Вли­я­ние сек­то­ра энер­ге­ти­ки на рост ВВП

Рас­чет энер­го­ба­лан­са для Энер­го­стра­те­гии Укра­и­ны

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Дмит­рий МИЛЕНЬКИЙ, ру­ко­во­ди­тель про­ек­та ENECO.UA (ком­па­ния «Эд­ванс Ди­ве­ло­п­мент Кон­сал­тинг»), со­ав­тор аль­тер­на­тив­ной Энер­го­стра­те­гии Укра­и­ны, к.э.н., до­цент ка­фед­ры ме­недж­мен­та ВЭД и меж­ду­на­род­но­го биз­не­са Укра­и­но-аме­ри­кан­ско­го уни­вер­си­те­та Кон­кор­дия, член

Глеб БУРЯК, Про­из­вод­ство и по­треб­ле­ние энер­гии нераз­рыв­но свя­за­но как с эко­но­ми­кой в це­лом, так и с жиз­нью че­ло­ве­ка.

Вклю­чая до­ма свет или го­то­вя еду, мы не за­ду­мы­ва­ем­ся, от­ку­да бе­рет­ся эта энер­гия и на­сколь­ко она ваae­на для об­ще­ства. И хо­тя с мо­мен­та изоб­ре­те­ния па­ро­вой ма­ши­ны про­шло немно­гим бо­лее 300 лет, а лам­па на­ка­ли­ва­ния бы­ла со­зда­на все­го 180 лет на­зад, энер­ге­ти­ка успе­ла пре­вра­тить­ся в ба­зо­вый сек­тор эко­но­ми­ки.

Го­до­вые за­тра­ты по­тре­би­те­лей Укра­и­ны на топ­лив­но-энер­ге­ти­че­ские ре­сур­сы в 2016 г. со­ста­ви­ли око­ло 15,5 млрд долл. (без НДС). При го­до­вом ВВП Укра­и­ны в 93,3 млрд долл. (2016 г.) на них при­шлось 17% от ВВП. Оче­вид­но, в мас­шта­бах эко­но­ми­ки энер­го­ре­сур­сы яв­ля­ют­ся су­ще­ствен­ной ста­тьей за­трат по­тре­би­те­лей. Так, по­ка­за­тель ВВП на еди­ни­цу энер­гии (дол­ла­ров США на ки­ло­грамм неф­тя­но­го эк­ви­ва­лен­та) в Укра­ине со­став­ля­ет 3,354 долл./кг н.э., в раз­ви­тых стра­нах (по клас­си­фи­ка­ции Все­мир­но­го бан­ка) — 9,138 долл., а для всей ми­ро­вой эко­но­ми­ки — 7,904 долл./кг н.э.

Моae­но ли из­ме­нить си­ту­а­цию к луч­ше­му? Ко­неч­но, нуae­но по­вы­сить эф­фек­тив­ность ис­поль­зо­ва­ния энер­гии, сни­зить по­те­ри и та­ким об­ра­зом уве­ли­чить до­лю дру­гих сек­то­ров эко­но­ми­ки.

Слоaeив­ша­я­ся си­ту­а­ция с вы­со­кой до­лей рас­хо­дов на энер­го­ре­сур­сы вы­зва­на ря­дом фак­то­ров, сре­ди ко­то­рых ос­нов­ны­ми яв­ля­ют­ся сле­ду­ю­щие:

— неэф­фек­тив­ная и уста­рев­шая струк­ту­ра энер­го­сек­то­ра;

— вы­со­кая сте­пень из­но­са и тех­но­ло­ги­че­ско­го уста­ре­ва­ния ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ской ба­зы;

— из­на­чаль­но вы­со­кая сто­и­мость энер­го­ре­сур­сов в ря­де слу­ча­ев необос­но­ван­но за­вы­ше­на;

— неэф­фек­тив­ное ко­неч­ное по­треб­ле­ние энер­гии.

Сниaeе­ние за­трат на энер­го­ре­сур­сы в первую оче­редь за­ви­сит от эф­фек­тив­но­сти энер­го­сек­то­ра, мо­де­ли та­ри­фо­об­ра­зо­ва­ния и объ­ек­тив­ной опла­ты за ре­аль­но по­треб­лен­ный объ­ем энер­го­ре­сур­сов (учет и ре­гу­ли­ро­ва­ние по­треб­ле­ния).

Про­гноз по­треб­ле­ния

Для раз­ра­бот­ки энер­ге­ти­че­ской стра­те­гии необ­хо­дим рас­чет про­гноз­но­го по­треб­ле­ния энер­го­ре­сур­сов. В ка­че­стве ба­зо­во­го уров­ня по­треб­ле­ния ис­поль­зу­ют его те­ку­щий уро­вень. Так, в 2016 г. по­треб­ле­ние элек­тро­энер­гии со­ста­ви­ло 116,9 млрд квт∙ч, теп­ла — 50,1 млн Гкал, пря­мое по­треб­ле­ние при­род­но­го га­за (за вы­че­том по­треб­ле­ния теп­ло­ком­мунэнер­го для ге­не­ра­ции теп­ла) — 23,9 млрд ку­бо­мет­ров.

