По­бег в дет­ство

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ека­те­ри­на ГОЛЬЦБЕРГ Depositphotos

Вы­рос, но не по­взрос­лел — так мож­но ска­зать о це­лой ар­мии со­вре­мен­ных мо­ло­дых лю­дей.

В мо­ем ка­би­не­те они тра­ди­ци­он­но по­яв­ля­ют­ся в со­про­вож­де­нии ма­мо­чек (или дру­гих стар­ших род­ствен­ни­ков), скром­но мол­чат и тро­га­тель­но ки­ва­ют в такт сло­вам за­бот­ли­во­го со­про­вож­да­ю­ще­го. Они ни на что не жа­лу­ют­ся, со­гла­ша­ют­ся со всем, что го­во­рит ма­ма, го­то­вы при­знать се­бя са­мы­ми ви­но­ва­ты­ми, но боль­ше од­но­го ра­за к пси­хо­ло­гам не при­хо­дят.

Их на­зы­ва­ют лен­тя­я­ми, ту­не­яд­ца­ми, недо­рос­ля­ми, без­дель­ни­ка­ми и ин­фан­ти­лами, но им все рав­но. В на­ча­ле 80-х про­шло­го ве­ка им да­же при­ду­ма­ли ди­а­гноз — «син­дром Пи­те­ра Пэна». Они бы­ли, есть и бу­дут. Бо­лее то­го, их ста­но­вит­ся все боль­ше — де­тей, не же­ла­ю­щих взрос­леть. Из них по­лу­ча­ют­ся иде­аль­ные иг­ро­ки, ал­ко­го­ли­ки и нар­ко­ма­ны, но ред­ко — тру­до­го­ли­ки и бла­го­дар­ные де­ти, при­во­дя­щие вну­ков к ба­буш­кам на борщ и ва­ре­ни­ки. Мно­гие муж­чи­ны, да что уж там скры­вать — и жен­щи­ны, не го­то­вы всту­пать в брак, не го­то­вы к ро­ди­тель­ству ни в трид­цать, ни в со­рок лет. И ча­сто невнят­ная го­тов­ность по­яв­ля­ет­ся уже то­гда, ко­гда в бы­лые вре­ме­на ста­но­ви­лись де­душ­ка­ми и ба­буш­ка­ми…

На­до при­знать­ся, что сей­час очень слож­но по­нять, где про­ле­га­ет гра­ни­ца взрос­ло­сти. Лич­но я в де­вят­на­дцать лет счи­та­ла се­бя вполне взрос­лым че­ло­ве­ком, спо­соб­ным ре­аль­но за­ра­ба­ты­вать день­ги, са­мо­сто­я­тель­но ве­сти хо­зяй­ство, пла­ни­руя тра­ты, опла­чи­вая сче­та и да­же от­кла­ды­вая на свое раз­ви­тие. При этом я не име­ла ни­ка­кой фи­нан­со­вой под­держ­ки со сто­ро­ны ро­ди­те­лей. Со­вре­мен­ные два­дца­ти­лет­ние в боль­шин­стве сво­ем жи­вут на фи­нан­со­вых до­та­ци­ях ро­ди­те­лей, и ча­сто — на од­ной с ни­ми тер­ри­то­рии. При этом ро­ди­те­ли не толь­ко под­дер­жи­ва­ют де­тей день­га­ми, но и го­то­вы всту­пать­ся за них сво­им ав­то­ри­те­том, не да­вая воз­мож­но­сти са­мо­сто­я­тель­но стро­ить от­но­ше­ния, ка­рье­ру и се­мей­ную жизнь. Точ­но так же, как бе­га­ли в шко­лу за­щи­щать де­тей от учи­те­лей или недру­гов, они за­щи­ща­ют те­перь их се­мей­ную жизнь и вы­би­ра­ют, с кем де­тям дру­жить и с кем спать.

От­ме­чу, что ныне во всем ми­ре по­ня­тие «под­ро­сток» рас­ши­ри­лось в обе сто­ро­ны. Ес­ли рань­ше под­рост­ко­вым воз­рас­том счи­тал­ся услов­но воз­раст от три­на­дца­ти до во­сем­на­дца­ти лет, то сей­час мно­гие стар­ту­ют в де­сять, а за­тя­ги­ва­ет их до два­дца­ти пя­ти, со все­ми ак­ту­аль­ны­ми под­рост­ко­вы­ми про­бле­ма­ми. Не всех, но очень мно­гих.

