До­маш­нее на­си­лие: ключ без пра­ва пе­ре­да­чи

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ал­ла КОТЛЯР

Я не люб­лю ин­фор­ма­ци­он­ные ак­ции и кам­па­нии, ко­гда, бла­го­да­ря гран­то­вой волне, ка­кие-то те­мы вдруг ока­зы­ва­ют­ся в трен­де и на­чи­на­ют неуме­рен­но мно­го и ча­сто зву­чать со всех сто­рон — то­ле­рант­ность к Лг­бт-со­об­ще­ству, борь­ба за ген­дер­ное ра­вен­ство, про­тив до­маш­не­го на­си­лия…

Я не го­во­рю, что эти те­мы не важ­ны. На­обо­рот. Но неуме­рен­но мно­го и ча­сто вы­зы­ва­ет лич­но у ме­ня, ско­рее, непри­я­тие. Осо­бен­но ко­гда без осо­бых ре­зуль­та­тов.

Имен­но по­это­му на пре­зен­та­цию за­пу­щен­ной Мин­соц­по­ли­ти­ки, UNICEF и UNFPA ин­фор­ма­ци­он­ной кам­па­нии «Го­во­ри про­ти на­силь­ства» я шла, на­стро­ен­ная, ско­рее, скеп­ти­че­ски. С иро­нич­ной улыб­кой я слу­ша­ла речь зам­ми­ни­стра со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки На­та­льи Фе­до­ро­вич о внед­ре­нии го­су­дар­ством но­вых ме­ха­низ­мов за­щи­ты — при­ня­том в про­шлом го­ду За­коне о предот­вра­ще­нии и про­ти­во­дей­ствию до­маш­не­му на­си­лию; о том, что Мин­соц­по­ли­ти­ки го­то­вит око­ло 40 по­ста­нов­ле­ний, ука­зов и рас­по­ря­же­ний для то­го, что­бы все ме­ха­низ­мы на­ча­ли над­ле­жа­щим об­ра­зом ра­бо­тать; о том, что в Укра­ине ра­бо­та­ют 45 мо­биль­ных бри­гад и от­кры­то семь при­ютов для по­стра­дав­ших от до­маш­не­го на­си­лия.

С иро­нич­ной улыб­кой — по­то­му что ка­кой за­кон ни при­ми, сколь­ко ука­зов и рас­по­ря­же­ний ни из­дай, од­ной из са­мых боль­ших про­блем в Укра­ине оста­ет­ся меж­сек­то­раль­ное вза­и­мо­дей­ствие. А для ком­плекс­ной по­мо­щи жерт­вам на­си­лия, в том чис­ле до­маш­не­го, нуж­на ин­фра­струк­ту­ра — не толь­ко при­юты для по­тер­пев­ших, и не в ко­ли­че­стве се­ми на стра­ну, но и со­ци­аль­ная, ме­ди­цин­ская, пси­хо­ло­ги­че­ская, юри­ди­че­ская по­мощь, воз­мож­но­сти для воз­вра­ще­ния к нор­маль­ной жиз­ни, а так­же кор­рек­ци­он­ная ра­бо­та с обид­чи­ка­ми. И со всем этим у нас — по­ка не очень. Ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся как пре­ступ­ле­ние до­маш­нее на­си­лие бу­дет толь­ко с ян­ва­ря 2019 го­да. Сей­час по­ли­ция не очень по­ни­ма­ет, что де­лать в та­ких слу­ча­ях, и не слиш­ком охот­но на них вы­ез­жа­ет.

Кро­ме то­го, жерт­ва не ста­нет ис­кать при­ют и услу­ги, ес­ли не бу­дет ве­рить, что это — без­опас­ная для нее тер­ри­то­рия. Од­ним из важ­ней­ших усло­вий яв­ля­ет­ся кон­фи­ден­ци­аль­ность ме­сто­на­хож­де­ния при­ю­та и его без­опас­ность. Од­на­ко, как пи­шет на сво­ей стра­ни­це в Фейс­бу­ке ди­рек­тор МБФ «Українсь­ка фун­да­ція гро­мадсь­ко­го здо­ров’я» Га­ли­на Ски­паль­ская, «по­ка Мин­соц­по­ли­ти­ки, UNICEF и UNFPA и об­ще­ствен­ность при­ла­га­ют уси­лия, что­бы ин­сти­ту­а­ли­зи­ро­вать дей­ству­ю­щие при­юты для по­тер­пев­ших и стан­дар­ты их ра­бо­ты, в на­шу соц­квар­ти­ру в Ки­е­ве при­хо­дит обид­чик од­ной из жен­щин, ко­то­рая там про­жи­ва­ла в этом го­ду. Как он узнал ад­рес при­ю­та? Как он го­во­рит, под­ска­за­ли соц­служ­бы од­но­го из рай­о­нов Ки­ев­ской об­ла­сти.