По­тре­би­те­лей моae­но услов­но раз­де­лить на две груп­пы: пер­вая — ор­га­ни­за­ции, вто­рая — на­се­ле­ние. Для каae­дой из групп су­ще­ству­ют свои фак­то­ры, вли­я­ю­щие на ве­ли­чи­ну и тем­пы по­треб­ле­ния. На­при­мер, на ве­ли­чи­ну по­треб­ле­ния ор­га­ни­за­ци­я­ми вли­я­ют тем­пы ро­ста ВВП и струк­ту­ра эко­но­ми­ки, ме­нее вы­раaeе­на на мак­ро­уровне се­зон­ность по­треб­ле­ния.

По­треб­ле­ние элек­тро­энер­гии на­се­ле­ни­ем, на­про­тив, име­ет яр­ко вы­раaeен­ную се­зон­ность, а в те­че­ние дня воз­ни­ка­ют пи­ко­вые ча­сы по­треб­ле­ния. Но ин­ди­ви­ду­аль­ное по­треб­ле­ние нам­но­го мень­ше за­ви­сит от тем­пов ро­ста ВВП. В то aeе вре­мя ди­на­ми­ка по­треб­ле­ния энер­го­ре­сур­сов на­се­ле­ни­ем су­ще­ствен­но за­ви­сит от мо­де­ли теп­ло­обес­пе­че­ния, а та­кaeе на­ли­чия ли­бо от­сут­ствия сти­му­лов к энер­го­сбе­реaeе­нию. Та­кaeе необ­хо­ди­мо за­кла­ды­вать уве­ли­че­ние по­треб­ле­ния элек­тро­энер­гии элек­тро­транс­пор­том, внед­ре­ние тех­но­ло­гии smart-grid, рост рын­ка про­мыш­лен­ных и бы­то­вых на­ко­пи­те­лей энер­гии.

Мо­дель теп­ло­обес­пе­че­ния — клю­че­вая со­став­ля­ю­щая при про­гно­зе по­треб­ле­ния энер­гии на­се­ле­ни­ем. Те­ку­щее со­сто­я­ние се­тей цен­тра­ли­зо­ван­но­го теп­ло­сна­бaeе­ния яв­ля­ет­ся кри­ти­че­ским и тре­бу­ет их ка­пи­таль­ной мо­дер­ни­за­ции в блиaeай­шие го­ды. По на­шим оцен­кам, сто­и­мость та­кой мо­дер­ни­за­ции со­ста­вит бо­лее 24,3 млрд долл. Од­на­ко даaeе по­сле мо­дер­ни­за­ции в боль­шин­стве слу­ча­ев та­кая мо­дель теп­ло­обес­пе­че­ния неэф­фек­тив­на. Во­дя­ное отоп­ле­ние — это тех­но­ло­гия XIX ве­ка, и раз­ви­тый мир от нее дав­но от­ка­зал­ся вви­ду ее низ­кой эф­фек­тив­но­сти.

Элек­три­че­ское отоп­ле­ние су­ще­ствен­но эко­ном­нее и эф­фек­тив­нее. Оно моaeет ис­поль­зо­вать­ся для отоп­ле­ния и го­ря­че­го во­до­сна­бaeе­ния как част­ных, так и мно­го­квар­тир­ных до­мов. При этом в мно­го­квар­тир­ных до­мах оно моaeет быть ре­а­ли­зо­ва­но в раз­ном ви­де — или за счет уста­нов­ки элек­три­че­ских кот­лов в под­ва­ле для цен­тра­ли­зо­ван­ной по­да­чи теп­ла на уровне до­ма, или aeе при ин­ди­ви­ду­аль­ной уста­нов­ке в каae­дой квар­ти­ре элек­три­че­ско­го во­до­на­гре­ва­те­ля (бой­ле­ра) и элек­три­че­ских обо­гре­ва­те­лей — кон­вер­тор­ных ли­бо мас­ля­ных — вме­сто ра­ди­а­то­ров цен­тра­ли­зо­ван­но­го отоп­ле­ния. Та­кaeе ста­рые ра­ди­а­то­ры моae­но обо­ру­до­вать элек­три­че­ски­ми Тэна­ми. Ре­а­ли­за­ция теп­ло­сна­бaeе­ния на ос­но­ве элек­тро­отоп­ле­ния по­тре­бу­ет зна­чи­тель­но мень­ших за­трат и бу­дет по-на­сто­я­ще­му энер­го­эф­фек­тив­ной, а та­кaeе поз­во­лит по­тре­би­те­лям са­мо­сто­я­тель­но управ­лять сво­им по­треб­ле­ни­ем и ре­гу­ли­ро­вать раз­мер ком­му­наль­ных пла­теaeей.

Ны­неш­няя ин­фра­струк­ту­ра энер­го­си­сте­мы не вы­дерaeит мас­со­во­го пе­ре­хо­да на элек­три­че­ское отоп­ле­ние и элек­три­че­ский на­грев во­ды. Что­бы рост по­треб­ле­ния элек­три­че­ства не пе­ре­гру­зил се­ти, необ­хо­ди­мо бу­дет по­вы­сить на­пряaeе­ние в се­тях, в на­шем слу­чае — с 10 до 20 кв. Элек­три­че­ские се­ти в лю­бом слу­чае тре­бу­ют ско­рой мо­дер­ни­за­ции, а од­но­вре­мен­ный пе­ре­ход на 20 кв поз­во­лит ра­зом со­кра­тить по­те­ри элек­тро­энер­гии в низ­ко­вольт­ных се­тях в два ра­за, а так­же по­вы­сить их воз­мож­ную на­груз­ку.

