Че­ло­ве­че­ское из­ме­ре­ние: как ра­бо­та­ет за­пад­ная гра­ни­ца Укра­и­ны

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ири­на СУШКО, Ека­те­ри­на КУЛЬЧИЦКАЯ, Па­вел КРАВ­ЧУК

(ОО «Ев­ро­па без ба­рье­ров»)

Укра­ин­ская гра­ни­ца при­вле­ка­ет вни­ма­ние лю­дей, ко­гда про­ис­хо­дят чрез­вы­чай­ные со­бы­тия и яр­кие слу­чаи, как, на­при­мер, раз­но­об­раз­ные про­ры­вы, про­те­сты, бло­ки­ро­ва­ние, вра­же­ские дей­ствия Рос­сии и ме­ро­при­я­тия, на­прав­лен­ные на за­щи­ту от них, на Во­сто­ке.

В дру­гое вре­мя гра­ни­ца — это пре­иму­ще­ствен­но пред­мет вни­ма­ния про­фес­си­о­на­лов, ко­то­рые ее охра­ня­ют, про­фес­си­о­на­лов, ко­то­рые на ней за­ра­ба­ты­ва­ют за­кон­ным или неза­кон­ным спо­со­бом, и, ко­неч­но, пу­те­ше­ствен­ни­ков, ко­то­рые ее пе­ре­се­ка­ют.

Од­на­ко эту неза­мет­ную по­все­днев­ную по­гра­нич­ную ру­ти­ну опре­де­ля­ют мощ­ные эко­но­ми­че­ские, по­ли­ти­че­ские и ми­ро­воз­зрен­че­ские драй­ве­ры. Гра­ни­цы, их над­ле­жа­щее функ­ци­о­ни­ро­ва­ние и кон­троль над ни­ми — од­на из ос­нов иден­тич­но­сти и со­сто­я­тель­но­сти го­су­дар­ства. От по­ли­ти­ки управ­ле­ния гра­ни­ца­ми и ее внед­ре­ния за­ви­сят: без­опас­ность граж­дан стра­ны и ино­стран­цев на ее тер­ри­то­рии, ре­а­ли­за­ция их ба­зо­во­го пра­ва на сво­бод­ное пе­ре­дви­же­ние и эко­но­ми­че­ская со­став­ля­ю­щая пе­ре­дви­же­ния то­ва­ров и услуг.

Ин­те­гри­ро­ван­ное управ­ле­ние гра­ни­ца­ми

По­ли­ти­ка от­но­си­тель­но гра­ни­цы в Укра­ине уже дав­но ори­ен­ти­ру­ет­ся на ев­ро­пей­ский стан­дарт ин­те­гри­ро­ван­но­го управ­ле­ния гра­ни­ца­ми (ИУГ). Кон­цепт, со­здан­ный в на­ча­ле 2000-х в ЕС, пы­тал­ся от­ве­тить на вы­зо­вы гло­ба­ли­за­ции и по­вы­ше­ния ин­тен­сив­но­сти транс­гра­нич­но­го дви­же­ния уси­ле­ни­ем ко­ор­ди­на­ции меж­ду раз­ны­ми служ­ба­ми как внут­ри од­ной стра­ны, так и с ино­стран­ны­ми кол­ле­га­ми из дру­гих стран, а так­же фор­ми­ро­ва­ни­ем мно­го­уров­не­вой си­сте­мы кон­тро­ля, ко­то­рая бы ра­бо­та­ла не толь­ко в точ­ке пе­ре­се­че­ния гра­ни­цы, но и до, и по­сле пе­ре­се­че­ния, вклю­чи­тель­но с ра­бо­той с дру­ги­ми стра­на­ми на их тер­ри­то­рии и контролем пре­бы­ва­ния ино­стран­цев внут­ри стра­ны.

Го­во­ря бо­лее сжа­то, ин­те­гри­ро­ван­ное управ­ле­ние гра­ни­ца­ми при­зва­но, с од­ной сто­ро­ны, мак­си­маль­но упро­стить дви­же­ние лю­дей и то­ва­ров, а с дру­гой — сде­лать его без­опас­ным как для са­мих участ­ни­ков, так и для стра­ны.

Укра­и­на обя­за­лась вве­сти по­ли­ти­ку ИУГ в рам­ках Пла­на дей­ствий по ви­зо­вой ли­бе­ра­ли­за­ции, и уже в 2010 г. бы­ла одоб­ре­на пер­вая Кон­цеп­ция ин­те­гри­ро­ван­но­го управ­ле­ния гра­ни­ца­ми, ко­то­рая еще то­гда за­фик­си­ро­ва­ла ори­ен­ти­ро­ва­ние на ев­ро­пей­ские стан­дар­ты.

