Как по­беж­дать Рос­сию

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ан­дрей ПЫШНЫЙ,

Об опы­те Ощад­бан­ка, ко­то­ро­му уда­лось одер­жать по­бе­ду над РФ в меж­ду­на­род­ном ар­бит­ра­же, по­лу­чив ре­ше­ние о вы­пла­те 1,3 мил­ли­ар­да дол­ла­ров США ком­пен­са­ции за утра­чен­ные вслед­ствие ок­ку­па­ции АР Крым ак­ти­вы плюс по­чти 100 ты­сяч дол­ла­ров про­цен­тов за каж­дый про­сро­чен­ный Рос­си­ей день по вы­пла­там при­суж­ден­ной ком­пен­са­ции

пред­се­да­тель прав­ле­ния Ощад­бан­ка

Это был тя­же­лый ме­сяц — ап­рель 2014-го. Об­щее со­сто­я­ние неопре­де­лен­но­сти по­сле стре­ми­тель­но­го раз­ви­тия со­бы­тий, вы­зван­ных по­бе­дой Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства, бег­ством преды­ду­щей вла­сти и внеш­ней рос­сий­ской агрес­си­ей, боль­но ска­зы­ва­лось на бан­ков­ской си­сте­ме стра­ны.

В ка­би­нет пред­се­да­те­ля прав­ле­ния Ощад­бан­ка, ку­да я при­шел все­го за несколь­ко недель до єто­го, сте­ка­лись дан­ные о неуте­ши­тель­ном по­ло­же­нии дел. От­ток де­по­зи­тов со­став­лял 200–300 млн грн в день. Ужа­са­ла ха­о­тич­ная си­ту­а­ция и эс­ка­ла­ция со­бы­тий в Кры­му. Пер­спек­ти­ва по­те­ри крым­ских ак­ти­вов ста­но­ви­лась каж­дый день все бо­лее ре­аль­ной. Хо­ро­шо по­ни­мая, в ка­ком со­сто­я­нии банк и что де­лать, бы­ло все же очень тя­же­ло из­ба­вить­ся от впе­чат­ле­ния, что по­езд, на­би­рая ско­рость, ле­тит в про­пасть. И шан­сов его оста­но­вить немно­го.

В от­ли­чие от дру­гих бан­ков, у нас не бы­ло ва­ри­ан­тов по­не­мно­гу сво­ра­чи­вать де­я­тель­ность на по­лу­ост­ро­ве, спа­сая свои ак­ти­вы. Мы долж­ны бы­ли ра­бо­тать и оста­ва­лись в Кры­му до тех пор, по­ка там дей­ство­ва­ли за­ко­ны Укра­и­ны. Меж­ду тем ин­фор­ма­ция об от­кро­вен­но раз­бой­ни­чьих дей­стви­ях ря­же­ных ка­зач­ков и са­мо­про­воз­гла­шен­ных ру­ко­во­ди­те­лей по­лу-

ост­ро­ва по­сту­па­ла из Крым­ско­го ре­ги­о­наль­но­го управ­ле­ния каж­дый день. По­ме­шать это­му мы не мог­ли, по­это­му со­сре­до­то­чи­лись на том, что бы­ло в на­ших си­лах, — чет­ком, скру­пу­лез­ном до­ку­мен­ти­ро­ва­нии все про­ис­хо­див­ше­го в по­след­ние дни пе­ред ан­нек­си­ей. Это по­мог­ло нам со­брать до­ку­мен­таль­ную, в том чис­ле фо­тои ви­деоба­зу, а так­же сви­де­тель­ства оче­вид­цев. По­ни­ма­ние то­го, что мы бу­дем бо­роть­ся за воз­ме­ще­ние по­терь, и хо­лод­ный ум при сбо­ре фак­то­ло­ги­че­ской ба­зы ста­ли глав­ным и пра­виль­ным пер­вым ша­гом, поз­во­лив­шим нам де­лать все сле­ду­ю­щие.

На днях Меж­ду­на­род­ный ар­бит­раж со­гла­сил­ся с ар­гу­мен­та­ми Ощад­бан­ка, при­су­див нам 1,3 млрд долл. США ком­пен­са­ций от РФ за по­те­ри ин­ве­сти­ций бан­ка в Кры­му плюс сум­му штраф­ных про­цен­тов, воз­ло­жен­ную на от­вет­чи­ка за про­сроч­ку воз­ме­ще­ния этих де­нег, — око­ло 100 тыс. долл. еже­днев­но.