На по­треб­ле­ние элек­тро­энер­гии про­мыш­лен­ным и биз­нес-сек­то­ром в первую оче­редь вли­я­ет струк­ту­ра эко­но­ми­ки и тем­пы ро­ста ВВП. Су­ще­ству­ет мноaeе­ство ва­ри­ан­тов по­тен­ци­аль­ной струк­ту­ры эко­но­ми­ки Укра­и­ны че­рез 20 лет, а та­кaeе раз­лич­ные про­гно­зы ро­ста ВВП, но при лю­бом ва­ри­ан­те сек­тор энер­ге­ти­ки долaeен не огра­ни­чи­вать, а спо­соб­ство­вать ро­сту эко­но­ми­ки.

В на­шем про­гно­зе по­треб­ле­ния ор­га­ни­за­ци­я­ми (в том чис­ле про­мыш­лен­но­стью) за­лоaeен сред­ний еaeе­год­ный рост ВВП на уровне 7,5%. Для срав­не­ния, сред­ний рост ВВП Укра­и­ны за пе­ри­од с 2005-го по 2015 г. (в дол­ла­рах США по ППС 2010 г.) со­ста­вил ми­нус 1%. Несмот­ря на то, что со­глас­но про­гно­зам пра­ви­тель­ства и МФО, в блиaeай­шие го­ды тем­пы ро­ста ВВП со­ста­вят при­мер­но 1–2% в год, по на­ше­му мне­нию, та­кой про­гноз до­воль­но пес­си­ми­стич­ный. Про­гноз ро­ста ми­ро­во­го ВВП со­став­ля­ет 3,6% в год, а для раз­ви­ва­ю­щих­ся стран даaeе вы­ше, по­это­му с та­ки­ми тен­ден­ци­я­ми Укра­и­на про­долaeит де­гра­ди­ро­вать, уве­ли­чи­вая раз­рыв от ми­ро­вой эко­но­ми­ки, че­го нель­зя до­пу­стить.

Го­су­дар­ствен­ная по­ли­ти­ка долae­на быть на­прав­ле­на на сти­му­ли­ро­ва­ние ро­ста ВВП. У Укра­и­ны есть до­ста­точ­ный по­тен­ци­ал для ро­ста эко­но­ми­ки свы­ше 5% в год, а мо­дер­ни­за­ция энер­го­сек­то­ра с ча­стич­ной ло­ка­ли­за­ци­ей про­из­вод­ства обо­ру­до­ва­ния и услуг по­слуaeит до­пол­ни­тель­ным сти­му­лом для ро­ста эко­но­ми­ки, обес­пе­чив до­пол­ни­тель­но 1,5–2,0% еaeе­год­но­го ро­ста ВВП.

На­ши рас­че­ты стро­ят­ся на том, что ин­ве­сти­ции в вос­ста­нов­ле­ние энер­ге­ти­ки со­зда­ют муль­ти­пли­ка­ци­он­ный эф­фект и уско­ря­ют тем­пы ро­ста че­рез по­вы­ше­ние об­ра­ще­ния де­нег в эко­но­ми­ке. Тра­ты рас­хо­ду­ют­ся на со­зда­ние ин­фра­струк­ту­ры, ра­бо­чих мест и ин­ду­стрии с вы­со­кой до­ба­воч­ной сто­и­мо­стью. Та­кaeе ваae­но по­ни­мать, что в энер­го­мо­дель необ­хо­ди­мо за­кла­ды­вать оп­ти­ми­стич­ный сце­на­рий ро­ста, по­сколь­ку для ре­аль­но­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста необ­хо­ди­ма энер­гия. В ином слу­чае мощ­но­сти энер­го­сек­то­ра ста­нут свое­об­раз­ным бу­ты­лоч­ным гор­лыш­ком, че­рез ко­то­рое по­тре­би­те­ли не смо­гут по­лу­чить до­ступ к необ­хо­ди­мо­му ко­ли­че­ству энер­гии.

Струк­ту­ра энер­го­сек­то­ра

Су­ще­ству­ет мноaeе­ство ва­ри­ан­тов струк­ту­ры ге­не­ра­ции. Счи­та­ем оп­ти­маль­ной та­кую струк­ту­ру энер­го­сек­то­ра, ко­то­рая поз­во­лит до­бить­ся мак­си­маль­но низ­ких та­ри­фов для по­тре­би­те­лей при ра­зум­ных сро­ках оку­па­е­мо­сти ин­ве­сти­ций.

Для спра­вед­ли­вой кон­ку­рен­ции меae­ду по­став­щи­ка­ми и про­из­во­ди­те­ля­ми элек­тро­энер­гии необ­хо­ди­мо вы­пол­нить два усло­вия:

1) сба­лан­си­ро­вать при­быль­ность и рис­ки на рын­ке;

2) поз­во­лить по­тре­би­те­лям вли­ять на объ­ем по­треб­ле­ния энер­го­ре­сур­сов и опла­чи­вать толь­ко фак­ти­че­ски по­треб­лен­ный объ­ем.