Необ­хо­ди­мость внед­ре­ния Укра­и­ной ИУГ за­фик­си­ро­ва­на так­же и в Со­гла­ше­нии об ас­со­ци­а­ции с ЕС (раз­дел ІІІ «Юсти­ция, сво­бо­да и без­опас­ность»).

Че­ло­ве­че­ское из­ме­ре­ние гра­ни­цы

Ос­нов­ная часть но­ва­ций и под­хо­дов ИУГ как, на­при­мер, меж­ду­на­род­ное со­труд­ни­че­ство, но­вая си­сте­ма ана­ли­за рис­ков или от­лад­ка об­ме­на дан­ны­ми, из­вест­на и ин­те­рес­на срав­ни­тель­но уз­ко­му кру­гу про­фес­си­о­на­лов и экс­пер­тов. По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство лю­дей пря­мо стал­ки­ва­ют­ся с гра­ни­цей толь­ко как пу­те­ше­ствен­ни­ки­поль­зо­ва­те­ли, имея де­ло уже с ре­зуль­та­та­ми внед­ре­ния та­ких из­ме­не­ний.

По­сколь­ку упро­ще­ние ле­галь­но­го пе­ре­се­че­ния гра­ни­цы яв­ля­ет­ся од­ной из фун­да­мен­таль­ных це­лей по­ли­ти­ки ИУГ, ко­то­рую вот уже во­семь лет внед­ря­ет Укра­и­на, са­мо изу­че­ние че­ло­ве­че­ско­го из­ме­ре­ния — опы­та пе­ре­се­че­ния гра­ни­цы пу­те­ше­ствен­ни­ка­ми — мо­жет дать ма­те­ри­ал, ко­то­ро­го не хва­та­ет ана­ли­зу по­ли­ти­ки на бу­ма­ге. По­это­му об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция «Ев­ро­па без ба­рье­ров», при под­держ­ке фон­да «Від­род­жен­ня», про­ве­ла в 2018 г. по­ле­вое ис­сле­до­ва­ние, что­бы узнать, как ра­бо­та­ет укра­ин­ская гра­ни­ца по­сле вве­де­ния но­вей­ших по­ли­тик, и ощу­ти­ли ли граж­дане Укра­и­ны и ино­стран­цы по­ло­жи­тель­ные из­ме­не­ния на се­бе.

Ста­ти­сти­ка

По дан­ным Го­су­дар­ствен­ной по­гра­нич­ной служ­бы Укра­и­ны, в 2017 г. за­фик­си­ро­ва­но 83,26 млн пе­ре­се­че­ний гра­ни­цы, из них наи­боль­шая до­ля — 45,5%, или 37,9 млн, — че­рез на­зем­ную гра­ни­цу со стра­на­ми ЕС. Еще 13,26 млн пе­ре­се­че­ний за­фик­си­ро­ва­ны че­рез воз­душ­ную гра­ни­цу (со все­ми стра­на­ми), 12,2 млн — че­рез гра­ни­цу с Мол­до­вой, 11,8 млн — с РФ. При этом, хо­тя объ­ем пе­ре­во­зок пас­са­жи­ров в ЕС по же­лез­ной до­ро­ге стре­ми­тель­но воз­рас­та­ет (бо­лее чем вдвое в пер­вом по­лу­го­дии 2018 г.), их до­ля в об­щем ко­ли­че­стве на­зем­ных пе­ре­се­че­ний гра­ни­цы оста­ет­ся очень незна­чи­тель­ной и со­став­ля­ла в 2017 г. око­ло 1%.

Хо­тя в це­лом в Укра­ине функ­ци­о­ни­ру­ют 52 меж­ду­на­род­ных ав­то­мо­биль­ных и пе­ше­ход­ных пунк­та про­пус­ка, на гра­ни­це со стра­на­ми ЕС — Поль­шей, Вен­гри­ей, Сло­ва­ки­ей и Ру­мы­ни­ей — их лишь 19. Из них 18 ис­сле­до­ва­те­ли и взя­ли для ра­бо­ты. На этих пунк­тах про­пус­ка, че­рез ко­то­рые со­вер­ша­ет­ся свы­ше 40% всех пе­ре­се­че­ний гра­ни­цы Укра­и­ны, а так­же на двух пунк­тах на гра­ни­це с Бе­ла­русью про­ве­ли 2243 ин­тер­вью, в том чис­ле 1386 — с укра­ин­ски­ми граж­да­на­ми и 857 — с ино­стран­ца­ми.

