Трамп Ки­таю не то­ва­рищ

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вик­тор КОНСТАНТИНОВ

(Ин­сти­тут меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний КНУ им. Т.шев­чен­ко)

Нет, по­жа­луй, ни од­ной дру­гой стра­ны, в от­но­ше­нии ко­то­рой по­ли­ти­ка До­наль­да Трампа столь непо­сле­до­ва­тель­на, как в слу­чае с Ки­та­ем.

В на­ча­ле сво­е­го пре­зи­дент­ства Трамп бро­сил Ки­таю вы­зов, од­на­ко спу­стя все­го па­ру ме­ся­цев уже пред­ла­гал Пе­ки­ну парт­нер­ство. А нын­че он при­зы­ва­ет к друж­бе с Ки­та­ем и од­но­вре­мен­но ве­дет с ним тор­го­вую вой­ну. Но хо­тя этот из­ви­ли­стый путь и сви­де­тель­ству­ет об от­сут­ствии у ны­неш­ней ад­ми­ни­стра­ции чет­кой стра­те­гии в от­но­ше­нии КНР, по­ли­ти­ка Трампа по-сво­е­му ло­гич­на и ра­ци­о­наль­на. Про­сто ис­то­ки его ра­ци­о­наль­но­сти сле­ду­ет ис­кать не в на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сах США, а в на­ци­о­наль­ных стра­хах про­стых аме­ри­кан­цев.

По­ли­ти­ка офи­ци­аль­но­го Ва­шинг­то­на в от­но­ше­нии КНР ос­но­ва­на на ба­лан­се двух на­чал: вза­и­мо­вы­год­но­го эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства и гло­баль­но­го сдер­жи­ва­ния Пе­ки­на. Баланс этот сло­жил­ся в на­ча­ле 90-х, по­сле без ма­ло­го де­ся­ти лет про­хлад­ных от­но­ше­ний. Ко­гда в на­ча­ле сво­е­го пре­зи­дент­ства Ро­нальд Рей­ган про­воз­гла­сил кре­сто­вый по­ход про­тив ком­му­низ­ма, он сде­лал объ­ек­том сво­ей борьбы и КНР — во­пре­ки мне­нию мно­гих со­вет­ни­ков и сво­е­го ви­це-пре­зи­ден­та, Джор­джа Бу­ша-стар­ше­го. Од­но­бо­кость под­хо­да к Ки­таю бы­ла ошиб­кой. Фор­маль­но идео­ло­ги­че­ские про­тив­ни­ки, Пе­кин и США, име­ли огром­ный по­тен­ци­ал для сбли­же­ния на эко­но­ми­че­ской ос­но­ве — ведь имен­но в то вре­мя Ки­тай про­во­дил мас­штаб­ные эко­но­ми­че­ские пре­об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рые да­ва­ли нема­лые возможности за­ра­бо­тать ино­стран­ным парт­не­рам. Фор­ми­ро­ва­ние но­во­го ор­га­на пра­во­по­ряд­ка — Го­су­дар­ствен­но­го бю­ро рас­сле­до­ва­ний — вы­хо­дит на фи­ниш­ную пря­мую.

Пра­во­охра­ни­тель­ный бо­лид, ко­то­рым лов­ко дол­жен был ру­ко­во­дить пи­лот уров­ня Айр­то­на Сен­ны, про­бук­со­вы­ва­ет уже на пер­вом пит-сто­пе. И если в «Фор­му­ле-1» оста­нов­ка гон­щи­ка в бок­се сво­ей ко­ман­ды озна­ча­ет до­за­прав­ку, сме­ну ре­зи­ны и на­строй­ку бо­ли­да, а так­же быст­рый ре­монт ма­ши­ны, то в на­шем слу­чае это озна­ча­ет кое-что иное: влить нека­че­ствен­ное го­рю­чее, то есть про­та­щить че­рез кон­курс­ную ко­мис­сию №2 (тер­ри­то­ри­аль­ные управ­ле­ния) нуж­ных кан­ди­да­тов, а вме­сто сли­ков (ре­зи­на для бо­ли­дов) по­ста­вить по­крыш­ки от со­вет­ско­го Зи­ла (речь идет об окру­же­нии директора ГБР со­мни­тель­ны­ми пер­со­на­ми вро­де экс-та­мо­жен­ни­ка

