Од­ной aeиз­нью с при­ро­дой и людь­ми

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сандр СЛИПЧЕНКО

Вы­шел в свет сбор­ник по­сто­ян­но­го ав­то­ра на­шей га­зе­ты Ан­дрея То­па­чев­ско­го «Од­ним жит­тям. Пуб­лі­ци­сти­ка до­би Не­за­леж­но­сті» (К., На­ци­о­наль­ное из­да­тель­ство «Ве­сел­ка»). В кни­ге пред­став­ле­ны ста­тьи, очер­ки, эс­се, ре­цен­зии, твор­че­ские порт­ре­ты, ин­тер­вью за по­след­ние 30 лет.

В ав­тор­ском пре­ди­сло­вии под­чер­ки­ва­ет­ся: «Ес­ли эко­ло­ги­че­ский кри­зис углу­бит­ся, Мир по­гиб­нет и без ядер­ной вой­ны». Сей­час меж­ду­на­род­ный рей­тинг лю­бой стра­ны, ме­ра ее ци­ви­ли­за­ци­он­ной от­вет­ствен­но­сти за­ви­сят и от ее эко­ло­ги­че­ской по­ли­ти­ки как во внут­рен­нем, так и во внеш­нем из­ме­ре­ни­ях.

Что пред­став­ля­ет со­бой со­вре­мен­ный эко­ло­ги­че­ский кри­зис, чем в дей­стви­тель­но­сти яв­ля­ет­ся пуб­ли­ци­сти­ка, и убе­дил ли А.то­па­чев­ский читателей, пи­шет в от­зы­ве-ре­цен­зии Чрез­вы­чай­ный и Пол­но­моч­ный По­сол Укра­и­ны А.слипченко.

Пред­по­след­няя кни­га Ан­дрея То­па­чев­ско­го «З Бо­жо­го са­ду. Ро­сли­ни і тва­ри­ни в Свя­то­му Пись­мі» вы­шла по­чти че­ты­ре го­да на­зад, став «Укра­ин­ской кни­гой го­да» и по­лу­чив ши­ро­кое при­зна­ние читателей. Осо­бен­но тех, кто, как и ав­тор, не мыс­лит че­ло­ве­ка в от­ры­ве от окру­жа­ю­щей сре­ды, рас­смат­ри­вая ее в ор­га­ни­че­ском еди­не­нии с «ой­ку­ме­ной», что еще со вре­мен древ­не­гре­че­ско­го гео­гра­фа и пи­са­те­ля Ге­ка­тея Ми­лет­ско­го озна­ча­ло од­но­вре­мен­но и боль­шой об­жи­тый мир, и ма­лень­кий кос­мос Че­ло­ве­ка. О со­су­ще­ство­ва­нии и вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти ко­то­рых про­ро­че­ски на­по­ми­нал нам ве­ли­кий Та­рас: Як не­бо бла­китне — нема йо­му краю, Так ду­ші по­чи­ну і краю немає. И толь­ко от те­бя, от тво­е­го по­ни­ма­ния и ощу­ще­ния этой вза­и­мо­свя­зи, да­же, ско­рее, вза­и­мо­про­ник­но­ве­ния, за­ви­сит, ка­ким те­бя бу­дут знать лю­ди и твоя род­ная зем­ля.

