Санк­ции: кур­сы крой­ки и ши­тья

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ва­лен­ти­на САМАР, Ели­за­ве­та СТРИЙ

Но­во­сти этой неде­ли. По­ли­цей­ская служ­ба без­опас­но­сти Но­р­ве­гии про­во­дит рас­сле­до­ва­ние от­но­си­тель­но ком­па­нии Titania Kronos, ко­то­рую по­до­зре­ва­ют в на­ру­ше­нии ре­жи­ма ан­ти­рос­сий­ских санк­ций ЕС, вве­ден­ных в свя­зи с неза­кон­ной ан­нек­си­ей Кры­ма, из-за по­став­ки иль­ме­ни­то­вой ру­ды на по­лу­ост­ров.

В Гер­ма­нии про­во­дит­ся след­ствие от­но­си­тель­но на­ру­ше­ния санк­ций ЕС дву­мя су­до­ход­ны­ми ком­па­ни­я­ми — Hansa Heavy Lift из Гам­бур­га и Heinz Corleis KG из Шта­де, ко­то­рые до­ста­ви­ли из Но­р­ве­гии в Крым 35 тыс. тонн иль­ме­ни­то­вой ру­ды.

По ло­ги­ке, пер­вым долж­но бы­ло бы по­явить­ся со­об­ще­ние о рас­сле­до­ва­нии этих фак­тов на­ру­ше­ния санк­ци­он­но­го ре­жи­ма Кры­ма в Укра­ине. Ведь жур­на­лист­ское рас­сле­до­ва­ние из­да­ния Вlackseanews вы­шло еще в де­каб­ре 2017 г. сра­зу по­сле по­ста­вок нор­веж­ско­го иль­ме­ни­та немец­ки­ми су­да­ми. Но офи­ци­аль­но­го рас­сле­до­ва­ния на­ру­ше­ний санк­ций не бу­дет. Не толь­ко от­но­си­тель­но этих фак­тов — во­об­ще ни­ка­ких. По­то­му что укра­ин­ским за­ко­но­да­тель­ством это не преду­смот­ре­но. Санк­ции есть, а от­вет­ствен­но­сти за их на­ру­ше­ние нет. Не толь­ко уго­лов­ной, но и ад­ми­ни­стра­тив­ной.

По­это­му в Гер­ма­нии и Но­р­ве­гии мо­жет ве­стись рас­сле­до­ва­ние от­но­си­тель­но на­ру­ше­ния санк­ций ЕС, а в США — санк­ций, при­ме­нен­ных их пра­ви­тель­ством. А в Укра­ине, из-за на­ру­ше­ния тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти ко­то­рой, соб­ствен­но, с пер­вых дней ок­ку­па­ции на­ча­ли вво­дить­ся за­пад­ные огра­ни­чи­тель­ные ме­ры, та­кие рас­сле­до­ва­ния по­ка что невоз­мож­ны. Хо­тя, опять же, по ло­ги­ке, имен­но укра­ин­ские сле­до­ва­те­ли долж­ны бы­ли бы со­здать пре­це­дент успеш­ных рас­сле­до­ва­ний слу­ча­ев на­ру­ше­ния ан­ти­рос­сий­ских санк­ций и схем их об­хо­да.

В том чис­ле и от­но­си­тель­но мно­го­крат­но опи­сан­ной и за­до­ку­мен­ти­ро­ван­ной в рас­сле­до­ва­ни­ях укра­ин­ских жур­на­ли­стов «иль­ме­ни­то­вой схе­мы», о ко­то­рой, бла­го­да­ря след­ствию в Гер­ма­нии и Но­р­ве­гии, сно­ва мно­го пи­шут за­пад­ные СМИ. На­пом­ню: сы­рье, ко­то­рое, по до­ку­мен­там, экс­пор­ти­ру­ет­ся в Рос­сию, до­став­ля­ют в Кер­чен­ский про­лив, где на рей­де пе­ре­ва­ли­ва­ют на рос­сий­ские су­да и транс­пор­ти­ру­ют в за­кры­тый кер­чен­ский порт Ка­мыш-бу­рун (а в этом го­ду — еще и в порт на озе­ре До­нуз­лав под Ев­па­то­ри­ей). Пре­тен­дент на иль­ме­ни­то­вый кон­цен­трат в Кры­му один — за­вод «Крым­ский ти­тан» Дмитрия Фир­та­ша. Пред­ста­ви­те­ли ком­па­ний­су­до­вла­дель­цев со­ли­дар­но за­ве­ря­ют: не зна­ли, что груз бу­дет до­став­лен в под­санк­ци­он­ный Крым, так что ни­че­го не на­ру­ша­ли. «Незнай­ке» Siemens, чьи тур­би­ны, несмот­ря на санк­ции, за­пре­ща­ю­щие по­став­ку но­во­го обо­ру­до­ва­ния для энер­ге­ти­че­ско­го сек­то­ра, бы­ли до­став­ле­ны в за­кры­тые пор­ты Се­ва­сто­по­ля и Фе­одо­сии и уста­нов­ле­ны на ТЭС, как мы зна­ем, на­ру­ше­ние со­шло с рук. Так что не ис­клю­че­но, что и к немец­ким су­до­вла­дель­цам или нор­веж­ско­му про­дав­цу иль­ме­ни­то­вой ру­ды, в кон­це кон­цов, на­ка­за­ние при­ме­не­но не бу­дет: ведь по до­ку­мен­там у них так­же все нор­маль­но.