С тех пор Ки­тай стал для США круп­ней­шим тор­го­вым парт­не­ром и глав­ной про­из­вод­ствен­ной пло­щад­кой мно­гих ги­ган­тов аме­ри­кан­ско­го биз­не­са — и аме­ри­кан­цы на­учи­лись тес­но увя­зы­вать в диа­ло­ге с Пе­ки­ном по­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские во­про­сы.

Трамп, по су­ти, объ­явил но­вый кре­сто­вый по­ход про­тив КНР, на­ру­шая баланс, слу­жив­ший це­лям аме­ри­кан­ской по­ли­ти­ки чет­верть сто­ле­тия. Только те­перь кре­сто­вый по­ход стал в сво­ей ос­но­ве эко­но­ми­че­ским. Враж­деб­ность Трампа в от­но­ше­нии Ки­тая появилась еще во вре­мя пред­вы­бор­ной кам­па­нии. Программа Трампа-кан­ди­да­та не изоби­ло­ва­ла внеш­не­по­ли­ти­че­ски­ми сю­же­та­ми, но для Ки­тая в ней бы­ло от­ве­де­но нема­ло ме­ста. Трамп об­ви­нял Пе­кин в дем­пин­ге, ис­кус­ствен­ном за­ни­же­нии кур­са юа­ня, недоб­ро­со­вест­ной конкуренции и про­мыш­лен­ном шпи­о­на­же. Все эти «пре­ступ­ные дей­ствия» Ки­тая и бы­ли, по мне­нию объ­явив­ше­го о на­ме­ре­нии бал­ло­ти­ро­вать­ся на пост пре­зи­ден­та мил­ли­ар­де­ра, при­чи­ной огром­но­го тор­го­во­го дис­ба­лан­са и эко­но­ми­че­ских про­блем США. Трамп обе­щал, что как только ста­нет хо­зя­и­ном Белого до­ма, он вве­дет за­гра­ди­тель­ные та­риф­ные ба­рье­ры в от­но­ше­нии ки­тай­ских то­ва­ров и офи­ци­аль­но объ­явит КНР «ва­лют­ным ма­ни­пу­ля­то­ром».

Назна­чив Ки­тай на роль глав­но­го ви­нов­ни­ка соб­ствен­ных про­блем США, Трамп сыг­рал на стра­хах про­стых аме­ри­кан­цев. Боль­шин­ство из них недо­воль­ны за­си­льем ки­тай­ских то­ва­ров в магазинах и все­рьез опа­са­ют­ся по­те­рять рабочие ме­ста, ко­то­рые «уплы­вут» за оке­ан. Для мно­гих аме­ри­кан­цев КНР — эко­но­ми­че­ский кон­ку­рент, а не гео­по­ли­ти­че­ский про­тив­ник. И ша­ги, на­прав­лен­ные на со­зда­ние «спра­вед­ли­вых тор­го­вых от­но­ше­ний с Ки­та­ем», вы­зы­ва­ют ку­да боль­ший от­клик в об­ще­стве, чем пла­ны во­ен­но­го сдер­жи­ва­ния Пе­ки­на. Правда, Трамп не был пер­вым, кто об­ра­тил­ся к этим мо­ти­вам аме­ри­кан­ско­го об­ще­ствен­но­го мне­ния. Во вре­мя пре­зи­дент­ской кам­па­нии 2012 г. кан­ди­дат от рес­пуб­ли­кан­цев Митт Ром­ни так­же об­ви­нял Ки­тай в ма­ни­пу­ля­ци­ях с юа­нем, а пре­зи­дент США Ба­рак Оба­ма неоднократно от­ме­чал, что его ад­ми­ни­стра­ция сде­ла­ла для сба­лан­си­ро­ва­ния тор­гов­ли с КНР боль­ше, чем кто-ли­бо из пред­ше­ствен­ни­ков.