Та­ки­ми мыс­ля­ми пре­ис­пол­не­но и но­вое об­ра­ще­ние ав­то­ра к чи­та­те­лю, — толь­ко что из­да­на оче­ред­ная его кни­га «Од­ним жит­тям». Уже са­мо удач­но най­ден­ное на­зва­ние до­но­сит до нас ав­тор­ское убеж­де­ние: че­ло­ве­че­ское бы­тие рас­тво­ре­но в при­ро­де. Во всем ее ве­ко­веч­ном по­сто­ян­стве и без­за­щит­ной уяз­ви­мо­сти пе­ред на­ше­стви­ем ман­кур­тов. Так же, как и мне­ние, что имен­но ува­же­ни­ем, лю­бо­вью к окру­жа­ю­ще­му миру — в са­мом ши­ро­ком его по­ни­ма­нии — толь­ко и жив че­ло­век. Че­ло­век насто­я­щий, ум­ный и со­вре­мен­ный... И вполне по­нят­но, по­че­му кни­га раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в двух плос­ко­стях — при­ро­да и лю­ди. Хо­тя это, ко­неч­но, су­гу­бо услов­ное раз­де­ле­ние, по­сколь­ку, ли­стая стра­ни­цы слов­но и не свя­зан­ных меж­ду со­бой очер­ков, ста­тей, эс­се, по­сто­ян­но ощу­ща­ешь эти лег­кие и про­зрач­ные, как осен­ние па­у­тин­ки, мо­сти­ки те­ма­ти­че­ско­го род­ства всех раз­ме­щен­ных здесь тек­стов.

Гре­че­ское «ой­кос» — это од­но­вре­мен­но «сре­да» и «жи­лье». Вро­де бы по­ня­тия близ­кие и по­хо­жие, но из кни­ги яс­но осо­зна­ешь неко­то­рую от­стра­нен­ность, «тех­нич­ность» пер­во­го и «се­мей­ную» теп­ло­ту вто­ро­го. Для Ан­дрея То­па­чев­ско­го вы­бор од­но­знач­ный: к при­ро­де сле­ду­ет от­но­сить­ся имен­но как к сво­е­му жи­лью, и по­это­му осве­щен­ные им эко­ло­ги­че­ские про­бле­мы и вы­зо­вы вос­при­ни­ма­ют­ся чи­та­те­лем как свои соб­ствен­ные.

Сле­до­ва­тель­но, и эко­ло­ги­че­ский кри­зис, пред­чув­ствие ко­то­ро­го при­об­ре­та­ет все боль­шую ак­ту­аль­ность, вос­при­ни­ма­ет­ся не толь­ко как по­те­ря здо­ро­вой и без­опас­ной окру­жа­ю­щей сре­ды, а как на­ша об­щая тра­ге­дия, да­же ка­та­стро­фа, в част­но­сти и гу­ма­ни­тар­ная. Се­год­ня необ­хо­ди­мо бес­по­ко­ить­ся об эко­ло­гии са­мо­го че­ло­ве­ка, о та­кой сре­де его су­ще­ство­ва­ния, ко­то­рая охва­ты­ва­ла бы не толь­ко опре­де­лен­ные фи­зи­че­ские па­ра­мет­ры, но и учи­ты­ва­ла бы и ис­то­ри­че­ские, со­ци­аль­ные, и да­же мен­таль­ные и куль­тур­ные аспекты. И чи­та­тель, вслед за ав­то­ром, все вре­мя на­по­ми­на­ет се­бе: «Зна­хо­дя­чись не із­зов­ні, а все­ре­дині При­ро­ди, Лю­ди­на всім своїм єством є її ча­сти­ною. Від­по­від­но, на­у­ки й ми­стецтва, ці про­яви на­шо­го бут­тя, невід­діль­ні від ре­алій При­ро­ди… І то­му справж­ність будь-якої на­у­ки чи ми­стецтва визна­чаєть­ся са­ме еко­ло­гіч­ністю, спря­мо­ваністю на за­хист як внут­ріш­ньої ду­хов­ної сут­но­сті лю­ди­ни, так і зов­ніш­ньо­го, фі­зич­но­го її се­ре­до­ви­ща».