Суть «иль­ме­ни­то­вой схе­мы» в том и со­сто­ит, что каж­дое ее зве­но — от за­куп­ки иль­ме­ни­то­во­го кон­цен­тра­та у укра­ин­ско­го го­су­дар­ствен­но­го (!) Ир­шан­ско­го ГОК ком­па­ни­я­ми-по­сред­ни­ка­ми; «экс­пор­та» в Рос­сию че­рез ту­рец­кие пор­ты до пе­ре­груз­ки на якор­ной сто­ян­ке или вне рей­да рос­сий­ско­го пор­та на рос­сий­ские теп­ло­хо­ды, фор­маль­но за­ко­но­да­тель­ства Укра­и­ны не на­ру­ша­ет и под санк­ции — за­пад­ные и на­ши — не под­па­да­ет. Хо­тя всем вро­де и по­нят­но, что в кон­це це­пи — пре­ступ­ле­ние и на­ру­ше­ние санк­ций, а все, что ему пред­ше­ство­ва­ло, — под­го­тов­ка к его со­вер­ше­нию. Но укра­ин­ские пра­во­охра­ни­те­ли раз­во­дят ру­ка­ми и от­пус­ка­ют су­да-на­ру­ши­те­ли: не про­пи­са­на в укра­ин­ском Уго­лов­ном ко­дек­се ста­тья за на­ру­ше­ния санк­ций, а до­ка­за­тельств то­го, что су­да за­хо­ди­ли в крым­ские пор­ты, то­же нет. Те же, ко­то­рые со­бра­ли жур­на­ли­сты-рас­сле­до­ва­те­ли, по УПК, до­ка­за­тель­ства­ми при­зна­ны не бу­дут. Утвер­жде­ние спор­ное, по­то­му что, во-пер­вых, все су­да, от­гру­зив­шись на рей­де, вы­хо­дят из Керчь-ени­каль­ско­го ка­на­ла по фар­ва­те­ру, ко­то­рый яв­ля­ет­ся ак­ва­то­ри­ей за­кры­то­го пор­та Керчь, и ему же пла­тят ка­наль­ный сбор. Во-вто­рых, то, что смог­ли по­лу­чить жур­на­ли­сты, мо­жет (долж­на иметь) и раз­вед­ка. Но сей­час о дру­гом.

На­ча­ло це­поч­ки — в Укра­ине, в сфе­ре управ­ле­ния укра­ин­ско­го пра­ви­тель­ства, в пре­де­лах ком­пе­тен­ции СБУ и в по­ле по­ли­ти­че­ской от­вет­ствен­но­сти пре­зи­ден­та и все­го СНБО. «Крым­ский ти­тан» не мог бы ра­бо­тать без укра­ин­ско­го иль­ме­ни­та (по­став­ки из Но­р­ве­гии — ме­лочь), но на Ир­шан­ском ГОК то­же, на­вер­ное, не зна­ют, ко­му на са­мом де­ле его про­да­ют. «Юкрей­ни­ан ке­ми­кал про­дактс» го­во­рит, что не при­част­на к управ­ле­нию крым­ским за­во­дом, и все ей ве­рят, хо­тя на неза­кон­ный экс­порт ди­ок­сид ти­та­на из Кры­ма идет по ее сер­ти­фи­ка­там (не ис­клю­че­но, что и на рос­сий­ские обо­рон­ные пред­при­я­тия). Ком­па­нии — участ­ни­ки «иль­ме­ни­то­вой схе­мы» из­вест­ны. Но в санк­ци­он­ном спис­ке Укра­и­ны — толь­ко московское ООО «Ти­та­но­вые ин­ве­сти­ции», ко­то­рое тут же осво­бо­ди­ло ме­сто в схе­ме дру­го­му ООО — «ЦОТ» («Цен­тру оп­ти­маль­ных тех­но­ло­гий»), ко­то­рое и по­став­ля­ет иль­ме­нит в Крым че­рез це­поч­ку про­кла­док.

Ны­неш­няя без­де­я­тель­ность укра­ин­ских чле­нов пра­ви­тель­ства и си­ло­ви­ков в во­про­се «иль­ме­ни­то­вой схе­мы» мо­жет сто­ить Укра­ине очень до­ро­го. Ес­ли рас­сле­до­ва­ние в Но­р­ве­гии и Гер­ма­нии при­зна­ет, что в дей­стви­ях су­до­вла­дель­цев и хи­ми­че­ской ком­па­нии, ко­то­рые по­ста­ви­ли в Крым иль­ме­ни­то­вую ру­ду, нет на­ру­ше­ния санк­ций, то их эф­фек­тив­ность бу­дет су­ще­ствен­но по­до­рва­на, а вы­ду­ман­ная Фир­та­шем схе­ма — при­зна­на без­опас­ной для при­ме­не­ния, и ко­ли­че­ство «незна­ек» воз­рас­тет. Же­ла­ю­щих за­ра­ба­ты­вать в «се­рой» зоне мно­го.

Укра­ин­ская власть ед­ва ли не еже­днев­но при­зы­ва­ет мир уси­лить дав­ле­ние на Рос­сию для пре­кра­ще­ния агрес­сии про­тив Укра­и­ны, в том чис­ле про­дол­жая и рас­ши­ряя эко­но­ми­че­ские санк­ции. При этом СНБО, ру­ко­во­ди­тель ко­то­рой — пре­зи­дент, фор­ми­руя укра­ин­ские санк­ци­он­ные спис­ки, не сты­дит­ся «за­бы­вать» вно­сить в них рос­сий­ских оли­гар­хов, по­ли­ти­ков и биз­не­сме­нов и ком­па­нии, ко­то­рые есть в спис­ках США и ЕС. И ти­тан — это еще цве­точ­ки…

Ды­ря­вый ме­шок укра­ин­ских санк­ций

В ап­ре­ле ны­неш­не­го го­да пре­зи­дент Петр По­ро­шен­ко па­фос­но от­клик­нул­ся на ре­ше­ние Мин­фи­на США вве­сти санк­ции про­тив рос­сий­ских оли­гар­хов и топ-чи­нов­ни­ков. «Сво­бод­ный мир и в даль­ней­шем укре­пит свою ко­а­ли­цию про­тив Моск­вы при чет­ком ли­дер­стве Ва­шинг­то­на и на ос­но­ве мощ­но­го транс­ат­лан­ти­че­ско­го един­ства и об­щих цен­но­стей», — на­пи­сал По­ро­шен­ко в Facebook. И со­об­щил, что уже в бли­жай­шее вре­мя ожи­да­ет от СНБО ком­плекс­ных пред­ло­же­ний по син­хро­ни­за­ции укра­ин­ско­го и аме­ри­кан­ско­го санк­ци­он­ных ре­жи­мов.

Спу­стя ме­сяц СНБО внес из­ме­не­ния в санк­ци­он­ные спис­ки, и пре­зи­дент за­явил, что ре­ше­ния «чет­ко син­хро­ни­зи­ро­ва­ны» с парт­не­ра­ми из ЕС и США: «Сво­им се­го­дняш­ним ре­ше­ни­ем мы ско­ор­ди­ни­ру­ем но­вые вво­ди­мые санк­ции с санк­ци­я­ми США про­тив граж­дан и юри­ди­че­ских лиц Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Они свя­за­ны как с при­ме­не­ни­ем РФ хи­ми­че­ско­го ору­жия в цен­тре Ев­ро­пы — в Ве­ли­ко­бри­та­нии, так и с про­ве­де­ни­ем неза­кон­ных вы­бо­ров пре­зи­ден­та на тер­ри­то­рии ок­ку­пи­ро­ван­но­го Кры­ма».

