Без бу­маж­ки ты — бу­каш­ка,

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ал­ла КОТЛЯР

В XXI ве­ке, в стране, на­зы­ва­ю­щей се­бя ев­ро­пей­ской, де­сят­ки ты­сяч че­ло­век де­ся­ти­ле­ти­я­ми жи­вут ря­дом с на­ми без ка­ких-ли­бо до­ку­мен­тов.

В со­вет­ские вре­ме­на на слу­ху бы­ло вы­ра­же­ние «без бу­маж­ки ты — бу­каш­ка». Имен­но оно луч­ше все­го да­ет пред­став­ле­ние о жиз­ни и судь­бе тех, кто по тем или иным при­чи­нам ока­зал­ся за пре­де­ла­ми до­ку­мен­ти­ро­ва­ния и стал неви­ди­мым для го­су­дар­ства.

Лю­ди-неви­дим­ки. Не учтен­ные го­су­дар­ством, за­ча­стую изо­ли­ро­ван­ные от об­ще­ства и ли­шен­ные ба­зо­вых прав — на ре­ги­стра­цию рож­де­ния, об­ра­зо­ва­ние, ме­ди­цин­ские услу­ги, брак, тру­до­устрой­ство, соб­ствен­ность и на­след­ство, бан­ков­ский счет, уча­стие в вы­бо­рах. Эти лю­ди не мо­гут по­ки­нуть пре­де­лы стра­ны. И ко­гда они умрут, их род­ствен­ни­кам да­же не вы­да­дут сви­де­тель­ство о смер­ти.

Пробле­ма без­граж­дан­ства — не ис­клю­чи­тель­но укра­ин­ская. Это яв­ле­ние, воз­ни­ка­ю­щее в ре­зуль­та­те раз­ва­ла или об­ра­зо­ва­ния но­вых го­су­дарств, недо­ста­точ­но про­ду­ман­ной ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ки или же по­ли­ти­ки го­су­дар­ства для граж­дан. Пом­ни­те ис­то­рию ге­роя То­ма Хэнк­са в филь­ме «Тер­ми­нал»? По­ка Вик­тор На­вор­ски ле­тел в Нью-йорк из Во­сточ­ной Ев­ро­пы, на его ро­дине про­изо­шел го­су­дар­ствен­ный пе­ре­во­рот. Ока­зав­шись граж­да­ни­ном уже несу­ще­ству­ю­ще­го го­су­дар­ства, он не мог ни въе­хать в США, ни вер­нуть­ся до­мой, и вы­нуж­ден был ски­тать­ся по тер­ми­на­лу аэро­пор­та. Ис­то­рия, ка­жу­ща­я­ся вы­мыш­лен­ной и аб­сурд­ной. Тем не ме­нее в ми­ре на­счи­ты­ва­ет­ся бо­лее 10 мил­ли­о­нов че­ло­век без граж­дан­ства. И треть из них — де­ти.

Хо­тя пробле­ма без­граж­дан­ства не слиш­ком на слу­ху, для на­шей стра­ны этот во­прос ста­но­вит­ся все бо­лее ак­ту­аль­ным. Во вре­мя по­след­ней укра­ин­ской пе­ре­пи­си 2001 го­да 82 ты­ся­чи че­ло­век за­яви­ли, что не име­ют граж­дан­ства. Сколь­ко их се­го­дня — точ­но неиз­вест­но. По со­сто­я­нию на 2014 год УВКБ ООН на­счи­та­ло в Укра­ине бо­лее 35 ты­сяч апат­ри­дов или лиц с неопре­де­лен­ным граж­дан­ством. Од­на­ко эти дан­ные не яв­ля­ют­ся аб­со­лют­но точ­ны­ми и ис­чер­пы­ва­ю­щи­ми. Ко­ли­че­ство лиц без граж­дан­ства или на­хо­дя­щих­ся в груп­пе рис­ка мо­жет со­став­лять до 75 ты­сяч.

