Па­лец в небе

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ПОКАЛЬЧУК

Что объ­еди­ня­ет хор­ват­ско­го фут­бо­ли­ста и пре­зи­ден­та США? На­ше весь­ма фан­тас­ма­го­ри­че­ское пред­став­ле­ние о них.

О том, как они се­бе пред­став­ля­ют мир, и что со­би­ра­ют­ся с этим зна­ни­ем де­лать. В от­но­ше­нии нас пре­крас­ных, ра­зу­ме­ет­ся. Ибо вся­кая иная де­я­тель­ность по опре­де­ле­нию бес­смыс­лен­на.

Го­во­ря «на­ше», сле­ду­ет уточ­нить, что это очень пред­взя­тое, но имен­но по­это­му умест­ное обоб­ще­ние. «На­шесть» на­ша вме­ща­ет в се­бя не та­кое уж боль­шое чис­ло со­ци­аль­но ак­тив­ных, про­укра­ин­ски на­стро­ен­ных со­граж­дан — при­мер­но 5%. Со­ци­аль­но ак­тив­ных в ши­ро­ком смыс­ле сло­ва, ра­зу­ме­ет­ся, зна­чи­тель­но боль­ше. Но тра­ди­ци­он­ная со­ци­аль­ная ак­тив­ность пред­по­ла­га­ет ор­га­ни­за­ци­он­ное со­гла­ше­ние ин­ди­ви­ду­у­ма с со­ци­у­мом, при ко­то­ром каж­дая из сто­рон идет на вза­и­мо­вы­год­ные уступ­ки.

Эта, мень­шая, груп­па — бес­ком­про­мисс­на, и каж­дый ее субъ­ект име­ет соб­ствен­ное мне­ние по всем по­во­дам. Она яв­ля­ет­ся опо­рой об­ще­ства в си­ту­а­ции во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са, ко­гда ру­шит­ся ин­сти­ту­ци­о­наль­ность. Но ко­гда кон­фликт ста­но­вит­ся ча­стью обы­ден­ной жиз­ни, она уже не ини­ци­и­ру­ет осталь­ную часть об­ще­ства, а вза­и­мо­дей­ству­ет пре­иму­ще­ствен­но с се­бе по­доб­ны­ми.

Су­ще­ству­ет при­мер­но та­ко­го же раз­ме­ра ан­ти­укра­ин­ское яд­ро, но они от­да­ле­ны и от­де­ле­ны друг от дру­га огром­ным ко­ли­че­ством в це­лом рав­но­душ­ных к их мне­ни­ям лю­дей. Или так же об­ща­ют­ся ис­клю­чи­тель­но друг с дру­гом, счи­тая, что пред­став­ля­ют мне­ние всей стра­ны.

По­че­му так по­лу­ча­ет­ся? Со­ци­аль­ные се­ти, в ко­то­рых оби­та­ют эти про­ак­тив­ные груп­пы, со­зда­ют для них ощу­ще­ние пол­ной пред­ста­ви­тель­но­сти и аб­со­лют­ной зна­чи­мо­сти. Та­ким об­ра­зом, фо­ку­си­ро­ван­ное про­еци­ро­ва­ние горст­ки лич­ных мне­ний на осталь­ное об­ще­ство со­зда­ет у пер­вых ил­лю­зию пол­ной ре­пре­зен­та­тив­но­сти. Тем бо­лее что об­ще­ство их не осо­бо за­ме­ча­ет, и мол­ча­ние вос­при­ни­ма­ет­ся как под­держ­ка.

Ил­лю­зия ни­чем не ху­же ре­аль­но­сти, ес­ли ре­ак­ция на нее та­кая же, как и на ре­аль­ность. По­ли­ти­ки, жу­ли­ки и про­чие мар­ке­то­ло­ги пре­крас­но это зна­ют.

Вы мо­же­те за­крыть паль­цем лю­бую звез­ду на ноч­ном небе, и да­же Лу­ну или Солн­це, и они для вас лич­но ис­чез­нут. По­явят­ся вновь по ва­ше­му же­ла­нию.

Так ме­ня­ют­ся оцен­ки лю­дей, ни­че­го о са­мих оцен­щи­ках не зна­ю­щие. Вы­гля­дит это до­воль­но ко­мич­но. Че­ло­век — сна­ча­ла хо­ро­ший, по­том пло­хой, по­том сно­ва хо­ро­ший, по­том уже на­до­ел, неси­те но­во­го, этот по­ло­мал­ся.