Убе­дить­ся в син­хро­ни­за­ции спис­ков ока­за­лось непро­сто: под­пи­сан­ный по­чти че­рез две неде­ли Указ пре­зи­ден­та о вве­де­нии в дей­ствие упо­мя­ну­то­го ре­ше­ния СНБО был опуб­ли­ко­ван на сай­тах без ак­тив­ных ссы­лок на при­ло­же­ния с пе­реч­ня­ми фи­зи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц, для ко­то­рых бы­ли про­дол­же­ны и при­ме­не­ны санк­ции. А ко­гда (по­сле звон­ков и ин­фор­ма­ци­он­ных за­про­сов Цен­тра жур­на­лист­ских рас­сле­до­ва­ний) при­ло­же­ния об­на­ро­до­ва­ли, вы­яс­ни­лось, что син­хро­ни­за­ция очень свое­об­раз­ная. Пер­вым «нехват­ку» под­санк­ци­он­ных оли­гар­хов уви­дел на­род­ный де­пу­тат Сер­гей Ле­щен­ко. В спис­ке не ока­за­лось бли­жай­ше­го дру­га Пу­ти­на — Ар­ка­дия Ро­тен­бер­га, вне­сен­но­го в санк­ци­он­ные спис­ки США еще 20 мар­та 2014 г. По мне­нию Ле­щен­ко, По­ро­шен­ко «спа­са­ет» Ро­тен­бер­га, по­сколь­ку тот по­став­ля­ет ком­па­ни­ям Фир­та­ша ам­ми­ак для про­из­вод­ства ми­не­раль­ных удоб­ре­ний. Сле­до­ва­тель­но, в укра­ин­ском санк­ци­он­ном спис­ке нет хим­ком­па­нии Ро­тен­бер­га, за­то есть его и Фир­та­ша кон­ку­рен­ты, ко­то­рых нет в спис­ке США! Ре­ак­ции на эти об­ви­не­ния со сто­ро­ны По­ро­шен­ко не бы­ло. Но 21 июня СНБО при­ни­ма­ет но­вое ре­ше­ние о рас­ши­ре­нии спис­ков, и пре­зи­дент мол­ние­нос­но вво­дит его в дей­ствие. По­во­дом по­да­ет­ся необ­хо­ди­мость вве­де­ния санк­ций, «сим­мет­рич­ных вве­ден­ным пра­ви­тель­ством США 11 июня» про­тив юр­лиц, при­част­ных к де­я­тель­но­сти спец­служб РФ в ки­бер­про­стран­стве. СНБО в сво­ем со­об­ще­нии от­ме­ча­ет, что сре­ди лиц, про­тив ко­то­рых вве­де­ны санк­ции, есть и «из­вест­ный рос­сий­ский мил­ли­ар­дер Ар­ка­дий Ро­тен­берг и чле­ны его се­мьи». Но от это­го санк­ци­он­ные спис­ки Укра­и­ны не ста­ли син­хро­ни­зи­ро­ван­ны­ми с аме­ри­кан­ски­ми. На­ше срав­не­ние об­на­ру­жи­ло нема­ло ин­те­рес­ных «по­те­ря­шек» СНБО. Их де­сят­ки, по­это­му оста­но­вим­ся на зна­ко­вых.

Нач­нем с «син­хро­ни­зи­ро­ван­но­го» Ро­тен­бер­га-стар­ше­го. В укра­ин­ский спи­сок до сих пор не вклю­че­но ООО «СГМ-МОСТ» — дочь ООО «Строй­газ­мон­таж» Ро­тен­бер­га, ген­под­ряд­чи­ка стро­и­тель­ства мо­ста. «СГМ-МОСТ» бы­ло ос­но­ва­но в 2015 г. спе­ци­аль­но для управ­ле­ния про­ек­том стро­и­тель­ства мо­ста че­рез Кер­чен­ский про­лив. Под аме­ри­кан­ские санк­ции оно по­па­ло вме­сте с дру­ги­ми ком­па­ни­я­ми, при­ни­ма­ю­щи­ми уча­стие в стро­и­тель­стве мо­ста, еще 1 сен­тяб­ря 2016 г.

В спис­ке OFAC Мин­фи­на США — че­ты­ре ком­па­нии из Гр у п п ы «Со­в­фрахт-сов­мортранс», в укра­ин­ский — не по­па­ло ни од­ной. Хо­тя это имен­но ее су­да и па­ро­мы до­став­ля­ли рос­сий­ских во­ен­ных и тех­ни­ку в Крым, ее бар­жи-пон­то­ны при­вез­ли в Се­ва­сто­поль и Фе­одо­сию тур­би­ны ком­па­нии Siemens.

Это ком­па­нии «СМТ-К», па­ро­мы ко­то­рой ра­бо­та­ют на ли­нии Керчь— Кав­каз, Управ­ля­ю­щая ком­па­ния «Со­в­фрахт», ОАО «Со­в­фрахт», ЗАО «Сов­мортранс». Гла­вы прав­ле­ния «Со­в­фрах­та» — Дмитрия Пу­ри­ма, воз­глав­ля­ю­ще­го и крым­ское от­де­ле­ние пар­тии «Де­ло­вая Рос­сия», в санк­ци­он­ном спис­ке то­же нет. А в Одес­се про­дол­жа­ет ра­бо­тать ООО «Со­в­фрахт Укра­и­на», за­ре­ги­стри­ро­ван­ное на Кон­стан­ти­на Пу­ри­ма — млад­ше­го бра­та гла­вы прав­ле­ния ГК.

Под укра­ин­ские санк­ции по­па­ли лишь две из че­ты­рех, вне­сен­ных в спи­сок США, ком­па­ний, су­да ко­то­рых фрах­то­вал «Со­в­фрахт» для пе­ре­во­зок го­рю­че­го в Крым.

Ком­па­нии рос­сий­ских оли­гар­хов. В укра­ин­ский спи­сок, в от­ли­чие от спис­ка США, не вне­се­ны, по мень­шей ме­ре, шесть ком­па­ний, ко­то­рые при­над­ле­жат или кон­тро­ли­ру­ют­ся Оле­гом Де­ри­пас­кой. А имен­но: Basic Element («Ба­зо­вый эле­мент»), «Агро­хол­динг «Ку­бань», В-finance, EN+ Group PLC , Объ­еди­нен­ная ком­па­ния «Ру­сал», «Груп­па ГАЗ».