«Но­ва­тор­ство» Трампа в дру­гом. Он со­вер­шил ошибку, зер­каль­ную той, что до­пу­стил в свое вре­мя Рей­ган — ре­шать эко­но­ми­че­ские про­бле­мы в от­но­ше­ни­ях КНР Трамп со­би­рал­ся, иг­но­ри­руя по­ли­ти­че­ские раз­но­гла­сия. Та­кая по­зи­ция по­нят­на: но­вый хо­зя­ин Белого до­ма со­би­рал­ся «сно­ва сде­лать Аме­ри­ку ве­ли­кой», а для это­го, по его мне­нию, нужно бы­ло боль­ше про­из­во­дить и боль­ше про­да­вать. И по­это­му во­ен­но-по­ли­ти­че­ское сдер­жи­ва­ние Ки­тая для него не бы­ло са­мо­сто­я­тель­ной це­лью, а лишь ин­стру­мен­том давления на Пе­кин в тор­го­вых пе­ре­го­во­рах. По­ка­за­те­лен сле­ду­ю­щий факт: вско­ре по­сле из­бра­ния Трамп за­явил о необ­хо­ди­мо­сти уве­ли­чить во­ен­ное при­сут­ствие США в Ази­ат­ско-ти­хо­оке­ан­ском ре­ги­оне. Но со­би­рал­ся он это сде­лать не по­то­му, что Ки­тай представляет все боль­шую во­ен­ную угро­зу для ре­ги­о­наль­ных ин­те­ре­сов США, а что­бы сде­лать Пе­кин бо­лее сго­вор­чи­вым на бу­ду­щих пе­ре­го­во­рах по эко­но­ми­че­ским во­про­сам.

Про­сто­му обы­ва­те­лю про­сти­тель­но вы­де­лять один из фак­то­ров ми­ро­вой по­ли­ти­ки — наи­бо­лее су­ще­ствен­ный имен­но для него — в ущерб осталь­ным. Но для ли­де­ра государства та­кой под­ход недо­пу­стим. Не­уди­ви­тель­но, что пер­вое же столк­но­ве­ние с ре­аль­ны­ми меж­ду­на­род­ны­ми вы­зо­ва­ми вы­ну­ди­ло Трампа рез­ко ме­нять курс в от­но­ше­нии КНР. Это слу­чи­лось вес­ной 2017-го, на пике кри­зи­са на Ко­рей­ском по­лу­ост­ро­ве. Ока­за­лось, что без глав­но­го про­тив­ни­ка Трампа на меж­ду­на­род­ной арене — Ки­тая — невоз­мож­но най­ти при­ем­ле­мое ре­ше­ние про­бле­мы ядер­но­го ору­жия КНДР. И во вре­мя пер­во­го сам­ми­та с ки­тай­ским ли­де­ром Си Цзинь­пи­ном аме­ри­кан­ский пре­зи­дент вы­нуж­ден был от­ло­жить в сто­ро­ну свою эко­но­ми­че­скую повестку, до­би­ва­ясь от Ки­тая под­держ­ки по ко­рей­ской про­бле­ме. Ки­тай неожи­дан­но для са­мо­го Трампа стал парт­не­ром, без ко­то­ро­го глав­ный внеш­не­по­ли­ти­че­ский вы­зов пер­во­го го­да его пре­зи­дент­ства пре­вра­щал­ся в гром­кий про­вал.

