Впе­ред и вверх

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Иван­на КЛИМПУШЦИНЦАДЗЕ,

Удаст­ся ли нам сде­лать путь на За­пад необ­ра­ти­мым?

го­во­ря, про­бле­ма в том, что­бы сде­лать путь к за­пад­ной ци­ви­ли­за­ции необ­ра­ти­мым. Не под­ле­жа­щим ре­ви­зии и не пред­по­ла­га­ю­щим ли­це­мер­ных мо­даль­но­стей. Что­бы ид­ти впе­ред и вверх.

20-й сам­мит Укра­и­на—ес и сам­мит НА­ТО, со­сто­яв­ши­е­ся на про­шлой неде­ле в Брюс­се­ле, име­ли в Укра­ине зна­чи­тель­но мень­ший ре­зо­нанс, чем ис­то­рия с на­ка­за­ни­ем хор­ват­ских фут­бо­ли­стов за ло­зунг «Сла­ва Укра­ине!» и кам­па­ния по об­ру­ше­нию рей­тин­га стра­ни­цы FIFA в Facebook. По­ли­ти­че­ским до­сти­же­ни­ям слож­но кон­ку­ри­ро­вать с фут­боль­ны­ми по­бе­да­ми за вни­ма­ние ши­ро­кой мас­сы, осо­бен­но ес­ли под по­ли­ти­кой по­ни­мать не сел­фи со ско­том или по­куп­ку ниж­не­го бе­лья, а кро­пот­ли­вую и си­стем­ную ра­бо­ту. И зна­че­ние этих сам­ми­тов труд­но пе­ре­оце­нить. По­то­му что на них Укра­ине уда­лось пре­одо­леть, по мень­шей ме­ре, три сту­пень­ки на пу­ти в Ев­ро­пу. Не та­кие яр­кие и по­нят­ные, как предо­став­ле­ние без­ви­за. Но та­кие, ко­то­рые бу­дут иметь зна­чи­тель­ное вли­я­ние на бу­ду­щее от­но­ше­ний Укра­и­ны и За­па­да. А сле­до­ва­тель­но — и на бу­ду­щее Укра­и­ны.

Недву­смыс­лен­ная оцен­ка дей­ствий Рос­сии

В Укра­ине долж­ной оцен­кой рос­сий­ской агрес­сии ни­ко­го не уди­вишь. Но ес­ли смот­реть с гео­по­ли­ти­че­ской пер­спек­ти­вы, все не так лег­ко и од­но­знач­но. Со вре­мен Ев­ро­май­да­на и на­ча­ла рос­сий­ской агрес­сии Кремль за­дей­ство­вал огром­ные ре­сур­сы, что­бы за­бло­ки­ро­вать под­держ­ку Укра­и­ны За­па­дом и разо­рвать по­ли­ти­че­скую связь Укра­и­ны с ЕС и НА­ТО. Труд­но да­же пред­ста­вить, сколь­ко де­нег, ме­дий­ных и по­ли­ти­че­ских ре­сур­сов за­дей­ство­ва­ла Рос­сия для ре­а­ли­за­ции этой стра­те­гии. Ки­бе­р­ата­ки и вме­ша­тель­ство в из­би­ра­тель­ные про­цес­сы, про­па­ган­да в ме­диа и под­держ­ка по­ли­ти­че­ских сил с нуж­ной по­вест­кой дня, спе­цо­пе­ра­ции в ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве Укра­и­ны, Ев­ро­пы и США. Гибрид­ная вой­на Рос­сии про­тив Укра­и­ны бы­ла и есть не толь­ко ча­стью вой­ны про­тив все­го за­пад­но­го ми­ра, а наи­бо­лее дерз­ким ее на­прав­ле­ни­ем — эта­ким кей­сом, ко­то­рый дол­жен был до­ка­зать несо­сто­я­тель­ность за­пад­ных цен­но­стей, сла­бость и хруп­кость за­пад­ной по­ли­ти­че­ской ор­га­ни­за­ции.

