Ев­ге­ний Ут­кин: «Нам необ­хо­ди­мо вер­нуть счаст­ли­вых лю­дей»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Юлия САМАЕВА Фо­то Ва­си­лия Ар­тю­шен­ко

Ев­ге­ний Ут­кин в раз­гар бес­пре­де­ла «ли­хих 90­х» со­здал вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ную ком­па­нию, ка­пи­та­ли­за­ция ко­то­рой в мо­мент вы­хо­да на IPO в 2007­м со­став­ля­ла бо­лее 2 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров.

Цен­но­сти Ут­ки­на: свобода, со­зи­да­ние и слу­же­ние. И ко­гда он об этом го­во­рит, ему ве­ришь, по­то­му что его де­я­тель­ность — пря­мое то­му под­твер­жде­ние. Он яв­ля­ет­ся круп­ней­шим вен­чур­ным ин­ве­сто­ром и ме­це­на­том. Ут­кин — со­ос­но­ва­тель «Го­голь­fest», До­ма об­ра­зо­ва­ния и куль­ту­ры «Ма­стер Класс», парт­нер «Джаз-кок­те­бель», Jazz in Kiev. В от­ли­чие от по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства укра­ин­ских пред­при­ни­ма­те­лей, все эти го­ды он не толь­ко де­ла­ет день­ги, он ис­кренне пы­та­ет­ся вы­та­щить Укра­и­ну из Грим­пен­ско­го бо­ло­та. Увы, же­ла­ю­щих остать­ся в тря­сине боль­ше. И на­ша бе­се­да, на­чи­нав­ша­я­ся с эко­но­ми­че­ских тем, быст­ро пе­ре­шла к во­про­сам по­ли­ти­ки, куль­ту­ры, об­ра­зо­ва­ния, ро­ли го­су­дар­ства и об­ще­ства, мис­сии стра­ны. Со­сто­ял­ся раз­го­вор в ка­нун Дня До­сто­ин­ства и Сво­бо­ды и в той или иной сте­пе­ни стал неким под­ве­де­ни­ем про­ме­жу­точ­ных ито­гов Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства. По­ка по­во­дов для оп­ти­миз­ма немно­го.

Биз­нес

— Ев­ге­ний Вла­ди­ми­ро­вич, вы пе­ре­жи­ли не один кри­зис и не од­ну стаг­на­цию, мо­же­те срав­нить, оце­нить. На ваш взгляд, в чем при­чи­на ны­неш­не­го за­стоя, ведь, учи­ты­вая глу­би­ну по­след­не­го па­де­ния укра­ин­ской эко­но­ми­ки, мы долж­ны бы­ли рас­ти го­раз­до бо­лее вы­со­ки­ми тем­па­ми? — Лю­бое боль­шое де­ло на­чи­на­ет­ся с меч­ты. 28 лет на­зад я со­здал свою первую ком­па­нию «Ква­зар-мик­ро», ко­то­рая ста­ла пи­о­не­ром тех­но­ло­ги­че­ско­го биз­не­са на пост­со­вет­ском про­стран­стве. Бы­ла мечта по­стро­ить ком­па­нию, та­кую, как, на­при­мер, Intel, ин­но­ва­ци­он­ную, ли­дер­скую, мас­штаб­ную. Воз­мож­но­сти, от­кры­тые пе­ре­строй­кой, окры­ля­ли и на­пол­ня­ли энер­ги­ей, ко­то­рой хва­та­ло и на биз­нес, и на уче­бу, и на от­ра­же­ние атак бан­ди­тов и «мен­тов». «Сов­ко­вая» си­сте­ма бы­ла в нок­дауне, по­это­му не ме­ша­ла. Так про­дол­жа­лось при­мер­но до 1998 го­да, это бы­ла эпо­ха ди­ко­го, но «пра­виль­но­го» ка­пи­та­лиз­ма, с от­кры­той кон­ку­рен­ци­ей, в ко­то­рой по­беж­да­ли бо­лее пред­при­им­чи­вые, рис­ко­вые и энер­гич­ные. И, не­смот­ря на то, что «пред­при­ни­ма­тель» враж­деб­но вос­при­ни­мал­ся и вла­стью, и боль­шей ча­стью об­ще­ства, до­ве­рия бы­ло го­раз­до боль­ше. До­ве­рия меж­ду кол­ле­га­ми по це­ху, до­ве­рия с кре­ди­то­ра­ми, че­ло­веч­но­сти на раз­ных уров­нях. Ведь об­ма­нуть мож­но толь­ко один раз, и, счи­тай, ты уже ста­вишь крест на сво­ей ка­рье­ре. По­это­му пред­при­ни­ма­тель не мо­жет не вы­пол­нить сво­их обя­за­тельств. Бан­ки кре­ди­то­ва­ли эко­но­ми­ку, а об­ма­ны бы­ли толь­ко то­гда, ко­гда они по­ощ­ря­лись, но это уже кор­руп­ция, кри­ми­нал. Рост эко­но­ми­ки был бур­ный имен­но по­то­му, что бы­ли до­ступ к фи­нан­со­вым ре­сур­сам и от­но­си­тель­ная свобода пред­при­ни­ма­тель­ства. В кон­це 90-х го­су­дар­ствен­ная си­сте­ма опра­ви­лась, по­яви­лись фи­нан­со­во-про­мыш­лен­ные груп­пы, ко­то­рые опре­де­ля­ли по­ве­де­ние власти, уси­ли­лось вли­я­ние Рос­сии, ухуд­ши­лись усло­вия для кон­ку­рен­ции, на аре­ну вы­шли рей­де­ры. На­ча­ло но­во­го сто­ле­тия за­пом­ни­лось сли­я­ни­ем власти и несколь­ких круп­ных фи­нан­со­вых групп, то­таль­ным дав­ле­ни­ем на ма­лый и сред­ний биз­нес. Пе­ри­од по­сле Оран­же­вой ре­во­лю­ции и до 2008-го озна­ме­но­ван бур­ным ро­стом роз­нич­но­го биз­не­са, рис­ко­во­го кре­ди­то­ва­ния, от­кры­ти­ем но­вых воз­мож­но­стей, отрав­лен­ных пол­ным от­сут­стви­ем си­стем­но­го го­су­дар­ствен­но­го стро­и­тель­ства, бес­прин­цип­но­стью и ма­ни­пу­ля­ци­я­ми по­ли­ти­ков. Кри­зис и при­ход от­кро­вен­но­го кри­ми­на­ла к власти от­пра­ви­ли меч­ту в нок­даун. Се­го­дня же, по­сле пя­ти лет вой­ны вовне и ре­ту­ши­ро­ван­но­го без­дей­ствия внут­ри стра­ны, меч­ту обес­кро­ви­ли. — В свое вре­мя вы в по­ис­ке ин­ве­сти­ций по­шли дру­гим пу­тем и вы­ве­ли ком­па­нию на IPO. И это до сих пор в Укра­ине вос­при­ни­ма­ет­ся как по­лет в кос­мос. По­че­му? — В со­вре­мен­ном ми­ре очень важ­но по­сто­ян­но учить­ся и вы­хо­дить за рам­ки сво­ей кап­су­лы, сво­е­го бок­са, в ко­то­рые те­бя по­сто­ян­но хо­тят за­тол­кать об­сто­я­тель­ства, ру­ти­на, си­сте­ма. По­сле то­го, как в 2001 го­ду я по­ехал в свою первую биз­нес­шко­лу INSEAD (по­том бы­ли IMD, Berkley, Wharton, IESE), от­крыл для се­бя, что зем­ля круг­лая, что, кро­ме «пост­сов­ка», есть огром­ный но­вый для ме­ня мир, с гло­баль­ным рын­ком и гло­баль­ной кон­ку­рен­ци­ей. То­гда за­ро­ди­лись мечта со­зда­ния гло­баль­ной ком­па­нии, же­ла­ние иг­рать в пре­мьер-ли­ге ми­ро­во­го биз­не­са.

