От ду­ши к зна­ни­ям, а не на­обо­рот

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Свет­ла­на ОРЕЛ

(Кро­пив­ниц­кий)

Ны­неш­няя осень в на­ших кра­ях про­хо­дит под зна­ком 100­ле­тия Ва­си­лия Су­хом­лин­ско­го.

Ко­неч­но, к этой да­те на­ча­ли го­то­вить­ся за­ра­нее. В те­че­ние го­да из об­ласт­но­го и рай­он­но­го бюд­же­тов (Онуф­ри­ев­ский рай­он) бы­ло вы­де­ле­но бо­лее 8 млн грн на ре­кон­струк­цию му­зея и бла­го­устрой­ство тер­ри­то­рии Пав­лыш­ской шко­лы, в ко­то­рой ра­бо­тал из­вест­ный пе­да­гог.

По-но­во­му устро­е­ны за­лы его му­зея, а так­же фак­ти­че­ски от­кры­та квар­ти­ра-му­зей, где Ва­си­лий Алек­сан­дро­вич жил с се­мьей (как из­вест­но, они жи­ли при шко­ле). Те­перь сю­да мож­но прий­ти не как на экс­кур­сию, а как в го­сти. По­си­деть в крес­ле или за пись­мен­ным сто­лом, по­ли­стать кни­ги из до­маш­ней биб­лио­те­ки Су­хом­лин­ских, до­тро­нуть­ся к ста­рой пли­те, ко­гда-то обо­гре­вав­шей жи­лье, пред­ста­вить, как жи­лось здесь учи­те­лю, ди­рек­то­ру, мыс­ли­те­лю...

Про­ти­во­по­ста­вить нелюб­ви лю­бовь...

Неко­то­рые учи­те­ля, кри­ти­че­ски на­стро­ен­ные к тео­ре­ти­че­ско­му на­сле­дию Ва­си­лия Су­хом­лин­ско­го, счи­та­ют, что его идеи и по­сту­ла­ты мог­ли ра­бо­тать в то­та­ли­тар­ном об­ще­стве, в де­мо­кра­ти­че­ском же ими вос­поль­зо­вать­ся труд­но, а то и нере­аль­но.

Ес­ли оки­нуть взо­ром его жиз­нен­ный путь, то мы каж­дый раз бу­дем на­тал­ки­вать­ся на же­лез­ные тис­ки, в ко­то­рых ему при­шлось про­ве­сти всю жизнь. Пе­да­го­ги­ка, как из­вест­но, очень кон­сер­ва­тив­ная. Мож­но пред­ста­вить усло­вия ско­ван­но­сти и огра­ни­че­ний кон­ца 1930-х, в ко­то­рых Ва­си­лий Алек­сан­дро­вич по­лу­чал выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Раз­гул ре­прес­сий, до­но­сов, сту­ка­че­ства. Оче­вид­но, очень нелег­ко бы­ло со­хра­нить се­бя в то страш­ное вре­мя. И вот об­ра­зо­ва­ние за­вер­ше­но, при­шла лю­бовь, по­яви­лась на­деж­да на от­цов­ство. Но на по­ро­ге дру­гой то­та­ли­тар­ный зверь: фа­шизм, вой­на. Он на фрон­те, а мо­ло­дую же­ну, про­явив­шую со­вет­ский пат­ри­о­тизм, вме­сте с ма­лень­ким ре­бен­ком звер­ски уби­ли фа­ши­сты.

По­сле вой­ны уже дру­гая то­та­ли­тар­ная си­сте­ма то­же ему до­ве­ря­ла, по­сколь­ку не был на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии, ни­чем, с точ­ки зре­ния то­гдаш­ней вла­сти, се­бя не за­пят­нал. А он ве­че­ра­ми по­сле ра­бо­ты при ке­ро­си­но­вой лам­пе (элек­три­ка в Пав­лы­ше по­яви­лась толь­ко в кон­це 1950-х) де­таль­но учил не­мец­кий, что­бы бро­сить но­си­те­лям фа­шиз­ма в ли­цо, что о них ду­ма­ет.