Во­пре­ки рас­хо­же­му мне­нию, что те­перь по­ло­вая жизнь на­чи­на­ет­ся у мо­ло­дых лю­дей до­ста­точ­но ра­но, по­яви­лась устой­чи­вая тен­ден­ция к то­му, что воз­раст сек­су­аль­но­го де­бю­та то­же рас­тет. И, воз­мож­но, не за счет во­вле­чен­но­сти мо­ло­де­жи в про­цес­сы уче­бы и вы­бо­ра про­фес­сии, а за счет все той же ин­фан­тиль­но­сти, ко­гда и по­зна­ко­мить­ся-то нет же­ла­ния и по­треб­но­сти, ведь сек­су­аль­ные от­но­ше­ния — это то­же боль­шая от­вет­ствен­ность, несмот­ря на то, что мно­гие да­же об этом не по­до­зре­ва­ют.

Но в чем же пробле­ма? Они не уме­ют взрос­леть — или не же­ла­ют? Где ис­точ­ник их асо­ци­аль­но­сти и ми­зан­тро­пии? Ду­маю, при­чи­на в боль­шей ме­ре в том, как мы, взрос­лые, от­но­сим­ся к де­тям, в том, ка­кие мы ро­ди­те­ли. Для ме­ня мар­ке­ром бу­ду­щей ин­фан­тиль­но­сти яв­ля­ют­ся ро­ди­тель­ские фра­зы: «Я ра­ди него…» Да­лее ва­ри­ан­ты мо­гут быть лю­бые: «бро­си­ла ра­бо­ту», «жи­ву с нелю­би­мым му­жем», «на­пле­ва­ла на свою жизнь», «не сплю но­ча­ми»… То есть пер­вым симп­то­мом бу­ду­щей ин­фан­тиль­но­сти у ди­тя­ти ча­сто бы­ва­ет как раз пол­ный от­каз ро­ди­те­ля от соб­ствен­ной жиз­ни и ин­те­ре­сов в поль­зу ре­бен­ка.

Но бы­ва­ет и ина­че: не все из них «ма­мень­ки­ны сын­ки» или «па­пи­ны доч­ки», неко­то­рые вы­рас­та­ют на по­пе­че­нии ба­бу­шек и ня­нек, имея аб­со­лют­но от­стра­нен­ных ро­ди­те­лей, но, тем не ме­нее, то­же не взрос­ле­ют, ища во всех, кто их окру­жа­ет, за­бот­ли­вую «ма­моч­ку», ту, ко­то­рой не ока­за­лось ря­дом в дет­стве. В этих слу­ча­ях к ин­фан­тиль­но­сти мо­жет под­толк­нуть как раз же­ла­ние со сто­ро­ны взрос­лых от ре­бен­ка быст­ро­го взрос­ле­ния: «смот­ри сам, ты уже боль­шой», «ты дол­жен уже это уметь», «как те­бе не стыд­но — как ма­лень­кий». В этом слу­чае у ре­бен­ка раз­ви­ва­ет­ся ост­рый про­тест на взрос­ле­ние, и он мак­си­маль­но за­тя­ги­ва­ет свое пре­бы­ва­ние в ком­форт­ных усло­ви­ях дет­ства.

Как пра­ви­ло, де­ти очень быст­ро улав­ли­ва­ют все вто­рич­ные вы­го­ды лю­бо­го из дан­ных по­ло­же­ний и по­ни­ма­ют, что имен­но их ре­аль­ная или мни­мая бес­по­мощ­ность и яв­ля­ет­ся тем крюч­ком, на ко­то­ром дер­жит­ся ро­ди­тель­ская «лю­бовь». Они мак­си­маль­но ис­поль­зу­ют ро­ди­тель­скую тре­во­гу и ги­пе­ро­пе­ку или ро­ди­тель­ское чув­ство ви­ны и сты­да, а по­том уже не мо­гут ни фи­зи­че­ски, ни эмо­ци­о­наль­но справ­лять­ся са­ми, впа­дая в за­ви­си­мость.