В 2003-м часть ком­па­нии я про­дал круп­ной фи­нан­со­вой груп­пе, и на ба­зе «Ква­зар-мик­ро» мы по­стро­и­ли меж­ду­на­род­ную ком­па­нию, ко­то­рая в фев­ра­ле 2007 го­да про­ве­ла раз­ме­ще­ние ак­ций на ос­нов­ной пло­щад­ке Лон­дон­ской бир­жи, с ка­пи­та­ли­за­ци­ей 2,3 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Штаб-квар­ти­ра ком­па­нии на­хо­ди­лась в Москве, но клю­че­вой бы­ла на­ша ки­ев­ская ко­ман­да. По­лу­чи­ли уни­каль­ный до сих пор опыт со­зда­ния меж­ду­на­род­ной вы­со­ко­тех­но­ло­ги­че­ской ком­па­нии.

Укра­и­на еще об­суж­да­ет с МВФ це­ну на газ

Ка­би­нет ми­ни­стров Укра­и­ны про­дол­жа­ет об­суж­дать с Меж­ду­на­род­ным ва­лют­ным фон­дом во­прос по­вы­ше­ния це­ны на газ, ко­то­рый яв­ля­ет­ся од­ним из клю­че­вых усло­вий для утвер­жде­ния но­вой про­грам­мы сотрудничества с МВФ. Об этом со­об­щи­ла ми­нистр фи­нан­сов Ок­са­на Мар­ка­ро­ва.

«Во­прос энер­ге­ти­че­ской ре­фор­мы и под­ня­тия це­ны на газ, и со­от­вет­ствен­но по­вы­ше­ние та­ри­фов, ко­то­рое с этим свя­за­но, — это один из во­про­сов, ко­то­рый мы об­суж­да­ем», — ска­за­ла она во вре­мя пресс-кон­фе­рен­ции.

На­пом­ним, что 19 ок­тяб­ря Укра­и­на со­гла­со­ва­ла с МВФ усло­вия про­грам­мы фи­нан­си­ро­ва­ния SBA в раз­ме­ре 3,9 млрд долл. Ожи­да­ет­ся, что со­гла­ше­ние бу­дет утвер­жде­но по­сле при­ня­тия Вер­хов­ной Ра­дой за­ко­на о гос­бюд­же­те на 2019 г. с уче­том ре­ко­мен­да­ций МВФ. Од­ним из усло­вий со­гла­ше­ния яв­ля­ет­ся по­вы­ше­ние та­ри­фов на газ для до­мо­хо­зяйств.

Про­грам­му «до­ступ­ные ле­кар­ства» мо­гут рас­ши­рить по­сле 2020 го­да

Про­грам­ма ре­им­бур­са­ции (воз­ме­ще­ния) сто­и­мо­сти ле­кар­ствен­ных средств «До­ступ­ные ле­кар­ства» при усло­вии ее эф­фек­тив­но­го ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния мо­жет быть рас­ши­ре­на по­сле 2020 г. Об этом со­об­щил гла­ва НСЗУ Олег Пет­рен­ко.

«Если на­ше ад­ми­ни­стри­ро­ва­ние про­грам­мы бу­дет успеш­ным, и первые квар­та­лы на­ше­го ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния это про­де­мон­стри­ру­ют, то с 2020 го­да при пра­ви­тель­ствен­ной под­держ­ке мо­жет про­изой­ти рас­ши­ре­ние не толь­ко фи­нан­со­во­го обес­пе­че­ния про­грам­мы, но и в раз­ре­зе но­зо­ло­гий, МНН (меж­ду­на­род­ных непа­тен­то­ван­ных на­зва­ний. — Ред.) ... но толь­ко при усло­вии, что мы с ва­ми в этом на­прав­ле­нии бу­дем пра­виль­но ра­бо­тать», — ци­ти­ру­ет гла­ву НСЗУ агент­ство Ин­тер­факс-укра­и­на.

Как со­об­ща­лось, НСЗУ нач­нет за­клю­чать до­го­во­ры с ап­те­ка­ми для фи­нан­си­ро­ва­ния про­грам­мы «До­ступ­ные ле­кар­ства» с фев­ра­ля 2019 г. Та­к­же НСЗУ бу­дет ад­ми­ни­стри­ро­вать про­грам­му ре­им­бур­са­ции с 1 ап­ре­ля 2019 г. Сей­час в про­грам­му «До­ступ­ные ле­кар­ства» вклю­чен 261 пре­па­рат, сто­и­мость 59 из них воз­ме­ща­ет­ся пол­но­стью.