Но! Лю­бовь к ма­лой ро­дине, к цве­там, к ре­ке, к ма­те­ри, к сво­е­му ро­ду, ко­то­рой про­ни­за­ны все его тео­ре­ти­че­ское на­сле­дие и прак­ти­че­ская де­я­тель­ность, — что это та­кое, как не страст­ное же­ла­ние вы­рвать­ся из оков услов­но­стей, то­та­ли­та­риз­ма, уни­же­ния че­ло­ве­че­ской лич­но­сти? Обу­че­ние — по­сти­же­ние окру­жа­ю­ще­го ми­ра с ран­не­го воз­рас­та, на­ча­ло ин­клю­зив­но­го об­ра­зо­ва­ния. Лю­бовь про­ти­во­по­ста­вить нелюб­ви. Прав­ду — лжи. Для мно­гих и те­перь это непро­сто. До сих пор ра­бо­та­ют сте­рео­ти­пы, страх, же­ла­ние огля­ды­вать­ся на стар­ших по долж­но­сти, бо­лее бо­га­тых, вли­я­тель­ных. Не каж­дый спо­со­бен от­ста­и­вать обыч­ную бы­то­вую прав­ду, не го­во­ря уже об об­ще­ствен­ной.

Сей­час в Му­зее Ва­си­лия Су­хом­лин­ско­го в Пав­лы­ше мож­но уви­деть пер­вое из­да­ние «Со­бо­ра» Оле­ся Гон­ча­ра с дар­ствен­ной над­пи­сью ав­то­ра. Он при­слал ро­ман по прось­бе ди­рек­то­ра шко­лы в от­вет на его пись­мо. Пи­са­тель по­лу­чил кни­гу в ок­тяб­ре 1968-го, ко­гда «Со­бор» уже изъ­яли из всех книж­ных ма­га­зи­нов и биб­лио­тек, а ро­ман был на­зван идей­но вред­ным и твор­че­ской неуда­чей. «Наш пе­да­го­гіч­ний ко­лек­тив жи­ве ба­га­тим ду­хов­ним жит­тям. Ваш «Со­бор про­чи­та­ли всі. Ро­ман став для нас немов­би дже­ре­лом, з яко­го по­тек­ли струм­ки сві­жої дум­ки… Про­шу Вас від імені ко­лек­ти­ву при­сла­ти для на­шої шкіль­ної біб­ліо­те­ки з дар­чим на­пи­сом свій най­го­лов­ні­ший — най­до­рож­чий для Вас твір. У на­шій шкіль­ній біб­ліо­те­ці є ша­фа з на­пи­сом «Збері­га­ти віч­но». Тут ми збері­гає­мо (і хо­че­мо, щоб і на­щад­ки на­ші збері­га­ли) тво­ри най­ви­дат­ні­ших су­час­них пись­мен­ни­ків. Для мене осо­би­сто, як­що це мож­ли­во для Вас, при­шліть «Со­бор». З по­ва­гою В. Су­хом­линсь­кий». Пол­но­стью пись­мо ци­ти­ру­ет ли­те­ра­ту­ро­вед Ви­та­лий Коваль в сво­ей кни­ге «Со­бор» і нав­ко­ло «Со­бо­ру».

«Но­вая укра­ин­ская шко­ла за­рож­да­лась здесь»

Шко­ле в Пав­лы­ше — бо­лее ста лет. Точ­нее, ста­ро­му ее кор­пу­су. Его по­стро­и­ли еще в 1909 г. фак­ти­че­ски ме­то­дом об­ще­ствен­ной то­ло­ки. Каж­дый, у ко­го бы­ла зем­ля, да­вал на шко­лу по два руб­ля с каж­дой де­ся­ти­ны. По­это­му мно­гое здесь, в част­но­сти и ста­рый ка­фель, — еще с тех вре­мен. Ко­неч­но, по­яви­лись но­вые по­ме­ще­ния, а к юби­лею быв­ше­го ди­рек­то­ра шко­ла в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни об­но­ви­лась.