На про­тя­же­нии по­след­них лет не раз нам ка­за­лось, что эта гибрид­ная стра­те­гия дей­ству­ет. При­зы­вы осла­бить или во­об­ще от­ме­нить санк­ции из уст от­дель­ных ев­ро­пей­ских по­ли­ти­ков, оскор­би­тель­но-некор­рект­ное сло­во «кон­фликт» для обо­зна­че­ния рос­сий­ской агрес­сии на Во­сто­ке Укра­и­ны, бло­ки­ро­ва­ние ра­ти­фи­ка­ции Со­гла­ше­ния об ас­со­ци­а­ции со сто­ро­ны ни­дер­ланд­ских по­ли­ти­ков и по­пыт­ки бло­ки­ро­вать ин­те­гра­цию Укра­и­ны в НА­ТО со сто­ро­ны Вен­грии… Каж­дый из этих фак­тов ис­поль­зо­вал­ся крем­лев­ской про­па­ган­дой и ре­ван­шист­ски­ми по­ли­ти­че­ски­ми си­ла­ми в Укра­ине как «до­ка­за­тель­ство» от­стра­не­ния За­па­да от Укра­и­ны, как оче­ред­ная «зра­да» — с це­лью взле­ле­ять разо­ча­ро­ва­ние ев­ро­пей­ским вы­бо­ром и под­го­то­вить поч­ву для из­ме­не­ния кур­са го­су­дар­ства.

Но при­ня­тые в Брюс­се­ле ито­го­вые де­кла­ра­ции двух мощ­ных сам­ми­тов, как ми­ни­мум, услож­ни­ли даль­ней­шую ре­а­ли­за­цию этой стра­те­гии. В де­кла­ра­ци­ях бы­ли в ко­то­рый раз под­твер­жде­ны и за­фик­си­ро­ва­ны клю­че­вые те­зи­сы о под­держ­ке Укра­и­ны и осуж­де­нии дей­ствий Рос­сии. Рос­сий­ская агрес­сия бы­ла на­зва­на агрес­си­ей, ан­нек­сия Кры­ма — ан­нек­си­ей. Ито­го­вая де­кла­ра­ция сам­ми­та Укра­и­на — ЕС за­фик­си­ро­ва­ла на­ру­ше­ние прав че­ло­ве­ка в Кры­му и впер­вые в нее бы­ли вклю­че­ны фа­ми­лии укра­ин­ских по­лит­за­клю­чен­ных — за­лож­ни­ков пу­тин­ско­го ре­жи­ма. ЕС ука­зал на от­вет­ствен­ность Рос­сии за вы­пол­не­ние Мин­ских до­го­во­рен­но­стей и до­ку­мен­таль­но под­твер­дил, что санк­ции от­но­си­тель­но Рос­сии бу­дут дей­ство­вать вплоть до пол­но­го вы­пол­не­ния этих до­го­во­рен­но­стей. От­дель­ным пунк­том Рос­сию при­зва­ли взять на се­бя от­вет­ствен­ность за сби­тый са­мо­лет рей­са MH17. От­кро­вен­ной бы­ла и де­кла­ра­ция НА­ТО: дей­ствия Рос­сии в ней рас­це­не­ны как агрес­сив­ные и «под­ры­ва­ю­щие ев­ро­ат­лан­ти­че­скую без­опас­ность и меж­ду­на­род­ный по­ря­док, ос­но­ван­ный на пра­ви­лах», а сво­бод­ная и силь­ная Укра­и­на при­зна­на «клю­че­вой для ев­ро­ат­лан­ти­че­ской без­опас­но­сти».

Та­ким об­ра­зом, За­пад остал­ся на прин­ци­пи­аль­ных, цен­ност­ных по­зи­ци­ях в оцен­ке дей­ствий Рос­сии — без на­ме­ка на ка­ки­е­ли­бо ком­про­мис­сы, мо­даль­но­сти и воз­мож­но­сти дву­знач­ных тол­ко­ва­ний. Ус­лов­ная «пар­тия уми­ро­тво­ре­ния агрес­со­ра», ко­то­рая ста­но­ви­лась все бо­лее вли­я­тель­ной в Ев­ро­пе на про­тя­же­нии по­след­них двух лет, от­сту­пи­ла. Оче­вид­но, это не окон­ча­тель­ное ее по­ра­же­ние. Но все же ощу­ти­мое.