Не ока­за­лось в спис­ке СНБО и ком­па­нии Алек­сея Мор­да­шо­ва «Си­ло­вые ма­ши­ны», от­ме­тив­шей­ся на по­став­ке тур­бин Siemens в Крым. Длин­ный пе­ре­чень «уте­рян­ных» СНБО ком­па­ний, ко­то­рые при­над­ле­жат Ген­на­дию Тим­чен­ко и вхо­дят в Груп­пу ком­па­ний Volga Group и хол­дин­га «Строй­транс­газ».

И Де­ри­пас­ка, и Мор­да­шов, и Тим­чен­ко вне­се­ны в пе­ре­чень физ­лиц, к ко­то­рым при­ме­не­ны пер­со­наль­ные санк­ции СНБОУ, что, впро­чем, не ме­ша­ет им и в даль­ней­шем иметь биз­нес в Укра­ине, и да­же от­чуж­дать за­бло­ки­ро­ван­ные санк­ци­я­ми ак­ти­вы. На­при­мер, Алек­сей Мор­да­шов, кон­тро­ли­ру­ю­щий ЧАО «Дне­про­ме­тиз», по­пал под укра­ин­ские санк­ции в сен­тяб­ре 2016 г. Они преду­смат­ри­ва­ли «бло­ки­ро­ва­ние ак­ти­вов — вре­мен­ное огра­ни­че­ние пра­ва ли­ца поль­зо­вать­ся и рас­по­ря­жать­ся над­ле­жа­щим ему иму­ще­ством». Несмот­ря на это, 27 ок­тяб­ря 2017 г. «Се­вер­сталь» объ­яви­ла, что про­да­ла «Дне­про­ме­тиз» ком­па­нии «Ди­ал­зоне Хол­динг Лтд» с Вир­гин­ских ост­ро­вов. Эти из­ме­не­ния отоб­ра­же­ны в си­сте­ме SMIDA, что озна­ча­ет: ни­ка­ких проблем в Укра­ине под­санк­ци­он­ный Мор­да­шов с этой сдел­кой не имел.

Пе­ре­чень «уте­рян­ных» рос­си­ян, в от­но­ше­нии ко­то­рых СНБО не вве­ла санк­ций, хо­тя они есть в спис­ке OFAC, то­же ин­те­рес­ный и ши­ро­кий. На­зо­вем са­мых из­вест­ных.

Вла­ди­мир Яку­нин — экс-пре­зи­дент ком­па­нии «Рос­сий­ские же­лез­ные доро­ги».

Это це­лая стай­ка биз­не­сме­нов, свя­зан­ных с бан­ком «Рос­сия»: Ки­рилл Ко­валь­чук (он же пре­зи­дент «На­ци­о­наль­ной ме­диа-груп­пы» и пле­мян­ник ос­нов­но­го ак­ци­о­не­ра бан­ка Юрия Ко­валь­чу­ка), Дмит­рий Ле­бе­дев, Дмит­рий Манс­уров, Ми­ха­ил Кли­шин и Ми­ха­ил Де­дов (так­же яв­ля­ю­щи­е­ся ос­но­ва­те­ля­ми ООО «Вен­чур­ная ин­ве­сти­ци­он­ная ком­па­ния», со­здан­ной для управ­ле­ния ак­ти­ва­ми груп­пы бан­ка).

И на де­серт, не по­ве­ри­те, — Евгений При­го­жин. Не­ве­ро­ят­ность его невне­се­ния в спи­сок СНБО, ко­то­рый фор­ми­ру­ет­ся в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни преж­де все­го по пред­став­ле­ни­ям СБУ, за­клю­ча­ет­ся в том, что гла­ва Служ­бы Ва­си­лий Гри­цак не мо­жет не знать, кто та­кой Евгений При­го­жин. Ведь изоб­ли­че­нию де­я­тель­но­сти ЧВК Ва­г­не­ра он по­свя­тил спе­ци­аль­ную пресс-кон­фе­рен­цию. Да, это тот са­мый «ре­сто­ра­тор Пу­ти­на», вла­де­лец фа­б­ри­ки трол­лей в Оль­ги­но и фи­нан­сист ЧВК Ва­г­не­ра, Бо­лее то­го, в укра­ин­ском спис­ке нет его ком­па­нии «Кон­корд», ко­то­рая кор­мит управ­ле­ние де­ла­ми пре­зи­ден­та и рос­сий­ских во­ен­ных. Санк­ции США в от­но­ше­нии При­го­жи­на бы­ли вве­де­ны за предо­став­ле­ние фи­нан­со­вой под­держ­ки «Агент­ству ин­тер­нет-ис­сле­до­ва­ний», об­ви­ня­е­мом во вме­ша­тель­стве в вы­бо­ры в США в 2016 г.

Вы­во­ды — неуте­ши­тель­ны. Осо­бен­но ес­ли при­ни­мать во вни­ма­ние ин­сай­дер­скую ин­фор­ма­цию об: «оби­ле­чи­ва­нии» кан­ди­да­тов в санк­ци­он­ные спис­ки на выс­шем власт­ном уровне, что мо­жет лег­ко объ­яс­нить снис­хо­ди­тель­ность к биз­нес-ин­те­ре­сам под­санк­ци­он­ных рос­сий­ских оли­гар­хов в Укра­ине; по­ли­ти­че­скую тор­гов­лю санк­ци­он­ным ак­ти­вом в об­мен на уни­что­же­ние кон­ку­рен­тов по биз­не­су.

До­ба­вим так­же, что дей­ству­ю­щий за­кон о сво­бод­ной эко­но­ми­че­ской зоне «Крым», ко­то­рый помог укра­ин­ским оли­гар­хам со­хра­нить ак­ти­вы в Кры­му, раз­ре­ша­ет то, что за­пре­ще­но санк­ци­я­ми ЕС и США: ин­ве­сти­ро­вать в биз­нес на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии, от­кры­вать пред­при­я­тия, экс­пор­ти­ро­вать про­из­ве­ден­ные в Кры­му то­ва­ры и т.д.

Сле­до­ва­тель­но, ес­ли го­во­рить о син­хро­ни­за­ции санк­ци­он­ной по­ли­ти­ки и мер Укра­и­ны и США, то на­чи­нать на­до с двух про­стых ве­щей. Во­пер­вых, спис­ки юри­ди­че­ских и фи­зи­че­ских лиц, в от­но­ше­нии ко­то­рых вве­де­ны санк­ции США, долж­ны быть пол­но­стью вне­се­ны в спис­ки СНБО (при этом укра­ин­ские мо­гут быть и рас­ши­ре­ны).