Порт­рет поль­зо­ва­те­ля гра­ни­цы

Со­глас­но дан­ным ГНСУ, сре­ди лиц, пе­ре­се­кав­ших гра­ни­цу меж­ду Укра­и­ной и Поль­шей, Вен­гри­ей и Сло­ва­ки­ей в 2017 г., граж­дане Укра­и­ны со­став­ля­ли боль­шин­ство, то­гда как на гра­ни­це с Ру­мы­ни­ей ино­стран­цев бы­ло по­чти столь­ко же, сколь­ко и граж­дан Укра­и­ны. Тем вре­ме­нем на гра­ни­це с Бе­ла­русью ино­стран­цы пе­ре­се­ка­ли гра­ни­цу в двух ис­сле­ду­е­мых пунк­тах про­пус­ка вдвое ча­ще, чем укра­ин­ские граж­дане.

Пу­те­ше­ствен­ни­ков, ко­то­рые пе­ре­се­ка­ют гра­ни­цу, мож­но по­де­лить на груп­пы в за­ви­си­мо­сти от це­ли их по­езд­ки: для за­пад­ной гра­ни­цы — это по­гра­нич­ные тор­гов­цы (ча­сто участ­ни­ки ма­ло­го по­гра­нич­но­го дви­же­ния), ли­ца, пе­ре­се­ка­ю­щие гра­ни­цу с нерас­та­мо­жен­ным ав­то, по­ку­па­те­ли то­ва­ров, тру­до­вые ми­гран­ты, ли­ца, по­се­ща­ю­щие род­ствен­ни­ков, ту­ри­сты, пред­при­ни­ма­те­ли и сту­ден­ты. Наи­боль­шей яв­ля­ет­ся до­ля лиц, ко­то­рые едут в ЕС для по­куп­ки то­ва­ров, тру­до­устрой­ства или по­се­ще­ния род­ствен­ни­ков, так­же боль­шая до­ля тех, кто ре­гу­ляр­но, каж­дые пять дней, пе­ре­се­ка­ет гра­ни­цу, что­бы не рас­та­мо­жи­вать ав­то­мо­биль, но на­звать точ­ное ко­ли­че­ство та­ких лю­дей невоз­мож­но, по­сколь­ку не все ре­спон­ден­ты бы­ли го­то­вы от­кро­вен­но на­звать эту цель по­езд­ки за гра­ни­цу.

Ино­стран­цы, как и укра­ин­цы, ча­ще все­го ез­ди­ли че­рез гра­ни­цу для за­ку­пок, но за­мет­но ча­ще по­се­ща­ли род­ствен­ни­ков и пу­те­ше­ство­ва­ли как ту­ри­сты и ре­же еха­ли с це­лью тру­до­устрой­ства.

В це­лом мож­но го­во­рить о нема­лой до­ле в дви­же­нии жи­те­лей по­гра­нич­ных ре­ги­о­нов. Нет точ­ных дан­ных от­но­си­тель­но ко­ли­че­ства, на­при­мер, пе­ре­се­че­ния гра­ниц во­ди­те­ля­ми нерас­та­мо­жен­ных ав­то («пе­ре­сеч­ни­ка­ми»), од­на­ко на уровне ка­че­ствен­ной оцен­ки мно­гие ре­спон­ден­ты ука­зы­ва­ли на та­ких во­ди­те­лей как на фак­тор, ко­то­рый со­зда­ет оче­ре­ди и ме­ша­ет нор­маль­но­му функ­ци­о­ни­ро­ва­нию пунк­тов про­пус­ка. По­это­му од­ной из рас­про­стра­нен­ных ре­ко­мен­да­ций от участ­ни­ков опро­са бы­ло вы­де­лить от­дель­ные по­ло­сы для вла­дель­цев нерас­та­мо­жен­ных ав­то и участ­ни­ков ма­ло­го по­гра­нич­но­го дви­же­ния. Укра­ин­ская по­гра­нич­ная служ­ба в 2018 г. да­же вве­ла та­кое де­ле­ние на несколь­ких пунк­тах про­пус­ка, и, по от­зы­вам во­ди­те­лей ав­то­мо­би­лей с укра­ин­ской ре­ги­стра­ци­ей, им дей­стви­тель­но ста­ло немно­го про­ще пу­те­ше­ство­вать.