По оцен­кам Бю­ро де­мо­кра­ти­че­ских ини­ци­а­тив и прав че­ло­ве­ка ОБСЕ, а так­же на ос­но­ва­нии дан­ных Все­мир­но­го бан­ка, по со­сто­я­нию на 2017 год в Укра­ине лишь око­ло 78,1% лиц име­ют иден­ти­фи­ка­ци­он­ные до­ку­мен­ты. То есть по­чти каж­дый пя­тый жи­тель Укра­и­ны — че­ло­век-неви­дим­ка, ко­то­рый од­на­жды мо­жет стать угро­зой. Как для без­опас­но­сти стра­ны, так и для от­дель­ных ее граж­дан и дру­гих лиц, про­жи­ва­ю­щих в Укра­ине за­кон­но. Кро­ме то­го, боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей-неви­ди­мок — бла­го­дат­ная поч­ва для неза­кон­ных, в том чис­ле кор­руп­ци­он­ных дей­ствий.

Зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство недо­ку­мен­ти­ро­ван­ных лиц в Укра­ине, по оцен­кам УВКБ ООН, со­став­ля­ют пред­ста­ви­те­ли эт­ни­че­ских мень­шинств, в част­но­сти ро­мы. В этой груп­пе так­же — без­дом­ные; те, кто осво­бо­дил­ся из мест за­клю­че­ния; лю­ди, про­жи­ва­ю­щие в Укра­ине 20 и бо­лее лет, но по раз­ным при­чи­нам не име­ю­щие воз­мож­но­сти офор­мить до­ку­мен­ты, в том чис­ле вме­сто пас­пор­тов граж­дан быв­ше­го СССР.

Вре­мен­ная ок­ку­па­ция РФ АР Крым и от­дель­ных рай­о­нов До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей то­же до­ба­ви­ла к про­бле­ме без­граж­дан­ства — мно­гие лю­ди по­те­ря­ли соб­ствен­ные до­ку­мен­ты, ар­хив­ные дан­ные о ко­то­рых хра­нят­ся на некон­тро­ли­ру­е­мых Укра­и­ной тер­ри­то­ри­ях или бы­ли уни­что­же­ны. Боль­шая груп­па рис­ка — де­ти, ро­див­ши­е­ся на вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях и не име­ю­щие ре­ги­стра­ции рож­де­ния в Укра­ине. Им да­же нель­зя бу­дет пе­ре­сечь ли­нию раз­гра­ни­че­ния, по­сколь­ку ор­га­ны по­гра­нич­но­го кон­тро­ля ныне осу­ществ­ля­ют про­пуск лиц на ос­но­ва­нии пас­пор­та или сви­де­тель­ства о рож­де­нии ре­бен­ка.

«Без сви­де­тель­ства о рож­де­нии эти де­ти не бу­дут по­лу­чать ни­ка­кой го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки при рож­де­нии, — от­ме­тил пред­ста­ви­тель УВКБ ООН в Укра­ине Па­б­ло Ма­теу на пресс-кон­фе­рен­ции, по­свя­щен­ной че­ты­рех­ле­тию Гло­баль­ной кам­па­нии по ис­ко­ре­не­нию без­граж­дан­ства до 2024 го­да Ibelong («Я при­над­ле­жу»). — Так­же бу­дут труд­но­сти при ре­ги­стра­ции в дет­са­ду или шко­ле, при по­се­ще­нии боль­ниц или, ко­гда они по­взрос­ле­ют, — с офи­ци­аль­ным тру­до­устрой­ством или за­клю­че­ни­ем бра­ка».

Хо­тя из­ме­не­ния в Граж­дан­ский про­цес­су­аль­ный ко­декс, при­ня­тые в фев­ра­ле 2016 го­да, пред­пи­сы­ва­ют неот­лож­ное рас­смот­ре­ние укра­ин­ски­ми су­да­ми за­яв­ле­ний об уста­нов­ле­нии фак­тов рож­де­ния на вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях и немед­лен­ное ис­пол­не­ние ре­ше­ний по та­ким де­лам, су­деб­ная про­це­ду­ра мо­жет за­ни­мать до несколь­ких недель и тре­бу­ет со­от­вет­ству­ю­щих фи­нан­со­вых за­трат.

Из 59 340 рож­де­ний в от­дель­ных рай­о­нах До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей (за пе­ри­од 2015–2018 гг.) по со­сто­я­нию на ко­нец июля 2018 го­да в Укра­ине был за­ре­ги­стри­ро­ван 20 891 факт рож­де­ния на вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях. Из 84 101 рож­де­ний в АРК (за пе­ри­од 2015–2018 гг.) на ко­нец июля 2018 го­да в Укра­ине бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но лишь 6375 фак­тов рож­де­ния на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии. Пе­чаль­ная ста­ти­сти­ка.