Здесь все бы­ло го­то­во (че­го не ска­жешь обо всей об­ла­сти, в част­но­сти и Кро­пив­ниц­ком), что­бы на­чи­нать но­вый учеб­ный год по кон­цеп­ции Но­вой укра­ин­ской шко­лы. Од­но­мест­ные пар­ты, обо­ру­до­ва­ние, ком­пью­те­ры, ди­дак­ти­че­ский ма­те­ри­ал. А еще — здесь есть мно­го та­ко­го, че­го нет у дру­гих школ, осо­бен­но го­род­ских: боль­шой сад, оран­же­рея, бе­сед­ки, лу­жай­ка ска­зок, пруд-бас­сейн с во­до­па­дом и аль­пий­ской гор­кой. Ос­но­вы этой сре­ды за­ло­же­ны еще Су­хом­лин­ским, как и тра­ди­ция, — пер­во­класс­ни­ки са­дят каж­дый свое пло­до­вое де­ре­во и по­том в те­че­ние всех лет уче­бы уха­жи­ва­ют за ни­ми. За­ме­сти­тель ми­ни­стра об­ра­зо­ва­ния Па­вел Хоб­зей, по­бы­вав­ший в эти дни в Пав­лы­ше, за­ме­тил, что имен­но здесь за­рож­да­лась Но­вая укра­ин­ская шко­ла.

Мно­гое бы­ло ска­за­но о тео­ре­ти­че­ских и прак­ти­че­ских до­сти­же­ни­ях Ва­си­лия Су­хом­лин­ско­го во вре­мя Х Меж­ду­на­род­ной на­уч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции и на ХХV Все­укра­ин­ских пе­да­го­ги­че­ских чте­ни­ях «Твор­че­ское на­сле­дие Ва­си­лия Су­хом­лин­ско­го в оте­че­ствен­ном и меж­ду­на­род­ном из­ме­ре­ни­ях», про­хо­див­ших во вре­мя празд­но­ва­ния юби­лея. На фа­са­де зда­ния об­ласт­но­го ин­сти­ту­та по­сле­ди­плом­но­го пе­да­го­ги­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния бы­ла от­кры­та ме­мо­ри­аль­ная дос­ка юби­ля­ру, вру­че­на об­ласт­ная пе­да­го­ги­че­ская пре­мия его име­ни.

О Су­хом­лин­ском на­пи­са­ны мно­гие то­ма. Труд­но до­ба­вить что-то но­вое и неор­ди­нар­ное. Но за­слу­жен­ный жур­на­лист Укра­и­ны, ве­те­ран кра­е­вед­че­ско­го дви­же­ния в об­ла­сти Юрий Ма­ти­вос на­пом­нил ин­те­рес­ную, дав­но за­бы­тую де­таль. Да и зна­ли об этом еди­ни­цы:

— В мо­ем до­маш­нем ар­хи­ве хра­нит­ся пись­мо Ва­си­лия Алек­сан­дро­ви­ча, при­слан­ное им в га­зе­ту «Кіро­во­градсь­ка прав­да» в мар­те 1969го. Это бы­ло вре­мя, ко­гда вся ком­му­ни­сти­че­ская идео­ло­гия на­прав­ля­лась на озна­ме­но­ва­ние 100-ле­тия сво­е­го во­ждя Ле­ни­на. Сеть об­ра­зо­ва­ния ощу­ти­ла эту пом­пез­ность под­го­тов­ки на се­бе. Осо­бен­но ста­ра­лись ру­ко­во­ди­те­ли от­дель­ных учеб­ных за­ве­де­ний раз­но­го уров­ня, уго­ждая вы­со­ким чи­нов­ни­кам. На­до бы­ло иметь муд­рость Су­хом­лин­ско­го, что­бы оце­нить вред­ность та­кой «пе­да­го­ги­ки». А еще — му­же­ство, что­бы на­пи­сать об этом в ре­дак­цию га­зе­ты. Ес­ли бы пись­мо бы­ло опуб­ли­ко­ва­но, то у Су­хом­лин­ско­го мог­ли бы воз­ник­нуть очень се­рьез­ные про­бле­мы. Ко­неч­но, пись­мо не на­пе­ча­та­ли, но его со­хра­нил то­гдаш­ний за­ме­сти­тель ре­дак­то­ра га­зе­ты (ныне по­кой­ный) На­ум Доб­рин.