Наи­бо­лее яр­ко это про­яви­лось в фор­му­ли­ров­ках от­но­си­тель­но ин­те­гра­ци­он­ных пер­спек­тив Укра­и­ны. Еще на­ка­нуне сам­ми­тов ка­за­лось, что от­кро­вен­ная по­зи­ция Вен­грии и скры­тая по­зи­ция еще несколь­ких ев­ро­пей­ских стран от­но­си­тель­но бло­ки­ро­ва­ния ев­ро­пей­ских и ев­ро­ат­лан­ти­че­ских устрем­ле­ний Укра­и­ны сно­ва за­го­нит си­ту­а­цию в ту­пик, как это бы­ло во вре­мя про­шло­год­не­го сам­ми­та Укра­и­на—ес. Но со­про­тив­ле­ние «укра­и­нос­кеп­ти­ков» уда­лось пре­одо­леть. В ито­го­вой де­кла­ра­ции ЕС под­твер­дил ев­ро­пей­ские устрем­ле­ния и при­вет­ство­вал ев­ро­пей­ский вы­бор Укра­и­ны. Ев­ро­ат­лан­ти­че­ские стрем­ле­ния бы­ли под­твер­жде­ны в ито­го­вой ре­зо­лю­ции сам­ми­та НА­ТО. Оба сам­ми­та по­ка­за­ли, что в во­про­се ев­ро­ат­лан­ти­че­ских устрем­ле­ний Укра­и­ны За­пад спо­со­бен к кон­со­ли­да­ции — несмот­ря на рас­хож­де­ния и кри­зис­ные про­цес­сы в от­но­ше­ни­ях меж­ду парт­не­ра­ми.

Пре­кра­тят­ся ли в ре­зуль­та­те этих ре­ше­ний ги­брид­ные ата­ки Крем­ля на Укра­и­ну, в том чис­ле на ее цен­ност­ное един­ство с За­па­дом? Нет. Имен­но по­это­му не сле­ду­ет рас­слаб­лять­ся ни Укра­ине, ни ее дру­зьям на За­па­де. Вме­сте с тем ито­ги сам­ми­тов в Брюс­се­ле до­ка­за­ли: гео­по­ли­ти­че­ская це­на, ко­то­рую дол­жен пла­тить Кремль за ре­а­ли­за­цию сво­ей стра­те­гии от­но­си­тель­но Укра­и­ны, ока­за­лась вы­ше, чем он рас­счи­ты­вал.

Оцен­ка укра­ин­ских ре­форм

На­вер­ное, впер­вые ито­го­вая де­кла­ра­ция сам­ми­та Укра­и­на—ес со­дер­жит та­кой пол­ный и впе­чат­ля­ю­щий спи­сок то­го, что бы­ло сде­ла­но, да еще и с осо­бым упо­ром на про­гресс, до­стиг­ну­тый с мо­мен­та про­шло­год­не­го сам­ми­та. Де­цен­тра­ли­за­ция и го­су­дар­ствен­ное управление, гос­за­куп­ки и охра­на окру­жа­ю­щей сре­ды, про­зрач­ность го­су­дар­ствен­ных пред­при­я­тий и за­кон о нац­без­опас­но­сти, на­ча­ло ре­фор­ми­ро­ва­ния си­стем здра­во­охра­не­ния и пен­си­он­но­го обес­пе­че­ния — все эти и дру­гие ре­фор­мы от­ра­же­ны в ито­го­вом до­ку­мен­те.

На пер­вый взгляд, про­стой пе­ре­чень ре­форм вы­гля­дит как тех­ни­че­ское со­от­вет­ствие ди­пло­ма­ти­че­ско­му стан­дар­ту и не да­ет Укра­ине ни­че­го, кро­ме кон­ста­та­ции фак­та. Но не все так про­сто.