— Ка­кое-то вре­мя вы ра­бо­та­ли в

Рос­сии. Вер­ну­лись по­че­му? — Пять лет я ра­бо­тал из Моск­вы. Не в, а имен­но из. Биз­нес был в 30 стра­нах, боль­шая часть, ко­неч­но, в Рос­сии, там ры­нок объ­ек­тив­но боль­ше. Хо­тя боль­шин­ство идей все-та­ки рож­да­лись тут, в Укра­ине. По су­ти, мы там за­ра­ба­ты­ва­ли, а сю­да ин­ве­сти­ро­ва­ли. В Ки­ев я вер­нул­ся в 2008-м, ко­гда по­нял, что в несво­бод­ной стране нель­зя по­стро­ить со­вре­мен­ную гло­баль­ную тех­но­ло­ги­че­скую ком­па­нию. Да и по­ве­я­ло уже воз­рож­де­ни­ем со­вет­ской им­пе­рии. Пом­ню пе­ре­да­чу Со­ло­вье­ва на ка­на­ле «Куль­ту­ра», ко­гда на во­прос: «Кто глав­ный враг Рос­сии?» боль­шин­ство от­ве­ти­ло: «Укра­и­на». То­гда мы с сы­ном Вла­ди­ми­ром вос­при­ня­ли это как глу­пое недо­ра­зу­ме­ние, но чуть поз­же, в 2008 го­ду, по­сле со­бы­тий в Гру­зии, ста­ло по­нят­но, что си­ту­а­ция ме­ня­ет­ся необ­ра­ти­мо. — Тем не ме­нее, не­смот­ря на ваш пат­ри­о­тизм, граж­дан­скую по­зи­цию, ваши от­но­ше­ния с но­вой вла­стью, уже по­сле Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства, не за­ла­ди­лись. Не на­шли об­щих то­чек со­при­кос­но­ве­ния? — У нас це­ли раз­ные. В биз­не­се я все­гда был мо­ти­ви­ро­ван на со­зда­ние сто­и­мо­сти ком­па­нии, а не на де­ри­бан. На мой взгляд, се­го­дня ос­нов­ной де­фи­цит — профессионализм, си­стем­ность и кон­цен­тра­ция ре­сур­сов на глав­ном. Го­во­ря об эко­но­ми­ке, биз­не­се, по­сле ре­во­лю­ции все си­лы долж­ны бы­ли быть со­сре­до­то­че­ны на трех ин­ду­стри­ях.

Первая — во­ен­но-про­мыш­лен­ный ком­плекс. Со­вре­мен­ный, мо­дер­но­вый ВПК мог бы стать ло­ко­мо­ти­вом для всей эко­но­ми­ки. Изу­чив опыт дру­гих стран, преж­де все­го Из­ра­и­ля, глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­му бы­ло пред­ло­же­на мо­дель част­но-го­су­дар­ствен­но­го парт­нер­ства. Ос­нов­ной фо­кус на при­ме­не­ние со­вре­мен­ных тех­но­ло­гий. Танк без со­вре­мен­ной элек­тро­ни­ки — это все­го лишь ми­шень. В част­но­сти, речь шла о том, что биз­нес бе­рет на се­бя рис­ки, свя­зан­ные с про­ве­де­ни­ем на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ских ра­бот, со­зда­ни­ем про­мыш­лен­ных об­раз­цов, а го­су­дар­ство обес­пе­чи­ва­ет за­каз и фи­нан­си­ро­ва­ние про­из­вод­ства, если ис­пы­та­ния ока­жут­ся успеш­ны­ми и прой­дут со­от­вет­ству­ю­щую сер­ти­фи­ка­цию.

В ито­ге мы со­бра­ли кол­лек­тив са­мых кру­тых раз­ра­бот­чи­ков со все­го ми­ра, со­зда­ли де­сят­ки про­дук­тов. Если из­ме­рять день­га­ми, то речь идет о де­сят­ках мил­ли­о­нов дол­ла­ров ин­ве­сти­ций. Ты­ся­чи еди­ниц уже го­то­вой про­дук­ции мы пе­ре­да­ва­ли во­ен­ным че­рез во­лон­те­ров. Под­держ­ки от го­су­дар­ства мы не по­лу­чи­ли, по­те­ря­ли мо­мен­тум, ко­то­рый мог из­ме­нить кар­ди­наль­но весь ВПК и стать ка­та­ли­за­то­ром ин­но­ва­ций в дру­гих сек­то­рах эко­но­ми­ки.

У ме­ня есть со­вер­шен­но кон­крет­ный пример во­пи­ю­ще­го рав­но­ду­шия, в луч­шем слу­чае, к на­шим во­и­нам. Од­на из на­ших раз­ра­бо­ток — это сред­ства за­щи­ты — шле­мы и мас­ки. Еще до вой­ны мы за­ни­ма­лись со­зда­ни­ем тех­но­ло­гий про­из­вод­ства но­вых ма­те­ри­а­лов, на­но­по­рош­ков, ком­по­зи­тов. Ин­ве­сти­ро­ва­ли мил­ли­о­ны дол­ла­ров в на­уч­ные раз­ра­бот­ки и экс­пе­ри­мен­таль­ное про­из­вод­ство. И эти зна­ния нам при­го­ди­лись уже для со­зда­ния средств за­щи­ты, ко­то­рые про­шли ис­пы­та­ния в со­от­вет­ству­ю­щем ин­сти­ту­те Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны Укра­и­ны, по­лу­чи­ли сер­ти­фи­ка­цию НАТО.