В сум­ме убыт­ков за­ло­же­на не толь­ко по­те­ря ак­ти­вов — по­ме­ще­ний, обо­ру­до­ва­ния, де­неж­ной на­лич­но­сти и дра­го­цен­ных ме­тал­лов, кре­ди­тов, но и по­те­ря биз­не­са. А это — 300 от­де­ле­ний фи­ли­аль­ной се­ти и со­лид­ный кре­дит­ный порт­фель. За­бе­гая на­пе­ред, мо­гу ска­зать, что на об­суж­де­ние оцен­ки раз­ме­ра по­терь Меж­ду­на­род­ный ар­бит­раж от­вел це­лый день. И очень хо­ро­шо, что в этот день мы бы­ли во­ору­же­ны до­ку­мен­та­ми, ко­то­рые су­ме­ли со­брать вес­ной дра­ма­ти­че­ско­го 2014-го.

Итак, до­ка­за­тель­ная база, под­твер­ждав­шая по­те­ри Ощад­бан­ка, бы­ла у нас на ру­ках. Но бы­ли ли ка­кие-ли­бо юри­ди­че­ские пер­спек­ти­вы то­го, что эту ба­зу мож­но бу­дет ис­поль­зо­вать? Бы­ли ли ре­аль­ные пер­спек­ти­вы у та­ко­го су­деб­но­го де­ла в меж­ду­на­род­ных су­дах?

Мне­ния экс­пер­тов, с ко­то­ры­ми мы со­ве­то­ва­лись, раз­де­ли­лись 50/50. Не­ко­то­рые го­во­ри­ли, что это тра­та вре­ме­ни и де­нег, и ни­че­го из это­го не по­лу­чит­ся. Да и име­ет ли Ощад­банк до­ста­точ­ную юри­ди­че­скую ком­пе­тен­цию, что­бы по­про­бо­вать су­дить­ся с РФ? Но, про­ана­ли­зи­ро­вав все «за» и «про­тив», мы ре­ши­ли: су­деб­но­му ис­ку — быть!

В дис­кус­си­ях с оп­ти­ми­стич­но на­стро­ен­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми мы при­шли к вы­во­ду, что для по­да­чи ис­ка луч­ше все­го бу­дет ис­поль­зо­вать дву­сто­рон­нее со­гла­ше­ние о по­ощ­ре­нии и вза­им­ной за­щи­те ин­ве­сти­ций меж­ду Укра­и­ной и РФ от 27 но­яб­ря 1998 г. Что важ­но, это со­гла­ше­ние бы­ло не толь­ко при­ня­то, но и ра­ти­фи­ци­ро­ва­но обе­и­ми сто­ро­на­ми. Та­кие ню­ан­сы мно­го зна­чат в хо­де по­доб­ных меж­ду­на­род­ных су­деб­ных раз­би­ра­тельств.

На­при­мер, был неудач­ный при­мер де­ла ЮКОСА про­тив Рос­сии. Ком­па­ния вы­иг­ра­ла в ар­бит­ра­же 50 млрд долл., од­на­ко Ев­ро­пей­ская энер­ге­ти­че­ская хар­тия, на ко­то­рую опи­рал­ся в ис­ке ис­тец, ока­за­лась толь­ко под­пи­сан­ной, но не ра­ти­фи­ци­ро­ван­ной Рос­си­ей. И это поз­во­ли­ло РФ из­бе­жать вы­плат.

Вы­бор юри­ди­че­ско­го со­вет­ни­ка был кра­е­уголь­ным кам­нем на­ших даль­ней­ших дей­ствий. Мы об­ща­лись с топ-10 ми­ро­вых юри­ди­че­ских ком­па­ний, име­ю­щих необ­хо­ди­мую экс­пер­ти­зу. Шесть из де­ся­ти ока­за­лись не го­то­вы взять­ся за та­кое де­ло. То есть те­перь на­ши ги­по­те­ти­че­ские шан­сы вы­иг­рать со­став­ля­ли 6:4 не в на­шу поль­зу. Но мы и тут не от­сту­пи­ли. Из этих че­ты­рех ком­па­ний мы вы­бра­ли луч­ших — лон­дон­скую ком­па­нию Quinn Emanuel Urquhart&sullivan LLP.

