«Серд­це мое оста­нет­ся в Бол­га­рии…»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вик­тор МЕЛИХОВ

(Харь­ков)

2 но­яб­ря 2018 го­да ис­пол­ни­лось 180 лет со дня рож­де­ния за­ме­ча­тель­но­го харь­ков­ско­го сла­ви­ста Ма­ри­на Сто­я­но­ва Дри­но­ва.

Харь­ков­ским его мож­но на­звать по пол­но­му пра­ву, по­сколь­ку он от­дал пер­во­му в Укра­ине уни­вер­си­те­ту 33 го­да сво­ей жиз­ни и де­я­тель­но­сти, три де­сят­ка из них воз­глав­ляя ка­фед­ру сла­вя­но­ве­де­ния.

Не ме­нее ве­со­мы его за­слу­ги пе­ред бол­гар­ской на­у­кой и куль­ту­рой. Ав­тор мо­но­гра­фии о Дри­но­ве, мос­ков­ская ис­сле­до­ва­тель­ни­ца Люд­ми­ла Го­ри­на от­ме­ча­ет, что харь­ков­ский про­фес­сор был пер­вым бол­гар­ским ис­то­ри­ком, по­лу­чив­шим про­фес­си­о­наль­ное об­ра­зо­ва­ние и все су­ще­ству­ю­щие в то вре­мя уче­ные сте­пе­ни и зва­ния, пер­вым бол­гар­ским уче­ным, чле­ном всех то­гдаш­них сла­вян­ских ака­де­мий на­ук. А та­к­же пер­вым ми­ни­стром куль­ту­ры в осво­бож­ден­ной от ту­рец­ко­го ига Бол­га­рии, пер­вым пред­се­да­те­лем Бол­гар­ско­го на­уч­но­го об­ще­ства.

Ка­ким же об­ра­зом пе­ре­сек­лись пу­ти бол­гар­ско­го уче­но­го с Харь­ко­вом и его уни­вер­си­те­том? Прежде все­го хо­те­лось бы от­ме­тить, что де­я­тель­ность ино­стран­ца по про­ис­хож­де­нию в ка­че­стве про­фес­со­ра Харь­ков­ско­го уни­вер­си­те­та не бы­ла чем-то необыч­ным… Бла­го­да­ря тру­дам его ос­но­ва­те­ля Ва­си­лия Ка­ра­зи­на и по­пе­чи­те­ля Харь­ков­ско­го учеб­но­го окру­га гра­фа Се­ве­ри­на По­тоц­ко­го, знав­ше­го в Ев­ро­пе всех и вся, уни­вер­си­тет с са­мо­го на­ча­ла за­ду­мы­вал­ся и осу­ществ­лял­ся как учеб­ное за­ве­де­ние ев­ро­пей­ско­го уров­ня и мас­шта­ба. По дан­ным ис­то­ри­ка Дмит­рия Ба­га­лея, в пер­вом де­ся­ти­ле­тии сво­е­го су­ще­ство­ва­ния 29 про­фес­со­ров из 47 пред­став­ля­ли за­пад­но­ев­ро­пей­скую на­у­ку — «они при­нес­ли с со­бой хо­ро­шие ака­де­ми­че­ские тра­ди­ции ста­рин­ных за­пад­ных уни­вер­си­те­тов». Ве­со­мой бы­ла до­ля и вы­ход­цев из сла­вян­ских стран — в ХIХ ве­ке уни­вер­си­тет­скую ман­тию но­си­ли семь сер­бов, три по­ля­ка (в том чис­ле и род­ной брат по­эта Алек­сандр Миц­ке­вич), три че­ха… Впро­чем, по­сле ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та но­вым вла­стям при­шлось нема­ло по­тру­дить­ся, что­бы низ­ве­сти ев­ро­пей­ский уни­вер­си­тет до уров­ня за­штат­но­го пед­ин­сти­ту­та. Но боль­ше­ви­ки с этой за­да­чей вполне спра­ви­лись.