Я не о ди­ван­ной по­ли­то­ло­гии — это де­ло са­мих ди­ван­ных по­ли­то­ло­гов. А о со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских усло­ви­ях, в ко­то­рых она воз­ни­ка­ет, и к че­му мо­жет при­ве­сти.

Укра­ин­ский обы­ва­тель, как и боль­шин­ство пост­со­вет­ских лю­дей, хо­чет опре­де­лен­но­сти и ста­биль­но­сти окру­жа­ю­ще­го ми­ра при соб­ствен­ном ми­ни­маль­ном уча­стии для до­сти­же­ния это­го иде­а­ла. Но при­мер­но пять про­цен­тов трабл­мей­ке­ров твер­дят обы­ва­те­лю, что он ту­пой ду­рень, и иде­а­лы его ту­пые, по­сле че­го пас­си­о­на­рии окон­ча­тель­но оста­ют­ся в гор­дом оди­но­че­стве и в сво­ей соб­ствен­ной Все­лен­ной, где про­дол­жа­ют рас­стра­и­вать­ся и фан­та­зи­ро­вать с удво­ен­ной си­лой.

Все ши­ре рас­па­хи­ва­ю­щи­е­ся две­ри в мир за­пад­ной ци­ви­ли­за­ции ста­вят эту пас­си­о­нар­ную часть укра­ин­ско­го об­ще­ства в со­сто­я­ние ре­бен­ка, ко­то­рый со­би­рал­ся про­сто немно­го по­иг­рать под дож­ди­ком, а вме­сто это­го ви­дит в двер­ном про­еме несу­щий­ся на­встре­чу ура­ган. Осталь­ные граж­дане зло­рад­но хи­хи­ка­ют, гля­дя на это ев­ро­не­до­уме­ние.

Об­раз «ста­биль­но­го ми­ра лю­бой це­ной» — один из клю­че­вых нар­ра­ти­вов, ко­то­рый де­ся­ти­ле­ти­я­ми успеш­но про­да­вал­ся ши­ро­ко­му по­тре­би­те­лю. И про­дол­жа­ет поль­зо­вать­ся, хо­тя и по­сте­пен­но умень­ша­ю­щим­ся, спро­сом. В нем есть внут­рен­нее про­ти­во­ре­чие, по­то­му что со­вет­ская идео­ло­гия со­зда­ва­лась из двух смер­тель­ных ком­по­нен­тов: ди­на­ми­че­ско­го — троц­кист­ской кро­ва­вой ре­во­лю­ци­он­но­сти, и ста­ти­че­ско­го — ста­лин­ско­го конц­ла­гер­но­го по­ряд­ка. Дру­гих ва­ри­ан­тов вы­бо­ра не бы­ло.

Пост­со­вет­ский об­раз ста­биль­но­го ми­ра стал при­зем­лен­нее (как ска­за­ли бы марк­си­сты — мел­ко­бур­жу­аз­нее), объ­еди­нив в се­бе од­но­вре­мен­но чер­ты «оса­жден­ной кре­по­сти» и «по­кло­не­ния хо­ло­диль­ни­ку». А «ху­до­же­ствен­ным» вы­ра­зи­те­лем это­го об­ра­за ста­ло ар­хи­тек­тур­ное урод­ство 1990-х — до­ма бо­га­тых лю­дей в ви­де псев­до­сред­не­ве­ко­вых зам­ков, ги­брид кре­по­сти и хо­ло­диль­ни­ка.

Со­вет­ская контр­про­па­ган­да сыг­ра­ла со сво­и­ми про­тив­ни­ка­ми злую шут­ку, са­ма то­го не по­до­зре­вая. Об­раз уто­па­ю­ще­го в рос­ко­ши и без­де­лье За­па­да, с од­ной сто­ро­ны, стал со­блаз­ном для по­лу­го­лод­но­го сов­ка и внес свою леп­ту в его раз­ру­ше­ние. С дру­гой — это был об­раз некой Уто­пии, где все гар­мо­нич­но, ка­че­ствен­но и де­ше­во, бла­го­да­ря ма­гии об­ще­ствен­но­го строя или некой вол­шеб­ной идео­ло­гии, ко­то­рую на­до непре­мен­но най­ти, изу­чить и внед­рить у се­бя.