Но урок на дол­го­сроч­ную пер­спек­ти­ву из это­го при­ме­ра из­вле­чен не был. До­воль­но ско­ро Трамп вер­нул­ся к сво­ей преж­ней про­грам­ме — к осе­ни 2017-го идея вво­да мас­штаб­ных та­риф­ных ба­рье­ров про­тив ки­тай­ской про­дук­ции овла­де­ла пре­зи­ден­том, от­кры­вая до­ро­гу к на­ча­лу пол­но­мас­штаб­ной тор­го­вой вой­ны. Счи­та­ет­ся, что ан­ти­ки­тай­ская эко­но­ми­че­ская повестка фор­ми­ру­ет­ся в ад­ми­ни­стра­ции са­мим Трам­пом, тор­го­вым пред­ста­ви­те­лем США Ро­бер­том Лайт­хай­зе­ром и гла­вой На­ци­о­наль­но­го тор­го­во­го со­ве­та Пи­те­ром На­вар­ро. По­след­ние двое — убеж­ден­ные сто­рон­ни­ки про­тек­ци­о­нист­ских мер в от­но­ше­нии КНР, но они, так­же как и пре­зи­дент, счи­та­ют тор­го­вые отношения с Ки­та­ем са­мо­до­ста­точ­ной сфе­рой, по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты в ко­то­рой могут быть до­стиг­ну­ты неза­ви­си­мо от осталь­но­го мас­си­ва дву­сто­рон­них от­но­ше­ний.

И в си­ту­а­ции, ко­гда клю­че­вые ре­ше­ния по ки­тай­ско­му на­прав­ле­нию аме­ри­кан­ской внеш­ней по­ли­ти­ки при­ни­ма­ют­ся в столь уз­ком (и уз­ко вос­при­ни­ма­ю­щем это на­прав­ле­ние) кру­гу лиц, неиз­беж­на утра­та це­лост­но­сти вос­при­я­тия всей про­бле­ма­ти­ки дву­сто­рон­них от­но­ше­ний. Трамп хо­чет за­клю­чить с Ки­та­ем «боль­шую сдел­ку», вот только эта сдел­ка в его пред­став­ле­нии — лишь боль­шое эко­но­ми­че­ское со­гла­ше­ние, ко­то­рое за­кре­пит вы­год­ные для США усло­вия в дву­сто­рон­ней тор­гов­ле. В этом сво­ем под­хо­де Трамп рас­кры­ва­ет всю ме­ру непо­ни­ма­ния Ки­тая и его ро­ли в ми­ре.

Во-пер­вых, «эко­но­ми­за­ция» аме­ри­ка­но-ки­тай­ско­го диа­ло­га при­шлась на са­мый неудач­ный мо­мент за по­след­ние че­ты­ре де­ся­ти­ле­тия. Вто­рая пя­ти­лет­ка прав­ле­ния Си впер­вые ста­вит пе­ред Ки­та­ем яв­ные це­ли по­ли­ти­че­ско­го ли­дер­ства в ми­ре. Се­год­ня Пе­кин не со­би­ра­ет­ся усту­пать в по­ли­ти­че­ских во­про­сах в уго­ду со­хра­не­нию бла­го­при­ят­но­го эко­но­ми­че­ско­го кли­ма­та на за­пад­ных рын­ках — Ки­тай спо­со­бен до­би­вать­ся выгодных усло­вий си­лой (нет, не во­ен­ной, а по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской) и го­тов это де­лать. Ко­гда Трамп со­би­ра­ет­ся «на­да­вить» на КНР в по­ли­ти­че­ских во­про­сах, что­бы по­лу­чить уступ­ки в эко­но­ми­че­ских, он бо­лее все­го рис­ку­ет за­ве­сти любые пе­ре­го­во­ры в ту­пик — ведь у их участ­ни­ков из­на­чаль­но не будет то­чек со­при­кос­но­ве­ния.