Во-вто­рых, в санк­ци­он­ное за­ко­но­да­тель­ство Укра­и­ны необ­хо­ди­мо сроч­но вне­сти из­ме­не­ния, ко­то­рые чет­ко опре­де­лят ос­но­ва­ния для при­ме­не­ния санк­ций, про­це­ду­ру и мо­ни­то­ринг при­ме­не­ния огра­ни­че­ний, схе­мы об­хо­дов санк­ций и ма­ни­пу­ля­ций с ак­ти­ва­ми фи­гу­ран­тов спис­ков. Кто это дол­жен де­лать? Во­прос дис­кус­си­он­ный. Есть пример и опыт OFAC — де­пар­та­мен­та ми­ни­стер­ства фи­нан­сов США. Но по­сколь­ку санк­ции в Укра­ине уже ста­ли то­ва­ром, вряд ли кто-ли­бо от­ка­жет­ся от вла­сти над ним доб­ро­воль­но. Ко­гда-то один очень из­вест­ный по­ли­тик спро­сил у ме­ня: как воз­мо­жен та­кой рост Ра­би­но­ви­ча и пар­тии «За жит­тя»? При­шлось от­ве­тить во­про­сом на во­прос: а как дав­но вы смот­ре­ли те­ле­ви­зор? «Я его во­об­ще не смот­рю», — от­ве­тил он.

Раз­го­вор по­ка­за­те­лен имен­но по­то­му, что по­ли­тик точ­но не был ти­пич­ным пред­ста­ви­те­лем элек­то­ра­та, то есть на­ро­да, име­ну­е­мо­го си­им тер­ми­ном в из­би­ра­тель­ном про­цес­се. А вот на­род, то есть элек­то­рат, те­ле­ви­зор смот­рит. Во­пре­ки по­сто­ян­но рас­ту­ще­му ко­ли­че­ству поль­зо­ва­те­лей Ин­тер­не­та и со­ци­аль­ных се­тей, ко­ли­че­ство тех, кто на во­прос со­цио­ло­гов — от­ку­да вы узна­е­те глав­ные но­во­сти, от­ве­ча­ет, что «из те­ле­ви­зо­ра», — прак­ти­че­ски неиз­мен­но. И это по­чти 80% укра­ин­цев.

Да, ско­рее все­го, ли­де­ры мне­ний, ве­ду­щие бес­ко­неч­ные бои в Фейс­бу­ке по все­воз­мож­ным по­во­дам, вхо­дят в остав­ши­е­ся 20%. Но ре­зуль­та­ты вы­бо­ров точ­но опре­де­ля­ют те 80%, смот­ря­щих те­ле­ви­зор и при­хо­дя­щих на из­би­ра­тель­ные участ­ки. И по­это­му кон­троль над «ящи­ком» яв­ля­ет­ся ед­ва ли не глав­ной за­да­чей (в до­пол­не­ние к кон­тро­лю над из­би­ра­тель­ны­ми ко­мис­си­я­ми и ЦВК) тех, кто име­ет пре­тен­зии на по­бе­ду и на власть.

Те­ле­ви­зор — шту­ка кри­тич­но необ­хо­ди­мая для по­бе­ды в вы­бо­рах и су­ще­ство­ва­ния в по­ли­ти­ке. Те­ле­ви­зор «рож­да­ет» по­ли­ти­ков, те­ле­ви­зор точ­но так же их и «уби­ва­ет». Те­ле­ви­зор — это са­мый силь­ный ин­стру­мент вли­я­ния на по­ли­ти­че­ский про­цесс и убе­ди­тель­ней­ший ар­гу­мент в борь­бе за эко­но­ми­че­ские пре­фе­рен­ции; спо­соб со­хра­не­ния биз­не­са в стране, где дру­гие ин­стру­мен­ты все еще зна­чи­тель­но сла­бее.

И имен­но по­это­му — это кри­ти­че­ски важ­ный ак­тив для соб­ствен­ни­ков. Каж­дый из них жи­вет точ­но не за счет сво­е­го ме­диа биз­не­са, бо­лее то­го, каж­дый из них тра­тит несколь­ко де­сят­ков мил­ли­о­нов дол­ла­ров в год на до­та­ции те­ле­ка­на­лам. Но за­то имен­но те­ле­ви­зор ста­но­вит­ся их глав­ным ар­гу­мен­том для пе­ре­го­во­ров со все­ми «власть иму­щи­ми». Итак, те­ле­ви­зор — это по­след­ний ак­тив, с ко­то­рым бу­дет го­тов рас­про­щать­ся лю­бой оли­гарх в этой стране — будь то Ах­ме­тов или Ко­ло­мой­ский, или го­раз­до ме­нее из­вест­ный Ды­мин­ский.

В кон­це кон­цов, не сто­ит за­бы­вать и дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Пет­ра По­ро­шен­ко, ко­то­рый вряд ли стал бы столь успеш­ным бе­не­фи­ци­а­ром Ре­во­лю­ции в 2014-м. И в этом ведь не Ро­шен сыг­рал глав­ную роль, а имен­но «5 ка­нал», яв­ляв­ший­ся на тот мо­мент «ка­на­лом Ре­во­лю­ции».

Да, те­ле­ви­зор — шту­ка пуб­лич­ная, ра­бо­та­ю­щая для масс. Но вот все, что ка­са­ет­ся око­ло­те­ле­ви­зи­он­ной кух­ни, оку­та­но тай­ной. Это весь­ма тон­кий за­ку­лис­ный про­цесс, в ко­то­ром участ­ву­ют еди­ни­цы, вер­нее еди­ни­цы, име­ю­щие на сче­тах еди­ни­цы с боль­шим ко­ли­че­ством ну­лей. Имен­но они ве­дут «сво­их кан­ди­да­тов» в пре­зи­ден­ты, имен­но они «рас­кла­ды­ва­ют яй­ца» в раз­ные пар­тий­ные кор­зи­ны. Имен­но они опре­де­ля­ют очер­та­ния по­ли­ти­че­ско­го ланд­шаф­та стра­ны.

И есте­ствен­но, что все они бо­рют­ся за свое ме­сто в ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве, за рей­тин­ги, то бишь зри­те­ля, ко­то­ро­го они ис­кус­но пре­вра­ща­ют в управ­ля­е­мый элек­то­рат. Ина­че го­во­ря — за воз­мож­ность вли­ять. По­то­му что кон­тро­ли­ро­вать те­ле­ви­зор = кон­тро­ли­ро­вать по­ли­ти­че­ский про­цесс.

