Се­рьез­ный взгляд на Азов из Ев­ро­пей­ско­го пар­ла­мен­та

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Та­рас КАЧКА,

со­вет­ник ми­ни­стра ино­стран­ных дел Укра­и­ны

Сколь­ко бы ни по­вто­ря­ли Россия и ее хо­луи ман­тру о «внут­рен­нем мо­ре» — ста­ту­се, по ко­то­ро­му яко­бы Азов­ское мо­ре и Кер­чен­ский про­лив от­ре­за­ны от меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го права по ли­нии от мы­са Кыз­аул в Кры­му до ли­нии мыс Же­лез­ный Рог на Та­ман­ском по­лу­ост­ро­ве, это утвер­жде­ние не пе­ре­ши­бет су­ро­вую прав­ду: Россия на­ру­ша­ет международное мор­ское пра­во, и это не мо­жет не вы­зы­вать ре­ак­цию меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства.

Дей­стви­тель­но, Россия на­учи­лась при­тво­рять­ся сле­пой и глу­хой, ко­гда речь идет о меж­ду­на­род­ном пра­ве, и изоб­ра­жать иг­ро­ка в по­кер, ко­гда тво­рит бес­пре­дел в Азов­ском мо­ре, ко­то­рое счи­та­ет сво­ей вот­чи­ной. Мно­гие в Укра­ине ви­дят си­ту­а­цию на Азо­ве сквозь приз­му рос­сий­ско­го ис­ка­жен­но­го вос­при­я­тия ми­ра и пы­та­ют­ся по­се­ять в об­ще­стве от­ча­я­ние и уны­ние.

Од­на­ко ре­зо­лю­ция Ев­ро­пей­ско­го пар­ла­мен­та от 26 ок­тяб­ря о си­ту­а­ции в Азов­ском мо­ре на­по­ми­на­ет о ре­аль­но­сти. Сам факт то­го, что тре­тьи сто­ро­ны все ак­тив­нее го­во­рят о на­ру­ше­нии меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го права на Азо­ве, пе­ре­во­дит си­ту­а­цию там из дву­сто­рон­не­го фор­ма­та в меж­ду­на­род­ную плос­кость. Это то, че­го Россия бо­ит­ся боль­ше все­го. Для нее, в си­лу раз­ных об­сто­я­тельств, ре­шать во­про­сы толь­ко по­ли­ти­че­ски и толь­ко один на один — иде­аль­ный фор­мат от­но­ше­ний с Укра­и­ной.

Это глав­ный стра­те­ги­че­ский раз­лом на се­год­ня. Для Укра­и­ны международное пра­во и вни­ма­ние все­го ми­ра к агрес­сии РФ про­тив на­шей стра­ны — глав­ные сред­ства до­бить­ся спра­вед­ли­во­сти.

За­ме­тим: ре­зо­лю­ция Ев­ро­пей­ско­го пар­ла­мен­та — это не пер­вый до­ку­мент или за­яв­ле­ние тре­тьих сто­рон о си­ту­а­ции в Азов­ском мо­ре. Про­ти­во­дей­ствие узур­па­ции су­ве­рен­ных прав Укра­и­ны сто­ит на по­вест­ке дня ди­пло­ма­тов с 2014 г. В пунк­те 11 ре­зо­лю­ции ска­за­но, что ЕП под­дер­жи­ва­ет Укра­и­ну во всех ее «ди­пло­ма­ти­че­ских дей­стви­ях и пра­во­вых про­це­ду­рах, преду­смот­рен­ных меж­ду­на­род­ным пра­вом и со­от­вет­ству­ю­щи­ми кон­вен­ци­я­ми, в том чис­ле ны­неш­ний ар­бит­раж­ный про­цесс по Кон­вен­ции ООН по мор­ско­му пра­ву, с це­лью про­ти­во­дей­ствия агрес­сив­ным прак­ти­кам РФ в Азов­ском мо­ре».

Боль­шое вни­ма­ние в до­ку­мен­те уде­ле­но во­про­сам меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го права и его на­ру­ше­нию Рос­сий­ской Фе­де­ра­ци­ей.