Сто­и­мость та­ких шле­мов на ми­ро­вом рын­ке 1000 дол­ла­ров за еди­ни­цу, на­ша це­на для укра­ин­ско­го рын­ка — 250 дол­ла­ров. На внут­рен­нем рын­ке по­став­щи­ком ар­мии яв­ля­ет­ся ком­па­ния с очень со­мни­тель­ной ре­пу­та­ци­ей, украв­шая у нас на­зва­ние на­ше­го сер­ти­фи­ци­ро­ван­но­го про­дук­та и про­из­во­дя­щая кас­ки из вы­со­ко­ок­та­но­во­го по­ли­эти­ле­на, сте­пень за­щи­ты ко­то­рых да­же не при­бли­жа­ет­ся к уров­ню на­ших ка­сок, це­на же незна­чи­тель­но мень­ше. Шлем из га­зе­ты бу­дет еще де­шев­ле. Ком­па­ния по ка­ким-то да­ле­ким от ло­ги­ки при­чи­нам поль­зу­ет­ся под­держ­кой ру­ко­вод­ства Ми­но­бо­ро­ны. Бо­лее то­го, по­лу­чив об­ви­не­ния в за­вы­ше­нии цен, мы уже боль­ше го­да от­би­ва­ем­ся от воз­буж­ден­ных про­тив нас уго­лов­ных дел. В плос­ко­сти су­деб­ных раз­би­ра­тельств, без на­ру­ше­ния мо­раль­ных прин­ци­пов, лю­бое де­ло, осо­бен­но ко­гда про­тив те­бя пред­ста­ви­тель си­сте­мы, бес­пер­спек­тив­но. Вот та­кое част­но-го­су­дар­ствен­ное парт­нер­ство. — То есть, не­смот­ря на мно­го­крат­ное уве­ли­че­ние фи­нан­си­ро­ва­ния, под­хо­ды в обо­рон­ном сек­то­ре не из­ме­ни­лись? — Кар­ди­наль­но ни­че­го не по­ме­ня­лось. Да, де­нег ста­ли вы­де­лять боль­ше, но день­ги эти вы­де­ля­ют­ся по за­кры­тым ста­тьям, по­лу­чить к ним до­ступ невоз­мож­но, и кон­тро­ли­ру­ют­ся уз­кой груп­пой ин­те­ре­сан­тов. Бо­лее то­го, при «зло­чин­ній вла­ді» ми­нистр обо­ро­ны с рос­сий­ским пас­пор­том Па­вел Ле­бе­дев в свое вре­мя из­дал рас­по­ря­же­ние, ре­гла­мен­ти­ру­ю­щее настоль­ко низ­кий уро­вень мар­жи­наль­ных над­ба­вок к се­бе­сто­и­мо­сти, что не толь­ко невоз­мож­но по­лу­чить необ­хо­ди­мую для раз­ви­тия при­быль, но и эле­мен­тар­но не хва­та­ет для про­зрач­ной опла­ты тру­да ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го пер­со­на­ла. Это пра­ви­ло на­ру­ша­ют сто про­цен­тов под­ряд­чи­ков, со­от­вет­ствен­но, на­хо­дясь на крюч­ке. Два го­да на­зад я эту си­ту­а­цию опи­сы­вал ми­ни­стру обо­ро­ны, пре­мьер­ми­ни­страм — Яце­ню­ку и Грой­сма­ну. Но ни­че­го не по­ме­ня­лось до сих пор. Об этом зна­ют все за­ин­те­ре­со­ван­ные сто­ро­ны. Эту «каг­э­бист­скую» улов­ку со­хра­ня­ют как си­стем­ную со­став­ля­ю­щую кор­руп­ции.

Да, на­ша ар­мия ста­ла од­ной из са­мых силь­ных в Ев­ро­пе, но ис­клю­чи­тель­но бла­го­да­ря по­ря­доч­ным ар­мей­ским про­фес­си­о­на­лам, во­лон­те­рам и тем лю­дям, ко­то­рые «ду­шу й ті­ло по­ло­жи­ли за на­шу сво­бо­ду». — На­сколь­ко про­ще ста­ло биз­не­су по­сле Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства? Мы мно­го го­во­рим о за­пад­ных ин­ве­сто­рах, ча­стень­ко за­бы­вая по­ин­те­ре­со­вать­ся, а как се­бя чув­ству­ют укра­ин­ские? — Се­го­дня мас­са воз­мож­но­стей для мел­ко­го пред­при­ни­ма­тель­ства. Да, на­ло­ги вы­со­ки, за­ко­ны стро­ги, но это ком­пен­си­ру­ет­ся их то­таль­ным невы­пол­не­ни­ем. Че­го толь­ко сто­ит анар­хия ев­роб­ля­хе­ров. И ма­лый биз­нес ди­на­мич­но раз­ви­ва­ет­ся. Но если вы хо­ти­те со­здать ком­па­нию, для ко­то­рой важ­на ка­пи­та­ли­за­ция, если вы не хо­ти­те ра­бо­тать с ке­шем, а хо­ти­те по­вы­шать сто­и­мость ва­шей ком­па­нии, то это воз­мож­но толь­ко в ни­ше­вых сек­то­рах.

Вто­рое пер­спек­тив­ное на­прав­ле­ние — на­при­мер, аль­тер­на­тив­ная энер­ге­ти­ка. Энер­ге­ти­че­ская неза­ви­си­мость Укра­и­ны — это оче­вид­ный приоритет. И в со­вре­мен­ном ми­ре за аль­тер­на­тив­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми бу­ду­щее. Од­на из на­ших ком­па­ний про­из­во­дит пел­ле­ты из от­хо­дов дре­ве­си­ны. Их це­на в пе­ре­сче­те на теп­ло­от­да­чу, золь­ность и эко­ло­ги­че­ский эффект мень­ше, чем за­ку­па­е­мо­го для про­из­вод­ства теп­ла уг­ля, ку­са­ю­ща­я­ся сто­и­мость ко­то­ро­го ком­пен­си­ру­ет­ся на­ши­ми с ва­ми ком­му­наль­ны­ми пла­те­жа­ми. Воз­мож­но­сти про­из­вод­ства био­топ­ли­ва в Укра­ине до­ста­точ­ны, что­бы обес­пе­чить бо­лее по­ло­ви­ны про­из­вод­ства теп­ла. Тех­но­ло­гии сов­мест­но­го сжи­га­ния уг­ля и био­топ­ли­ва от­ра­бо­та­ны и при­ме­ня­ют­ся во мно­гих стра­нах Ев­ро­пы. Про­ра­бо­тав год в шах­те, ра­но по­те­ряв от­ца шах­те­ра, я знаю, что та­кое уголь, его до­бы­ча, шах­тер­ские судь­бы. Если взять карту рас­про­стра­не­ния он­ко­ло­ги­че­ских за­бо­ле­ва­ний и на­ло­жить на карту ТЭЦ, ра­бо­та­ю­щих на уг­ле, сов­па­де­ния ужас­нут. Сов­мест­ное сжи­га­ние уг­ля и био­топ­ли­ва кар­ди­наль­но улуч­ша­ет эко­ло­ги­че­скую кар­ти­ну, умень­шая при этом за­тра­ты. Со­от­вет­ству­ю­щие пред­ло­же­ния, обос­но­ва­ния, ре­зуль­та­ты дис­кус­сий и кон­фе­рен­ций пе­ре­да­ны про­филь­ным ми­ни­страм, пре­мьер-ми­ни­стру, — не под­дер­жа­но, бе­тон­ная сте­на. — Вы ак­тив­но за­ни­ма­е­тесь вен­чур­ны­ми ин­ве­сти­ци­я­ми, са­ми что-то при­ду­мы­ва­е­те, на­хо­ди­те но­вые на­прав­ле­ния. Как биз­не­су ис­кать но­вые идеи для раз­ви­тия? — Но­вые идеи в со­вре­мен­ном ми­ре рож­да­ют­ся на сты­ке ин­ду­стрий, внут­ри эко­си­стем, где на­у­ка, об­ра­зо­ва­ние, кор­по­ра­ции, стар­та­пы, ин­ве­сто­ры, ре­гу­ля­то­ры, по­тре­би­те­ли на­хо­дят­ся в по­сто­ян­ном экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­нии, дис­кус­си­ях, кон­ку­рен­ции и парт­нер­стве. Очень важ­но фор­ми­ро­вать и опи­рать­ся на свой до­маш­ний ры­нок, в ко­то­ром сло­жи­лись мас­штаб­ные за­про­сы и есть мо­ти­ва­ция иг­рать в дол­гую. В Укра­ине та­ким до­маш­ним рын­ком мо­жет быть сель­ское хо­зяй­ство. Зем­ля и лю­ди — вот глав­ные на­ши ак­ти­вы. Пло­до­род­ная зем­ля с при­ме­не­ни­ем тех­но­ло­гий, точ­но­го зем­ле­де­лия, ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, ро­бо­ти­за­ции спо­соб­на не толь­ко в ра­зы уве­ли­чи­вать уро­жай­ность, но и дать воз­мож­ность Укра­ине стать ми­ро­вым ли­де­ром, чем­пи­о­ном в ин­ду­стрии, ко­то­рая недав­но стар­то­ва­ла, — Agtech.