Она за­ни­ма­ет­ся ис­клю­чи­тель­но су­деб­ны­ми слу­ша­ни­я­ми, яв­ля­ет­ся ве­ду­щей ком­па­ни­ей по ин­ве­сти­ци­он­ным спо­рам при уча­стии го­су­дарств. И что глав­ное, она бы­ла убеж­де­на, что по­бе­дить вполне ре­аль­но! Это несмот­ря на то, что пре­це­ден­тов — ана­ло­гич­ных дел — на то вре­мя не су­ще­ство­ва­ло во всем ми­ре. Мы бы­ли пер­вы­ми.

Нет, ко­неч­но, бы­ли су­деб­ные спо­ры, ка­сав­ши­е­ся ин­ве­сти­ций на тер­ри­то­ри­ях, за­хва­чен­ных од­ной стра­ной у дру­гой. Но Крым — это со­всем от­дель­ная ис­то­рия. Де-фа­кто его ан­нек­си­ро­ва­ла Рос­сия. Де-юре по­чти все стра­ны ми­ра не при­зна­ют это­го. Итак, как су­ду трак­то­вать эту тер­ри­то­рию?

Aeизнь под­твер­ди­ла, что вы­бор парт­не­ра был аб­со­лют­но пра­виль­ным.

Сле­ду­ю­щий шаг — пись­мо-со­об­ще­ние сто­роне от­вет­чи­ка о пре­тен­зии. Ощад­банк от­пра­вил пись­ма пре­зи­ден­ту РФ, пре­мье­ру, МИД, Ми­ни­стер­ству эко­но­ми­ки — в це­лом де­ся­ти ад­ре­са­там в Москве.

Со­глас­но за­ко­но­да­тель­ству и про­це­ду­ре мы жда­ли от­ве­та пол­го­да. Ко­неч­но, ни­ка­ко­го от­ве­та мы не по­лу­чи­ли.

На­ши юри­ди­че­ские со­вет­ни­ки по­ре­ко­мен­до­ва­ли нам не про­во­дить так на­зы­ва­е­мую би­фур­ка­цию. Под этим тер­ми­ном в дан­ном слу­чае име­ет­ся в ви­ду по­треб­ность раз­де­лить су­деб­ный про­цесс на две со­став­ля­ю­щие. В пер­вой ча­сти пла­ни­ро­ва­лось об­суж­де­ние и при­ня­тие ре­ше­ния по во­про­су юрис­дик­ции. Как опре­де­лять юрис­дик­цию по­лу­ост­ро­ва? Мож­но ли счи­тать вло­же­ния Ощад­бан­ка на по­лу­ост­ро­ве ин­ве­сти­ци­я­ми, а Ощад­банк — ин­ве­сто­ром?

Во вто­рой ча­сти долж­на бы­ла ид­ти речь о су­ти де­ла.

Quinn Emanuel по­со­ве­то­ва­ли слу­шать обе ча­сти в од­ном за­се­да­нии и при­ве­ли обос­но­ва­ние та­ко­го вы­бо­ра. Как по­ка­за­ли вре­мя и до­стиг­ну­тый ре­зуль­тат, это был пра­виль­ный под­ход, су­ще­ствен­но уско­рив­ший рас­смот­ре­ние де­ла.

Юри­ди­че­ский со­вет­ник пред­ло­жил вы­брать ар­бит­ром с на­шей сто­ро­ны из­вест­но­го юри­ста Чарль­за Брау­э­ра (the Honourable Charles N.brower). Он в свое вре­мя при­ни­мал уча­стие в под­го­тов­ке со­гла­ше­ний о разору­же­нии меж­ду США и СССР. При­влечь та­ко­го из­вест­но­го спе­ци­а­ли­ста, вне со­мне­ний, озна­ча­ло, что ре­ше­ния ар­бит­ра­жа бу­дут мак­си­маль­но неза­ан­га­жи­ро­ва­ны.