Во-пер­вых, этот пе­ре­чень фик­си­ру­ет ши­ро­кий мас­штаб транс­фор­ма­ции Укра­и­ны, ко­то­рая охва­ты­ва­ет ре­фор­мы по все­му фрон­ту. Во-вто­рых, до­ку­мент ле­ги­ти­ми­ру­ет ре­фор­мы в гла­зах меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций и ин­ве­сто­ров, под­твер­жда­ет со­от­вет­ствие ре­фор­ма­тор­ско­го кур­са за­да­чам ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции. На­ко­нец, до­ку­мент фик­си­ру­ет темп пре­об­ра­зо­ва­ний. Как из­вест­но, аб­со­лют­но­му боль­шин­ству укра­ин­цев он ка­жет­ся мед­лен­ным. Но ев­ро­пей­цев он дей­стви­тель­но по­ра­жа­ет. В част­ных раз­го­во­рах ев­ро­пей­ские по­ли­ти­ки уже дав­но при­зна­ют, что та­ко­го мас­штаб­но­го ре­фор­ми­ро­ва­ния, да еще в усло­ви­ях вой­ны, они еще не ви­де­ли. Имен­но по­это­му в де­кла­ра­ции де­ла­ет­ся ак­цент на недо­пу­сти­мо­сти сни­же­ния тем­па, в том чис­ле в те­че­ние бу­ду­ще­го пред­вы­бор­но­го пе­ри­о­да. Это важ­ное предо­сте­ре­же­ние про­тив бло­ки­ро­ва­ния или за­мед­ле­ния ре­форм, необ­хо­ди­мых для эф­фек­тив­ной ев­ро­ин­те­гра­ции, ко­то­рое, к со­жа­ле­нию, вполне воз­мож­но уже в сле­ду­ю­щем по­ли­ти­че­ском се­зоне. Ведь по­ли­ти­че­ские си­лы нач­нут от­ча­ян­ную борь­бу за бу­ду­щие го­ло­са из­би­ра­те­лей, а гра­дус по­пу­лиз­ма бу­дет за­шка­ли­вать.

Зе­ле­ный свет для ме­ха­низ­ма сек­то­раль­ной ев­ро­ин­те­гра­ции

На­ка­нуне сам­ми­та укра­ин­ская сто­ро­на пред­ло­жи­ла Ев­ро­со­ю­зу ме­ха­низм ин­те­гра­ции в несколь­ких при­о­ри­тет­ных на­прав­ле­ни­ях: энер­ге­ти­че­ский и циф­ро­вой рын­ки, та­мо­жен­ная сфе­ра, а так­же юс­ти­ция, сво­бо­да и без­опас­ность. Ме­ха­низм по­хож на тот, ко­то­рый при­ме­нял­ся во вре­мя вы­пол­не­ния тре­бо­ва­ний для предо­став­ле­ния без­ви­зо­во­го ре­жи­ма. Он дол­жен кон­кре­ти­зи­ро­вать пе­ре­чень ре­ше­ний, ко­то­рые Укра­ине сле­ду­ет при­нять, преду­смат­ри­вать об­щую ра­бо­ту учре­жде­ний Ки­е­ва и Брюс­се­ля над раз­ра­бот­кой это­го пе­реч­ня и мо­ни­то­рин­гом вы­пол­не­ния тре­бо­ва­ний. Бу­дет со­дер­жать он и ко­неч­ную цель — при­со­еди­не­ние к тем или иным сек­то­раль­ным со­гла­ше­ни­ям и кон­вен­ци­ям ЕС. На­при­мер, ин­те­гра­цию в ев­ро­пей­ский энер­го­ры­нок и еди­ный циф­ро­вой ры­нок Ев­ро­со­ю­за де-фа­кто. По­сле по­ли­ти­че­ско­го одоб­ре­ния на сам­ми­те ор­га­ны ас­со­ци­а­ции долж­ны раз­ра­бо­тать, со­гла­со­вать и окон­ча­тель­но одоб­рить этот ме­ха­низм. Так что же он да­ет Укра­ине?