Се­го­дня про­ник­но­ве­ние тех­но­ло­гий в сель­ское хо­зяй­ство в раз­ви­тых стра­нах ме­нее 30%, в сред­нем по ми­ру — еди­ни­цы про­цен­тов. Огром­ные воз­мож­но­сти для несы­рье­во­го вы­со­ко­тех­но­ло­гич­но­го биз­не­са. Вре­мен­ное ок­но воз­мож­но­стей стать ли­де­ром очень ко­рот­кое, в XXI ве­ке ско­рость раз­ви­тия все­го стре­ми­тель­на. Ка­за­лось бы, есть все ком­по­нен­ты — зем­ля, аг­ро­ком­па­нии, ин­же­не­ры, раз­ра­бот­чи­ки, аг­ро­мил­ли­ар­де­ры. По­че­му не стар­ту­ем? Нет част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю, нет ве­ры в го­су­дар­ство, неак­ту­аль­но для соб­ствен­ни­ков, — есть го­раз­до бо­лее про­стые воз­мож­но­сти быст­ро­го обо­га­ще­ния и «на­сущ­ные» проблемы. Это не ди­кий ка­пи­та­лизм, а ка­кой-то пе­щер­ный. Кеш — их глав­ная цель, а не ка­пи­та­ли­за­ция биз­не­са. Кеш не из при­бы­ли, а от­ку­да угод­но — из бюд­же­та, от со­се­да, от кре­ди­то­ра.

Куль­ту­ра

— Вы при­ни­ма­е­те ак­тив­ное уча­стие в куль­тур­ной жиз­ни Укра­и­ны, сто­ли­цы. По­че­му? Ведь с точ­ки зре­ния биз­не­са, от этих ини­ци­а­тив, ско­рее все­го, убыт­ков боль­ше, чем при­бы­ли? — Во-пер­вых, для ме­ня клю­че­вые цен­но­сти — свобода и со­зи­да­ние — бы­ли неиз­мен­ны, а вот са­мо­ре­а­ли­за­ция и слуaeе­ние на раз­ных эта­пах жиз­ни ме­ня­лись ме­ста­ми, то од­на из них до­ми­ни­ро­ва­ла, то дру­гая. В на­ча­ле пу­ти — са­мо­ре­а­ли­за­ция, по­след­ние го­ды — слуaeе­ние. Слу­же­ние — это ко­гда ты от­кры­ва­ешь ко­му-то две­ри в но­вый мир, по­мо­га­ешь в об­ре­те­нии сво­бо­ды, со­зи­да­ния и са­мо­ре­а­ли­за­ции ко­му­то дру­го­му. И здесь я на­шел се­бя в ис­кус­стве, куль­ту­ре, об­ра­зо­ва­нии. Не как де­неж­ный ме­шок (вер­нее, не толь­ко), а и как со­ав­тор, ас­си­стент, спар­ринг-парт­нер.

Во-вто­рых, я по­нял, что толь­ко куль­ту­ра с боль­шой бук­вы «К», то есть об­ра­зо­ва­ние и ис­кус­ство, в ито­ге спо­соб­ны из­ме­нить к луч­ше­му это об­ще­ство и мир, в ко­то­ром мы жи­вем. Для куль­ту­ры нуж­на энер­гия, а она у нас есть в из­быт­ке. Укра­и­на, осо­бен­но Ки­ев, по сво­е­му энер­ге­ти­че­ско­му за­па­су уни­каль­на, как это ни па­ра­док­саль­но. В том чис­ле бла­го­да­ря дра­ма­ти­че­ской ис­то­рии и по­сто­ян­ным внеш­ним вы­зо­вам.

В-тре­тьих, со­вре­мен­ный пред­при­ни­ма­тель не мо­жет со­здать ни­че­го дол­го­игра­ю­ще­го и пут­но­го без по­сто­ян­но­го об­ра­зо­ва­ния и гар­мо­нич­но­го раз­ви­тия се­бя, ко­ман­ды, лю­дей во­круг.

В этой сфе­ре дол­гое вре­мя чув­ство­вал се­бя пер­во­про­ход­цем (я о слуaeе­нии), от го­су­дар­ства не смог до­бить­ся ни­че­го, ни при ка­кой власти. «Го­голь­fest», Дом «Ма­стер Класс», Jazz in Kiev, New Era Orchestra, Bouquet. Kiev Stage — про­ек­ты, ко­то­рые кру­то по­лу­чи­лись, и где я был по­лез­ным.

Я на сто про­цен­тов уве­рен, что мы не по­те­ря­ли бы Крым, а ок­ку­па­ция Дон­бас­са бы­ла бы невоз­мож­на, если бы го­су­дар­ство за­ни­ма­лось куль­ту­рой. Но никакой внят­ной гу­ма­ни­тар­ной по­ли­ти­ки в Укра­ине ни­ко­гда не бы­ло, толь­ко ша­ро­вар­щи­на. — Власть глу­ха, но все ли ваши за­дум­ки, ини­ци­а­ти­вы на­хо­дят от­клик в об­ще­стве? — В ва­ку­у­ме да­же от­клик слож­но по­лу­чить. Ко­гда Яну­ко­ви­ча из­бра­ли пре­зи­ден­том, я ре­шил устро­ить тут куль­тур­ный тер­рор — Ан­дрей Жол­дак по­ста­вил спектакль «Жизнь с Идио­том» по но­вел­ле Еро­фе­е­ва. Глав­ный ге­рой был аб­со­лют­ной ко­пи­ей Яну­ко­ви­ча, а сам спектакль очень на­ту­ра­ли­стич­но пе­ре­да­вал все те ужа­сы и мрак, ко­то­рые вме­сте с Яну­ко­ви­чем при­шли. Я то­гда по­ду­мал, что вот сей­ча­сто твор­че­ская ин­тел­ли­ген­ция всех под­ни­мет, город пе­ре­вер­нет­ся, все пой­мут, ка­кую жут­кую ошиб­ку со­вер­ши­ли. Но в ито­ге спектакль да­же ни­кто не за­ме­тил, кро­ме неболь­шо­го чис­ла эс­тет­ству­ю­щих ки­ев­лян.