Во-вто­рых, счи­тая по­ли­ти­че­ские во­про­сы вто­ро­сте­пен­ны­ми, Трамп ис­хо­дит из невер­ной оцен­ки по­зи­ции КНР, что чре­ва­то кри­зи­сом в дву­сто­рон­них от­но­ше­ни­ях. Бли­же все­го к та­ко­му ис­хо­ду Трамп был в си­ту­а­ции с Тай­ва­нем. Он стал пер­вым с кон­ца 70-х гг. аме­ри­кан­ским ли­де­ром, ко­то­рый про­вел офи­ци­аль­ную бе­се­ду с Цай Ин­вэ­нь, пре­зи­ден­том Рес­пуб­ли­ки Ки­тай (не при­знан­ным КНР). Бо­лее то­го, Трамп усо­мнил­ся в це­ле­со­об­раз­но­сти со­блю­де­ния по­ли­ти­ки «Од­но­го Ки­тая», со­глас­но ко­то­рой Вашингтон при­зна­ет КНР един­ствен­ным пред­ста­ви­те­лем ки­тай­ско­го на­ро­да (от­ка­зы­вая в та­ком пра­ве Тай­пею) — по край­ней ме­ре, до то­го мо­мен­та, по­ка КНР не пой­дут на уступ­ки в эко­но­ми­че­ских во­про­сах. Вот только цена тай­вань­ской про­бле­мы для Пе­ки­на неиз­ме­ри­мо вы­ше про­блем тор­гов­ли, и да­же на­мек на ее раз­мен на эко­но­ми­че­ские во­про­сы для ки­тай­ской сто­ро­ны непри­ем­лем.

В-тре­тьих, непо­ни­ма­ние ис­клю­чи­тель­ной важ­но­сти по­ли­ти­че­ской со­став­ля­ю­щей аме­ри­ка­но-ки­тай­ских от­но­ше­ний при­во­дит к то­му, что Трамп оставляет за пределами сво­ей по­ли­ти­ки важ­ней­шие про­бле­мы. Преж­де все­го, это ки­тай­ская по­ли­ти­ка в Юж­но-ки­тай­ском мо­ре. Пре­тен­зии КНР в этом ре­ги­оне дав­но яв­ля­ют­ся при­чи­ной для бес­по­кой­ства це­ло­го ря­да стран Юго-во­сточ­ной Азии. Аме­ри­кан­цы дав­но ис­поль­зу­ют си­ту­а­цию для давления на Пе­кин: непри­зна­ние ки­тай­ских пре­тен­зий и под­держ­ка недо­воль­ных поз­во­ля­ли сдер­жи­вать про­дви­же­ние КНР на юг. Но Трамп важ­ность этой про­бле­мы иг­но­ри­ру­ет: во вре­мя встреч с ли­де­ра­ми Вьет­на­ма и с фи­лип­пин­ским пре­зи­ден­том Род­ри­го Ду­тер­те во­прос ки­тай­ской по­ли­ти­ки в Юж­но-ки­тай­ском мо­ре не об­суж­дал­ся. Фак­ти­че­ски вме­сто пре­зи­ден­та со­хра­не­ние давления в этом бо­лез­нен­ном для Пе­ки­на во­про­се вы­нуж­де­ны брать на се­бя дру­гие чле­ны ад­ми­ни­стра­ции, преж­де все­го ми­нистр обо­ро­ны Джеймс Мэт­тис.

В-чет­вер­тых, в по­ли­ти­ке Трампа те­ря­ет­ся об­щая кар­ти­на столкновения аме­ри­кан­ских и ки­тай­ских ин­те­ре­сов — в Ази­ат­ско-ти­хо­оке­ан­ском ре­ги­оне и в ми­ре в це­лом. Вы­во­дя США из Тран­сти­хо­оке­ан­ско­го парт­нер­ства, Трамп не только на­нес удар по парт­нер­ским от­но­ше­ни­ям со стра­на­ми ре­ги­о­на — он со­здал пред­по­сыл­ки для уси­ле­ния Пе­ки­на. Ведь Ки­тай то­же ак­тив­но фор­ми­ру­ет зоны сво­бод­ной тор­гов­ли с со­сед­ни­ми стра­на­ми и име­ет все ос­но­ва­ния пре­тен­до­вать на ли­дер­ство в по­доб­ных объ­еди­не­ни­ях. Еще бо­лее су­ще­ствен­ной про­бле­мой для США может стать недо­оцен­ка ки­тай­ской ини­ци­а­ти­вы «Один по­яс — один путь». Хо­тя инициатива появилась еще при про­шлой аме­ри­кан­ской ад­ми­ни­стра­ции, лишь в по­след­нее вре­мя (осо­бен­но по­сле про­шло­год­не­го сам­ми­та под эги­дой ини­ци­а­ти­вы) ста­ли оче­вид­ны­ми ее по­тен­ци­аль­ные эко­но­ми­че­ские — и, что нема­ло­важ­но, по­ли­ти­че­ские — по­след­ствия. Но для Трампа инициатива не пред­став­ля­ет­ся су­ще­ствен­ной, и по­то­му ад­ми­ни­стра­ция вя­ло ре­а­ги­ру­ет на ша­ги Пе­ки­на, предо­став­ляя то­му непло­хие шан­сы уси­лить свои по­зи­ции в Евра­зии.