Кро­ме об­щей оцен­ки непра­во­мер­но­сти дей­ствий РФ в пер­вом же пунк­те ре­зо­лю­тив­ной ча­сти до­ку­мен­та, Ев­ро­пей­ский пар­ла­мент об­ра­ща­ет осо­бое вни­ма­ние и на кон­крет­ные на­ру­ше­ния: Россия, зло­упо­треб­ляя пра­вом на ин­спек­цию, на­ру­ша­ет права на­ви­га­ции. Чрез­мер­но дли­тель­ные и необос­но­ван­ные ин­спек­ти­ро­ва­ния су­дов яв­ля­ют­ся про­ти­во­прав­ны­ми. Речь идет о сво­бо­де тран­зит­но­го про­хо­да су­дов по Кер­чен­ско­му про­ли­ву и Азов­ско­му мо­рю, сво­бо­де на­ви­га­ции в тер­ри­то­ри­аль­ных во­дах Укра­и­ны. В этом же кон­тек­сте — обо всем ком­плек­се су­ве­рен­ных прав Укра­и­ны, опре­де­лен­ных Кон­вен­ци­ей ООН по мор­ско­му пра­ву. Речь о непра­во­мер­но­сти со­ору­же­ния мо­ста че­рез Кер­чен­ский про­лив, о про­ти­во­прав­но­сти до­бы­чи укра­ин­ских по­лез­ных ис­ко­па­е­мых Рос­сий­ской Фе­де­ра­ци­ей.

Все эти по­ло­же­ния важ­ны вви­ду то­го, что мир все от­чет­ли­вее го­во­рит о на­ру­ше­нии Рос­си­ей меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го права в ущерб не толь­ко Укра­ине, но и гло­баль­но­му мо­ре­ход­ству. Не име­ет зна­че­ния, что на­ру­ше­ния про­ис­хо­дят в по­лу­за­мкну­том мо­ре, при­бреж­ны­ми стра­на­ми ко­то­ро­го яв­ля­ют­ся Укра­и­на и Россия. Для всех мор­ских го­су­дарств на­ру­ше­ния ба­зо­вых норм меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го права яв­ля­ют­ся непри­ем­ле­мы­ми. По­это­му так важ­но по­сто­ян­но под­чер­ки­вать недо­пу­сти­мость их на­ру­ше­ния.

Для нас это озна­ча­ет и под­держ­ку уси­лий Укра­и­ны в про­ти­во­дей­ствии непра­во­мер­но­му по­ве­де­нию Рос­сии, и под­твер­жде­ние пра­виль­но­сти на­шей по­зи­ции в от­но­ше­нии дей­ствий РФ и при­ме­ни­мо­сти меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го права в си­ту­а­ции на Азо­ве.

Как помни­те, при­ме­ни­мость Кон­вен­ции ООН по мор­ско­му пра­ву яв­ля­ет­ся эле­мен­том оже­сто­чен­ной на­ци­о­наль­ной дис­кус­сии о стра­те­гии Укра­и­ны в за­щи­те сво­их су­ве­рен­ных прав в Азов­ском мо­ре.

В этом ас­пек­те текст ре­зо­лю­ции со­дер­жит лю­бо­пыт­ные эле­мен­ты. В пунк­те А всту­пи­тель­ных по­ло­же­ний до­ку­мен­та, где Ев­ро­пей­ский пар­ла­мент опре­де­ля­ет ар­гу­мен­ты в поль­зу пунк­тов в ре­зо­лю­тив­ной ча­сти, име­ет­ся утвер­жде­ние о дву­сто­рон­нем со­гла­ше­нии 2003 г., ко­то­рое «опре­де­ля­ет эти тер­ри­то­рии как внут­рен­ние во­ды двух го­су­дарств и предо­став­ля­ет обе­им сто­ро­нам пра­во про­ве­рять по­до­зри­тель­ные су­да». В этом же пунк­те есть и ссыл­ка на Кон­вен­цию ООН по мор­ско­му пра­ву в кон­тек­сте сво­бо­ды на­ви­га­ции. Да­лее же, в пунк­те 5 опе­ра­тив­ной ча­сти ре­зо­лю­ции, го­во­рит­ся о на­ме­ре­нии вы­тес­нить Укра­и­ну с ее ме­сто­рож­де­ний га­за и неф­ти, ко­гда Россия «до­стиг­нет сво­ей це­ли пре­вра­тить [Азов] во внут­рен­нее озе­ро». Эти несколь­ко про­ти­во­ре­чи­вые утвер­жде­ния в од­ном до­ку­мен­те яв­ля­ют­ся от­го­лос­ком на­шей внут­рен­ней дис­кус­сии и ма­ни­пу­ля­тив­ных утвер­жде­ний от­но­си­тель­но ста­ту­са Азов­ско­го мо­ря.