Од­на­ко ни од­на циф­ра не да­ет по­ни­ма­ния, как жи­вет­ся лю­дям без граж­дан­ства на са­мом де­ле. При столк­но­ве­нии с ре­аль­ны­ми ис­то­ри­я­ми воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, буд­то ты вдруг ока­за­лась в ка­ком-то неле­пом, из че­го по­па­ло и как по­па­ло слеп­лен­ном се­ри­а­ле, на­столь­ко все ка­жет­ся нере­аль­ным. Но это — ре­аль­ность.

Гру­зин­ке Нине Ис­ля­мо­вой 51 год. До 1991 го­да она с му­жем и дву­мя сы­но­вья­ми жи­ла в Уз­бе­ки­стане. По­сле раз­ва­ла СССР муж, крым­ский та­та­рин, ре­шил пе­ре­брать­ся с се­мьей в Крым. Од­на­ко спу­стя ка­кое-то вре­мя вер­нул­ся в Уз­бе­ки­стан. А Ни­на с детьми оста­лась в Кры­му, где жи­вет и ее сест­ра.

Еще в 1992-м жен­щи­на по­пы­та­лась по­ме­нять со­вет­ский пас­порт, но по­сколь­ку в нем зна­чи­лась про­пис­ка в Уз­бе­ки­стане, ей нуж­но бы­ло по­ехать ту­да и вы­пи­сать­ся. Сде­лать это не по­лу­ча­лось — бо­ле­ли де­ти. А спу­стя ка­кое-то вре­мя на рын­ке Нине по­ре­за­ли сум­ку, вы­та­щив кон­верт с день­га­ми, в ко­то­ром был и пас­порт.

Мно­гие го­ды острой необ­хо­ди­мо­сти по­лу­чать укра­ин­ский пас­порт не бы­ло. Де­ти учи­лись в шко­ле, жен­щи­на ра­бо­та­ла неофи­ци­аль­но. По­вар по спе­ци­аль­но­сти, она то го­то­ви­ла у сво­их — в гру­зин­ских ре­сто­ра­нах, то мы­ла по­су­ду.

В 2014 го­ду Ни­на, на­ко­нец, ре­ши­ла по­лу­чить пас­порт. Для это­го жен­щине нуж­но бы­ло при­е­хать в по­соль­ство Уз­бе­ки­ста­на в Ки­ев. В это вре­мя про­изо­шла ан­нек­сия по­лу­ост­ро­ва, и вер­нуть­ся до­мой без пас­пор­та она уже не смог­ла. Обра­ти­лась в суд, ко­то­рый от­ка­зал ей в уста­нов­ле­нии фак­та про­жи­ва­ния на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, по­сколь­ку ре­аль­ных до­ку­мен­тов, под­твер­ждав­ших то, что к 24 ав­гу­ста 1991 го­да она про­жи­ва­ла в Кры­му, нет. Про­жи­ва­ние на тер­ри­то­рии Укра­и­ны да­же бо­лее 20 лет не озна­ча­ет ав­то­ма­ти­че­скую вы­да­чу укра­ин­ско­го пас­пор­та. Вот уже по­чти пять лет жен­щи­на не мо­жет вер­нуть­ся к се­мье, и вы­нуж­де­на жить в Ки­е­ве без до­ку­мен­тов.

27-лет­няя Ма­рья­на — ром­ка, уро­жен­ка Сла­вян­ска. Ко­гда на во­сто­ке стра­ны на­ча­лись бо­е­вые дей­ствия, она бы­ла на ше­стом ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти. Жи­ла в неболь­шом до­ме с ма­мой и сест­ра­ми. Од­на­жды в дом по­па­ла ми­на. В тот же день се­мья се­ла на по­езд и по­еха­ла в Ки­ев. «В свои 23 го­да, — рас­ска­зы­ва­ет Ма­рья­на, — я чув­ство­ва­ла се­бя ма­лень­кой. К это­му вре­ме­ни ма­ма еще да­же не за­ду­мы­ва­лась о том, что­бы сде­лать мне пас­порт. У мо­их се­стер она при­ни­ма­ла ро­ды до­ма. У ме­ня при­ня­ла в па­лат­ке.