Кар­ди­наль­но си­ту­а­ция по­ме­ня­лась со вре­мен Май­да­на. Вот недав­но мы провели фе­сти­валь вы­со­ко­го ис­кус­ства Bouquet. Kiev Stage. Слож­ная му­зы­ка, непро­стые дис­кус­сии, ко­нец ле­та — огром­ный от­клик пуб­ли­ки, око­ло 10 ты­сяч зри­те­лей. Здо­ро­во. В Ки­е­ве и по Укра­ине в це­лом на по­ря­док уве­ли­чи­лось ко­ли­че­ство со­бы­тий, фе­сти­ва­лей, кон­цер­тов, ма­стер-клас­сов. Есть мно­го хо­ро­ше­го уров­ня, с пе­ре­пол­нен­ны­ми за­ла­ми. Лю­ди со­ску­чи­лись по кра­со­те и празд­ни­кам. — На ваш взгляд, ра­бо­та ны­неш­не­го Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры и дру­гих гу­ма­ни­тар­ных ве­домств прин­ци­пи­аль­но из­ме­ни­лась? Нам удал­ся куль­тур­ный про­рыв? — «Го­голь­fest» — са­мый зна­ме­ни­тый фе­сти­валь стра­ны, с 11-лет­ней ис­то­ри­ей, ко­то­рый в 2009 го­ду со­брал 650 ты­сяч зри­те­лей. Влад Тро­иц­кий по­ро­дил еще несколь­ко ме­га­про­ек­тов. «Го­голь­fest» — ка­та­ли­за­тор со­вре­мен­ной го­род­ской куль­ту­ры, а сво­ей пло­щад­ки нет до сих пор. Уже 11 лет ра­бо­та­ет наш Дом «Ма­стер Класс», осва­и­вая без под­держ­ки го­ро­да уже вто­рую ло­ка­цию. По­нят­но, что это все очень да­ле­ко от то­го, чем за­ни­ма­ют­ся на­ши Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры и де­пар­та­мент Ки­евра­ды.

По­ни­ма­е­те, нет пуб­лич­но­го, внят­но­го, про­го­во­рен­но­го от­ве­та на во­прос: за­чем су­ще­ству­ет Укра­и­на как стра­на? В чем ее мис­сия? За 28 лет ни­кто да­же не по­пы­тал­ся на этот во­прос от­ве­тить. Ло­зунг «Ар­мія. Мо­ва. Ві­ра» — это XII век ка­кой-то, а не мис­сия.

Эту ар­мию и эту стра­ну спас­ли во­лон­те­ры и доб­ро­воль­цы, а не пре­зи­дент или на­чаль­ник ген­шта­ба. И в ней жизнь бой­ца не яв­ля­ет­ся при­о­ри­те­том.

Ве­ра? Я во­об­ще ка­те­го­ри­че­ски про­тив вме­ша­тель­ства го­су­дар­ства в ре­ли­ги­оз­ные де­ла. Это глу­бо­чай­ший ци­низм — под­ни­мать пе­ред вы­бо­ра­ми этот во­прос. Тем бо­лее че­ло­ве­ком, ко­то­рый точ­но не яв­ля­ет­ся мо­раль­ным ав­то­ри­те­том. Это не долж­на де­лать безы­дей­ная и жад­ная власть. Она не долж­на при­ка­сать­ся к свя­то­му. И боль­ше все­го обес­ку­ра­жи­ва­ет тол­па, ап­ло­ди­ру­ю­щая это­му вме­ша­тель­ству, со­вер­шен­но не по­ни­ма­ю­щая, на­сколь­ко это ко­щун­ствен­но.

Мо­ва? Вме­сто то­го что­бы сде­лать в Ки­е­ве ми­ро­вой центр сла­вян­ской куль­ту­ры, где мог­ли бы най­ти при­ют луч­шие умы и та­лан­ты, вы­нуж­ден­ные вы­ехать из Рос­сии, мы под­ня­ли во­прос «мо­вы». За­чем? Есть еди­ный го­су­дар­ствен­ный язык, есть за­кон, опре­де­ля­ю­щий это. За­чем спе­ку­ли­ро­вать на этой те­ме? Она при ны­неш­нем по­ло­же­нии ве­щей да­же в топ-50 за­дач власти вой­ти не долж­на. Как они хо­тят со­хра­нить «мо­ву», если ее но­си­те­ли уез­жа­ют из стра­ны мил­ли­о­на­ми? Вы­пуск­ни­ки са­мых кру­тых укра­ин­ских уни­вер­си­те­тов не свя­зы­ва­ют свое бу­ду­щее с Ро­ди­ной.

На этом фоне по­ра­жа­ет от­но­ше­ние к сво­им ге­ро­ям и ав­то­ри­те­там. В Укра­ине есть ге­нии, о ко­то­рых ни­кто не зна­ет. Встре­ча­ясь со сту­ден­та­ми, я ин­те­ре­су­юсь у них, кто зна­ет Ва­лен­ти­на Ва­си­лье­ви­ча Силь­ве­ст­ро­ва, Алек­сандра Ду­бо­ви­ка, Фло­ри­а­на Юрье­ва, Сер­гея Кру­цен­ко? 99% не зна­ют. Сту­ден­ты Мо­ги­лян­ки, уни­вер­си­те­та име­ни Та­ра­са Шев­чен­ко, УКУ, КПИ не зна­ют жи­вых укра­ин­ских ге­ни­ев. За­то мы ули­цы пе­ре­име­но­вы­ва­ем. Вит­ри­ны ме­ня­ем, на­зы­вая это ре­фор­ма­ми. Суть за эти­ми вит­ри­на­ми не из­ме­ни­лась.