Вот что пи­сал Ва­си­лий Алек­сан­дро­вич: «Ки­ро­во­град­ская прав­да» в кон­це мар­та опуб­ли­ко­ва­ла ста­тью ди­рек­то­ра (на­зы­ва­ет­ся фа­ми­лия и шко­ла). Это хо­ро­ший пе­да­гог, ме­ня бес­по­ко­ит, что в его шко­ле есть ве­щи, вы­зы­ва­ю­щие удив­ле­ние. Из пуб­ли­ка­ции в га­зет­ной ста­тье, а так­же из про­грам­мы «Ле­нин­ских пе­да­го­ги­че­ских чте­ний», при­слан­ных мне этим ди­рек­то­ром, вид­но, что в от­дель­ных учеб­ных за­ве­де­ни­ях вос­пи­та­тель­ная ра­бо­та под­ме­ня­ет­ся трес­кот­ней, ко­то­рая по су­ти уни­жа­ет на­ши иде­а­лы. Так, в ста­тье пи­шет­ся о «ле­нин­ском за­че­те» — де­ти сда­ют за­чет по био­гра­фии В.и.ле­ни­на. Это вещь на­ду­ман­ная и яв­но не нуж­на. Ле­ни­нец не тот, кто встал и отра­пор­то­вал то, что за­учил. Ду­хов­ный мир ре­бен­ка, его идей­ное убеж­де­ние — это необы­чай­но тон­кая и неж­ная вещь, и фор­ми­ро­вать мир его убеж­де­ний на­до со­всем не так... Ес­ли за­чет — зна­чит де­ла­ет­ся вы­вод О МОРАЛЬНОМ ЛИ­ЦЕ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА (и еще ка­ко­го че­ло­ве­ка — ма­лень­ко­го) за тем, ЧТО он зна­ет И ЧЕ­ГО не зна­ет. А это­го же ни­как нель­зя де­лать, это про­сто без­об­ра­зие. На­до так вос­пи­ты­вать, что­бы у де­тей и юно­ше­ства тя­ну­лись ру­ки и ду­ши к кни­гам, а оце­нок и за­че­тов здесь, в ра­бо­те с детьми — в этой уди­ви­тель­но тон­кой и кро­пот­ли­вой ра­бо­те, — не долж­но быть. На­ду­ман­ной и вред­ной ве­щью яв­ля­ет­ся и то, что в этой шко­ле на­зы­ва­ют «внед­ре­ни­ем та­бе­лей успеш­но­сти спе­ци­аль­но­го об­раз­ца, ко­то­рые за­пол­ня­ют­ся на уче­ни­ков, за­кан­чи­ва­ю­щих учеб­ный год на «от­лич­но». Эти та­бе­ля бу­дут хра­нить­ся в Ле­нин­ской ком­на­те. (...) Для че­го это де­ла­ет­ся? Не­уже­ли то­ва­ри­щи не по­ни­ма­ют, что они этим сво­им «ме­ро­при­я­ти­ем» ка­ле­чат юные ду­ши? Ведь как по­ни­ма­ет учи­тель­ский кол­лек­тив то, что, ска­жем, та­бель Пет­ра хра­нит­ся в Ле­нин­ской ком­на­те, а та­бель Павла не хра­нит­ся, по­сколь­ку в та­бе­ле Пет­ра — пя­тер­ки, а в та­бе­ле Павла — од­ни толь­ко трой­ки? По­ни­мать это, ко­неч­но, на­до так, что Петр до­сто­ин на­зы­вать­ся на­сто­я­щим ле­нин­цем, а Пав­лу — да­ле­ко до это­го. Но мож­но ли утвер­ждать в юных ду­шах