Бу­ду­ще­го у ме­ня не бы­ло. В шко­ле я не учи­лась. Чи­тать и пи­сать на­учи­лась са­ма. Я да­же не смо­гу вам рас­ска­зать, что та­кое суд — пло­хо по­ни­маю. Ко­гда по­лу­чу до­ку­мен­ты, от­дам стар­ше­го сы­на в шко­лу и в ка­кой-ни­будь кру­жок, на­при­мер, на фут­бол. Это — моя меч­та».

За пра­во­вой по­мо­щью в БФ «Пра­во на за­хист» Ма­рья­на обра­ти­лась, ко­гда ее сы­ну бы­ло уже три го­да, но сви­де­тель­ства о рож­де­нии у него не бы­ло. Что­бы его по­лу­чить, по­на­до­би­лось об­ра­щать­ся в суд. До­ка­зы­вать, что Ма­рья­на яв­ля­ет­ся ма­те­рью сво­е­го сы­на, при­шлось с по­мо­щью су­деб­но-ге­не­ти­че­ской экс­пер­ти­зы — про­це­ду­ры дли­тель­ной и до­ро­го­сто­я­щей. «Обыч­но лю­ди не мо­гут са­мо­сто­я­тель­но по­нять, в чем со­сто­ит пробле­ма и как ее ре­шить, — го­во­рит ру­ко­во­ди­тель про­ек­та «Пра­во­вая по­мощь ли­цам без граж­дан­ства» БФ «Пра­во на за­хист» Ири­на Алек­се­е­ва. — Со­от­вет­ствен­но, не мо­гут со­ста­вить за­яв­ле­ние в суд и опла­тить та­кую про­це­ду­ру, как су­деб­но­ге­не­ти­че­ская экс­пер­ти­за».

Ок­сане 20 лет. У нее есть сви­де­тель­ство о рож­де­нии, но до сих пор нет пас­пор­та. Ее ма­ма Ле­на — уро­жен­ка Бе­ло­рус­сии. Про­жи­ва­ла ка­кое-то вре­мя в Ка­зах­стане, по­том ока­за­лась в Укра­ине, где и ро­ди­ла дочь в род­до­ме. Пас­порт у Ле­ны был еще со­вет­ский. Она по­пы­та­лась его сме­нить на укра­ин­ский, но офи­ци­аль­ным пу­тем не вы­шло. То­гда жен­щи­на обра­ти­лась за по­мо­щью к ка­ким-то лю­дям, по­пы­тав­шись ре­шить про­бле­му с по­мо­щью взят­ки. В ре­зуль­та­те ли­ши­лась со­вет­ско­го пас­пор­та, а вза­мен по­лу­чи­ла под­дель­ные до­ку­мен­ты с про­пис­кой для се­бя и до­че­ри, да­же с нена­сто­я­щи­ми фа­ми­ли­ей, име­нем и от­че­ством. В от­вет на недо­уме­ва­ю­щие во­про­сы Ле­ны ей ска­за­ли про­сто: «Мол­чи. Си­ди ти­хо». И она си­де­ла ти­хо мно­го лет. На жизнь за­ра­ба­ты­ва­ла убор­ка­ми. Дочь учи­лась в шко­ле. Пробле­ма пас­пор­та ост­ро вста­ла, ко­гда в 2011 го­ду Ок­сане по­тре­бо­ва­лось де­лать опе­ра­цию. Опе­ра­цию сде­ла­ли в Харь­ко­ве, но про­бле­му с до­ку­мен­та­ми ре­шить так и не уда­лось.

В про­шлом го­ду у Ле­ны об­на­ру­жи­ли он­ко­ло­гию. И вы­яс­ни­лось, что пой­ти к вра­чу она не мо­жет. Не мо­жет со­брать справ­ки, что­бы встать в Мин­здра­ве на оче­редь гос­про­грам­мы по ле­че­нию он­ко­боль­ных за гра­ни­цей. Она го­то­ва бы­ла бы са­мо­сто­я­тель­но по­пы­тать­ся со­брать день­ги для ле­че­ния на свою бан­ков­скую кар­точ­ку, но у нее ее нет, по­то­му что нет пас­пор­та. Сей­час это де­ло на рас­смот­ре­нии в су­де. Ад­во­ка­ты об­ра­ти­лись с прось­бой рас­смот­реть его неза­мед­ли­тель­но, учи­ты­вая со­сто­я­ние здо­ро­вья ма­те­ри Ок­са­ны.