Из по­зи­ти­ва. Се­го­дня с осто­рож­ным оп­ти­миз­мом на­блю­даю за де­я­тель­но­стью Укра­ин­ско­го куль­тур­но­го фон­да. Развитие ис­кус­ства, фор­ми­ро­ва­ние но­вых трен­дов в нем все­гда пред­вос­хи­ща­ло и ча­сто опре­де­ля­ло про­цес­сы раз­ви­тия об­ще­ства.

По­ли­ти­ка

— Воз­мож­но, при­чи­на в том, что у об­ще­ства был за­прос на стре­ми­тель­ные пе­ре­ме­ны, а власть, не же­ла­ю­щая ни­че­го ме­нять или не уме­ю­щая это­го, на­шла са­мый про­стой спо­соб — вы­вес­ку сме­нить. У вас ведь был за­прос на пе­ре­ме­ны? — В по­ли­ти­ке, как и в биз­не­се, об­ма­нуть мож­но толь­ко один раз. Но по­том изоб­ре­ли те­ле­ви­де­ние не как биз­нес, а как мо­но­поль­ный ин­стру­мент ма­ни­пу­ля­ций, а за­тем осво­и­ли Facebook, fake, deep fake.

Пом­ню Оран­же­вую ре­во­лю­цию, ко­гда утром я ле­тел в Моск­ву, а позд­но ве­че­ром воз­вра­щал­ся в Ки­ев на Май­дан. Ее я вос­при­ни­мал как шанс для прин­ци­пи­аль­ных из­ме­не­ний в си­сте­ме. Оран­же­вая ре­во­лю­ция бы­ла для ме­ня глот­ком воз­ду­ха сво­бо­ды. Бы­ла на­деж­да, что что-то из­ме­нит­ся. Я дей­стви­тель­но с боль­шим ува­же­ни­ем от­но­сил­ся к Вик­то­ру Ан­дре­еви­чу как к че­ло­ве­ку и пре­зи­ден­ту. Но вру­че­ние «Пид­рахую» ор­де­на... Я как лю­бой че­ло­век, увле­чен­ный тех­но­ло­ги­я­ми, — за раз­рыв шаб­ло­нов, но это бы­ло слиш­ком.

Яну­ко­вич, на мой взгляд, был са­мым по­нят­ным и, как это ни ци­нич­но, не са­мым пло­хим пре­зи­ден­том. По­то­му что для всех бы­ло оче­вид­но, что он бан­дит, и управ­лять стра­ной он бу­дет как бан­дит, что де­ла­ло его ре­ше­ния пред­ска­зу­е­мы­ми, а глав­ное, из­бав­ля­ло от вся­че­ских ил­лю­зий. Ци­нич­ные ин­ве­сто­ры ра­бо­та­ют с лю­бой вла­стью, лишь бы она бы­ла по­нят­ной. Яну­ко­вич был имен­но та­ким, — кон­со­ли­ди­ро­ван­ные ре­ше­ния пар­ла­мен­та, пра­ви­тель­ства, Бан­ко­вой. Как это ни па­ра­док­саль­но, ны­неш­няя си­ту­а­ция го­раз­до ху­же то­го пе­ри­о­да.

Во вре­мя Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства опять появилась мечта, мечта по­стро­ить счаст­ли­вую со­вре­мен­ную стра­ну. Мы с сы­но­вья­ми все но­чи провели на Май­дане, мы и мно­гие дру­гие бы­ли сви­де­те­ля­ми чу­да. Мы по­ка­за­ли ми­ру но­вый тип прав­ле­ния, без ли­де­ра, та­кой се­бе по­ли­ти­че­ский кра­уд­фандинг. Это яв­ле­ние на­вер­ня­ка еще бу­дет изу­чать­ся, за­го­во­рить его не удаст­ся. Хо­тя воз­мож­но­сти, от­крыв­ши­е­ся по­сле Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства, ни­ве­ли­ро­ва­ны дей­ству­ю­щей вла­стью пол­но­стью. — У вас есть ре­цепт этих пе­ре­мен? — На мой взгляд, за­да­чи власти по­сле Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства бы­ли (и ак­ту­аль­ны сей­час) аб­со­лют­но про­стые в фор­му­ли­ров­ке и, ко­неч­но, чрез­вы­чай­но слож­ные в ис­пол­не­нии — сло­мать «сов­ко­вую» си­сте­му в се­бе, в го­су­дар­стве и в об­ще­стве. На­чать с се­бя, бес­ком­про­мисс­но. На долж­но­сти пре­зи­ден­та, пре­мье­ра, ми­ни­стра, де­пу­та­та взять на се­бя от­вет­ствен­ность слу­жить укра­ин­ско­му на­ро­ду и Укра­ине. Без ги­брид­ных мо­де­лей, сле­пых тра­с­тов, те­рок и под­ко­вер­ных игр, чест­но, от­кры­то, ре­гу­ляр­но све­ряя ча­сы и ко­ор­ди­на­ты с гро­ма­дой, а не толь­ко с со­вет­ни­ка­ми и по­мощ­ни­ка­ми. Сле­ду­ю­щий этап — пе­ре­ход к сер­вис­ной мо­де­ли го­су­дар­ствен­ной ма­ши­ны, при­зван­ной обес­пе­чить для об­ще­ства все­го лишь три по­треб­но­сти: сво­бо­ду, спра­вед­ли­вость и без­опас­ность. Все осталь­ное от­ре­гу­ли­ру­ют ры­нок, об­ще­ство, гро­ма­да.

В эко­но­ми­ке долж­но быть два­т­ри на­прав­ле­ния, в ко­то­рых Укра­и­на мо­жет быть чем­пи­о­ном ми­ра. Не чем­пи­о­ном Во­сточ­ной Ев­ро­пы или Вин­ниц­кой об­ла­сти, а чем­пи­о­ном ми­ра.

Но в этом сре­зе Укра­и­на се­го­дня — это несколь­ко фи­нан­со­во­про­мыш­лен­ных групп, сот­ни спло­чен­ных пиль­щи­ков под «ку­по­лом», на Бан­ко­вой и на Гру­шев­ско­го. Их пред­при­ни­ма­тель­ство не ту­да на­прав­ле­но, они не изоб­ре­та­ют но­вые тех­но­ло­гии, про­дук­ты, биз­не­смо­де­ли, они, за ред­ким ис­клю­че­ни­ем, изоб­ре­та­ют спо­со­бы об­ма­на и во­ров­ства у го­су­дар­ства. Спо­со­бы во­ров­ства у бедных, по­ги­ба­ю­щих лю­дей.