Россия, кста­ти, и рас­счи­ты­ва­ет на пу­та­ни­цу в дис­кус­сии. На этой неде­ле пресс-сек­ре­та­ря Пу­ти­на Пес­ко­ва спро­си­ли, не сле­ду­ет ли пе­ре­смот­реть дву­сто­рон­нее со­гла­ше­ние по Азо­ву, учи­ты­вая из­ме­не­ние гра­ниц. На это Пес­ков от­ве­тил, что по­ка не ви­дит в этом необ­хо­ди­мо­сти. С од­ной сто­ро­ны, та­кая дис­кус­сия внут­ри РФ под­чер­ки­ва­ет пра­виль­ность по­ни­ма­ния со­гла­ше­ния Укра­и­ны. А имен­но, что со­гла­ше­ние 2003 г. зи­ждет­ся на при­зна­нии бе­ре­го­вых ли­ний Укра­и­ны и РФ в Кер­чен­ском про­ли­ве и Азов­ском мо­ре. А зна­чит, оно нуж­но как сви­де­тель­ство при­зна­ния Рос­си­ей прав Укра­и­ны как при­бреж­но­го го­су­дар­ства. С дру­гой сто­ро­ны, РФ рас­счи­ты­ва­ет на то, что, на­пус­кая пе­ле­ну на со­дер­жа­ние от­дель­ных по­ло­же­ний дву­сто­рон­не­го со­гла­ше­ния, она смо­жет и впредь ве­сти се­бя как без­на­ка­зан­ный бес­пре­дель­щик, из­бе­жать от­вет­ствен­но­сти за на­ру­ше­ние норм меж­ду­на­род­но­го права. Тем бо­лее что в Укра­ине хва­та­ет тех, кто сгу­ща­ет на­пус­ка­е­мый Рос­си­ей ту­ман.

Од­на­ко вер­нем­ся к ре­зо­лю­ции Ев­ро­пей­ско­го пар­ла­мен­та. По­сто­ян­ное об­ра­ще­ние в ее тек­сте к меж­ду­на­род­но­му мор­ско­му пра­ву, к про­ис­хо­дя­щим на Азо­ве и в Кер­чен­ском про­ли­ве со­бы­ти­ям, под­держ­ка дей­ствий Укра­и­ны об ис­поль­зо­ва­нии меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го права, в част­но­сти ар­бит­ра­жа по Кон­вен­ции ООН по мор­ско­му пра­ву, сви­де­тель­ству­ют об од­но­знач­ной по­зи­ции Ев­ро­пей­ско­го пар­ла­мен­та. Она за­клю­ча­ет­ся в том, что международное мор­ское пра­во долж­но дей­ство­вать и в Азов­ском мо­ре, а Россия долж­на от­ве­тить за его на­ру­ше­ние. Что в пол­ной ме­ре со­от­вет­ству­ет стра­те­гии Укра­и­ны — мир­но уре­гу­ли­ро­вать спор с по­мо­щью ин­стру­мен­тов меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го права.

Каж­дый та­кой до­ку­мент от тре­тьих сто­рон уси­ли­ва­ет на­шу пра­во­вую по­зи­цию. Сле­ду­ет до­ба­вить, что в под­держ­ку пра­во­во­го уре­гу­ли­ро­ва­ния си­ту­а­ции в Азов­ском мо­ре с по­мо­щью ар­бит­ра­жа на ос­но­ва­нии Кон­вен­ции ООН по мор­ско­му пра­ву вы­ска­зал­ся 30 ок­тяб­ря пред­ста­ви­тель Ни­дер­лан­дов в Со­ве­те Без­опас­но­сти ООН при об­суж­де­нии си­ту­а­ции в Укра­ине. Пред­ста­ви­тель США та­к­же го­во­рил о непра­во­мер­но­сти дей­ствий РФ в Азов­ском мо­ре с точ­ки зре­ния меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го права. Та­ким об­ра­зом, при­ме­не­ние Кон­вен­ции ООН по мор­ско­му пра­ву си­ту­а­ции в Азов­ском мо­ре и оцен­ка дей­ствий РФ в рам­ках име­ю­щей­ся ар­бит­раж­ной про­це­ду­ры — это под­ход, ко­то­рый ста­но­вит­ся глав­ным в оцен­ке дей­ствий РФ мно­ги­ми го­су­дар­ства­ми ми­ра.

Вто­рой боль­шой блок ре­зо­лю­ции — это воз­мож­ные даль­ней­шие ша­ги ЕС в от­вет на эс­ка­ла­цию в Азов­ском мо­ре.