Но вы­брать­ся из этой страш­ной ре­аль­но­сти, в ко­то­рой лю­ди жи­вут по два-три по­ко­ле­ния, очень непро­сто. «Мы уже боль­ше го­да не мо­жем убе­дить мир в су­ще­ство­ва­нии це­лой се­мьи — ма­мы, ее до­че­ри и внуч­ки. У ма­мы был со­вет­ский пас­порт, у двух ее по­том­ков нет и то­го», — го­во­рит пси­хо­лог, ру­ко­во­ди­тель ГО МАР­ТИН-КЛУБ Вик­то­рия Фе­до­то­ва.

В 2013 го­ду Укра­и­на при­со­еди­ни­лась к Кон­вен­ции 1954 го­да о ста­ту­се апат­ри­дов и Кон­вен­ции о со­кра­ще­нии без­граж­дан­ства 1961 го­да. В 2014 го­ду стар­то­ва­ла кам­па­ния Ibelong («Я при­над­ле­жу») от УВКБ ООН, це­лью ко­то­рой яв­ля­ет­ся пре­одо­ле­ние без­граж­дан­ства до 2024 го­да. На се­го­дняш­ний день, несмот­ря на при­со­еди­не­ние к кон­вен­ци­ям, в Укра­ине нет по­ряд­ка, ко­то­рый да­вал бы воз­мож­ность ли­цам без граж­дан­ства по­лу­чить ка­кое-то, да­же вре­мен­ное, удо­сто­ве­ре­ние или сви­де­тель­ство. Для это­го тре­бу­ют­ся ос­но­ва­ния. На­при­мер, несо­вер­шен­но­лет­ние де­ти в Укра­ине, при­гла­ше­ние на тру­до­устрой­ство, по­лу­че­ние укра­ин­ско­го об­ра­зо­ва­ния и так да­лее. Но ли­ца без граж­дан­ства не мо­гут вы­пол­нить эти тре­бо­ва­ния, не мо­гут под­твер­дить свою лич­ность и иден­ти­фи­ци­ро­вать се­бя пе­ред го­су­дар­ством, что за­кры­ва­ет им до­ступ к про­це­ду­ре по­лу­че­ния ви­да на жи­тель­ства. И в этом со­сто­ит ос­нов­ная пробле­ма, тре­бу­ю­щая раз­ре­ше­ния. Лю­ди об­ре­че­ны на жизнь неви­ди­мок, и ча­сто пе­ре­да­ют свою бе­ду в на­след­ство. Их де­ти и вну­ки так­же ста­но­вят­ся неграж­да­на­ми, со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми от­сю­да по­след­стви­я­ми.

В сен­тяб­ре 2018 го­да был за­ре­ги­стри­ро­ван за­ко­но­про­ект № 9123 «О вне­се­нии из­ме­не­ний в неко­то­рые за­ко­но­да­тель­ные ак­ты Укра­и­ны о при­зна­нии ли­цом без граж­дан­ства». За­ко­но­про­ект со­зда­ет про­це­ду­ру при­зна­ния че­ло­ве­ка ли­цом без граж­дан­ства, несмот­ря на за­кон­ность или неза­кон­ность его пре­бы­ва­ния на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, что в даль­ней­шем поз­во­лит ему за­кон­но на­хо­дить­ся на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, по­лу­чить до­ку­мент, удо­сто­ве­ря­ю­щий лич­ность и за­кон­ность про­жи­ва­ния. Так­же пред­ла­га­ет­ся упро­стить усло­вия при­ня­тия ли­ца без граж­дан­ства на ра­бо­ту. А кро­ме то­го — предо­ста­вить та­ким лю­дям пра­ва на бес­плат­ную вто­рич­ную пра­во­вую по­мощь, осво­бож­де­ние от упла­ты су­деб­но­го сбо­ра и аван­со­во­го взно­са по ис­пол­не­нию су­деб­ных ре­ше­ний, ка­са­ю­щих­ся об­жа­ло­ва­ния ре­ше­ний о при­зна­нии ли­цом без граж­дан­ства.

По­ка за­ко­но­про­ект про­хо­дит рас­смот­ре­ние в ко­ми­те­тах Вер­хов­ной Ра­ды. Его при­ня­тия очень ждут Ни­на Ис­ля­мо­ва, Ок­са­на с ма­мой Ле­ной и де­сят­ки ты­сяч дру­гих лю­дей, на­де­ю­щих­ся, на­ко­нец, вый­ти из су­мра­ка на свет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.