рам­ках Porto Franko? О та­ком пи­а­ре мож­но толь­ко меч­тать. — Твор­че­ством мож­но на­звать все, что тво­рят лю­ди, неза­ви­си­мо от ху­до­же­ствен­ной цен­но­сти. Это мо­жет нра­вить­ся, не нра­вить­ся, вос­хи­щать, воз­му­щать, но за­пре­щать это нель­зя.

Ес­ли есть чет­кое на­ру­ше­ние за­ко­на — от­но­сить­ся к это­му как к кон­крет­но­му на­ру­ше­нию, а не как к со­бы­тию, из ря­да вон вы­хо­дя­ще­му сво­ей без­нрав­ствен­но­стью.

Я был на кон­цер­те ХЗВ, и дол­жен ска­зать, что они мне ско­рее нра­вят­ся, чем нет.

Они — это то, что в свое вре­мя пы­тал­ся де­лать Кузь­ма Скря­бин, толь­ко в зна­чи­тель­но бо­лее ра­ди­каль­ной фор­ме. Они не хо­ро­шие му­зы­кан­ты, а имен­но ин­те­рес­ные му­зы­кан­ты, та­кая музыка не обя­за­на быть пре­крас­ной.

И ес­ли мы до­пус­ка­ем су­ще­ство­ва­ние му­зы­ки, ко­то­рую ис­пол­ня­ют по­чти об­на­жен­ные кра­си­вые жен­щи­ны, то как мо­жем осуж­дать му­зы­ку, ко­то­рую вы­пол­ня­ют по­чти об­на­жен­ные некра­си­вые муж­чи­ны?

Нуж­но же чтить ка­кие-то прин­ци­пы, кро­ме лич­ных взгля­дов. А то­му, что груп­па рас­пи­а­ри­лась, я рад! Там, кста­ти, есть еще один весомый ре­зуль­тат — впер­вые на мо­ей па­мя­ти весь го­род, без ис­клю­че­ний, об­суж­дал ху­до­же­ствен­ное со­бы­тие. И об­суж­дал дол­го и страст­но. Это ли не нуж­ный по­зи­тив? — Ну и, ко­неч­но, по­сле та­кой про­стран­ной справ­ки о ХЗВ не мо­гу не услы­шать твое про­фес­си­о­наль­ное мне­нию ин­тел­лек­ту­а­ла­гу­ма­ни­та­рия уже об Оле­ге Вин­ни­ке, ко­то­рый без пе­ре­дыш­ки со­би­ра­ет ста­ди­о­ны, раз­дра­жа­ет кон­ку­рен­тов, ин­тел­лек­ту­а­лов. — К Вин­ни­ку я от­но­шусь где-то как к Дзид­зьо для взрос­лых. Они оба лю­ди с хо­ро­шим голосом, про­фес­си­о­наль­ные ис­пол­ни­те­ли, ко­то­рые по­тен­ци­аль­но спо­соб­ны на очень хо­ро­шую му­зы­ку.

Вин­ник во­об­ще ис­пол­нял пар­тию Валь­жа­на в мю­зик­ле «Отвер­жен­ные», а она не про­ста — это добрых со­рок лет жиз­ни пер­со­на­жа, в те­че­ние ко­то­рых он за­мет­но ста­ре­ет.

И они оба сви­де­тель­ству­ют, что ры­нок вно­сит свои кор­рек­ти­вы. Хо­ро­ший ав­тор мо­жет ком­по­но­вать ка­че­ствен­ную, а мо­жет — при­ми­тив­ную му­зы­ку. Это не в по­след­нюю оче­редь ра­бо­та на пуб­ли­ку и вы­бор че­ло­ве­ка. В этом нет ни­че­го за­зор­но­го. Но это не для ме­ня — так бу­дет ла­ко­нич­но. — А во­об­ще у те­бя есть ощу­ще­ние ка­ко­го-то про­грес­си­ру­ю­ще­го и медленно, но вер­но по­беж­да­ю­ще­го жан­ра «аб­сур­да» — и в от­дель­ных го­ро­дах, и по­рой в це­лой стране? Ко­гда один ска­чет, вто­рой пла­чет, а тре­тий в «иг­ре» под­ли­ва­ет мас­ла в огонь ра­ди по­ли­ти­че­ских ди­ви­ден­дов? Или, мо­жет, «так» бы­ло и бу­дет все­гда? Но «до» вой­ны мы на это про­сто не так ре­а­ги­ро­ва­ли? — Ну, кто-то во­об­ще счи­та­ет, что аб­сурд яв­ля­ет­ся неотъ­ем­ле­мой ча­стью су­ще­ство­ва­ния. И чем на­сы­щен­нее ин­фор­ма­ци­он­но и со­бы­тий­но су­ще­ство­ва­ние, тем боль­ше аб­сур­да, со­от­вет­ствен­но, на­кап­ли­ва­ет­ся.