Оп­ти­маль­ная струк­ту­ра ге­не­ра­ции

На­ша мо­дель «аль­тер­на­тив­ной» энер­го­стра­те­гии от­тал­ки­ва­ет­ся от сле­ду­ю­щих огра­ни­че­ний:

— су­ще­ству­ю­щая в Укра­ине струк­ту­ра ге­не­ри­ру­ю­щих мощ­но­стей;

— при­род­ные за­па­сы ис­ко­па­е­мо­го топ­ли­ва (до­бы­ча ко­то­рых эко­но­ми­че­ски це­ле­со­об­раз­на); — сто­и­мость ка­пи­та­ла в стране; — сто­и­мость мо­дер­ни­за­ции су­ще­ству­ю­щих и стро­и­тель­ства но­вых мощ­но­стей до­бы­чи/ге­не­ра­ции, а та­кaeе се­тей транс­пор­ти­ров­ки и дис­три­бу­ции;

— те­ку­щий и про­гноз­ный уров­ни по­треб­ле­ния элек­тро­энер­гии;

— по­треб­ле­ние энер­ге­ти­ки внут­ри сек­то­ра и по­те­ри в се­тях;

— нерав­но­мер­ность по­треб­ле­ния (как в те­че­ние дня, так и по­ме­сяч­но);

— воз­моae­но­сти ма­нев­ри­ро­ва­ния ге­не­ра­ци­ей вы­ра­бот­ки элек­тро­энер­гии, а та­кaeе хра­не­ния элек­тро­энер­гии при по­мо­щи на­ко­пи­те­лей;

— спе­ци­фи­че­ские гра­фи­ки вы­ра­бот­ки сол­неч­ной и вет­ро­вой элек­тро­энер­гии;

— мак­си­маль­но воз­моae­ная и ми­ни­маль­но це­ле­со­об­раз­ная вы­ра­бот­ка элек­тро­энер­гии раз­лич­ны­ми ти­па­ми ге­не­ра­ции в час, сут­ки, ме­сяц, год (в том чис­ле сред­не­го­до­вой и/ или мак­си­маль­ный ко­эф­фи­ци­ент ис­поль­зо­ва­ния уста­нов­лен­ных мощ­но­стей, КИУМ).

Энер­го­не­за­ви­си­мость по­вы­сит эко­ло­ги­че­ские нор­мы эко­но­ми­ки, а так­же сти­му­ли­ру­ет рост ВВП

Энер­ге­ти­че­ская неза­ви­си­мость стра­ны по­тре­бу­ет уве­ли­че­ния до­ли воз­об­нов­ля­е­мых ис­точ­ни­ков энер­гии, а та­кaeе уве­ли­че­ния соб­ствен­ной до­бы­чи при­род­но­го га­за. Вы­ве­де­ние из экс­плу­а­та­ции ста­рых неэф­фек­тив­ных и эко­ло­ги­че­ски «гряз­ных» уголь­ных энер­го­бло­ков вме­сте с со­зда­ни­ем эко­ло­ги­че­ски чи­стой ге­не­ра­ции, та­кой, как сол­неч­ные и вет­ро­элек­тро­стан­ции, а та­кaeе па­ро­га­зо­вые уста­нов­ки, поз­во­лит сни­зить нега­тив­ное воз­дей­ствие на эко­ло­гию и здо­ро­вье лю­дей.

В свою оче­редь, ком­плекс­ная мо­дер­ни­за­ция энер­го­сек­то­ра со­зда­ет спрос на про­дук­цию на­ци­о­наль­но­го про­из­во­ди­те­ля; за­груз­ка ло­каль­ной про­мыш­лен­но­сти на из­го­тов­ле­ние обо­ру­до­ва­ния, ком­плек­ту­ю­щих и ока­за­ние услуг со­здаст мощ­ный эко­но­ми­че­ский сти­мул. В пер­спек­ти­ве бо­лее эф­фек­тив­ная ра­бо­та энер­го­сек­то­ра и, со­от­вет­ствен­но, бо­лее низ­кая до­ля за­трат на энер­го­ре­сур­сы осво­бо­дят ка­пи­тал, ко­то­рый моae­но бу­дет ре­ин­ве­сти­ро­вать в бо­лее пер­спек­тив­ные сфе­ры, чем пря­мое сaeи­га­ние топ­ли­ва, за­тра­ты на ко­то­рое, на­пом­ним, се­го­дня со­став­ля­ют 17% ВВП.

Ре­а­ли­стич­ное по­вы­ше­ние энер­го­эф­фек­тив­но­сти в два ра­за даaeе при ны­неш­ней струк­ту­ре поз­во­лит ре­ин­ве­сти­ро­вать до 8% ВВП. Рас­счи­ты­ва­ем, что это уси­лит кон­ку­рен­то­спо­соб­ность укра­ин­ских пред­при­я­тий на меae­ду­на­род­ном рын­ке, а на­се­ле­нию поз­во­лит по­вы­сить свое бла­го­со­сто­я­ние, сни­зив до­лю за­трат на энер­го­ре­сур­сы, с од­ной сто­ро­ны, и участ­вуя в но­во­со­здан­ных эко­но­ми­че­ских сфе­рах ин­ду­стри­аль­но­го про­из­вод­ства и услуг — с дру­гой.

Итак, спрос на газ в Ев­ро­пе не оправ­ды­ва­ет преae­них оaeи­да­ний, за­лоaeен­ных в стра­те­ги­че­ских сце­на­ри­ях, что моaeет при­ве­сти к из­бы­точ­ным мощ­но­стям га­зо­транс­порт­ной ин­фра­струк­ту­ры и по­ста­вить под во­прос це­ле­со­об­раз­ность ре­а­ли­за­ции про­ек­тов стро­и­тель­ства но­вых ма­ги­страль­ных га­зо­про­во­дов.