Оче­ре­ди

Глав­ной про­бле­мой для всех без ис­клю­че­ния ре­спон­ден­тов бы­ли мно­го­ча­со­вые и ча­сто неупо­ря­до­чен­ные долж­ным об­ра­зом оче­ре­ди пе­ред про­хож­де­ни­ем по­гра­нич­но­го кон­тро­ля.

С наи­бо­лее про­дол­жи­тель­ным пе­ре­се­че­ни­ем гра­ни­цы столк­ну­лись укра­ин­ские ре­спон­ден­ты, ко­то­рые еха­ли ав­то­мо­би­лем в Поль­шу, где сред­няя про­дол­жи­тель­ность въез­да со­став­ля­ла от че­ты­рех-пя­ти ча­сов на пунк­тах «Кра­ко­вец», «Ше­ги­ни», «Ра­ва-рус­ская» до двух ча­сов на пунк­тах «Смиль­ни­ца», «Гру­шев» и «Яго­дин». Немно­го мень­ше вре­ме­ни тра­ти­ли пу­те­ше­ствен­ни­ки на пунк­тах про­пус­ка со Сло­ва­ки­ей (три–три с по­ло­ви­ной ча­са), Вен­гри­ей (один–два ча­са), Ру­мы­ни­ей (пол­ча­са–час), а са­мое про­дол­жи­тель­ное вре­мя ожи­да­ния со­став­ля­ло бо­лее су­ток.

При этом, в це­лом, зна­чи­тель­но быст­рее пе­ре­се­че­ние про­ис­хо­ди­ло на пе­ше­ход­ных пунк­тах про­пус­ка, неза­ви­си­мо от стра­ны, и на пунк­тах про­пус­ка с Поль­шей, где дей­ству­ет сов­мест­ный по­гра­нич­ный кон­троль (ко­гда по­гра­нич­ные и та­мо­жен­ные ор­га­ны обе­их стран раз­ме­ща­ют­ся в од­ном зда­нии и осу­ществ­ля­ют про­вер­ку прак­ти­че­ски од­но­вре­мен­но или по­сле­до­ва­тель­но, но в од­ном по­ме­ще­нии).

Так­же в ос­нов­ном (хо­тя и не вез­де) ино­стран­цы ча­сто пе­ре­се­ка­ли гра­ни­цу быст­рее, чем граж­дане Укра­и­ны, что мож­но объ­яс­нить несколь­ки­ми фак­то­ра­ми: че­рез са­мые за­гру­жен­ные пункты ино­стран­цы ез­дят ре­же, по ту сто­ро­ну гра­ни­цы есть от­дель­ные по­ло­сы для граж­дан ЕС, по­гра­нич­ни­ки и та­мо­жен­ни­ки ЕС мо­гут до­тош­нее про­ве­рять и опра­ши­вать граж­дан Укра­и­ны, чем их укра­ин­ские кол­ле­ги ино­стран­цев.

По оцен­ке укра­ин­ских пу­те­ше­ствен­ни­ков, укра­ин­ские по­гра­нич­ные и та­мо­жен­ные служ­бы, как пра­ви­ло, ра­бо­та­ют быст­рее, чем их кол­ле­ги из стран ЕС. В част­но­сти, на укра­и­но-поль­ской гра­ни­це рас­про­стра­нен­ны­ми бы­ли ком­мен­та­рии ре­спон­ден­тов, что имен­но от ско­ро­сти ра­бо­ты поль­ской сто­ро­ны за­ви­сит ско­рость дви­же­ния оче­ре­ди. Ско­рость ра­бо­ты по­гра­нич­ни­ков и та­мо­жен­ни­ков Сло­ва­кии укра­ин­ские ре­спон­ден­ты в сред­нем оце­ни­ли как мед­лен­ную. За­то быст­рой ре­спон­ден­ты счи­та­ли ра­бо­ту вен­гер­ских, ру­мын­ских и бе­ло­рус­ских по­гра­нич­ных ве­домств.

Сле­ду­ет ука­зать, что укра­ин­ские по­гра­нич­ни­ки утвер­жда­ют: на про­вер­ку до­ку­мен­тов од­но­го пу­те­ше­ствен­ни­ка у них идет в сред­нем от 40 до 60 се­кунд. Ка­за­лось бы, с та­ки­ми по­ка­за­те­ля­ми оче­ре­дей не долж­но быть, но, кро­ме по­гра­нич­но­го, пу­те­ше­ствен­ни­ки про­хо­дят еще и та­мо­жен­ное оформ­ле­ние, к то­му же ско­рость дви­же­ния на пунк­те про­пус­ка мо­жет за­ви­сеть от ко­ли­че­ства по­лос для транс­пор­та, ко­ли­че­ства пер­со­на­ла (так, на нехват­ку кад­ров жа­лу­ют­ся укра­ин­ские та­мо­жен­ни­ки), нор­ма­ти­вов ра­бо­ты кол­лег из стран ЕС и еще ря­да фак­то­ров.