Ро­див­ший­ся 2 но­яб­ря 1838 го­да в бол­гар­ском го­род­ке Па­на­г­ю­риш­те в се­мье ре­мес­лен­ни­ка, юный Ма­рин Дри­нов не сра­зу на­шел свой путь к Харь­ко­ву. 23-лет­ним юно­шей, окон­чив ки­ев­скую се­ми­на­рию, он по­сту­пил на ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ский фа­куль­тет Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та. И хо­тя рос­сий­ские вла­сти бла­го­во­ли­ли к вы­ход­цам из бал­кан­ских стран, уни­вер­си­тет­ское на­чаль­ство от­нюдь не за­ни­ма­лось бла­го­тво­ри­тель­но­стью. За пять дней необ­хо­ди­мо бы­ло сдать семь эк­за­ме­нов, да еще с гроз­ным пре­ду­пре­жде­ни­ем де­ка­на фа­куль­те­та, стол­па оте­че­ствен­ной фи­ло­ло­гии Фе­до­ра Бусла­е­ва: «Од­на ор­фо­гра­фи­че­ская ошиб­ка — и мо­же­те за­би­рать до­ку­мен­ты!» Бле­стя­ще сдав эк­за­ме­ны, юный бол­га­рин стал од­но­курс­ни­ком и близ­ким дру­гом рос­сий­ско­го ис­то­ри­ка Ва­си­лия Клю­чев­ско­го, ко­то­рый с нескры­ва­е­мой теп­ло­той вспо­ми­нал о нем в сво­их ме­му­а­рах: «От­лич­ный ма­лый! Чер­ный, чу­ма­зый, эн­ту­зи­аст, не лю­бив­ший гром­ких фраз!»

На­вер­ное, энер­гия и де­ло­ви­тость сыг­ра­ли не по­след­нюю роль в даль­ней­шей судь­бе, ко­гда бол­га­рин на­шел ме­сто до­маш­не­го учи­те­ля в се­мье кня­ги­ни Ека­те­ри­ны Го­ли­цы­ной. Кня­ги­ня пред­по­чи­та­ла про­жи­вать и пу­те­ше­ство­вать за гра­ни­цей, и в те­че­ние пя­ти лет скром­но­му вос­пи­та­те­лю при­шлось по­жить в Вене, Пра­ге, Aeе­не­ве, Ри­ме, Неа­по­ле. В от­ли­чие от ге­ро­ев До­сто­ев­ско­го, увле­кав­ших­ся в по­доб­ном по­ло­же­нии иг­рой в ру­лет­ку, мо­ло­дой вы­пуск­ник уни­вер­си­те­та все свое вре­мя по­свя­щал ра­бо­те в биб­лио­те­ках этих го­ро­дов, где за­ча­стую был пер­вым сла­вя­ни­ном — чи­та­те­лем ис­то­ри­че­ских до­ку­мен­тов, ка­са­ю­щих­ся ис­то­рии юж­ных сла­вян.

В 1873 г. он за­щи­ща­ет в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те ма­ги­стер­скую дис­сер­та­цию «За­се­ле­ние Бал­кан­ско­го по­лу­ост­ро­ва сла­вя­на­ми», а спу­стя еще три го­да — док­тор­скую ра­бо­ту «Юж­ные сла­вяне и Ви­зан­тия в Х ве­ке», и воз­глав­ля­ет ка­фед­ру сла­вя­но­ве­де­ния в Харькове.