та­кое по­ни­ма­ние, не ис­ка­ле­чив их? (...) Име­ем сколь­ко та­ких фак­тов, ко­гда тро­еч­ни­ки ста­но­вят­ся на­сто­я­щим че­ло­ве­ком, на­сто­я­щим бор­цом за иде­а­лы, а че­ло­век с та­бе­лем от­лич­ни­ка — ни то ни се. Не­уже­ли вос­пи­та­те­ли не осо­зна­ют то­го, что, да­вая по­нять «тро­еч­ни­ку», что его та­бель не до­сто­ин быть в Ле­нин­ской ком­на­те, они этим са­мим утвер­жда­ют у него мысль о том, что ему за­кры­та до­ро­га к то­му, к че­му от­ры­та до­ро­га «пя­те­роч­ни­ку»? Уди­ви­тель­ная вещь: взрос­лые лю­ди, а за­ни­ма­ют­ся иг­рой, толь­ко иг­рой нехо­ро­шей — иг­ра­ют детьми, иг­ра­ют свя­ты­ня­ми. Свя­ты­ня­ми иг­рать нель­зя. С удив­ле­ни­ем и бес­по­кой­ством узна­ешь: че­го толь­ко не вы­ду­мы­ва­ют сей­час от­дель­ные учи­те­ля: ле­нин­ские дик­тан­ты, ле­нин­ские де­жур­ства по шко­ле, ле­нин­ские пя­ти­ми­нут­ки на уро­ках ли­те­ра­ту­ры... Хо­чет­ся ска­зать то­ва­ри­щам: вы име­е­те де­ло с вы­со­ки­ми, свя­ты­ми иде­а­ла­ми и име­на­ми. На­до бе­речь вы­со­кие сло­ва, а не при­бе­гать к шту­кар­ству. Мне ка­жет­ся, что под­ни­мать шум по по­во­ду всех этих ве­щей не сле­ду­ет. На­до, по мо­е­му мне­нию, сей­час очень вдум­чи­во осве­щать во­про­сы, свя­зан­ные с твор­че­ским под­хо­дом вос­пи­та­те­лей и уче­ни­ков при под­го­тов­ке к от­ме­ча­нию вы­да­ю­щих­ся со­бы­тий и юби­ле­ев. Про­шу вас рас­смат­ри­вать это пись­мо не как офи­ци­аль­ный от­клик, а как лич­ное пись­мо. С ува­же­ни­ем В.су­хом­лин­ский».

Как уз­бе­жать фаль­ши и най­ти прав­ди­вый путь к дет­ско­му серд­цу? Оче­вид­но, это са­мый важ­ный во­прос пе­да­го­ги­ки. Учи­тель­ни­ца укра­ин­ско­го язы­ка и ли­те­ра­ту­ры об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­лы №26 го­ро­да Кро­пив­ниц­кий, за­слу­жен­ный учи­тель Укра­и­ны Ве­ра Со­ко­ло­ва обоб­щи­ла его так:

Су­хом­лин­ско­му уда­лось по­чув­ство­вать и най­ти серд­це­вин­ную идею укра­ин­ской пе­да­го­ги­ки, ко­то­рая идет еще от Ско­во­ро­ды: от ду­ши к зна­ни­ям, а не на­обо­рот. Каж­дый ум­ный, до­стой­ный учи­тель идет к серд­цу уче­ни­ка имен­но по та­ко­му пу­ти. Не на­до де­лать из Су­хом­лин­ско­го ико­ну, на­до вос­при­ни­мать его как жи­вую прак­ти­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.