И ес­ли власть ощу­ти­мо те­ря­ет кон­троль над про­цес­са­ми в стране, то есте­ствен­но, что она пред­по­ла­га­ет вер­нуть его имен­но бла­го­да­ря кон­тро­лю над те­ле­ви­зо­ром. Тем бо­лее, что имен­но власть на­зна­ча­ет глав­но­го ре­гу­ля­то­ра ин­фор­ма­ци­он­ной сфе­ры — Нац­со­вет по во­про­сам те­ле­ви­де­ния и ра­дио­ве­ща­ния (4 чле­на — кво­та Пре­зи­ден­та, 4 — пар­ла­мен­та, но с уче­том пре­зи­дент­ской фрак­ции он по фак­ту име­ет ба­зо­вое вли­я­ние на ре­гу­ля­то­ра).

Во­круг это­го слож­но­го про­цес­са ре­гу­ли­ро­ва­ния мно­го тай­ных пла­нов и сек­рет­ных звон­ков с ука­за­ни­я­ми. Как обыч­но, осо­бен­но пе­ред вы­бо­ра­ми.

Но вдруг, со­вер­шен­но неожи­дан­но, тай­ные зна­ния про­со­чи­лись в пуб­лич­ное про­стран­ство вме­сте с за­яв­ле­ни­ем пер­во­го за­ме­сти­те­ля гла­вы На­ци­о­наль­но­го со­ве­та по во­про­сам те­ле­ви­де­ния и ра­дио­ве­ща­ния Оль­ги Ге­ра­си­мьюк. Это за­яв­ле­ние бы­ло по­нят­но, ско­рее, по­свя­щен­ным, но чет­ко ука­зы­ва­ло — борь­ба за кон­троль над те­ле­ви­зо­ром на­ча­лась.

За­яв­ле­ние Ге­ра­си­мьюк бы­ло вро­де как об от­став­ке с по­ста за­мгла­вы Нац­со­ве­та, но вни­ма­тель­но чи­та­ю­щий меж­ду строк сра­зу уви­дел в нем при­зна­ние в неже­ла­нии участ­во­вать в про­цес­се пе­ре­де­ла те­ле­ви­зи­он­но­го рын­ка ак­ку­рат в ка­нун из­би­ра­тель­ной кам­па­нии. Речь шла о тре­бо­ва­нии про­зрач­но­сти про­цес­са про­дле­ния циф­ро­вых ли­цен­зий укра­ин­ским те­ле­ка­на­лам. Сей­час суть ре­тро­спек­ти­вы. Соб­ствен­но, пер­вый зво­но­чек о воз­мож­ных из­ме­не­ни­ях про­зве­нел еще 19 апре­ля, ко­гда на за­се­да­нии Во­ен­но­го ка­би­не­та пре­зи­дент По­ро­шен­ко за­явил о том, что Укра­и­на по­чти в ав­раль­ном по­ряд­ке, уже с 1 июля это­го го­да, долж­на от­клю­чить ана­ло­го­вое ве­ща­ние и пе­рей­ти на циф­ро­вое. Мол, тя­нуть с этим даль­ше нель­зя. На са­мом де­ле, та­кая спеш­ка бы­ла от­нюдь не слу­чай­ным по­ры­вом.

Но для на­ча­ла — ма­лень­кая справка. Фак­ти­че­ски в стране ра­бо­та­ют три си­сте­мы пе­ре­да­чи те­ле­ви­зи­он­но­го сиг­на­ла: спут­ник; ана­лог (это ста­рая си­сте­ма пе­ре­да­чи ви­део и зву­ка ана­ло­го­вым элек­три­че­ским сиг­на­лом); и «циф­ра» — тех­но­ло­гия пе­ре­да­чи с по­мо­щью ко­ди­ро­ва­ния ви­део­сиг­на­ла и зву­ка циф­ро­вы­ми ка­на­ла­ми. «Циф­ра» — со­вре­мен­ная си­сте­ма, ко­то­рая да­ет го­раз­до боль­ше воз­мож­но­стей для до­не­се­ния сиг­на­ла.

Вро­де бы — все вер­но. Нуж­но ис­поль­зо­вать бо­лее со­вре­мен­ную си­сте­му — циф­ро­вое те­ле­ви­де­ние — и от­клю­чать ана­лог. Но в Укра­ине во­круг это­го про­цес­са име­ет­ся та­кое ко­ли­че­ство проблем, что впо­ру го­во­рить как о во­про­сах на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, так и о воз­мож­но­сти пря­мо­го по­ли­ти­че­ско­го дав­ле­ния на ка­на­лы по­сле пе­ре­хо­да на «циф­ру». И вот по­че­му.

Во-пер­вых, ана­ло­го­вое ве­ща­ние от­клю­чи­ла Ев­ро­па, но не от­клю­чи­ла Рос­сия. Кое-где рос­сий­ский ана­ло­го­вый сиг­нал про­ни­ка­ет на­столь­ко глу­бо­ко внутрь Укра­и­ны, что до­ста­ет аж до Дне­пра. Это зна­чит, что лю­ди, при­вык­шие смот­реть укра­ин­ские ка­на­лы в ана­ло­ге, по­сле его от­клю­че­ния бу­дут смот­реть рос­сий­ские. И это по все­му пе­ри­мет­ру укра­и­но-рос­сий­ской гра­ни­цы. Чем это гро­зит во вре­мя вой­ны, объ­яс­нять из­лишне.

Во-вто­рых, циф­ро­вым те­ле­ви­де­ни­ем (в от­ли­чие от ана­ло­го­во­го) со­сто­я­ни­ем на сей­час по­кры­та да­ле­ко не вся тер­ри­то­рия стра­ны. Из-за это­го, по раз­ным оцен­кам, без те­ле­ви­де­ния во­об­ще мо­жет остать­ся несколь­ко мил­ли­о­нов укра­ин­цев. Как пра­ви­ло, это жи­те­ли ма­лень­ких го­род­ков и сел. В стране есть несколь­ко «бе­лых пя­тен», не по­кры­тых циф­ро­вым ве­ща­ни­ем. Что они бу­дут де­лать, ес­ли вдруг их оста­вят без те­ле­ви­де­ния во­об­ще? Воз­му­тят­ся и… пе­рей­дут на спут­ник. А спут­ник ка­кой? Пра­виль­но, рос­сий­ский. С пол­ным па­ке­том опять же рос­сий­ских про­па­ган­дист­ских ка­на­лов.

