Уста­лость от За­па­да: об­ще­ство стра­ха и его дру­зья

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сандр СУШКО, Олесь ЛИСНИЧУК

Нас бес­по­ко­ят при­зна­ки «уста­ло­сти от Укра­и­ны» на За­па­де. Нам го­во­рят, что непо­сле­до­ва­тель­но­стью в ре­фор­мах мы вы­жи­га­ем ин­те­рес к се­бе и де­мо­ти­ви­ру­ем дру­зей по­мо­гать нам.

Но есть и дру­гая сто­ро­на ме­да­ли. Уста­лость от За­па­да в Укра­ине — все бо­лее за­мет­ная часть ре­аль­но­сти. Укра­ин­ский по­ли­ти­че­ский класс уста­ет от ро­ли уче­ни­ка, ко­то­рый дол­жен учить уро­ки и вы­пол­нять усло­вия, и ищет цен­ност­ные ори­ен­ти­ры ли­бо в мяг­ком изо­ля­ци­о­низ­ме, ли­бо в «дру­гом За­па­де», ко­то­рый бу­дет ме­нее тре­бо­ва­тель­ным и мяг­че бу­дет вме­ши­вать­ся в зо­ну ком­фор­та по­ли­ти­ков.

Ожи­да­ния про­грес­сив­ной ча­стью об­ще­ства «укра­ин­ско­го Ма­кро­на» мо­гут не оправ­дать­ся. Ве­ро­ят­но, что цен­ност­ным ори­ен­ти­ром все боль­шей ча­сти укра­ин­ских по­ли­ти­че­ских элит бу­дут ста­но­вить­ся не Ма­крон или Мер­кель, а Ор­бан, Эр­до­ган или тот же Трамп. А по­че­му бы и нет, ес­ли ны­неш­ний исто­ри­че­ский мо­мент со­зда­ет впе­чат­ле­ние из­ме­не­ния ис­то­ри­че­ско­го век­то­ра в поль­зу этой «пост­ли­бе­раль­ной» вер­сии за­пад­но­го ми­ра?

Гео­по­ли­ти­че­ский раз­во­рот Укра­и­ны в про­ти­во­по­лож­ную от За­па­да сто­ро­ну в неда­ле­кой ис­то­ри­че­ской пер­спек­ти­ве невоз­мо­жен. Ев­ро­пей­ский вы­бор фор­маль­но бу­дет оста­вать­ся неиз­мен­ным. Но фор­мат и со­дер­жа­тель­ное на­пол­не­ние ев­ро­пей­ско­го вы­бо­ра в со­вре­мен­ных усло­ви­ях бу­дет остав­лять все боль­ше про­стран­ства для ню­ан­сов. И этим по­пы­та­ют­ся вос­поль­зо­вать­ся не толь­ко устав­шие от чрез­мер­но­го, на их взгляд, за­пад­но­го вли­я­ния укра­ин­ские по­ли­ти­ки, но и си­лы, эк­зи­стен­ци­он­но вра­же­ские Укра­ине.

По­че­му «укра­ин­ский Ор­бан»?

По­то­му что не Пу­тин. По­сле 2014 г. пря­мое ис­поль­зо­ва­ние рос­сий­ской мат­ри­цы как цен­ност­но­го ори­ен­ти­ра в Укра­ине ста­ло невоз­мож­ным. Вме­сте с тем ни­ку­да не де­ва­лись мо­ти­вы, мно­гие го­ды по­буж­дав­шие зна­чи­тель­ную часть укра­ин­ских элит от­кры­то или (ча­ще) скры­то при­дер­жи­вать­ся рос­сий­ско­го (пост­со­вет­ско­го) ми­ро­по­ни­ма­ния.

Пре­жде все­го речь идет о недо­ста­точ­ной го­тов­но­сти к тем ко­рен­ным из­ме­не­ни­ям об­ра­за жиз­ни, ко­то­рые неми­ну­е­мы, ес­ли мы при­ня­ли ев­ро­пей­ский вы­бор в его ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ской вер­сии. Раз­ме­же­ва­ние по­ли­ти­ки и биз­не­са, из­бе­жа­ние кон­флик­тов ин­те­ре­сов в по­ли­ти­ке все еще оста­ют­ся ма­ло­осво­ен­ны­ми эле­мен­та­ми по­ли­ти­че­ской куль­ту­ры Укра­и­ны. Не хва­та­ет до­ве­рия к иде­ям неза­ви­си­мо­го пра­во­су­дия: лю­бые транс­фор­ма­ции пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов или су­до­про­из­вод­ства вос­при­ни­ма­ют­ся в кон­тек­сте со­рев­но­ва­ния по­ли­ти­че­ских вли­я­ний (внут­рен­них и внеш­них) на та­кие про­цес­сы.