Прежде все­го в ре­зо­лю­ции от­ме­че­но, что си­ту­а­ции на Азо­ве долж­но уде­лять­ся по­сто­ян­ное вни­ма­ние. Это не нуж­но вос­при­ни­мать как при­знак то­го, что Ев­ро­пей­ский пар­ла­мент не до­во­лен дей­стви­я­ми Ев­ро­пей­ской служ­бы внеш­них дел (ЕСВД). На­про­тив, в про­цес­се слу­ша­ний, пред­ше­ство­вав­ших при­ня­тию ре­зо­лю­ции, Мо­ге­ри­ни и ее под­чи­нен­ные при­ни­ма­ли ак­тив­ное уча­стие. Речь ско­рее об ак­цен­те на том, что си­ту­а­ция на Азо­ве яв­ля­ет­ся во­про­сом, тре­бу­ю­щим по­сто­ян­но­го вни­ма­ния. В этом же кон­тек­сте про­зву­ча­ли при­зы­вы рас­ши­рить ман­дат спе­ци­аль­ной мо­ни­то­рин­го­вой мис­сии ОБСЕ и на­зна­чить спе­ци­аль­но­го по­слан­ни­ка ЕС по во­про­сам Кры­ма и Дон­бас­са, ко­то­рый дол­жен за­ни­мать­ся та­к­же си­ту­а­ци­ей на Азо­ве. Идея та­ко­го спе­ци­аль­но­го по­слан­ни­ка об­суж­да­ет­ся в ку­лу­а­рах до­воль­но дав­но. На се­го­дняш­ний день ЕСВД ак­тив­но пы­та­ет­ся ис­поль­зо­вать воз­мож­но­сти сво­ей струк­ту­ры. Но фик­са­ция ука­зан­но­го пред­ло­же­ния в ре­зо­лю­ции ЕП яв­ля­ет­ся ша­гом к по­яв­ле­нию та­ко­го упол­но­мо­чен­но­го ли­ца. Шан­сом для это­го яв­ля­ет­ся пе­ре­за­пуск ин­сти­ту­тов ЕС по­сле вы­бо­ров Ев­ро­пей­ско­го пар­ла­мен­та. Так или ина­че, но глав­ное во всех этих при­зы­вах — во­прос Кры­ма, Дон­бас­са и си­ту­а­ции на Азо­ве дол­жен быть пред­ме­том по­сто­ян­но­го вни­ма­ния ин­сти­ту­тов ЕС.

Ев­ро­пей­ский пар­ла­мент осо­бен­но под­чер­ки­ва­ет, что РФ долж­на пре­кра­тить бес­поч­вен­ные и дис­кри­ми­на­ци­он­ные про­вер­ки су­дов в Азов­ском мо­ре, а ес­ли нет — по­лу­чить по­ло­жен­ные контр­ме­ры. Тут сле­ду­ет ска­зать, что в ре­зо­лю­ции упо­мя­ну­ты на­ру­ше­ния мор­ско­го права Рос­си­ей в Бал­тий­ском мо­ре в от­но­ше­нии Поль­ши, Лит­вы и Лат­вии. В Бал­тий­ском мо­ре Россия ис­поль­зу­ет сво­бо­ду на­ви­га­ции в ка­че­стве ос­но­ва­ния для стро­и­тель­ства га­зо­про­во­да «Се­вер­ный по­ток-2». По­это­му идея контр­мер про­тив РФ, ис­хо­дя­щая со сто­ро­ны ин­сти­ту­тов ЕС, от­кры­ва­ет дис­кус­сию о том, мо­жет ли го­су­дар­ство, тво­ря­щее про­из­вол и на­ру­ша­ю­щее ба­зо­вые нор­мы меж­ду­на­род­но­го мор­ско­го права в Азов­ском и Бал­тий­ском мо­рях, ис­поль­зо­вать эти же нор­мы в свою поль­зу в от­но­ше­нии тех го­су­дарств, чьи права оно на­ру­ша­ет. На се­го­дняш­ний день ни один про­ект та­ких контр­мер не рас­смат­ри­ва­ет­ся. Од­на­ко с ре­зо­лю­ци­ей ЕП эта идея ста­но­вит­ся офи­ци­аль­ным пунк­том по­вест­ки дня.

И, на­ко­нец, в ре­зо­лю­ции го­во­рит­ся о необ­хо­ди­мо­сти уси­ле­ния дей­ствен­но­сти ны­неш­них санк­ций и при­ме­не­ния но­вых. Этот блок ре­ко­мен­да­ций Ев­ро­пей­ско­го пар­ла­мен­та наи­бо­лее при­ем­лем и ло­ги­чен. Санк­ции яв­ля­ют­ся од­ним из клю­че­вых ин­стру­мен­тов сдер­жи­ва­ния Рос­сии. Оче­вид­но, что по­треб­ность в рас­ши­ре­нии санк­ций есть. Од­на­ко мно­гие скеп­ти­че­ски вос­при­ни­ма­ют ве­ро­ят­ность та­ко­го сце­на­рия в све­те за­яв­ле­ний ря­да го­су­дарств — чле­нов ЕС о пе­ре­смот­ре санк­ци­он­ной по­ли­ти­ки в от­но­ше­нии РФ. Но ко­гда си­ту­а­ция тре­бу­ет уси­лить про­ти­во­дей­ствие Рос­сии, го­во­рить о ка­ком­ли­бо смяг­че­нии санк­ций неумест­но. По­это­му ре­зо­лю­ция ЕП ес­ли и не га­ран­ти­ру­ет их рас­ши­ре­ние, то точ­но яв­ля­ет­ся предо­сто­рож­но­стью от умень­ше­ния дав­ле­ния на РФ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.