Од­на­ко со­бы­тия на ро­дине не да­ют воз­мож­но­сти со­сре­до­то­чить­ся на на­уч­но­пе­да­го­ги­че­ском по­при­ще. В ре­зуль­та­те Рус­ско-ту­рец­кой вой­ны 1877–1878 гг. Вре­мен­но­му рус­ско­му управ­ле­нию в Бол­га­рии сроч­но по­на­до­би­лись спе­ци­а­ли­сты, и све­же­ис­пе­чен­ный про­фес­сор Харь­ков­ско­го уни­вер­си­те­та воз­глав­ля­ет от­дел на­род­но­го про­све­ще­ния и ду­хов­ных дел, раз­ра­ба­ты­ва­ет прин­ци­пы еди­ной бол­гар­ской ор­фо­гра­фии. Ему же при­над­ле­жит ре­ша­ю­щее сло­во в вы­бо­ре сто­ли­цы бу­ду­ще­го го­су­дар­ства — он на­ста­и­ва­ет на Со­фии вме­сто Ве­ли­ко­го Тыр­но­ва. Дри­но­ву пред­ла­га­ют пост пред­се­да­те­ля Го­су­дар­ствен­но­го Со­ве­та Бол­га­рии, но он не мыс­лит се­бя вне на­уч­ной и пре­по­да­ва­тель­ской де­я­тель­но­сти и воз­вра­ща­ет­ся в Харь­ков.

С удво­ен­ной энер­ги­ей он го­то­вит и чи­та­ет кур­сы по ис­то­рии за­пад­ных и юж­ных сла­вян, ис­то­рии их ли­те­ра­ту­ры, ис­то­рии бол­гар­ско­го и чеш­ско­го язы­ков. Ма­рин Дри­нов иг­рал ак­тив­ную роль в ор­га­ни­за­ции и де­я­тель­но­сти Харь­ков­ско­го ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ско­го об­ще­ства, бу­дучи его пред­се­да­те­лем в 1890–1897 гг.

Как бы удач­но и счаст­ли­во ни скла­ды­ва­лась его судь­ба — лю­би­мая ра­бо­та, зва­ние чле­на Пе­тер­бург­ской ака­де­мии на­ук, чин дей­стви­тель­но­го стат­ско­го со­вет­ни­ка — по сви­де­тель­ству со­вре­мен­ни­ков, «от раз­лу­ки с ро­ди­ной он му­чи­тель­но стра­дал всю жизнь». За­бо­лев ту­бер­ку­ле­зом лег­ких, пи­сал сво­е­му близ­ко­му дру­гу: «Серд­це мое оста­нет­ся в Бол­га­рии, в ко­то­рую я вер­нусь, как толь­ко при­ду в се­бя…» Од­на­ко судь­ба внес­ла свои кор­рек­ти­вы — М.дри­нов скон­чал­ся в Харькове 13 мар­та 1906 г., а че­рез несколь­ко лет уче­ни­ки вы­пол­ни­ли его во­лю, ко­гда пе­ре­вез­ли прах учи­те­ля на ро­ди­ну, в его род­ной го­род. Там в 1937 г. ве­ли­ко­му зем­ля­ку был от­крыт па­мят­ник.

В Харь­ков­ском уни­вер­си­те­те пом­нят о сво­ем за­ме­ча­тель­ном со­рат­ни­ке. Ре­гу­ляр­но про­хо­дят Дри­нов­ские чте­ния, ос­но­ван Центр бол­га­ри­сти­ки и бал­кан­ских ис­сле­до­ва­ний име­ни Ма­ри­на Сто­я­но­ва Дри­но­ва. В 1980 го­ду пра­ви­тель­ство Бол­га­рии в озна­ме­но­ва­ние мно­го­лет­не­го со­труд­ни­че­ства на­гра­ди­ло Харь­ков­ский уни­вер­си­тет ор­де­ном Ки­рил­ла и Ме­фо­дия пер­вой сте­пе­ни.

И се­год­ня, в на­ши дни де­сят­ки бу­ду­щих фи­ло­ло­гов и ис­то­ри­ков, на­прав­ля­ясь в чи­таль­ные за­лы ста­рин­но­го зда­ния Цен­траль­ной На­уч­ной биб­лио­те­ки уни­вер­си­те­та, про­хо­дят ми­мо ме­мо­ри­аль­ной дос­ки с про­фи­лем скром­но­го «эн­ту­зи­а­ста, не лю­бив­ше­го гром­ких фраз».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.