Ес­ли да­же взрос­ле­ю­щий под­ро­сток пред­при­мет по­пыт­ки вый­ти из-под ро­ди­тель­ско­го вли­я­ния, мать (а в от­дель­ных слу­ча­ях и отец) очень быст­ро, че­рез чув­ство ви­ны, воз­вра­ща­ет их на при­выч­ное ме­сто. Очень хо­ро­шо пом­ню на при­е­ме ху­день­кую скри­пач­ку, чья ма­ма так за­стра­ща­ла де­воч­ку, что та бук­валь­но по­ве­ри­ла: ес­ли она бро­сит иг­рать на скрип­ке, ма­ма непре­мен­но и сию­ми­нут­но умрет. При лю­бой по­пыт­ке ре­бен­ка са­бо­ти­ро­вать му­зы­каль­ные за­ня­тия ма­ма те­ат­раль­но хва­та­лась за серд­це, рас­пы­ля­ла по до­му ва­ло­кор­дин, за­да­чей ко­то­ро­го бы­ло вос­ста­но­вить за счет рез­ко­го за­по­ми­на­ю­ще­го­ся за­па­ха по­кор­ность до­че­ри. За­пах на­чал сра­ба­ты­вать как триг­гер, и в лю­бой си­ту­а­ции при­чуд­ли­во вы­зы­вал чув­ство ви­ны и по­кор­но­сти судь­бе. Са­мо­сто­я­тель­но ре­ше­ния до­че­рью в этой се­мье не при­ни­ма­лись, но упре­ки по это­му по­во­ду сы­па­лись гра­дом. Стран­но толь­ко, что ма­ма при­ве­ла дочь к пси­хо­ло­гу имен­но с за­про­сом: «неса­мо­сто­я­тель­ная и ле­ни­вая». Но де­воч­ка, а ей на тот мо­мент бы­ло уже 24, при­зна­лась, что про­сто ма­ме не нра­вит­ся, что она во­ру­ет у нее день­ги. При­чуд­ли­во сло­жил­ся па­сьянс в этой се­мье…

В од­ном из са­мых тя­же­лых филь­мов, ко­то­рый я ви­де­ла, — Six Ways to Sunday («Кровь с мо­ло­ком»), глав­ный ге­рой, во­сем­на­дца­ти­лет­ний за­стен­чи­вый Гар­ри, жи­вет со сво­ей ма­те­рью. Он жи­вет с ма­те­рью в од­ном до­ме, с ма­те­рью в го­ло­ве и с ма­те­рью в по­сте­ли... При этом Гар­ри — без­жа­лост­ный убий­ца, го­то­вый при­кон­чить да­же луч­ше­го дру­га. Но ма­моч­ка… В филь­ме есть эпи­зод, где мы ви­дим, как Гар­ри ло­жит­ся спать, и за­бот­ли­вая ма­моч­ка от­би­ра­ет у него от­кро­вен­ный жур­нал и вы­клю­ча­ет свет, и ко­гда спу­стя вре­мя, Гар­ри по­ку­па­ет се­бе дом, пер­вое, что он хо­чет кон­тро­ли­ро­вать, это кноп­ку вы­клю­ча­те­ля све­та у сво­ей по­сте­ли. Ка­ко­во же бы­ло разо­ча­ро­ва­ние Гар­ри, ко­гда ве­че­ром, вер­нув­шись в но­вый дом, он не об­на­ру­жи­ва­ет у по­сте­ли вы­клю­ча­тель: и мы ви­дим, как про­вод пу­по­ви­ной тя­нет­ся к ма­те­рин­ской по­сте­ли. Этот про­вод крас­ной ни­тью про­хо­дит сквозь жизнь мно­гих взрос­ле­ю­щих де­тей, столь за­ви­си­мых от сво­их ма­те­рей. Но, на­до при­знать­ся, с Гар­ри все бы­ло со­всем пло­хо, не дай Бог ни­ко­му.