Во-пер­вых, он поз­во­лит нам дви­гать­ся по пу­ти сек­то­раль­ной ин­те­гра­ции, имея ре­аль­ную до­рож­ную кар­ту ре­форм и ре­ше­ний. Во-вто­рых, он пред­по­ла­га­ет вза­им­ные по­ли­ти­че­ские обя­за­тель­ства и вме­сте с тем чет­кие про­це­ду­ры с обе­их сто­рон, ко­то­рые обес­пе­чат вы­пол­не­ние этих обя­за­тельств. В-тре­тьих, та­кой ме­ха­низм ста­нет свое­об­раз­ной стра­хов­кой от по­ли­ти­че­ских ко­ле­ба­ний от­но­си­тель­но ев­ро­ин­те­гра­ции Укра­и­ны — как в са­мой Укра­ине, так и в ЕС. До­рож­ную кар­ту с чет­ким пе­реч­нем ре­ше­ний, сро­ков и чет­кой ко­неч­ной це­лью слож­но от­ме­нить и иг­но­ри­ро­вать, а про­из­воль­но тол­ко­вать во­об­ще не­воз­мож­но. При та­ком под­хо­де ев­ро­пей­цы не смо­гут по тем или иным по­ли­ти­че­ским со­об­ра­же­ни­ям уве­ли­чи­вать объ­ем мер, необ­хо­ди­мых для до­сти­же­ния ко­неч­ной це­ли. А укра­ин­ские по­ли­ти­ки не смо­гут изоб­ре­тать ар­гу­мен­ты для укло­не­ния, без­де­я­тель­но­сти и са­мо­успо­ко­е­ния. В-чет­вер­тых, чет­кие це­ли и по­нят­ные пре­иму­ще­ства от де-фа­кто ин­те­гра­ции. В-пя­тых, успеш­ное во­пло­ще­ние этих ме­ха­низ­мов мо­жет стать ос­но­вой для рас­про­стра­не­ния их на дру­гие сек­то­ры ин­те­гра­ции.

На­ко­нец, та­кой ме­ха­низм поз­во­лит нам до­стичь боль­ше­го (до­ступ к рын­кам, син­хро­ни­за­ция про­це­дур, луч­шая за­щи­та от раз­лич­ных угроз), не вы­хо­дя за пре­де­лы пра­во­во­го по­ля Со­гла­ше­ния об ас­со­ци­а­ции (че­рез об­нов­ле­ние при­ло­же­ний к со­гла­ше­нию) и не тре­буя от ев­ро­пей­цев под­пи­са­ния ка­ких-то но­вых до­ку­мен­тов, ко­то­рые в те­ку­щей ат­мо­сфе­ре ев­ро­пей­ской по­ли­ти­ки мо­гут стать раз­дра­жа­ю­щи­ми для из­би­ра­те­ля, а сле­до­ва­тель­но — про­блем­ны­ми для по­ли­ти­ков.

Но глав­ное в том, что по­ли­ти­че­ское одоб­ре­ние раз­ра­бот­ки ме­ха­низ­ма сек­то­раль­ной ин­те­гра­ции на 20-м, юби­лей­ном, сам­ми­те в Брюс­се­ле фак­ти­че­ски со­зда­ет воз­мож­но­сти для про­це­дур­ной ос­но­вы необ­ра­ти­мо­сти ев­ро­ин­те­гра­ци­он­ных ре­форм. Ведь он преду­смат­ри­ва­ет раз­ра­бот­ку вза­им­ных обя­за­тельств от­но­си­тель­но во­пло­ще­ния кон­крет­ных мер, неза­ви­си­мо от то­го, ка­кие по­ли­ти­че­ские си­лы на­хо­дят­ся у ру­ко­вод­ства за­ко­но­да­тель­ной или ис­пол­ни­тель­ной вла­сти.

Имен­но непре­рыв­ность и пре­ем­ствен­ность кур­са на ев­ро­пей­скую и ев­ро­ат­лан­ти­че­скую ин­те­гра­цию — наи­боль­шая на­деж­да и наи­боль­шая про­бле­ма укра­ин­ско­го по­ли­ти­че­ско­го на­сто­я­ще­го. На­деж­да — по­то­му что ев­ро­пей­ская и ев­ро­ат­лан­ти­че­ская ин­те­гра­ция яв­ля­ет­ся, воз­мож­но, и не сто­про­цент­ной, но един­ствен­ной ре­аль­ной аль­тер­на­ти­вой воз­вра­ту под зон­тик «рус­ско­го ми­ра». Про­бле­ма — по­то­му что в слу­чае за­мед­ле­ния, оста­нов­ки или раз­во­ро­та это­го про­цес­са дру­го­го шан­са ре­а­ли­зо­вать ци­ви­ли­за­ци­он­ный вы­бор укра­ин­ско­го на­ро­да у нас мо­жет и не быть. А риск тор­мо­же­ния оста­ет­ся, ведь та­кая оста­нов­ка и да­же та­кой раз­во­рот до сих пор пре­бы­ва­ют в по­вест­ке дня ря­да по­ли­ти­че­ских сил в Укра­ине.