И, на­ко­нец, в-тре­тьих. Един­ствен­ным про­вай­де­ром «циф­ры» в стране яв­ля­ет­ся ком­па­ния «Зеон­буд». Это ин­те­рес­ней­шая ком­па­ния — мо­но­по­лист на рын­ке циф­ро­во­го те­ле­ви­де­ния. То есть вся те­ле­си­сте­ма стра­ны по­сле от­клю­че­ния ана­ло­га (ко­то­рый ра­бо­та­ет на ба­зе гос­кон­цер­на РРТ) по су­ти ока­жет­ся в за­лож­ни­ках ком­па­нии «Зеон­буд». На­чи­ная от та­ри­фов, ко­то­рые мо­гут ока­зать­ся та­ки­ми вы­со­ки­ми, что тор­ги за скид­ки ста­нут опре­де­лять ре­дак­ци­он­ную по­ли­ти­ку те­ле­ка­на­лов, за­кан­чи­вая воз­мож­но­стью во­об­ще вы­ру­бить «ру­биль­ник» и от­клю­чить всех.

И те­перь са­мое ин­те­рес­ное. Струк­ту­ра соб­ствен­но­сти мо­но­поль­ной ком­па­нии «Зеон­буд» — это тай­на за се­мью и бо­лее зам­ка­ми.

Со­здал это­го «мон­стра» быв­ший Нац­со­вет по во­про­сам те­ле­ви­де­ния и ра­дио­ве­ща­ния во гла­ве с Бо­ри­сом Хо­ло­дом, на­зна­чен­ным Вик­то­ром Яну­ко­ви­чем. По­се­му оче­вид­но, что имен­но бег­лый Яну­ко­вич и его бли­жай­шее окру­же­ние «по­участ­во­ва­ли» в «Зеон­бу­де». Ин­те­ре­сы ком­па­нии в ны­неш­нем пар­ла­мен­те, не при­кры­ва­ясь, лоб­би­ру­ет на­род­ный де­пу­тат из Оп­по­бло­ка Юрий Ма­рок­ко (до­ста­точ­но про­ана­ли­зи­ро­вать его по­прав­ки к про­филь­ным за­ко­нам), име­ю­щий от­но­ше­ние к Ре­на­ту Ах­ме­то­ву, что сви­де­тель­ству­ет о том, что Ах­ме­то­ву «Зеон­буд» со­всем не чужд. Как яв­но не чужд ему и те­ле­ка­нал ТРК «Укра­и­на», ко­то­рый се­год­ня ли­ди­ру­ет на те­ле­ви­зи­он­ном рын­ке стра­ны. Впро­чем, до­ли в «Зеон­бу­де» изна­чаль­но бы­ли не толь­ко у Ах­ме­то­ва! Что со сво­ей до­лей сде­лал, на­при­мер, Са­ша-сто­ма­то­лог? Со­хра­нил?! Про­дал? Ко­му? Ау, СБУ!

Мо­но­по­лия не нра­вит­ся мно­гим. Имен­но по­это­му от­клю­че­ние ана­ло­га от­кла­ды­ва­лось мно­го раз. Плюс пра­ви­тель­ство, ко­то­рое при­ни­ма­ет окон­ча­тель­ное ре­ше­ние об от­клю­че­нии ана­ло­га, долж­но бы по­за­бо­тить­ся о том, что­бы все по­тен­ци­аль­ные те­ле­зри­те­ли бы­ли обес­пе­че­ны си­сте­мой при­е­ма циф­ро­во­го сиг­на­ла.

За это вре­мя кон­церн РРТ, ко­то­ро­му по­сле от­клю­че­ния ана­ло­га во­об­ще непо­нят­но как вы­жи­вать, раз­ра­бо­тал тех­но­ло­гию пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ния ана­ло­го­вых пе­ре­дат­чи­ков в циф­ро­вые, что поз­во­ли­ло бы со­здать на его ба­зе го­су­дар­ствен­ный про­вай­дер циф­ро­во­го ве­ща­ния, ко­то­рый мог бы стать нор­маль­ной аль­тер­на­ти­вой «Зеон­бу­ду».

Но, по­го­ва­ри­ва­ют, что вме­сто про­дви­же­ния это­го про­ек­та, неко­то­рые со­вет­ни­ки пре­зи­ден­та на­ча­ли ак­тив­ные пе­ре­го­во­ры о по­куп­ке ча­сти ак­ций имен­но «Зеон­бу­да». В свя­зи с крайне непро­зрач­ной струк­ту­рой соб­ствен­но­сти про­сле­дить, про­изо­шли ли из­ме­не­ния сре­ди соб­ствен­ни­ков «Зеон­бу­да» и по­яви­лись ли там струк­ту­ры, близ­кие к ны­неш­ней вла­сти, весь­ма слож­но. Су­ще­ству­ют оп­ци­о­ны, в кон­це кон­цов.

Но факт в том, что с Бан­ко­вой по­сту­пил чет­кий сиг­нал «Стоп!» про­ек­ту со­зда­ния го­су­дар­ствен­но­го про­вай­де­ра «циф­ры» на ба­зе РРТ. Хо­тя этот про­ект сто­ил бы го­су­дар­ству го­раз­до де­шев­ле, чем ему об­хо­дит­ся мо­но­по­лия «Зеон­бу­да».

Со­от­вет­ствен­но, от пе­ре­хо­да на «циф­ру» точ­но вы­иг­ры­ва­ет имен­но Ах­ме­тов и дру­гие весь­ма тай­ные соб­ствен­ни­ки «Зеон­бу­да».

Ви­ди­мо, от­сю­да — ре­ши­мость пре­зи­ден­та По­ро­шен­ко в та­кие сжа­тые сро­ки от­клю­чить ана­лог и пе­рей­ти на циф­ру. Плюс об­сто­я­тель­ства сло­жи­лись еще и та­ким об­ра­зом, что имен­но сей­час у всех боль­ших те­ле­ка­на­лов за­кан­чи­ва­ют­ся циф­ро­вые ли­цен­зии. И пе­ре­ли­цен­зи­ро­ва­ние, а имен­но пра­во те­ле­ка­на­лов ве­щать в «циф­ре», про­во­дит Нац­со­вет, где, как мы уже от­ме­ти­ли, по­ло­ви­на чле­нов на­зна­че­на пре­зи­ден­том.