Как пра­ви­ло, ро­ди­те­ли, чьи де­ти не мо­гут по­взрос­леть, да­ют сво­им ча­дам са­мые про­ти­во­ре­чи­вые по­сла­ния. Здесь ря­дом мо­гут сто­ять «ре­шай сам» и «те­бя не спра­ши­ва­ли», «по­че­му у те­бя нет дру­зей?» и «не дру­жи с этим маль­чи­ком», «нам неваж­но, как ты учишь­ся» и «по­че­му по кон­троль­ной не 12?», «по­че­му ты не же­нишь­ся?» и «в де­вять будь до­ма, что­бы па­па не вол­но­вал­ся». В этом ро­ди­тель­ском ме­та­нии в раз­ные сто­ро­ны ре­бен­ку, что­бы как-то вы­жить, необ­хо­ди­мо про­сто за­ме­реть и сто­ять на ме­сте, не дви­га­ясь и по­чти не ды­ша. И в этой услов­ной «зоне по­коя» раз­ви­тие по­чти оста­нав­ли­ва­ет­ся, пре­вра­щая че­ло­ве­ка в при­тво­ру и об­ман­щи­ка, неспо­соб­но­го нести от­вет­ствен­ность не то что за дру­гих, но и за се­бя са­мо­го. Поз­же они стра­да­ют про­кра­сти­на­ци­ей, не уме­ют дер­жать обе­щан­ное сло­во, по­ку­па­ют мно­го до­ро­гих, но бес­по­лез­ных ве­щей и иг­ру­шек — и аб­со­лют­но непе­ре­но­си­мы в бра­ке, ибо про­по­ве­ду­ют жизнь «без обя­за­тельств».

Се­го­дня да­же ку­ми­ры, как у де­тей, так и у взрос­лых, — с при­зна­ка­ми под­рост­ко­вых чу­да­честв. По­валь­ная под­рост­ко­вость — это все-та­ки де­фор­ма­ция лич­но­сти, кри­зис в до­воль­но за­пу­щен­ной ста­дии. С од­ной сто­ро­ны та­кой несо­сто­яв­ший­ся взрос­лый — ре­зуль­тат неудач­ной се­мей­ной жиз­ни его ро­ди­те­лей, а с дру­гой — од­но из по­след­ствий куль­ти­ва­ции по­тре­би­тель­ских цен­но­стей в об­ще­стве, где на­кор­мить и одеть важ­нее, чем вы­слу­шать и по­нять. Се­мья, хоть и фор­маль­но, стро­ит­ся на де­то­цен­три­ро­ван­но­сти, но, по су­ти, ори­ен­ти­ру­ет­ся толь­ко на внеш­ние по­треб­но­сти ре­бен­ка, да­вая ему лишь «хле­ба и зре­лищ».

Со­вре­мен­ные де­ти очень ча­сто вы­гля­дят и иг­ра­ют во взрос­лых, за­пи­сы­ва­ют бло­ги, участ­ву­ют в кон­кур­сах на­равне со взрос­лы­ми, за­ни­ма­ют­ся тор­гов­лей и ре­кла­ми­ру­ют се­бя.

Что же то­гда та­кое — взрос­лость? С точ­ки зре­ния пси­хо­ло­гии, взрос­лость — это спо­соб­ность нести от­вет­ствен­ность за свои по­ступ­ки, кри­тич­но мыс­лить, де­лать от­вет­ствен­ный вы­бор и ру­ко­во­дить сво­ей жиз­нью. Взрос­лость — это спо­соб­ность брать на се­бя ро­ли му­жа, же­ны, ро­ди­те­ля, со­ци­аль­ные ро­ли ра­бот­ни­ка и граж­да­ни­на, спо­соб­ность пре­одо­ле­вать свой страх пе­ред жиз­нью. И на­до ска­зать — мно­гие справ­ля­ют­ся с этим и бла­го­по­луч­но взрос­ле­ют, на­сла­жда­ясь сво­ей са­мо­сто­я­тель­но­стью и за­слу­жен­но гор­дясь жиз­нен­ны­ми по­бе­да­ми. Зна­чит, на­деж­да есть. А нам, ро­ди­те­лям, так важ­но не ис­пор­тить жизнь ре­бен­ку в по­пыт­ках убе­речь его от сво­их соб­ствен­ных стра­хов и ком­плек­сов. По­то­му что очень ча­сто де­ти оста­ют­ся со все­ми на­ши­ми про­бле­ма­ми, остав­лен­ны­ми им в на­след­ство, а убе­речь их по­лу­ча­ет­ся лишь от жиз­ни в ре­аль­ном ми­ре. И они убе­га­ют, каж­дый в свою Нет­лан­дию…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.