Кон­цен­тра­ция за­пад­ных парт­не­ров на ан­ти­кор­руп­ци­он­ных при­о­ри­те­тах не на­хо­дит ис­крен­не­го от­кли­ка в по­ли­ти­че­ском клас­се Укра­и­ны и вос­при­ни­ма­ет­ся как при­нуж­де­ние к неком­форт­ным из­ме­не­ни­ям. Вы­го­ды от тес­но­го со­труд­ни­че­ства с Ев­ро­со­ю­зом и США не яв­ля­ют­ся на­столь­ко уж быст­ры­ми и ощу­ти­мы­ми, что­бы ком­пен­си­ро­вать дис­ком­форт от вы­нуж­ден­ных ре­форм. Мо­да на «ев­рос­кеп­сис» по­сте­пен­но вы­тес­ня­ет «ев­ро­оп­ти­мизм». Уже за­зву­ча­ли при­зы­вы из­ба­вить­ся от непри­ят­ных гос­под­ству­ю­ще­му клас­су эле­мен­тов «внеш­не­го управ­ле­ния». С неудоб­ны­ми об­ще­ствен­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми вновь на­чи­на­ют го­во­рить на язы­ке «ино­стран­ных аген­тов». Кон­спи­ро­ло­ги­че­ские тео­рии «ми­ро­во­го за­ку­ли­сья» воз­вра­ща­ют­ся к бо­лее ак­тив­но­му упо­треб­ле­нию.

На этом фоне при­ме­ры неко­то­рых со­сед­них стран все боль­ше ре­зо­ни­ру­ют с ожи­да­ни­я­ми зна­чи­тель­ной ча­сти укра­ин­ско­го по­ли­ти­че­ско­го клас­са.

По­сле оче­ред­ной по­бе­ды на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах в ап­ре­ле т.г. ли­дер пар­тии «Фи­дес» Вик­тор Ор­бан уси­лил свою власть в стране, по­лу­чив пол­ное боль­шин­ство в но­во­из­бран­ном пар­ла­мен­те и сфор­ми­ро­вав од­но­пар­тий­ное пра­ви­тель­ство. При­бли­зи­тель­но с это­го вре­ме­ни на­ча­лась и его транс­фор­ма­ция от об­ра­за «бе­лой во­ро­ны» ЕС к оли­це­тво­ре­нию са­мо­сто­я­тель­но­го и все бо­лее вли­я­тель­но­го трен­да в ев­ро­пей­ской по­ли­ти­ке.

Со вре­ме­нем, в те­че­ние 2017–2018 гг., в ря­де стран «ста­рой» Ев­ро­пы со­сто­я­лись вы­бо­ры, по­сле ко­то­рых по­ли­ти­че­ские си­лы, близ­кие по ду­ху к В.ор­ба­ну, ли­бо при­шли к вла­сти, ли­бо за­мет­но уси­ли­ли свои по­зи­ции — в Ита­лии, Ав­стрии, Шве­ции, Гер­ма­нии. Со сво­ей сто­ро­ны уво­лен­ный быв­ший со­вет­ник пре­зи­ден­та Д.трам­па С.бэн­нон объ­явил о со­зда­нии ан­ти­ли­бе­раль­но­го ин­тер­на­ци­о­на­ла в Ев­ро­пе.

Сей­час эти си­лы пы­та­ют­ся не толь­ко укре­пить свое вли­я­ние, но и до­ка­зать, что им при­над­ле­жит бу­ду­щее, а эпо­ха ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии за­кон­чи­лась.