За­яв­ле­ние чле­на Нац­со­ве­та Гер­си­мьюк по­яви­лось в тот клю­че­вой мо­мент, ко­гда Нац­со­вет вплот­ную по­до­шел к рас­смот­ре­нию на­ру­ше­ний те­ле­ка­на­ла­ми. Несколь­ко фор­маль­ных на­ру­ше­ний и пре­ду­пре­жде­ний — и у Нац­со­ве­та по­яв­ля­ет­ся за­кон­ная воз­мож­ность не про­дле­вать циф­ро­вые ли­цен­зии.

В зоне рис­ка ока­за­лись в первую оче­редь Ин­тер, СТБ (у них уже бы­ли пре­ду­пре­жде­ния) и Сту­дия 1+1, к ко­то­рой име­лись пре­тен­зии за де­мон­стра­цию со­вет­ско­го филь­ма и при­сут­ствие офф­шор­ной ком­па­нии в струк­ту­ре соб­ствен­но­сти. Вне зо­ны рис­ка — ТРК «Укра­и­на», Но­вый ка­нал и ICTV, не имев­шие ни од­но­го за­ме­ча­ния и, к то­му же, не от­ли­ча­ю­щи­е­ся кри­тич­но­стью к вла­сти.

Мож­но лишь пред­ста­вить се­бе, как из­ме­нит­ся ин­фор­ма­ци­он­ное по­ле стра­ны без Ин­те­ра и Плю­сов (как бы к ним кто не от­но­сил­ся) и кто ока­жет­ся бе­не­фи­ци­а­ром это­го про­цес­са.

По­се­му рас­смот­ре­ние вопроса пе­ре­ли­цен­зи­ро­ва­ния в первую оче­редь как соб­ствен­ни­ка­ми Ин­те­ра, так и соб­ствен­ни­ком Плю­сов, бы­ло сверх­за­да­чей. Ведь непро­дле­ние ли­цен­зии лю­бо­му из боль­ших ка­на­лов при­ве­ло бы к огром­но­му пе­ре­де­лу те­ле­рын­ка и чет­ко за­кре­пи­ло бы на нем един­ствен­но­го ли­де­ра — ТРК Укра­и­на. Хо­тя, сто­ит пред­по­ло­жить, что в пред­две­рии из­би­ра­тель­ной кам­па­нии вла­дель­цев «Ин­те­ра» и «Плю­сов» «дрес­си­ро­вал» не Ах­ме­тов, а пре­зи­дент. Од­на­ко скан­дал, ко­то­рый воз­ник по­сле за­яв­ле­ния Оль­ги Ге­ра­си­мьюк, привлек вни­ма­ние к про­цес­су как на­род­ных де­пу­та­тов, так и за­пад­ных по­сольств. По­сле об­суж­де­ния ню­ан­сов, про­ис­хо­дя­щих в Нац­со­ве­те, на за­кры­том за­се­да­нии про­филь­но­го пар­ла­мент­ско­го ко­ми­те­та про­цесс пе­ре­ли­цен­зи­ро­ва­ния уда­лось раз­бло­ки­ро­вать.

Нац­со­вет смог со­брать­ся на за­се­да­ние, и все боль­шие те­ле­ка­на­лы по­лу­чи­ли но­вые циф­ро­вые ли­цен­зии со­глас­но за­ко­ну. Чле­ны Нац­со­ве­та по­ка­за­ли, что хо­ро­шо пом­нят судь­бу сво­их пред­ше­ствен­ни­ков (кста­ти, твор­цов мо­но­по­лии «Зеон­бу­да» сре­ди про­че­го), мно­гие из ко­то­рых так и не вер­ну­лись в стра­ну до сих пор.

Но это во­все не зна­чит, что все ин­стру­мен­ты воз­мож­ных тор­гов или дав­ле­ния на «те­ле­ви­зо­ры» по­сле пе­ре­ли­це­зи­ро­ва­ния ис­чер­па­ны. Ведь по­сле от­клю­че­ния ана­ло­га в стране по­яв­ля­ет­ся ис­клю­чи­тель­ный мо­но­по­лист на рын­ке циф­ро­вых те­ле­услуг — «Зеон­буд». И имен­но он бу­дет вы­став­лять та­ри­фы на свои услу­ги до­став­ки сиг­на­ла те­ле­ка­на­лам. И это очень до­ро­гие та­ри­фы — речь идет о мил­ли­о­нах.

По­се­му со­всем не ис­клю­че­но, что скид­ки на та­ри­фы ста­нут се­рьез­ным ар­гу­мен­том в по­ли­ти­че­ском про­цес­се в ин­те­ре­сах тех, кто име­ет от­но­ше­ние к «Зеон­бу­ду». Ведь по­ка из­би­ра­те­ли чер­па­ют ин­фор­ма­цию из те­ле­ви­зо­ра, борь­ба за вли­я­ние на те­ле­ка­на­лы так же бу­дет про­дол­жать­ся.

Те­ле­ка­на­лы и по­ли­ти­ка оста­ют­ся си­ам­ски­ми близ­не­ца­ми. До­ста­точ­но од­но­го при­ме­ра: Укра­и­на еще очень да­ле­ка от нор­маль­но­го ме­диа­рын­ка, где ка­на­лы за­ра­ба­ты­ва­ют на ре­кла­ме. Но, в от­ли­чие от Рос­сии, в Укра­ине су­ще­ству­ет те­ле­ви­зи­он­ный плю­ра­лизм мне­ний, бла­го­да­ря на­ли­чию ми­ни­мум пя­ти мощ­ных те­ле­ви­зи­он­ных ме­диа групп с раз­ны­ми соб­ствен­ни­ка­ми. А вот в Рос­сии мо­но­по­лию на те­ле­ви­зор уста­но­ви­ло го­су­дар­ство.

И это не по­след­няя при­чи­на то­го, что в Укра­ине ми­ни­мум пять кан­ди­да­тов в пре­зи­ден­ты, иду­щие прак­ти­че­ски «нос-в-нос», то­гда как в Рос­сии — один, взра­щен­ный мо­но­поль­ным те­ле­ви­де­ни­ем.

У нас же — каж­дый те­ле­соб­ствен­ник «ста­вит» на сво­их. В Укра­ине, к со­жа­ле­нию, речь уже не идет о сво­бо­де сло­ва на кон­крет­ном ка­на­ле. Речь о со­хра­не­нии плю­ра­лиз­ма ка­на­лов. За­бег про­дол­жа­ет­ся. Как и борь­ба за те­ле­ви­зор. Ибо се­год­ня в на­шей стране все еще власть — это те­ле­ви­зор, а не Ин­тер­нет. Depositphotos

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.