Ду­маю, за­ме­чать его мы луч­ше не ста­ли, но ре­а­ги­ру­ем ост­рее, по­то­му что луч­ше по­ни­ма­ем воз­мож­ные по­след­ствия. — Ива­но-фран­ковск — по­сто­ян­ный си­но­ним кра­си­во­го, об­раз­но­го сло­во­со­че­та­ния «Ста­ни­слав­ский фе­но­мен», то есть фе­но­ме­наль­ных твор­че­ских лич­но­стей. А по­че­му же то­гда этот «фе­но­мен» (из­вест­ные пер­со­ны го­ро­да) по­чти не от­ре­а­ги­ро­ва­ли на фан­та­сти­че­скую си­ту­а­цию во­круг фе­сти­ва­ля — то есть на вы­зо­вы в по­ли­цию из­вест­ных лю­дей, на под­ме­ну «арт-тре­ша» ка­ки­ми-то чи­сты­ми по­ли­ти­че­ски­ми рас­кла­да­ми? Со­весть есть? — Ну, я да­же не уве­рен, что «фе­но­мен» су­ще­ству­ет как нечто кон­со­ли­ди­ро­ван­ное. Ко­неч­но, есть лю­ди, и да­же ор­га­ни­за­ции, ко­то­рые мог­ли бы на это от­ре­а­ги­ро­вать, и огра­ни­чи­ли вы­ска­зы­ва­ние пуб­лич­ной по­зи­ции в луч­шем слу­чае ста­тья­ми.

Но я не ду­маю, что тут воз­мож­на ка­кая-то дей­ствен­ная, а не про­сто кра­си­вая ре­ак­ция. Тре­бо­вать от­став­ки мэ­ра из-за на­ру­ше­ния Кон­сти­ту­ции? У него это на­ру­ше­ние не впер­вой, а про­дол­жа­ет­ся непре­рыв­но, с на­ча­ла ка­ден­ции.

Все мы жи­вем в Укра­ине и, ду­маю, по­ни­ма­ем, на­сколь­ко это несбы­точ­ное тре­бо­ва­ние.

По­это­му эф­фек­тив­нее про­сто рас­ска­зы­вать и до­но­сить до об­ще­ствен­но­сти аб­сурд­ность си­ту­а­ции, по воз­мож­но­сти не да­вать от­дель­ным долж­ност­ным ли­цам де­лать свой рей­тинг на по­пу­ляр­ных вы­ра­же­ни­ях об ис­кус­стве, в ко­то­ром они не смыс­лят.

Меж­ду про­чим, я ни­где не ви­дел ка­ко­го-то за­яв­ле­ния от де­пар­та­мен­та куль­ту­ры по это­му по­во­ду. Ду­маю, это к луч­ше­му.

В опре­де­лен­ном смыс­ле го­ло­са «про­тив» по­зи­ции мэ­ра зву­ча­ли гром­че и ре­зо­нанс­нее го­ло­сов «за». На­столь­ко, что мэр да­же дал про­стран­ное ин­тер­вью, где дол­го объ­яс­нял, что в этом слу­чае он по­го­ря­чил­ся и ни о ка­ких ре­аль­ных по­след­стви­ях речь не идет. — Се­год­ня и из Ива­но-фран­ков­ска, и из дру­гих укра­ин­ских го­ро­дов мо­ло­дежь, твои ро­вес­ни­ки, — уез­жа­ют, уез­жа­ют, уез­жа­ют. Кто ку­да-то, кто за чем-то. Про­сти за на­ив­ный во­прос пи­са­те­лю от на­ив­но­го кри­ти­ка — а во­об­ще мож­но что-ни­будь «при­ду­мать», что­бы «они» еще ино­гда и воз­вра­ща­лись? И что­бы жанр аб­сур­да хо­тя бы вре­мен­но сме­нил­ся не все­ми ува­жа­е­мым жан­ром — ре­а­лиз­мом? Ко­неч­но, «со­ци­а­ли­сти­че­ским». — Мож­но при­ду­мать раз­ве нечто, что при­даст им мо­ти­ва­ции вер­нуть­ся. Что­бы ра­ди нор­маль­ных пер­спек­тив для са­мо­ре­а­ли­за­ции не обя­за­тель­но бы­ло бе­жать в дру­гие стра­ны.