Су­деб­ное слу­ша­ние про­во­ди­лось ар­бит­раж­ным су­дом ad hoc со­глас­но Ар­бит­раж­но­му ре­гла­мен­ту Ко­мис­сии ООН по пра­ву меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли (ЮНСИТРАЛ) под ад­ми­ни­стри­ро­ва­ни­ем По­сто­ян­ной па­ла­ты тре­тей­ско­го су­да (Permanent Court of Arbitration, PCA), на­хо­дя­щей­ся в Га­а­ге (Ни­дер­лан­ды). Рас­смот­ре­ние спо­ра этим ор­га­ном опре­де­ле­но од­ним из пу­тей ре­ше­ния спор­ных си­ту­а­ций в Со­гла­ше­нии о по­ощ­ре­нии и вза­им­ной за­щи­те ин­ве­сти­ций меж­ду Укра­и­ной и РФ.

Ме­стом слу­ша­ния мы вы­бра­ли Па­риж. По­то­му что фак­ти­че­ское ме­сто ар­бит­раж­но­го рас­смот­ре­ния опре­де­ля­ет про­цес­су­аль­ное пра­во слу­ша­ний, а фран­цуз­ские за­ко­ны ме­нее снис­хо­ди­тель­ны к участ­ни­кам про­цес­са, ко­то­рые сна­ча­ла не при­ни­ма­ют в нем уча­стия, а по­том пы­та­ют­ся по­да­вать жа­ло­бы на его ре­ше­ние.

В част­но­сти, меж­ду­на­род­ные ар­бит­раж­ные ре­ше­ния, вы­не­сен­ные по ре­зуль­та­там ар­бит­раж­ных рас­смот­ре­ний во Фран­ции, не мо­гут быть об­жа­ло­ва­ны в по­ряд­ке апел­ля­ции. Та­кие ре­ше­ния мо­гут быть об­жа­ло­ва­ны лишь пу­тем по­да­чи ис­ка об от­мене при­ня­то­го ре­ше­ния. И здесь за­ко­но­да­тель­ство Фран­ции преду­смат­ри­ва­ет очень огра­ни­чен­ные ос­но­ва­ния. К то­му же «фран­цуз­ский» фор­мат ре­ше­ния меж­ду­на­род­но­го ин­ве­сти­ци­он­но­го ар­бит­раж­но­го су­да мо­жет быть при­ну­ди­тель­но вы­пол­нен в 154 юрис­дик­ци­ях. Фак­ти­че­ски в 154 стра­нах ми­ра, в том чис­ле пу­тем аре­ста и взыс­ка­ния ак­ти­вов.

Рос­сия про­игно­ри­ро­ва­ла все при­гла­ше­ния при­нять уча­стие в про­цес­се. Ее упол­но­мо­чен­ные пред­ста­ви­те­ли не от­ве­ча­ли на пись­ма и со­об­ще­ния меж­ду­на­род­но­го ар­бит­ра­жа.

Вме­сте с тем со­глас­но ар­бит­раж­но­му ре­гла­мен­ту Ко­мис­сии ООН, ес­ли, по­лу­чив над­ле­жа­щее со­об­ще­ние, сто­ро­на не яви­лась в суд без ува­жи­тель­ных при­чин, то рас­смот­ре­ние де­ла мож­но про­во­дить без нее. Ре­ше­ние в лю­бом слу­чае яв­ля­ет­ся обя­за­тель­ным для вы­пол­не­ния.

То, что Рос­сия про­игно­ри­ро­ва­ла де­ло Ощад­бан­ка, как и все по­доб­ные слу­ша­ния, сви­де­тель­ству­ет о том, что на са­мом де­ле ве­со­мых ар­гу­мен­тов в свою поль­зу у нее не бы­ло. Те­перь стра­на-агрес­сор пы­та­ет­ся ока­зать со­про­тив­ле­ние на эта­пе внед­ре­ния при­ня­тых ре­ше­ний.

О хо­де про­це­ду­ры ар­бит­раж­но­го ис­ка ни­че­го не бу­ду рас­ска­зы­вать. Все про­ис­хо­ди­ло стро­го в рам­ках дей­ству­ю­щих про­це­дур. Наи­бо­лее вол­ну­ю­щим мо­мен­том, без­услов­но, бы­ли са­ми слу­ша­ния, со­сто­яв­ши­е­ся в мар­те 2017-го. Здесь мож­но мно­гое вспом­нить. В част­но­сти, две бес­сон­ные ночи непо­сред­ствен­но пе­ред слу­ша­ни­я­ми, ко­гда мы бес­ко­неч­но про­ра­ба­ты­ва­ли каж­дую бук­ву в бо­лее чем 600-слай­до­вой пре­зен­та­ции. И как по­том ис­ка­ли ти­по­гра­фию, что­бы опе­ра­тив­но рас­пе­ча­тать огром­ную ки­пу до­ку­мен­тов, и ку­рье­ра-мо­то­цик­ли­ста, ко­то­рый смог бы свое­вре­мен­но до­ста­вить до­ку­мен­ты в ар­бит­раж, несмот­ря на огром­ные па­риж­ские транс­порт­ные за­то­ры.