Еще боль­ше ме­ня по­ра­зи­ла внут­рен­няя (офи­ци­аль­ной я не знаю) по­зи­ция служ­бы это­го же рай­о­на: он — при­лич­ный, а она — немно­го нерв­ная. Лю­ди, ес­ли бы вас би­ли, ес­ли бы за ва­ми шпи­о­ни­ли или пре­сле­до­ва­ли, как бы вы се­бя ве­ли? Мо­жет быть, то­же бы­ли бы нерв­ны­ми? Сте­рео­ти­пы, в ко­то­рых жи­вет все об­ще­ство, вклю­чая тех, от чьих ре­ше­ний за­ви­сит судь­ба дру­гих лю­дей, — пробле­ма не ме­нее се­рьез­ная. Мы слиш­ком дол­го пы­та­лись вы­жи­вать, и толь­ко сей­час на­чи­на­ем учить­ся жить.

Мо­биль­ные бри­га­ды — спе­ци­аль­ные груп­пы, со­сто­я­щие из пси­хо­ло­га и соц­ра­бот­ни­ка, ко­то­рые предо­став­ля­ют со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­скую по­мощь по­стра­дав­шим от до­маш­не­го на­си­лия, в том чис­ле де­тям, ли­бо при­ез­жа­ют по вы­зо­ву на ме­сто, ли­бо предо­став­ля­ют по­мощь в соб­ствен­ном по­ме­ще­нии, ли­бо пе­ре­на­пра­вят жерт­ву к нуж­ным спе­ци­а­ли­стам или ком­пе­тент­ным ор­га­нам — это, без­услов­но, хо­ро­шо. Но об их ра­бо­те и в мир­ной ча­сти Укра­и­ны по­ка слы­ша­ли немно­гие. Что уж го­во­рить о при­фрон­то­вой зоне, где мо­биль­ные груп­пы вро­де бы есть, но о них не зна­ют да­же во­лон­те­ры, ра­бо­та­ю­щие с се­мья­ми в кри­зис­ных об­сто­я­тель­ствах. При этом на­си­лие на Во­сто­ке, в том чис­ле до­маш­нее, — уже по­чти нор­ма жиз­ни. В по­ли­цию по это­му по­во­ду там по­чти ни­кто не об­ра­ща­ет­ся. Ну, ес­ли толь­ко слу­чай уж со­всем во­пи­ю­щий. И да­же на него в тем­ное вре­мя су­ток в Крас­но­го­ров­ку или в Крым­ское, на­при­мер, по­ли­ция мо­жет про­сто не при­е­хать. На­вер­ное, по­это­му из 111 ты­сяч за­яв­ле­ний о до­маш­нем на­си­лии в 2017 го­ду боль­ше все­го, по дан­ным Нац­по­ли­ции, при­шлось не на се­рую зо­ну, а на Дне­про­пет­ров­скую об­ласть — 11 212 слу­ча­ев, Ки­ев — 9499 и Вин­ниц­кую об­ласть — 7818. И лишь в от­но­ше­нии 4% из них на­чи­на­ет­ся рас­сле­до­ва­ние. Осталь­ные за­яв­ле­ния, как пра­ви­ло, по­том за­би­ра­ют. При том, что пра­во­за­щит­ни­ки утвер­жда­ют: в по­ли­цию об­ра­ща­ет­ся лишь каж­дая 10-я жерт­ва.