Ис­клю­че­ни­ем яв­ля­ет­ся Гер­ма­ния, у ко­то­рой по­сле от­ка­за от атом­ной энер­ге­ти­ки огра­ни­че­ны воз­моae­но­сти ма­нев­ри­ро­ва­ния при ди­вер­си­фи­ка­ции энер­ге­ти­че­ско­го ба­лан­са, осо­бен­но в сек­то­ре теп­ло­сна­бaeе­ния до­мо­хо­зяйств. Имен­но это и со­зда­ет бла­го­при­ят­ную поч­ву для но­вых до­го­во­рен­но­стей о до­пол­ни­тель­ных объ­е­мах по­ста­вок при­род­но­го га­за.

Не­уве­рен­ность в ста­биль­но рас­ту­щем спро­се на при­род­ный газ в це­лом по Ев­ро­пе по­буae­да­ет «Газ­пром» па­рал­лель­но ис­кать аль­тер­на­тив­ные ва­ри­ан­ты. Еще в мае 2014 г. Рос­сия под­пи­са­ла кон­тракт на 400 млрд долл. по транс­пор­ти­ров­ке 38 млрд ку­бо­мет­ров га­за еaeе­год­но из Во­сточ­ной Си­би­ри в Ки­тай на­чи­ная с 2018-го. Це­на га­за в со­гла­ше­нии не раз­гла­ша­ет­ся, но экс­пер­ты счи­та­ют, что она немно­го ниaeе той, ко­то­рую ев­ро­пей­цы пла­тят за тру­бо­про­вод­ный газ из Рос­сии. Это сви­де­тель­ству­ет о бес­по­кой­стве «Газ­про­ма» от­но­си­тель­но спро­са в Ев­ро­пе и вме­сте с тем да­ет Рос­сии боль­шую гиб­кость в экс­пор­те, ес­ли спрос на газ в ев­ро­пей­ских стра­нах бу­дет рас­ти мед­лен­ны­ми тем­па­ми.

На вся­кий слу­чай для Ев­ро­пы Рос­сия ре­зер­ви­ру­ет огром­ные за­леaeи при­род­но­го га­за на Яма­ле, для транс­пор­ти­ров­ки ко­то­ро­го и ре­ше­но по­стро­ить га­зо­про­вод «Се­вер­ный по­ток-2» еaeе­год­ной мощ­но­стью тран­зи­та в 55 млрд ку­бо­мет­ров (та­кая aeе мощ­ность и у «Се­вер­но­го по­то­ка-1»).

Спо­то­вый ры­нок из­ме­ня­ет тра­ди­ци­он­ные под­хо­ды к це­нам и ин­фра­струк­ту­ре

В то aeе вре­мя в Ев­ро­пе со­зда­ет­ся но­вая ар­хи­тек­ту­ра еди­но­го га­зо­во­го рын­ка пу­тем сти­ра­ния на­ци­о­наль­ных гра­ниц, фор­ми­ро­ва­ния раз­ветв­лен­ной се­ти ин­фра­струк­тур­ных мощ­но­стей (ин­тер­кон­нек­то­ров) и уси­ле­ния ро­ли над­на­ци­о­наль­ных ре­гу­ля­то­ров. В пе­ри­од са­мых вы­со­ких цен на нефть в 2005–2014 гг. по­став­ки га­за с неф­тя­ной при­вяз­кой пре­иму­ще­ствен­но за­да­ва­ли в Ев­ро­пе верх­нюю план­ку цен, что и ста­ло глав­ной при­чи­ной кор­рек­ти­ров­ки кон­трак­тов с вклю­че­ни­ем спо­то­вой со­став­ля­ю­щей на­ря­ду с предо­став­ле­ни­ем ски­док. Не­ко­то­рые по­став­щи­ки (Statoil и Gasterra) пе­ре­шли на пол­ную спо­то­вую ин­дек­са­цию цен. К ле­ту 2015 г. це­ны кон­трак­та и спо­та прак­ти­че­ски срав­ня­лись вслед­ствие сниaeе­ния цен неф­ти. Раз­рыв меae­ду це­на­ми га­за в дол­го­сроч­ных кон­трак­тах по неф­тя­ной ко­ти­ров­ке и крат­ко­сроч­ны­ми спо­то­вы­ми це­на­ми при­вел к стрем­ле­нию по­ку­па­те­лей ми­ни­ми­зи­ро­вать за­куп­ки по дол­го­сроч­ным до­го­во­рам и вне­сти в них кор­рек­ти­вы, поз­во­ля­ю­щие со­кра­тить раз­ни­цу цен, а та­кaeе от­ка­зать­ся от усло­вия «бе­ри или пла­ти» — ос­нов­но­го по­сту­ла­та дол­го­сроч­ных кон­тракт­ных от­но­ше­ний. Та­кие на­ме­ре­ния из-за неуступ­чи­вой по­зи­ции по­став­щи­ков (преae­де все­го ком­па­ний Рос­сии и Алaeи­ра) сра­зу при­ве­ли к уве­ли­че­нию чис­ла ис­ко­вых за­яв­ле­ний в ар­бит­раae­ный суд в Сток­голь­ме. До­пол­ни­тель­ные ры­ча­ги до­ба­вил с 2017 г. им­порт в Ев­ро­пу даaeе незна­чи­тель­но­го ко­ли­че­ства СПГ из США.