За­пом­ни­лось, ко­неч­но, вы­ступ­ле­ние пе­ред ар­бит­ра­ми. Я сви­де­тель­ство­вал в день, ко­гда ар­бит­раж ис­сле­до­вал, ка­кой имен­но биз­нес по­те­рял Ощад­банк в Кры­му. То­гда в го­ло­ве по­сто­ян­но вер­те­лось, что от мо­е­го вы­ступ­ле­ния то­же во мно­гом за­ви­сит успех Ощад­бан­ка в этом де­ле…

Ощад­банк — огром­ный го­су­дар­ствен­ный ин­сти­тут, из­вест­ный в ми­ре. И от то­го, что про­изой­дет с на­шим ис­ком, за­ви­сят судь­бы дру­гих по­доб­ных дел. Есть мно­го кол­лег, чьи ком­па­нии так­же по­нес­ли мно­го­чис­лен­ные по­те­ри в Кры­му. В от­вет на мой во­прос, по­че­му они не идут в ар­бит­раж, от­ве­ча­ли: «Посмот­рим на ре­зуль­тат ва­ше­го ис­ка». И вот мы вы­иг­ра­ли. По­это­му с пол­ной уве­рен­но­стью со­ве­тую им не мед­лить, а ак­тив­но за­щи­щать свои пра­ва в меж­ду­на­род­ных су­деб­ных ор­га­нах.

Вме­сте со мной на ар­бит­раж­ных слу­ша­ни­ях бы­ла юри­ди­че­ская ко­ман­да бан­ка и кол­ле­ги из Крым­ско­го ре­ги­о­наль­но­го управ­ле­ния. Алек­сандр Ма­тю­ха в са­мые горячие дни вес­ны 2014-го был фак­ти­че­ским пред­ста­ви­те­лем прав­ле­ния в Крым­ском фи­ли­а­ле «Оща­да» и тща­тель­но фик­си­ро­вал и до­ку­мен­ти­ро­вал за­хват­ни­че­ские дей­ствия ок­ку­пан­тов. Кто и как вры­вал­ся в на­ши по­ме­ще­ния, ка­кие до­ку­мен­ты по­ка­зы­вал, что за­би­рал, — та­ких за­до­ку­мен­ти­ро­ван­ных ис­то­рий у Алек­сандра мно­же­ство. И они очень по­мог­ли нам одер­жать по­бе­ду.

Тща­тель­ная об­ра­бот­ка всех де­та­лей на эта­пе под­го­тов­ки ис­ка поз­во­ли­ла нам лег­че най­ти вза­и­мо­по­ни­ма­ние с ар­бит­ра­ми. По­сле слу­ша­ния де­ла у них оста­лось толь­ко несколь­ко во­про­сов. А обыч­но та­ких во­про­сов в по­доб­ных де­лах бы­ва­ют де­сят­ки.

Хо­тя, от­кро­вен­но го­во­ря, в хо­де слу­ша­ний бы­ли и чрез­вы­чай­но тя­же­лые дис­кус­сии. Здесь на­шим экс­пер­там и парт­не­рам при­хо­ди­лось, как уче­ни­кам, ид­ти в биб­лио­те­ки и шту­ди­ро­вать де­сят­ки на­уч­ных ра­бот, осо­бен­но на те­му оцен­ки сто­и­мо­сти бан­ков­ско­го биз­не­са.

Как юрист по об­ра­зо­ва­нию, я был пол­но­стью в кур­се под­го­тов­ки с на­шей сто­ро­ны, но был ис­кренне по­ра­жен глу­би­ной по­гру­же­ния в те­му со сто­ро­ны ар­бит­ров, де­та­ли­за­ци­ей и спе­ци­фи­кой во­про­сов. К со­жа­ле­нию, не смог за­фик­си­ро­вать на фо­то ра­бо­чие до­ку­мен­ты од­но­го из ар­бит­ров с мно­же­ством сти­ке­ров и по­ме­ток. По­дан­ные до­ку­мен­ты бы­ли про­ра­бо­та­ны ним со скру­пу­лез­но­стью сту­ден­че­ско­го кон­спек­та.