Очень труд­но по­это­му при­нять тот про­стой факт, что:

а) лю­бые стра­ны и их граж­дане яв­ля­ют­ся в первую оче­редь пат­ри­о­та­ми са­мих се­бя, а не нас. Это ведь не вы­бор сек­су­аль­ных пред­по­чте­ний, а со­блю­де­ние соб­ствен­ных кон­сти­ту­ци­он­ных норм. Но мы по­че­му-то все рав­но пы­та­ем­ся скло­нить их к люб­ви, и непло­хо бы за день­ги;

б) при пер­вом удоб­ном слу­чае эти стра­ны и их граж­дане бу­дут пы­тать­ся при­рас­тить соб­ствен­ное бла­го­со­сто­я­ние за наш счет. Ес­ли где-то что-то де­ся­ти­ле­ти­я­ми пло­хо ле­жит, на него уже есть пла­ны;

в) эти стра­ны и граж­дане – не хо­ро­шие и не пло­хие, оце­ни­вать их и ра­до­вать­ся или гне­вать­ся по по­во­ду соб­ствен­ных ко­гни­тив­ных ис­ка­же­ний – пу­стое за­ня­тие. Мне по это­му по­во­ду очень нра­вит­ся ста­рая по­сло­ви­ца Ал­ле­на Дал­ле­са: «Не бы­ва­ет дру­же­ствен­ных раз­ве­док, бы­ва­ют раз­вед­ки дру­же­ствен­ных стран».

Но, тем не ме­нее, эти оцен­ки су­ще­ству­ют, да­же во­пре­ки здра­во­му смыс­лу, и все фут­боль­но-трам­пов­ские эмо­ции то­му под­твер­жде­ни­ем.

Все это бы­ло бы про­сто ми-ми-ми, ес­ли бы на ос­но­ва­нии этих эмо­ций не при­ни­ма­лись бы по­ли­ти­че­ские ре­ше­ния. Не по­то­му, что по­ли­ти­ки — иди­о­ты (хо­тя та­кое то­же не ис­клю­ча­ет­ся), а по­то­му, что они очень чув­стви­тель­ны к эмо­ци­ям сво­их из­би­ра­те­лей, и не важ­но, на­сколь­ко эти эмо­ции ра­зум­ны.

А ес­ли мы го­во­рим о груп­пе, ко­то­рая в кри­ти­че­ские мо­мен­ты жиз­ни Укра­и­ны (а у нас что ни мо­мент, то кри­ти­че­ский) со­зда­ет кон­со­ли­ди­ро­ван­ную эмо­ци­о­наль­ную вол­ну, на­кры­ва­ю­щую и осталь­ных, то эти за­блуж­де­ния не раз­ве­и­ва­ют. А ино­гда да­же немнож­ко по­ощ­ря­ют.

И все же мож­но по­про­бо­вать пред­ло­жить некую мат­ри­цу оце­нок, что­бы лич­но вы не чув­ство­ва­ли се­бя неле­по.

1. Ощу­ще­ние об­ще­го на­рас­та­ю­ще­го ха­о­са в ми­ре свя­за­но с тем, что все про­цес­сы в нем про­ис­хо­дят в ра­зы быст­рее, а на­ше со­зна­ние в ос­нов­ном оста­лось в рит­мах и цик­лах ХХ ве­ка. Но не­воз­мож­ность при­нять эту стре­ми­тель­ность дик­ту­ет спа­си­тель­ную под­сказ­ку на­ше­му со­зна­нию — «Это же ха­ос!». «А-а, — го­во­рим мы, — то­гда нор­маль­но, мы же за по­ря­док, по­это­му и не впи­сы­ва­ем­ся во все это. А не по­то­му, что мы ум­ствен­но от­ста­лые.»

2. У ми­ро­вых ли­де­ров, а тем бо­лее у СМИ, на са­мом де­ле нет ни­ка­ких обя­за­тельств ни пе­ред кем, по­это­му они с та­кой на­стой­чи­во­стью утвер­жда­ют об­рат­ное. Но луч­ше су­дить по де­лам, и то – неко­то­рое вре­мя спу­стя. Да и не факт, что что-то пой­ме­те окон­ча­тель­но, за­то не бу­де­те чув­ство­вать се­бя в ду­ра­ках. При­чи­на этой без­от­вет­ствен­но­сти – по­лу­че­ние пря­мой вы­го­ды, да и во­об­ще лю­бо­го ре­зуль­та­та, — боль­ше не за­ви­сит от на­род­ных масс. Они же элек­то­рат, это, ско­рее, до­сад­ная обу­за — при­хо­дит­ся иг­рать ко­ме­дию о по­лит­кор­рект­но­сти и пря­мой де­мо­кра­тии, по­та­кая его низ­мен­ным вку­сам и ба­зо­вым ин­стинк­там под ви­дом за­щи­ты лич­ных сво­бод.