По дан­ным гло­баль­но­го от­че­та о на­си­лии от UNICEF в 2017 го­ду, мно­гие де­ти по­па­да­ют под вли­я­ние на­си­лия до­ма: 176 мил­ли­о­нов де­тей (один из че­ты­рех) в воз­расте до пя­ти лет жи­вут с ма­те­рью — недав­ней жерт­вой сво­е­го парт­не­ра. Во всем ми­ре три чет­вер­ти де­тей в воз­расте от двух до че­ты­рех лет (по­чти 300 мил­ли­о­нов) ре­гу­ляр­но ста­но­вят­ся до­ма жерт­ва­ми на­силь­ствен­но­го вос­пи­та­ния (фи­зи­че­ские на­ка­за­ния и агрес­сия) со сто­ро­ны ро­ди­те­лей или по­пе­чи­те­лей. В Укра­ине, по раз­ным дан­ным, сви­де­те­ля­ми или жерт­ва­ми до­маш­не­го на­си­лия ста­но­вят­ся от 1 до 3 мил­ли­о­нов де­тей. Не толь­ко фи­зи­че­ско­го, но и пси­хо­ло­ги­че­ско­го. А «пси­хо­ло­ги­че­ское на­си­лие — это пер­вый шаг к фи­зи­че­ско­му, имен­но по­это­му важ­но во­вре­мя его оста­но­вить, — объ­яс­ня­ет пси­хо­лог, экс­перт кам­па­нии «Го­во­ри про­ти на­силь­ства» Ок­са­на Кро­ло­вич. — Го­во­ря вслух о сво­их чув­ствах, мы сни­жа­ем на­пря­же­ние, де­мон­стри­ру­ем свои гра­ни­цы и по­мо­га­ем этим ре­ше­нию кон­флик­та. Парт­нер мо­жет не знать, что оби­жа­ет вас, — воз­мож­но, в его се­мье это бы­ло нор­мой. Ес­ли вы мол­чи­те, то по­ка­зы­ва­е­те, что все хо­ро­шо, и с ва­ми мож­но так об­ра­щать­ся».

Со­глас­но ис­сле­до­ва­нию, про­ве­ден­но­му Inmind для кам­па­нии UNICEF и UNFPA «Го­во­ри про­ти на­силь­ства» в мае-июне 2018 го­да, 65% счи­та­ют се­бя осве­дом­лен­ны­ми в те­ме. При этом под на­си­ли­ем по­ни­ма­ют пре­жде все­го фи­зи­че­ские дей­ствия. 97% од­но­знач­но счи­та­ют на­си­ли­ем из­би­е­ние. Каж­дая тре­тья жен­щи­на и каж­дый вто­рой муж­чи­на уве­ре­ны, что ино­гда жерт­ва ви­но­ва­та са­ма. Каж­дый вто­рой не счи­та­ет про­яв­ле­ни­я­ми на­си­лия на­вяз­чи­вую рев­ность или кон­троль над сти­лем и одеж­дой парт­не­ра. Каж­дый вто­рой уве­рен, что шлеп­нуть ре­бен­ка по по­пе в опре­де­лен­ных си­ту­а­ци­ях на­си­ли­ем не яв­ля­ет­ся. 10% счи­та­ют, что фи­зи­че­ское на­ка­за­ние де­тей — это нор­маль­но в се­мье и не име­ет к на­си­лию ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. Толь­ко треть опро­шен­ных вос­при­ни­ма­ют как на­си­лие де­мон­стра­тив­ное иг­но­ри­ро­ва­ние ре­бен­ка.

«Од­ним из ос­нов­ных ин­ди­ка­то­ров здо­ро­во­го об­ще­ства яв­ля­ет­ся ну­ле­вая то­ле­рант­ность к лю­бым про­яв­ле­ни­ям на­си­лия», — утвер­жда­ет за­ме­сти­тель пред­ста­ви­те­ля UNFPA в Укра­ине Па­вел За­мо­стьян. — На­си­лие в Укра­ине, по на­шим под­сче­там, об­хо­дит­ся еже­год­но бо­лее чем в 200 млн грн. Это день­ги, ко­то­рые тра­тят и жерт­ва, и го­су­дар­ство. Воз­мож­но, эта сум­ма очень недо­оце­не­на, по­сколь­ку не все об­ра­ща­ют­ся за по­мо­щью. Да и си­сте­ма ре­а­ги­ро­ва­ния на на­си­лие тре­бу­ет со­зда­ния, раз­ви­тия и со­вер­шен­ство­ва­ния».