Че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да — от внут­рен­ней уста­нов­ки, что мы не поз­во­лим се­бя огра­бить, до по­лу­че­ния ре­ше­ния. Бо­лее 30 тыс. страниц ис­ка с до­ку­мен­та­ми в этом де­ле. Мно­же­ство встреч, пе­ре­го­во­ров, дис­кус­сий по­за­ди.

И глав­ное, что все это бы­ло не зря! По­бе­да за нами. Те­перь и дру­гие по­доб­ные пре­тен­зии со сто­ро­ны укра­ин­ских ком­па­ний с по­те­рян­ным биз­не­сом в Кры­му по­лу­чи­ли зе­ле­ный свет.

Я ис­кренне при­зна­те­лен всей ко­ман­де — как юри­стам Ощад­бан­ка, так и бри­тан­ским кол­ле­гам — за кро­пот­ли­вую и из­ну­ри­тель­ную ра­бо­ту и за ин­те­рес­ную ис­то­рию со счаст­ли­вым кон­цом.

Да, Рос­сия не го­то­ва от­да­вать при­суж­ден­ные меж­ду­на­род­ным ар­бит­ра­жем ком­пен­са­ции. Мы бу­дем ис­кать иму­ще­ство РФ или гос­ком­па­ний стра­ны-агрес­со­ра в дру­гих го­су­дар­ствах, на­кла­ды­вать на них арест и ре­а­ли­зо­вы­вать.

Еще один путь — это ме­ха­низм за­ме­ны кре­ди­то­ра в от­но­ше­ни­ях РФ с ино­стран­ны­ми контр­аген­та­ми, где Рос­сия вы­сту­па­ет кре­ди­то­ром. Да, это рас­тя­нет­ся на го­ды. Но глав­ное — стра­ну-агрес­со­ра мож­но и нуж­но по­беж­дать!

И по­след­нее. То, что мно­гим хо­чет­ся боль­ше все­го услы­шать от ме­ня по это­му де­лу. Нет, бо­ну­сов не бу­дет. Ни­ка­ких. Хо­ро­шо это или пло­хо — не знаю. Мы так ре­ши­ли. Хо­тя счи­таю, что моя юри­ди­че­ская ко­ман­да за­слу­жи­ва­ет то­го, что­бы их име­на узна­ли стра­на и мир. Это — Ири­на Муд­рая, Ири­на Ки­ре­ева и Ан­дрей По­жи­да­ев. По­бла­го­да­рим их. По­то­му что это де­ло до­стой­но вой­ти и в ис­то­рию про­ти­во­сто­я­ния, и в учеб­ни­ки по меж­ду­на­род­но­му пра­ву. По­то­му что на­ша по­бе­да окон­ча­тель­но за­кре­пи­ла юри­ди­че­ский пре­це­дент и по­ка­за­ла путь всем, но в первую оче­редь — го­су­дар­ствен­ным ком­па­ни­ям, как за­щи­тить свои ин­ве­сти­ций в Кры­му и воз­ме­стить по­не­сен­ные убыт­ки. По­то­му что — мы по­бе­ди­ли. По­бе­ди­ли Рос­сию.

P.S. В ком­на­те за­се­да­ний прав­ле­ния Ощад­бан­ка на стене ви­сит кар­ти­на ху­дож­ни­ка Юрия Со­лом­ко, со­здан­ная сов­мест­но с Исмет Шейх За­де. На­зы­ва­ет­ся «По­след­няя бар­ри­ка­да». Кар­ти­на на­пи­са­на на кар­те Укра­и­ны. Это осо­бый узна­ва­е­мый стиль Со­лом­ко. На ней изоб­ра­же­ны двое муж­чин, скре­стив­ших ко­пья в борь­бе за Крым­ский по­лу­ост­ров. Она бы­ла со­зда­на в да­ле­ком 2003 г., при­об­ре­те­на на бла­го­тво­ри­тель­ном аук­ци­оне в ок­тяб­ре 2014-го. Сред­ства за кар­ти­ну по­шли на по­мощь ра­нен­ным бой­цам АТО. А са­ма кар­ти­на каж­дый день нам на­по­ми­на­ет — борь­ба про­дол­жа­ет­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.