Эти пер­спек­ти­вы и сей­час есть, но их очень труд­но най­ти. Ме­ша­ет на­вяз­чи­вая мысль о том, что их тут нет — вот мно­гие да­же не ищут.

Я лич­но уез­жать из стра­ны не пла­ни­рую, раз­ве что здесь нач­нет­ся ка­кая-то со­вер­шен­но нездо­ро­вая фиг­ня, ко­то­рую я сей­час да­же пред­ста­вить не мо­гу.

А на­счет аб­сур­да, о ко­то­ром мы го­во­рим, то он уже медленно сме­ня­ет­ся ре­а­лиз­мом. Ты же по­ни­ма­ешь, что ре­а­лизм дол­жен стре­мить­ся от­ра­жать дей­стви­тель­ность!

Ес­ли в ос­но­ве ре­аль­но­сти ле­жит аб­сурд – та­ков бу­дет и ре­а­лизм.

«Про­цесс» по-сво­е­му — чрез­вы­чай­но ре­а­ли­стич­ный текст. Тут уже во­прос, что мы с этим аб­сур­дом де­ла­ем и как его вос­при­ни­ма­ем. Уж ес­ли он неиз­бе­жен, то на­до хо­тя бы по­пы­тать­ся сде­лать из него что­ни­будь при­лич­ное. — В тво­ем ак­ти­ве два ро­ма­на — «Мал­хут» и «Транс». Не как про­за­ик, а как кри­тик: что ска­жешь о силь­ных и сла­бых сто­ро­нах этих про­из­ве­де­ний? И, кста­ти, как рас­хо­дят­ся ти­ра­жи? — Рас­хо­дят­ся непло­хо, ес­ли верить из­да­те­лям. Я сам ви­жу толь­ко фид­б­эк, а они зву­чат от мень­шин­ства чи­та­те­лей. При­ят­но то, что боль­шин­ство из них по­ло­жи­тель­ные. Для ме­ня выс­шей по­хва­лой ста­ло то, что «Транс» по­хва­ли­ла моя пре­по­да­ва­тель куль­ту­ро­ло­гии.

Это тот уро­вень чи­та­те­лей, о ко­то­ром я еще год на­зад мог раз­ве меч­тать. То есть, ес­ли уже зна­чи­тель­но бо­лее об­ра­зо­ван­ные, неже­ли я, лю­ди на­хо­дят в мо­их кни­гах что-то сто­я­щее, — это не мо­жет не ра­до­вать.

По по­во­ду силь­ных и сла­бых сто­рон — это про­сто. «Мал­хут» на са­мом де­ле не рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рию, а пред­ла­га­ет об­шир­ный на­бор со­бы­тий, по ко­то­рым эту ис­то­рию мож­но пред­ста­вить. Па­ро­ди­руя ро­ма­ны тайн и теории за­го­во­ра, он пы­та­ет­ся сде­лать са­мо­го чи­та­те­ля соучастником этой теории за­го­во­ра, за­ста­вить его по­ве­рить в несу­ще­ству­ю­щее толь­ко по­то­му, что в это ве­рят дру­гие. Это умыш­лен­ный ход, но нра­вит­ся он да­ле­ко не всем чи­та­те­лям, и финал, несмот­ря на непред­ска­зу­е­мость, неко­то­рых разо­ча­ро­вал имен­но «па­ро­ди­ей на ка­тар­сис», как об этом вы­ра­зи­лась Ан­на Улю­ра.