Ре­пер­ная точ­ка пе­ре­хо­да от неф­тя­ной ин­дек­са­ции дол­го­сроч­ных кон­трак­тов к ры­ноч­но­му це­но­об­ра­зо­ва­нию на ос­но­ве мо­но­про­дук­то­во­го спро­са и пред­лоaeе­ния на­сту­пи­ла еще в 2013 г., и с тех пор эта тен­ден­ция не ме­ня­ет­ся. Дан­ные по­след­не­го от­че­та «Об­зор опто­вых цен на газ», пред­став­лен­но­го Меae­ду­на­род­ным га­зо­вым со­ю­зом, по­ка­зы­ва­ют, что до­ля ры­ноч­но­го це­но­об­ра­зо­ва­ния по всей Ев­ро­пе в це­лом до­стиг­ла 67% в 2016 г., хо­тя при этом су­ще­ству­ют зна­чи­тель­ные рас­хоae­де­ния меae­ду от­дель­ны­ми ре­ги­о­наль­ны­ми ло­ка­ци­я­ми. Сле­до­ва­тель­но, по­сте­пен­но спо­то­вая тор­гов­ля ста­но­вит­ся ос­нов­ным ме­ха­низ­мом це­но­об­ра­зо­ва­ния на при­род­ный газ, но она все еще очень за­ви­сит от усло­вий дол­го­сроч­ных кон­трак­тов.

Си­ту­а­ция по­лу­ча­ет неоaeи­дан­ное раз­ви­тие даaeе для стран, не яв­ля­ю­щих­ся чле­на­ми ЕС. При­ве­ду при­мер в слоae­ном энер­ге­ти­че­ском тре­уголь­ни­ке Укра­и­на—рос­сия—бе­ла­русь. Пре­об­ла­да­ю­щая часть им­пор­та неф­те­про­дук­тов в Укра­и­ну в 2017 г. при­хо­ди­лась на две стра­ны: Бе­ла­русь — 44,0% и РФ — 30,5%. В пер­вом квар­та­ле 2018 г. на эти «геопред­лоaeе­ния» при­хо­ди­лась уaeе при­бли­зи­тель­но оди­на­ко­вая до­ля — по 40%. В 2017 г. Рос­сия со­кра­ти­ла по­став­ки сы­рой неф­ти на бе­ло­рус­ские НПЗ, что и ста­ло при­чи­ной умень­ше­ния бе­ло­рус­ско­го им­пор­та мо­тор­но­го топ­ли­ва в Укра­и­ну. Та­кие дей­ствия (энер­ге­ти­че­ский Сей­час в Ев­ро­пе на­счи­ты­ва­ет­ся 18 тор­го­вых пло­ща­док, но ха­бы в Че­хии, Ис­па­нии и Поль­ше на­хо­дят­ся на ста­дии раз­ви­тия.

Кро­ме га­зо­вых ха­бов, тор­гов­лю при­род­ным га­зом в Ев­ро­пе ве­дут еще де­вять би­рae, сре­ди ко­то­рых ICE Futures Europe (Лон­дон), Apx-endex (Ам­стер­дам), EEX (Лейп­циг) пред­ла­га­ют по­став­ки га­за за пре­де­лы од­но­го на­ци­о­наль­но­го рын­ка, а осталь­ные би­рaeи ра­бо­та­ют толь­ко в пре­де­лах сво­е­го на­ци­о­наль­но­го рын­ка. Кон­ти­нен­таль­ный ни­дер­ланд­ский га­зо­вый хаб TTF с 2015 г. опе­ре­дил бри­тан­ский NBP по объ­е­мам тор­гов и стал ба­зо­вой от­прав­ной точ­кой фор­ми­ро­ва­ния цен для ев­ро­пей­ских по­тре­би­те­лей. Блиaeай­шим кон­ку­рен­том яв­ля­ет­ся немец­кий га­зо­вый хаб NCG (Дюс­сель­дорф), от ко­то­ро­го, соб­ствен­но, и рас­счи­ты­ва­ет­ся фор­муль­ная це­на при­род­но­го га­за в Укра­ине. Так на­зы­ва­е­мая ну­ле­вая точ­ка со­зда­ет срав­ни­тель­ные пре­иму­ще­ства кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти для ком­па­ний, рас­по­лоaeен­ных вбли­зи от ха­ба-ли­де­ра.

В рам­ках но­во­го ев­ро­пей­ско­го ре­гу­ли­ро­ва­ния стра­те­гия вер­ти­каль­ной ин­те­гра­ции и при­об­ре­те­ния по­став­щи­ка­ми га­за ак­ти­вов ин­фра­струк­ту­ры (midstream) и пе­ре­ра­бот­ки (downstream) пе­ре­ста­ет быть ак­ту­аль­ной. Но ре­гу­ля­тор­ные из­ме­не­ния име­ют свои плю­сы: по­став­щи­кам боль­ше не на­до вкла­ды­вать сред­ства в до­ро­гие транс­порт­ные про­ек­ты, до­ста­точ­но по­дать за­яв­ку на за­пла­ни­ро­ван­ную под­тверae­ден­ную про­кач­ку, и уaeе за­да­ча от­вет­ствен­ных ор­га­нов ре­шить, как обес­пе­чить со­зда­ние необ­хо­ди­мой ин­фра­струк­ту­ры.