На­ко­нец, в-пя­тых, США и Ки­тай до­стиг­ли вы­со­ко­го уров­ня вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти — осо­бен­но в эко­но­ми­ке, ко­гда раз­ви­тие од­ной стра­ны тес­но свя­зан­но с раз­ви­ти­ем дру­гой. Про­из­вод­ство, фи­нан­сы, торговля — все эти сфе­ры пред­став­ля­ют пе­ре­пле­те­ние вза­им­ных ин­те­ре­сов, в ко­то­ром до­бить­ся од­но­сто­рон­них пре­иму­ществ прак­ти­че­ски невоз­мож­но — лишь вза­им­ных по­терь. На­чав в июле это­го го­да тор­го­вую вой­ну, США на­гляд­но про­де­мон­стри­ро­ва­ли вер­ность это­го утвер­жде­ния: КНР обе­ща­ет сим­мет­рич­но от­ве­тить на но­вые аме­ри­кан­ские по­шли­ны, оце­ни­ва­е­мые в 34 млрд долл., — от­вет­ны­ми по­шли­на­ми на сель­ско­хо­зяй­ствен­ную про­дук­цию, ав­то­мо­би­ли и дру­гие то­ва­ры на та­кую же сум­му. Бо­лее то­го, на­чи­ная, по­жа­луй, са­мую мас­штаб­ную тор­го­вую вой­ну в ис­то­рии, США угро­жа­ют об­ру­шить су­ще­ству­ю­щий ре­жим меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли в рам­ках ВТО. Та­кой ис­ход уда­рит по ин­те­ре­сам и США, и КНР — круп­ней­ших иг­ро­ков в меж­ду­на­род­ной тор­гов­ле.

В «ки­тай­ской» по­ли­ти­ке Трампа в кон­цен­три­ро­ван­ном виде от­ра­зи­лись все ос­нов­ные чер­ты его внеш­не­по­ли­ти­че­ских под­хо­дов — склон­ность к чрез­мер­но­му упро­ще­нию кар­ти­ны ми­ра, иг­но­ри­ро­ва­ние мне­ния про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны, во­люн­та­ризм, вы­пя­чи­ва­ние од­них про­блем в ущерб дру­гим. Та­кой на­бор сам по се­бе обе­ща­ет про­бле­мы, если по­пы­тать­ся при­ме­нить его в ре­аль­ной по­ли­ти­ке. Но в дан­ном слу­чае он ис­поль­зу­ет­ся еще и в со­вер­шен­но непод­хо­дя­щем слу­чае. Ведь Ки­тай — одна из немно­гих стран, на­вя­зать ко­то­рой свою по­зи­цию аме­ри­кан­цы не могут. А сам Ки­тай спо­со­бен дей­стви­тель­но ослож­нить жизнь США прак­ти­че­ски в любой сфе­ре. Стрем­ле­ние Трампа пе­ре­смот­реть тра­ди­ци­он­ную по­ли­ти­ку в от­но­ше­нии Ки­тая дей­стви­тель­но опас­но. И ис­ка­жен­ная кар­ти­на аме­ри­ка­но-ки­тай­ских от­но­ше­ний, которая сфор­ми­ро­ва­лась у Трампа (и, в нема­лой сте­пе­ни, у всей его ад­ми­ни­стра­ции) неиз­беж­но ве­дет к кри­зи­су, обе­ща­ю­ще­му непри­ят­ные по­след­ствия как непо­сред­ствен­ным его участ­ни­кам, так и осталь­но­му ми­ру.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.