Мы сде­ла­ли боль­шой шаг в на­прав­ле­нии необ­ра­ти­мо­сти ев­ро­ин­те­гра­ци­он­ных про­цес­сов. Но, ко­неч­но же, недо­ста­точ­ный.

На­сущ­ной необ­хо­ди­мо­стью для Укра­и­ны яв­ля­ет­ся все­объ­ем­лю­щий по­ли­ти­че­ский кон­сен­сус от­но­си­тель­но ев­ро­ин­те­гра­ции. Вы­вод ее за скоб­ки ка­ких-ли­бо по­ли­ти­че­ских кон­флик­тов и про­ти­во­сто­я­ний. Я еще раз в этом убе­ди­лась на эта­пе под­го­тов­ки к сам­ми­там. Ведь пе­ре­чис­лен­ные вы­ше до­сти­же­ния бы­ли бы невоз­мож­ны­ми без об­щей ра­бо­ты и ско­ор­ди­ни­ро­ван­ных уси­лий пре­зи­ден­та, пра­ви­тель­ства и Вер­хов­ной Ра­ды, от­дель­ных ми­ни­стерств и долж­ност­ных лиц. Я уве­ре­на, что толь­ко та­кой кон­сен­сус бу­дет спо­соб­ство­вать стре­ми­тель­но­му раз­ви­тию Укра­и­ны. На­де­юсь, что этот кон­сен­сус бу­дет со­хра­нен — как в ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, так и в выс­шем за­ко­но­да­тель­ном ор­гане.

По­ка­за­те­лем спо­соб­но­сти оте­че­ствен­ных по­ли­ти­ков к та­ко­му кон­сен­су­су долж­на стать не толь­ко прак­ти­ка зе­ле­но­го све­та для ев­ро­ин­те­гра­ци­он­ных про­ек­тов (бла­го­да­ря этой прак­ти­ке, на­пом­ню, ста­ло воз­мож­ным предо­став­ле­ние без­ви­зо­во­го ре­жи­ма с ЕС), но и бо­лее се­рьез­ный и зна­чи­мый шаг — пре­об­ра­зо­ва­ние устрем­ле­ния Укра­и­ны в ЕС и НА­ТО в нор­му дей­ству­ю­щей Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны. Это мо­жет и долж­но стать за­да­чей Ра­ды на бли­жай­ший по­ли­ти­че­ский се­зон, эк­за­ме­ном на спо­соб­ность по­ли­ти­ков ду­мать как го­су­дар­ствен­ные де­я­те­ли — не пер­спек­ти­вой сле­ду­ю­щих вы­бо­ров, а пер­спек­ти­вой сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ний.

Мы долж­ны хо­ро­шо осо­знать сиг­нал, ко­то­рый нам дал За­пад на сам­ми­тах в Брюс­се­ле. За­пад при­знал на­ши устрем­ле­ния стать пол­но­прав­ной ча­стью сво­бод­но­го ми­ра. На это ре­ше­ние не име­ет пра­ва вли­ять ни­ка­кая тре­тья сто­ро­на. Те­перь мяч на на­шей сто­роне. Бу­дем ли мы с этим мя­чом одер­жи­вать по­бе­ду за по­бе­дой, иг­рая на по­ле ев­ро­ин­те­гра­ции как ко­ман­да? Бу­дем ли от­фут­бо­ли­вать его, пе­ре­кла­ды­вая друг на дру­га от­вет­ствен­ность за бу­ду­щее Укра­и­ны? От­ве­ты на эти во­про­сы за­ви­сят ис­клю­чи­тель­но от нас. Но мы долж­ны пом­нить, что дви­же­ние впе­ред и вверх тре­бу­ет неза­у­ряд­ных уси­лий, вы­держ­ки и мо­ти­ва­ции.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.