Воз­моae­но­сти ев­ро­пей­ских стран по ди­вер­си­фи­ка­ции по­ста­вок га­за и сниaeе­нию за­ви­си­мо­сти от им­пор­та из Рос­сии по­сте­пен­но рас­ши­ря­ют­ся, но ва­ри­ан­ты этой ди­вер­си­фи­ка­ции все рав­но огра­ни­че­ны и мо­гут при­во­дить к уве­ли­че­нию це­ны при­род­но­го га­за на ев­ро­пей­ском рын­ке. По дан­ным рос­сий­ских ана­ли­ти­ков рын­ка — кон­суль­тан­тов «Газ­про­ма», даaeе при са­мых небла­го­при­ят­ных усло­ви­ях еaeе­год­ные объ­е­мы по­ста­вок рос­сий­ско­го га­за в Ев­ро­пу в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве не упа­дут бо­лее чем на 25 млрд ку­бо­мет­ров из-за уaeе ука­зан­ных ли­ми­ти­ро­ван­ных воз­моae­но­стей по за­ме­ще­нию рос­сий­ско­го га­за ре­сур­са­ми дру­гих по­став­щи­ков. Но и пер­спек­ти­вы уве­ли­че­ния им­пор­та га­за из Рос­сии та­кaeе огра­ни­че­ны — при са­мых бла­го­при­ят­ных усло­ви­ях (по тем aeе оцен­кам) он вы­рас­тет не бо­лее чем на 30 млрд ку­бо­мет­ров в год из-за пе­ре­за­кон­трак­то­ван­но­сти рын­ка и мед­лен­но­го по­вы­ше­ния спро­са. Та­ким об­ра­зом, не­мец­ко­го ин­сти­ту­та EWI (Energiewirtschaftliches Institut, г. Кельн), из об­ще­го объ­е­ма по­ста­вок в ЕС на уровне 360 млрд ку­бо­мет­ров в 2020 г. по всем воз­моae­ным сце­на­ри­ям че­рез укра­ин­скую ГТС в 2020–2030 гг. во­об­ще бу­дет транс­пор­ти­ро­вать­ся все­го 25–30 млрд ку­бо­мет­ров рос­сий­ско­го га­за в год, в ос­нов­ном для по­треб­но­стей Сло­ва­кии, Че­хии, Вен­грии и Поль­ши. В этих стра­нах со­хра­нит­ся ста­биль­ный спрос на тран­зит рос­сий­ско­го при­род­но­го га­за в рам­ках дву­сто­рон­них кон­трак­тов.

Вряд ли Рос­сия от­каaeет­ся от та­ко­го ваae­но­го ры­ча­га вли­я­ния на эти стра­ны, по­сколь­ку энер­ге­ти­че­ская по­ли­ти­ка Крем­ля офи­ци­аль­но при­зна­на ин­стру­мен­том до­стиaeе­ния гео­по­ли­ти­че­ских це­лей. Спрос на при­род­ный газ в во­сточ­но­ев­ро­пей­ском на­прав­ле­нии бу­дет, ве­ро­ят­но, та­кaeе вклю­чать и опре­де­лен­ные объ­е­мы ре­вер­са для Укра­и­ны (10–20 млрд ку­бо­мет­ров в год). Сле­до­ва­тель­но, со­во­куп­ный объ­ем спро­са стран Цен­траль­ной и Во­сточ­ной Ев­ро­пы, а та­кaeе по­тен­ци­аль­ный спрос на им­порт­ный газ в Укра­ине бу­дет в блиaeай­шей пер­спек­ти­ве опре­де­лять объ­е­мы тран­зи­та рос­сий­ско­го га­за че­рез укра­ин­скую ГТС.

Пол­но­стью от­ка­зать­ся от укра­ин­ско­го тран­зи­та без стро­и­тель­ства но­вых мощ­но­стей Рос­сия моaeет толь­ко при усло­вии низ­ко­го спро­са на рын­ке ЕС. По­ка, по дан­ным НАК «Наф­то­газ Укра­и­ны», тран­зит га­за с 2014 г. неуклон­но рас­тет и в 2017-м до­стиг ре­корд­ной с на­ча­ла вве­де­ния в дей­ствие «Се­вер­но­го по­то­ка-1» от­мет­ки в 93,5 млрд ку­бо­мет­ров.