И по­ка во­прос о при­над­леж­но­сти бу­ду­ще­го оста­ет­ся от­кры­тым, Ор­бан и со­юз­ни­ки пы­та­ют­ся как-то за­брен­ди­ро­вать свою по­ли­ти­че­скую ли­нию. Вна­ча­ле речь шла о «нели­бе­раль­ной де­мо­кра­тии», за­тем — о хри­сти­ан­ской. Но каж­дый раз под­чер­ки­ва­ет­ся, что это хо­тя и де­мо­кра­тия, но дру­гая, от­ли­ча­ю­ща­я­ся от «уста­рев­шей» ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии, в ос­но­ве ко­то­рой ле­жит Все­об­щая де­кла­ра­ция прав че­ло­ве­ка. И в этом мож­но усмот­реть вли­я­ние с Се­ве­ро-во­сто­ка, где уже не пер­вое де­ся­ти­ле­тие стро­ят то ли «управ­ля­е­мую», то ли «су­ве­рен­ную» де­мо­кра­тию.

В по­ис­ках укра­ин­ской вер­сии?

Успе­хи Ор­ба­на не оста­лись неза­ме­чен­ны­ми в укра­ин­ском по­ли­ти­ку­ме. Тем бо­лее что вен­гер­ский пре­мьер в по­след­ние го­ды яв­ля­ет­ся од­ним из са­мых по­пу­ляр­ных ино­стран­ных ли­де­ров в укра­ин­ском ин­форм­про­стран­стве. При этом од­ним из наи­бо­лее кри­ти­че­ски оце­ни­ва­е­мых, для че­го до­ста­точ­но ве­со­мых при­чин. По­ка­за­тель­ны­ми яв­ля­ют­ся то­ле­рант­ность к В.пу­ти­ну, кри­ти­ка ан­ти­рос­сий­ских санк­ций ЕС, бло­ки­ро­ва­ние ком­му­ни­ка­ции Укра­и­ны с НАТО, кон­фликт во­круг язы­ко­вых норм за­ко­на об об­ра­зо­ва­нии, раз­да­ча вен­гер­ских пас­пор­тов жи­те­лям За­кар­па­тья...

Хо­тя в меж­го­су­дар­ствен­ных от­но­ше­ни­ях Ор­бан и вы­сту­па­ет как оп­по­нент Укра­и­ны и ее на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов, это, од­на­ко, не умень­ша­ет при­вле­ка­тель­но­сти его «ис­то­рии успе­ха» для зна­чи­тель­ной ча­сти укра­ин­ско­го по­ли­ти­че­ско­го клас­са.

У тех, кто го­тов «учить­ся у Ор­ба­на», раз­ное ви­де­ние то­го, ка­кие имен­но до­сти­же­ния и свер­ше­ния вен­гер­ско­го гла­вы им близ­ки. Для од­них — это за­ме­ча­тель­ный учи­тель тех­но­ло­гии «тор­гов­ли стра­хом», че­ло­век, уме­ю­щий эф­фек­тив­но со­зда­вать «вра­гов» для мо­би­ли­за­ции элек­то­ра­та. Для дру­гих Ор­бан и ор­ба­низм — это курс, на ко­то­рый ре­аль­но стре­мят­ся рав­нять­ся.

Ор­бан ин­те­ре­сен, по­сколь­ку ре­а­ли­зу­ет мо­дель «мяг­ко­го изо­ля­ци­о­низ­ма», ко­то­рую при­дир­чи­во изу­ча­ют укра­ин­ские по­ли­ти­че­ские ли­де­ры. Здесь, с од­ной сто­ро­ны, член­ство в ЕС и НАТО, ко­то­рое не ста­вит­ся под со­мне­ние, а с дру­гой — де­мон­стра­тив­но кон­фликт­ная по­зи­ция от­но­си­тель­но «кол­лек­тив­но­го Брюс­се­ля» во мно­гих во­про­сах.

Внешне ра­ци­о­наль­ным яв­ля­ет­ся и вы­бор Ор­ба­ном Джор­джа Со­ро­са и его струк­тур как глав­ной ми­ше­ни: с од­ной сто­ро­ны, Со­рос — это ико­на за­пад­ной ли­бе­раль­ной куль­ту­ры, «вче­раш­не­го За­па­да», от ко­то­ро­го «но­вые» долж­ны идей­но от­ме­же­вать­ся; с дру­гой — он все­го лишь «част­ный спе­ку­лянт», пре­бы­ва­ю­щий в жест­кой оп­по­зи­ции к вла­сти в сво­ей стране (США), по­это­му не смо­жет на­не­сти со­из­ме­ри­мо­го ущер­ба в от­вет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.