3. Чем сла­бее стра­на и вы лич­но, тем боль­ше же­ла­ние люб­ви, за­щи­ты и на руч­ки. Оно, как пра­ви­ло, про­яв­ля­ет­ся в при­пи­сы­ва­нии эм­па­тии к вам лич­но, лю­дям и стра­нам, ко­то­рые не по­до­зре­ва­ют не толь­ко о ва­шем су­ще­ство­ва­нии, но и не все­гда зна­ют, где эта Юкрейн на­хо­дит­ся.

4. Вы эмо­ци­о­наль­но пы­та­е­тесь раз­ме­стить со­вер­шен­но чу­жих лю­дей внут­ри ва­ше­го лич­но­го ком­му­ни­ка­ци­он­но­го кла­сте­ра, ко­то­рый со­став­ля­ет от 50 до 150 лю­дей, в за­ви­си­мо­сти от ва­ше­го ин­тел­лек­та и опы­та, но не боль­ше, не льсти­те се­бе. Это на­зы­ва­ет­ся «чис­ло Дан­ба­ра». По­ме­ще­ние ино­род­но­го те­ла (об­ра­за че­ло­ве­ка или об­ра­за стра­ны) в слож­ную эко­си­сте­му, о ко­то­рой и вы са­ми тол­ком по­ня­тия не име­е­те, ве­дет к бо­лез­нен­ным по­след­стви­ям.

5. Раз­де­ли­те, на­при­мер, свое чис­ло Дан­ба­ра на 3 — и по­лу­чи­те груп­пу кол­лег, с ко­то­ры­ми есть что об­су­дить в обе­ден­ный пе­ре­рыв. Де­ли­те на 3 еще раз — и вот пе­ред на­ми груп­па из 15 че­ло­век, со­бы­тия в жиз­ни ко­то­рых дей­стви­тель­но име­ют для вас зна­че­ние. Еще од­но де­ле­ние на 3 — оста­ют­ся пя­те­ро са­мых-са­мых, с ко­то­ры­ми, как вам ка­жет­ся, мож­но го­во­рить обо всем на све­те. Глав­ное, что­бы вы че­рез па­ру лет горь­ко не по­жа­ле­ли о сво­ей от­кро­вен­но­сти.

6. Ес­ли бу­де­те уве­ли­чи­вать свое чис­ло Дан­ба­ра — там ока­жут­ся ги­по­те­ти­че­ские зна­ко­мые, да­же смерть ко­то­рых у вас вы­зо­вет в луч­шем слу­чае со­чув­ствие, но ни­как не го­ре. А ужас­ные смер­ти со­тен лю­дей на дру­гих кон­ти­нен­тах вас ведь на са­мом де­ле во­все не тро­га­ют, хо­тя вы об этом чи­та­е­те и слы­ши­те каж­дый день. Чем боль­ше дру­зей, тем их мень­ше.

7. Ес­ли же тро­га­ют — по­ду­май­те, по­че­му у вас об­ра­зо­вал­ся та­кой страш­ный де­фи­цит дей­стви­тель­но близ­ких лю­дей, та­кой про­вал, что вы го­то­вы убе­жать от него на дру­гой кон­ти­нент, в дру­гую ори­ен­та­цию или дру­гую, кон­спи­ро­ло­ги­че­скую кар­ти­ну ми­ра. Вы же не ООН, и да­же не ОБСЕ, вам пуб­лич­но ли­це­ме­рить ни к че­му.

8. Не ре­а­ги­руй­те так бо­лез­нен­но, как ре­бе­нок, ни на ко­го, ес­ли у вас не пред­ви­дит­ся двух важ­ных ком­по­нен­тов: фи­зи­че­ско­го кон­так­та и опы­та сов­мест­но­го про­жи­ва­ния со­бы­тий. И да­же ес­ли пред­ви­дит­ся — то­же не ре­а­ги­руй­те бо­лез­нен­но, но это уже дру­гая те­ма.

9. Не за­кры­вай­те се­бе паль­цем звез­ды.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.