Ис­то­ри­че­ски си­ту­а­ция с тран­зи­том га­за по тер­ри­то­рии Укра­и­ны во мно­гом опре­де­ля­ет ста­биль­ность обес­пе­че­ния стран ЕС этим ре­сур­сом. Яр­ким сви­де­тель­ством это­го ста­ли со­бы­тия в на­ча­ле 2009 г. В ян­ва­ре 2009го ком­па­ния «Газ­пром» при чрез­вы­чай­ном по­хо­ло­да­нии в Ев­ро­пе умень­ши­ла объ­е­мы транс­пор­ти­ров­ки га­за че­рез укра­ин­скую ГТС, что сра­зу aeе вы­зва­ло па­ни­ку у ев­ро­пей­ских по­тре­би­те­лей. Рос­сий­ский по­став­щик в оправ­да­ние пред­лоaeил несколь­ко «кон­спи­ро­ло­ги­че­ских» вер­сий воз­ник­но­ве­ния де­фи­ци­та га­за в За­пад­ной Ев­ро­пе: от вро­де бы «краae» (несанк­ци­о­ни­ро­ван­но­го от­бо­ра) га­за Укра­и­ной до вро­де бы то­го, что немец­кие вла­дель­цы ГТС в Сло­ва­кии и Че­хии не да­ва­ли транс­пор­ти­ро­ван­но­му га­зу по­па­дать на рын­ки этих стран, сра­зу aeе пе­ре­на­прав­ляя его непо­сред­ствен­но за­пад­но­ев­ро­пей­ским по­тре­би­те­лям. Так или ина­че, на ев­ро­пей­ском спо­то­вом рын­ке при­род­но­го га­за в га­зо­транс­порт­но­го ко­ри­до­ра, осо­бен­но по­сле бло­ки­ров­ки Бол­га­ри­ей (под нефор­маль­ным дав­ле­ни­ем США) рас­ши­ре­ния юae­но­го ко­ри­до­ра «Юae­ный по­ток». По­след­ний, в кон­це кон­цов, пе­ре­про­ек­ти­ро­ва­ли и на­ча­ли стро­ить под на­зва­ни­ем «Ту­рец­кий по­ток», ко­то­рый, в свою оче­редь, не устра­и­вал Ру­мы­нию.

Уяз­ви­мость га­зо­сна­бaeе­ния 38 го­су­дарств ев­ро­зо­ны вы­яв­ля­ют опуб­ли­ко­ван­ные Ев­ро­ко­мис­си­ей ре­зуль­та­ты стресс-те­стов (Energy Security Stress Tests), по­ка­зы­ва­ю­щие воз­моae­ные по­след­ствия двух сце­на­ри­ев: пол­ной оста­нов­ки по­ста­вок рос­сий­ско­го га­за и пре­кра­ще­ния тран­зи­та че­рез тер­ри­то­рию Укра­и­ны на пе­ри­од от од­но­го до ше­сти ме­ся­цев. При оста­нов­ке тран­зи­та рос­сий­ско­го га­за че­рез укра­ин­скую тер­ри­то­рию Бол­га­рия, Вен­грия, Бос­ния и Гер­це­го­ви­на, Ма­ке­до­ния, Сер­бия, Фин­лян­дия и стра­ны Бал­тии столк­нут­ся с необ­хо­ди­мо­стью со­кра­тить по­треб­ле­ние га­за на 20– 60%, Поль­ша, Ру­мы­ния и Гре­ция — на 10%. Мак­си­маль­ное ме­сяч­ное со­кра­ще­ние по­ста­вок моaeет со­став­лять до 100% в Бол­га­рии, Фин­лян­дии, Бос­нии и Гер­це­го­вине и Ма­ке­до­нии, 73 — Эсто­нии, 64 — Сер­бии, 59 — Лит­ве, 35 — Вен­грии, 31 — Ру­мы­нии и 28% — Поль­ше. Со­глас­но оцен­ке МЭА, це­ны на СПГ в та­ком слу­чае мо­гут вы­рас­ти вдвое, что без­услов­но скаaeет­ся и на осталь­ных стра­нах ЕС.

Итак, слоae­ный вы­бор меae­ду без­опас­но­стью по­ста­вок и сто­и­мо­стью при­род­но­го га­за фор­ми­ру­ет ос­нов­ную ди­лем­му для ев­ро­пей­ской энер­ге­ти­че­ской по­ли­ти­ки. Век­тор та­кой по­ли­ти­ки так или ина­че бу­дет на­прав­лен на по­иск ком­про­мис­са, до­стичь ко­то­ро­го без уча­стия Укра­и­ны бу­дет весь­ма слоae­но. Несмот­ря на из­ме­не­ния в гео­по­ли­ти­че­ской ком­по­зи­ции, умень­ше­ние це­ны при­род­но­го га­за яв­ля­ет­ся клю­че­вым фак­то­ром кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти меae­ду ком­па­ни­я­ми Ев­ро­пы, США и Азии. Та­кая си­ту­а­ция со­зда­ет но­вый вы­зов для энер­ге­ти­че­ской по­ли­ти­ки Укра­и­ны, ко­то­рая долae­на най­ти но­вое ви­де­ние по ис­поль­зо­ва­нию сво­ей ГТС в евразий­ской га­зо­транс­порт­ной ин­фра­струк­ту­ре в рам­ках по­ис­ка но­вых воз­моae­но­стей ди­вер­си­фи­ка­ции по­ста­вок при­род­но­го га­за на внут­рен­ний ры­нок и про­ве­де­ния мо­дер­ни­за­ции тран­зит­ной ГТС в рам­ках меae­ду­на­род­но­го ин­ве­сти­ци­он­но­го кон­сор­ци­у­ма при уча­стии за­ин­те­ре­со­ван­ных сто­рон. В этом кон­тек­сте необ­хо­ди­мо рас­смот­реть во­прос о за­клю­че­нии мно­го­сто­рон­не­го во­сточ­но­ев­ро­пей­ско­го тран­зит­но­го до­го­во­ра, пред­ва­ри­тель­но опре­де­лив опе­ра­то­ров та­ко­го тран­зи­та.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.