«Цель кам­па­нии — по­бу­дить лю­дей к про­стей­ше­му: по­го­во­рить о на­си­лии и о том, что мож­но сде­лать, что­бы его не бы­ло, — объ­яс­ня­ет гла­ва пред­ста­ви­тель­ства UNICEF в Укра­ине Джа­ма Гу­лейд. — Го­во­ря, мы уже дей­ству­ем — и по­то­му кам­па­ния на­зы­ва­ет­ся «Го­во­ри про­ти на­силь­ства». Это про­сто толь­ко на пер­вый взгляд: для на­ча­ла нуж­но при­знать, что на­си­лие су­ще­ству­ет, и оно ме­ша­ет се­мьям нор­маль­но жить и быть счаст­ли­вы­ми. А кро­ме то­го, нуж­но знать, о чем и как го­во­рить. По­это­му со­став­ля­ю­щие кам­па­нии на­прав­ле­ны на то, что­бы по­мочь лю­дям в этом». Од­ним из ее клю­че­вых эле­мен­тов яв­ля­ет­ся веб­сайт www. bezpekavdoma.com, где про­сто и до­ступ­но объ­яс­ня­ют, как вы­яв­лять на­си­лие, в част­но­сти пси­хо­ло­ги­че­ское; как ре­а­ги­ро­вать на слу­чаи на­си­лия, жерт­вой или сви­де­те­лем ко­то­рых вы ста­ли, и про­ти­во­дей­ство­вать им, а так­же есть от­ве­ты пси­хо­ло­га на во­про­сы о вос­пи­та­нии без на­си­лия.

На­при­мер, мы очень ча­сто не зна­ем, как ре­а­ги­ро­вать и что де­лать, ес­ли незна­ко­мая се­мья на ули­це силь­но ру­га­ет ре­бен­ка или кто-то из ро­ди­те­лей бьет его. «Отвле­ки­те их вни­ма­ние от ссо­ры, — со­ве­ту­ет пси­хо­лог Ок­са­на Кро­ло­вич. — На­при­мер, спро­си­те, как най­ти опре­де­лен­ный дом или ма­га­зин. И обя­за­тель­но по­бла­го­да­ри­те за по­мощь. Так­же мож­но ска­зать, что вы очень хо­ро­шо их по­ни­ма­е­те, мол, вре­ме­на­ми вос­пи­та­ние де­тей да­ет­ся очень слож­но и для это­го нуж­но мно­го тер­пе­ния. Ва­ше со­чув­ствие мо­жет по­мочь им успо­ко­ить­ся.

Пре­жде все­го не ста­рай­тесь «учить» ро­ди­те­лей, как вос­пи­ты­вать их ре­бен­ка, то есть не го­во­ри­те, что они непра­виль­но его вос­пи­ты­ва­ют. Ре­шить все их се­мей­ные про­бле­мы од­ним раз­го­во­ром вы, к со­жа­ле­нию, не спо­соб­ны, но по­мочь в этой кон­крет­ной си­ту­а­ции — вполне».

Не ме­нее важ­ная со­став­ля­ю­щая сай­та www.bezpekavdoma.com — спис­ки те­ле­фо­нов го­ря­чих ли­ний, а так­же мо­биль­ных бри­гад со­ци­аль­но­пси­хо­ло­ги­че­ской по­мо­щи, дей­ству­ю­щих се­го­дня в раз­ных го­ро­дах Укра­и­ны.

Мож­но дол­го ожи­дать от го­су­дар­ства со­зда­ния над­ле­жа­щей си­сте­мы. Но по­ка мы са­ми не при­зна­ем, что пробле­ма до­маш­не­го на­си­лия у нас есть, по­ка са­ми не бу­дем со­зда­вать но­вые ро­ле­вые мо­де­ли, ни­че­го с ме­ста не сдви­нет­ся — мы бу­дем бес­ко­неч­но пе­ре­да­вать на­шим де­тям ключ, от­кры­ва­ю­щий дверь в мир на­си­лия. По­это­му го­во­рить об этом все-та­ки важ­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.