«Транс» — со­вер­шен­но дру­гой, и про­бле­мы в нем дру­гие. Он ме­ста­ми слиш­ком па­фос­ный и па­те­тич­ный в том, как по­да­ет и до­но­сит свои идеи.

Это от­ча­сти по­боч­ный эф­фект то­го, что я его по­чти пол­но­стью со­чи­нил из ин­тер­тек­ста и из сво­е­го, весь­ма спе­ци­фи­че­ско­го, чув­ства юмо­ра, ма­ло ори­ен­ти­ру­ясь на чи­та­те­ля. Я по­ни­маю, что лю­ди, ко­то­рые нач­нут чи­тать его как про­сто сю­жет­ный ро­ман, где-то при­мер­но на по­ло­вине окон­ча­тель­но по­те­ря­ют по­ни­ма­ние про­ис­хо­дя­ще­го и, ско­рее все­го, на­все­гда за­бро­сят кни­гу.

Для ме­ня это вы­нуж­ден­ная жерт­ва, но дол­жен при­знать, что ба­ланс меж­ду услов­ной «мас­со­вой» ли­те­ра­ту­рой и по­пыт­кой на­пи­сать что­то «элит­ное» я все же не вы­дер­жал. Свои чи­та­те­ли у него есть, и нема­ло, но это очень си­ту­а­тив­ные чи­та­те­ли, так что я до сих пор не мо­гу уве­рен­но ска­зать, на ко­го имен­но рас­счи­та­на эта кни­га. — Воз­вра­ща­ясь к аб­сур­ду: в од­ном из по­стов в FB ты на­ме­кал, де­с­кать, при­дет­ся ис­кать дру­гую стра­ну, ес­ли во Ль­во­ве не до­ве­дут до кон­ца рас­сле­до­ва­ние, свя­зан­ное с по­гро­мом ро­мов, в част­но­сти, с убий­ством пар­ня-цы­га­на. Ес­ли ку­да-то уез­жать, то ка­кая это мог­ла бы быть стра­на? И по­че­му, на твой взгляд, се­год­ня, к со­жа­ле­нию, рас­тут вол­ны ксе­но­фо­бии, нетер­пи­мо­сти? Уже есть да­же некая «уста­лость» от ко­ли­че­ства ин­фор­ма­ции в СМИ на эту те­му. — Я не знаю, ка­кой срок счи­та­ет­ся до­ста­точ­ным, что­бы го­во­рить, что я «жил» в ка­кой-то стране, но в пу­те­ше­стви­ях я все­гда ста­ра­юсь оста­нав­ли­вать­ся у мест­ных — так мож­но вник­нуть не толь­ко в ту­ри­сти­че­ские ат­трак­ции, но и в быт, ру­ти­ну, со­ци­аль­ные и по­ли­ти­че­ские про­бле­мы.

Я как-то до трех но­чи слу­шал, как один хост рас­ска­зы­вал об ита­льян­ском по­ли­ти­ку­ме по­сле Мус­со­ли­ни. Рас­ска­зы­вал обстоятельно, со зна­ни­ем де­ла. Я оста­нав­ли­вал­ся и у кон­сер­ва­то­ров, и у ком­му­ни­стов, по­это­му во мно­гих стра­нах на­слу­шал­ся о ви­де­нии раз­ных сто­рон.

Из тех два­дца­ти с хвостиком стран, где я по­бы­вал, са­мы­ми при­ят­ны­ми по­ка­за­лись Се­вер­ная Ита­лия и Ка­та­ло­ния. На­столь­ко, что я по­ду­мы­ваю о том, что­бы как-ни­будь подыс­кать где-то там квар­ти­ру на ме­сяц-два и про­сто по­жить их в рит­ме.

Фра­за о пе­ре­ез­де бы­ла на­пи­са­на сго­ря­ча и, ско­рее, ка­са­ет­ся же­ла­ния дви­же­ния и же­ла­ния хо­тя бы ино­гда ока­зы­вать­ся в сре­де, поз­во­ля­ю­щей в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни не ду­мать об ак­ту­аль­ных про­бле­мах стра­ны, ко­то­рая все рав­но оста­нет­ся мне род­ной.

А эти про­бле­мы — это как раз ксе­но­фо­бия, нетер­пи­мость и, ко­неч­но, то, что го­су­дар­ство все еще ра­бо­та­ет да­ле­ко не так хо­ро­шо, как долж­но работать.