По­это­му так ор­га­нич­но, без ка­ко­го­ли­бо ощу­ще­ния «из­ме­не­ния те­мы» мы пе­ре­ме­ща­ем­ся по стра­ни­цам этой до­ста­точ­но объ­ем­ной кни­ги — от про­блем «Роз­ча­ро­ва­ної Дес­ни» и «втом­ле­но­го чор­но­зе­му» к недо­стат­кам со­вре­мен­но­го ки­но­биз­не­са и глу­бин­но­му зна­че­нию празд­ни­ков Тро­и­цы и По­кро­ва. А да­лее — к сви­де­те­лям со­про­тив­ле­ния в ГУЛАГЕ и ис­сле­до­ва­ни­ям твор­че­ства Шевченко... «Еліта — кра­щі з гір­ших чи нав­па­ки?» — слов­но про­во­ци­ру­ет нас ав­тор и сам же от­ве­ча­ет, пред­став­ляя чи­та­те­лю ряд био­гра­фи­че­ских очер­ков на­ших из­вест­ных со­вре­мен­ни­ков — пи­са­те­лей, ху­дож­ни­ков, уче­ных и мыс­ли­те­лей. Тех, кто сво­им пло­до­твор­ным су­ще­ство­ва­ни­ем в го­ри­зон­те на­ше­го со­зна­ния под­твер­жда­ет бес­смер­тие укра­ин­ской куль­ту­ры.

Ав­тор кни­ги не имел це­лью со­блю­дать за­ра­нее опре­де­лен­ные жан­ры, пи­сать о на­бо­лев­шем. До­ку­мен­таль­ное осве­ще­ние фак­тов и со­бы­тий, их при­дир­чи­вый пи­са­тель­ский ана­лиз при­бли­жа­ет про­из­ве­де­ния А.то­па­чев­ско­го к на­уч­ным ис­сле­до­ва­ни­ям. При этом важ­ную роль иг­ра­ет эмо­ци­о­наль­ность из­ло­же­ния, его ме­та­фо­рич­ность, мно­го­чис­лен­ные ана­ло­гии и срав­не­ния, неожи­дан­ные об­раз­ные со­по­став­ле­ния фак­тов, что вме­сте до­бав­ля­ет этим про­из­ве­де­ни­ям но­ва­тор­ской фор­мы и зву­ча­ния.

Вы­со­ко­ин­тел­лек­ту­аль­ный, без ка­ких­ли­бо ски­док и упро­ще­ний, но вме­сте с тем до­ве­ри­тель­ный раз­го­вор с чи­та­те­лем ни­ко­им об­ра­зом не ста­но­вит­ся «ка­мер­ным», рас­счи­тан­ным на эли­тар­ное вос­при­я­тие. На­о­бо­рот, в очер­ках и порт­ре­тах вез­де ощу­ща­ет­ся со­ци­аль­ный под­текст, недву­смыс­лен­ное осуж­де­ние дав­них и ны­неш­них на­ших «язв» и за­ин­те­ре­со­ван­ная со­ли­дар­ность с дей­стви­я­ми сво­их ге­ро­ев в их сле­до­ва­нии зо­ву соб­ствен­ной судь­бы.

У кни­ги ха­рак­тер­ный под­за­го­ло­вок: «Пуб­лі­ци­сти­ка до­би Не­за­леж­но­сті». И это не толь­ко хро­но­ло­ги­че­ские рам­ки со­зда­ния вклю­чен­но­го в кни­гу ли­те­ра­тур­но­го ма­те­ри­а­ла, охва­ты­ва­ю­ще­го 30 по­след­них лет на­ше­го бы­тия. И не толь­ко жан­ро­вая его при­над­леж­ность. Речь идет о пуб­лич­но вы­ска­зан­ной граж­дан­ской по­зи­ции ав­то­ра, ко­то­рый жи­вет жиз­нью сво­ей стра­ны во всем раз­но­об­ра­зии ее бо­лей и та­лан­тов. Как из­вест­но из на­шей ис­то­рии, к пуб­ли­ци­сти­ке при­бе­га­ли из­вест­ные пи­са­те­ли, уче­ные, го­су­дар­ствен­ные и цер­ков­ные де­я­те­ли. Осо­бен­но во вре­ме­на, ко­гда ре­ша­лась судь­ба стра­ны. По мо­е­му убеж­де­нию, в зна­ме­ни­том ря­ду этих имен вполне «сво­им» яв­ля­ет­ся и ав­тор ре­цен­зи­ро­ван­ной кни­ги. Тем бо­лее на фоне от­кро­вен­но «без­от­цов­ско­го», конъ­юнк­тур­но­го по­ли­ти­кан­ства, неред­ко вы­сту­па­ю­ще­го се­год­ня под ли­чи­ной жур­на­ли­сти­ки.