Део­ли­гар­хи­за­ция за­кон­чи­лась тем, что сей­час у нас в стране один яр­ко вы­ра­жен­ный оли­гарх — пре­зи­дент. Пре­зи­дент, ко­то­рый, 20 лет за­ни­мая раз­лич­ные по­сты в го­су­дар­стве, сам се­бя про­дол­жа­ет на­зы­вать биз­не­сме­ном. На мой взгляд, ин­сти­тут пре­зи­дент­ства дав­но се­бя из­жил. Я в него не ве­рю. За 28 лет мы так и не по­ме­ня­ли «сов­ко­вую» си­сте­му, про­сто за­ре­ту­ши­ро­ва­ли.

В на­шей по­ли­ти­ке под дву­смыс­лен­ным ло­зун­гом «Геть від Моск­ви!» це­ле­на­прав­лен­но по­вто­ря­ют­ся рос­сий­ские сце­на­рии и мо­де­ли. Вме­сто то­го что­бы взять то зо­ло­то, ко­то­рое мы до­бы­ли во вре­ме­на Май­да­на, и стро­ить что-то но­вое, мы сно­ва ко­пи­ру­ем «со­вок», ко­то­рый де­мон­стри­ру­ет Рос­сия.

Раз­ве мы смо­жем так по­бе­дить? Тем бо­лее в ги­брид­ной войне, в ко­то­рой по­беж­дать надо, не толь­ко за­щи­щая каж­дый квад­рат­ный сан­ти­метр тер­ри­то­рии, но и преж­де все­го в умах сво­их граж­дан и ми­ро­во­го со­об­ще­ства. — Это до­воль­но слож­но, по­то­му что це­ли элит и це­ли обыч­ных граж­дан со­вер­шен­но раз­ные, как и их ми­ро­воз­зре­ние. — Да про­сто надо лю­дей сде­лать счаст­ли­вее. Ко­гда я ра­бо­тал в Москве и при­ез­жал в Ки­ев нена­дол­го, то по­па­дал в дру­гую стра­ну, здесь лю­ди улы­ба­лись, они бы­ли счаст­ли­вы. Нам необ­хо­ди­мо со­здать силь­ную но­вую эко­но­ми­ку, вер­нуть счаст­ли­вых лю­дей. Дать им воз­мож­ность ре­а­ли­зо­вы­вать­ся, раз­ви­вать­ся. Что­бы о стране го­во­ри­ли по­зи­тив­но. Что­бы к вла­дель­цам укра­ин­ских пас­пор­тов от­но­си­лись с ува­же­ни­ем, как это непро­дол­жи­тель­ное вре­мя бы­ло по­сле пер­во­го и вто­ро­го Май­да­нов. Если это­го не вер­нуть, вой­на не бу­дет вы­иг­ра­на.

Нам нуж­но вер­нуть стране субъ­ект­ность. Сей­час Укра­и­на не субъ­ект. Ко­гда я слы­шу, что МВФ ска­зал нам уве­ли­чить та­ри­фы, я в ужа­се от ту­по­сти про­из­но­ся­щих это. Есть пе­ре­го­во­ры, и цель МВФ в хо­де этих пе­ре­го­во­ров точ­но не по­вы­сить нам та­ри­фы. Пу­ти воз­вра­та кре­ди­та, вот и все. Суб­си­дии — это же по­зор. Дай­те лю­дям воз­мож­ность за­ра­ба­ты­вать, что­бы они мог­ли са­ми опла­тить свои сче­та. Дай­те им удоч­ки — до­ступ к фи­нан­сам и воз­мож­ность со­зда­вать ра­бо­чие ме­ста. Бан­ков­ская си­сте­ма не долж­на об­слу­жи­вать фи­нан­со­во­про­мыш­лен­ные груп­пы, она не долж­на быть в от­ры­ве от ре­аль­ной эко­но­ми­ки. Я из тех лю­дей, ко­то­рые не хо­тят за­ни­мать­ся толь­ко по­став­кой сы­рья, а хо­тят ре­аль­но что­то сде­лать в Укра­ине, что да­ва­ло бы до­ба­воч­ную сто­и­мость. Се­го­дня та­ких воз­мож­но­стей нет. По­дав­ля­ю­щая часть укра­ин­ской эко­но­ми­ки — сы­рье­вая, в том чис­ле и ИТ. Толь­ко ре­сурс­ные цен­тры. Это пря­мой ре­зуль­тат го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки, вер­нее, ее си­стем­но­го от­сут­ствия. — У вас нет разо­ча­ро­ва­ния, же­ла­ния все бро­сить, уехать? Вы ведь не эт­ни­че­ский укра­и­нец? — Если бы у ме­ня бы­ла воз­мож­ность все это по­вто­рить, я по­сту­пил бы точ­но так же, про­го­ло­со­вал бы за Неза­ви­си­мость, под­дер­жи­вал бы оба Май­да­на. Все-та­ки са­мое глав­ное, что мы по­лу­чи­ли, — это свобода. Про­сто мы эту сво­бо­ду еще не до кон­ца осо­зна­ли. Не по­ня­ли по­ка, что это очень мощ­ное ору­жие. Мы по­лу­чи­ли воз­мож­ность со­зи­да­ния, хо­тя по­ка ин­стру­мен­тов для это­го недо­ста­точ­но. На­ши граж­дане по­лу­чи­ли воз­мож­ность для са­мо­ре­а­ли­за­ции, пусть да­же не в Укра­ине. Во­лон­тер­ское дви­же­ние по­ка­за­ло мас­штаб­ный пример слуaeе­ния, бес­ко­рыст­но­го, по­рой ге­ро­и­че­ско­го. Увы, эта цен­ность по­ка не при­су­ща боль­шин­ству власть иму­щих. Надо ме­нять их ча­ще, вы­би­рать пра­виль­ных, ана­ли­зи­ро­вать и не за­бы­вать на­граж­дать сво­им вы­бо­ром по их де­лам.

И по­том, у нас есть еще один цен­ный ре­сурс — хо­ро­шие лю­ди. Са­мая вос­тре­бо­ван­ная про­фес­сия в ми­ре бу­ду­ще­го — хо­ро­ший че­ло­век. Все ав­то­ма­ти­за­ции и ро­бо­ти­за­ции бу­дут вы­тес­нять лю­дей из ру­тин­ных про­фес­сий. Но спрос на хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка бу­дет оста­вать­ся все­гда. Осо­бен­но в ми­ре, где гра­дус недо­ве­рия, без­ве­рия и ци­низ­ма за­шка­ли­ва­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.