Ес­ли с по­след­ним свя­за­ны мно­гие фак­то­ры, то ксе­но­фо­бия и нетер­пи­мость — это же­ла­ние про­стых от­ве­тов и про­стых ре­ше­ний, как мне ка­жет­ся.

Са­мое про­стое ре­ше­ние все­гда оди­на­ко­во: пе­ре­кла­ды­ва­ние от­вет­ствен­но­сти на дру­го­го. И мысль о том, что ко­гда мы раз­бе­рем­ся с этим коз­лом от­пу­ще­ния, то не ста­нет и осталь­ных про­блем.

Хо­тя важ­нее, ко­неч­но, про­цесс борь­бы, в ко­то­рый мож­но оку­нуть­ся с го­ло­вой, что­бы не за­ме­чать ча­сти про­блем, иг­но­ри­ро­вать слож­ные и бо­лее дей­ствен­ные ме­то­ды и, ко­неч­но, по­лу­чить от­вет на во­прос: «По­че­му мы не де­ла­ем ни­че­го кон­струк­тив­но­го, а про­сто ищем ви­нов­ных?»

Тут от­вет из са­мо­го во­про­са сле­ду­ет: «Мы не де­ла­ем ни­че­го кон­струк­тив­но­го, по­то­му что ищем ви­нов­ных». — Твои био­гра­фы пи­шут, что еще школь­ни­ком ты чи­тал в ори­ги­на­ле про­из­ве­де­ния ан­гло­языч­ных ав­то­ров. Ка­кие это бы­ли про­из­ве­де­ния, и ка­кие из них те­бя боль­ше все­го «пе­ре­па­ха­ли»? — Что ка­са­ет­ся «пе­ре­па­хи­ва­ния» труд­но ска­зать, а вот чи­тал — что бы­ло в скром­ном ино­языч­ном фон­де школь­ной биб­лио­те­ки. «Ко­нан», «Бес­сон­ни­ца» Стивена Кинга, Эли­о­та и Па­ун­да на­хо­дил че­рез Ин­тер­нет.

По су­ти, как раз по­след­ние два ока­за­ли на ме­ня очень се­рьез­ное вли­я­ние. Я пе­ре­во­дил их по­э­зию, в уни­вер­си­те­те на неко­то­рых се­мест­ро­вых ра­бо­тах ис­сле­до­вал имен­но их творчество. И имен­но они, не в по­след­нюю оче­редь, по­вли­я­ли на «Транс», мой вто­рой ро­ман.

Ну, и «Лав­крафт», ко­то­рый я пы­тал­ся переводить еще в де­ся­том клас­се. На са­мом де­ле я очень со­жа­лею, что в школь­ные го­ды мне не по­па­да­лись ин­те­рес­ные кни­ги на сла­вян­ских язы­ках: поль­ском, чеш­ском или бе­ло­рус­ском. На этих язы­ках я на­чал чи­тать уже в уни­вер­си­те­те, а это был пе­ри­од, ко­гда чи­тать в свое удо­воль­ствие слож­но, а учить ино­стран­ные язы­ки мож­но раз­ве что в сво­бод­ное вре­мя.

Во­об­ще же по ощу­ще­ни­ям шко­ла (не толь­ко в мо­ем слу­чае) от­ни­ма­ет боль­ше, чем да­ет. По­то­му что от­ни­ма­ет она столь­ко вре­ме­ни, сколь­ко мо­жет, а зна­ния да­ет пре­иму­ще­ствен­но по огра­ни­чен­ной про­грам­ме. Мо­жешь боль­ше, хо­чешь боль­ше — де­лай это в свое сво­бод­ное вре­мя. — И на­по­сле­док — кор­рект­ное уточ­не­ние: «Укра­и­нец» — это все­та­ки на­сто­я­щая фа­ми­лия или твор­че­ский псев­до­ним? — На­сто­я­щая. Но этим ин­те­ре­су­ют­ся на­столь­ко ча­сто, что хоть бе­ри и ме­няй на фа­ми­лию де­да — Ли­сов­ский — а фа­ми­лию Укра­и­нец остав­ляй как псев­до­ним.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.