Пра­во на недву­смыс­лен­ность сво­их мыс­лей и утвер­жде­ний Ан­дрей То­па­чев­ский по­лу­чил на мно­го­лет­нем пу­ти слу­же­ния му­зам ки­но и изящ­ной сло­вес­но­сти. Мне вы­па­ло мно­гие го­ды ид­ти ря­дом с ним по жиз­нен­но­му пу­ти, и еще с на­чаль­ных школь­ных клас­сов, и с уни­вер­си­тет­ских го­дов, и из по­сле­ду­ю­ще­го об­ще­ния знаю, нас­коль­ко ор­га­нич­ным для Ан­дрея яв­ля­ет­ся это род­ство с при­ро­дой, пре­крас­но пе­ре­дан­ное в по­чти двух де­сят­ках его до­ку­мен­таль­ных и на­уч­но-про­све­ти­тель­ских филь­мах или в та­ких из­вест­ных кни­гах, как «Сим­фонія жит­тя», «Май­стер­ня фло­ри», «Літо­пис бі­ло­го ла­тат­тя», «Бар­ви зем­лі» и др., став­ших по­пу­ляр­ны­ми у укра­ин­ских и за­ру­беж­ных читателей.

Вс­по­ми­наю его очер­ки еще с кон­ца 1960-х, по­след­них лет «от­те­пе­ли», в то­гдаш­ний «про­грес­сив­ной» «Ком­со­моль­ской прав­де». Уже то­гда пред­ме­том ис­сле­до­ва­ний Ан­дрея бы­ли та­кие но­вые, со­вер­шен­но не ти­пич­но «со­вет­ские» яв­ле­ния, как Ми­ро­нов­ский ин­сти­тут пше­ни­цы или Му­зей на­род­ной ар­хи­тек­ту­ры и бы­та в Пе­ре­я­с­ла­ве, зна­ме­ни­тые еще при жиз­ни их ос­но­ва­те­лей — Ва­си­лия Ре­мес­ло и Ми­ха­и­ла Си­кор­ско­го. По­том при­шли ки­но­филь­мы и кни­ги, но, неза­ви­си­мо от ви­дов и жан­ров сво­ей твор­че­ской де­я­тель­но­сти, Ан­дрей То­па­чев­ский оста­вал­ся вер­ным при­ро­до­охран­ной те­ма­ти­ке — оче­вид­но, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни под вли­я­ни­ем от­ца, вы­да­ю­ще­го­ся бо­та­ни­ка и гид­ро­био­ло­га из ве­ли­ко­го ро­да Гру­шев­ских, с ко­то­рым сыз­маль­ства бы­вал в экс­пе­ди­ци­ях по Дне­пру. А та­к­же — ма­те­ри, по­свя­тив­шей жизнь изу­че­нию фло­ры Укра­ин­ских Кар­пат. Воз­мож­но, еще и стар­ше­го бра­та — мно­го­лет­не­го ди­рек­то­ра ака­де­ми­че­ско­го Ин­сти­ту­та зоо­ло­гии...

Я уве­рен, что оче­ред­ная кни­га А.то­па­чев­ско­го «Од­ним жит­тям»» зай­мет не по­след­нее ме­сто в его до­стой­ном твор­че­ском на­сле­дии. Ко­то­рое, кста­ти, сви­де­тель­ству­ет и о пло­до­твор­но­сти по­сто­ян­но­го об­ще­ния с жи­вым ми­ром при­ро­ды это­го пи­са­те­ля, иду­ще­го к сво­е­му 80-ле­тию.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.