Фор­ми­ро­ва­ние оче­ре­дей

Фор­ми­ро­ва­ние оче­ре­дей на гра­ни­це так­же про­бле­ма­тич­но. По укра­ин­ско­му за­ко­но­да­тель­ству в фор­ми­ро­ва­нии оче­ре­ди к по­гра­нич­ным пунк­там про­пус­ка глав­ную роль обя­за­ны иг­рать по­гра­нич­ный на­ряд «По­гра­нич­ный пат­руль» и по­ли­цей­ские, ко­то­рых в слу­чае скоп­ле­ния транс­порт­ных средств (бо­лее 50 ав­то­мо­би­лей) долж­ны по­слать к вре­мен­но­му ста­ци­о­нар­но­му кон­троль­но­му по­сту по­ли­ции (ВСКПП). В та­ких си­ту­а­ци­ях оче­редь фор­ми­ру­ют, вы­да­вая ли­цам в транс­порт­ных сред­ствах кон­троль­ные та­ло­ны.

Тем не ме­нее, как рас­ска­за­ли участ­ни­ки ис­сле­до­ва­ния, ука­зан­ные тре­бо­ва­ния ча­сто на­ру­ша­ют­ся. В част­но­сти, ра­бот­ни­ки по­ли­ции иг­но­ри­ру­ют эти обя­зан­но­сти, по­сколь­ку не же­ла­ют иметь де­ло с нер­воз­ны­ми из-за длин­ной оче­ре­ди людь­ми или фи­зи­че­ски не мо­гут по­вли­ять на фор­ми­ро­ва­ние оче­ре­дей. Так­же ре­спон­ден­ты под­твер­ди­ли слу­чаи взя­точ­ни­че­ства и непо­тиз­ма сре­ди ра­бот­ни­ков укра­ин­ских по­гра­нич­ных ве­домств, ко­гда без оче­ре­ди про­ез­жа­ют «свои лю­ди», «ав­то на ки­ев­ских но­ме­рах» или «про­ку­ро­ры и депутаты». От­дель­ный фак­тор — за­ра­бо­ток на оче­ре­ди, ко­гда во­ди­те­ли за­ни­ма­ют ме­ста в оче­ре­ди, что­бы по­том за пла­ту про­пу­стить впе­ред дру­гое ав­то.

Удоб­ство и ин­фра­струк­ту­ра

Длин­ные оче­ре­ди по­вы­ша­ют сроч­ность во­про­сов, свя­зан­ных с удоб­ством и при­спо­соб­лен­но­стью пунк­тов про­пус­ка к про­дол­жи­тель­но­му пре­бы­ва­нию лю­дей на их тер­ри­то­рии. По оцен­кам ре­спон­ден­тов, кро­ме пя­ти пунк­тов про­пус­ка, по­стро­ен­ных или от­ре­мон­ти­ро­ван­ных в 2000-х, осталь­ные 13 на гра­ни­це с ЕС тре­бу­ют ре­мон­та раз­ной сте­пе­ни: от на­ла­жи­ва­ния осве­ще­ния на од­ном из но­вых пунк­тов «Уг­ри­нов» до про­ве­де­ния пол­ной ре­кон­струк­ции пунк­та «Уж­го­род».

От­дель­но сле­ду­ет вы­де­лить про­бле­мы обу­строй­ства туа­ле­тов, о ко­то­рых го­во­ри­ли ре­спон­ден­ты на всех без ис­клю­че­ния ис­сле­до­ван­ных пунк­тах про­пус­ка. Са­мой острой эта про­бле­ма бы­ла на пунк­тах про­пус­ка «Ма­лый Бе­рез­ный», «Ма­лые Сел­мен­цы» на укра­и­но­сло­вац­кой гра­ни­це, «Чоп», «Ко­си­но» на укра­и­но-вен­гер­ской гра­ни­це, «Ше­ги­ни», «Уг­ри­нов», «Ра­ва-рус­ская» на укра­и­но-поль­ской гра­ни­це и «Дя­ко­во» на укра­и­но-ру­мын­ском участ­ке гра­ни­цы. На всех пунк­тах про­пус­ка пу­те­ше­ствен­ни­ки ре­ко­мен­до­ва­ли по­чи­стить туа­ле­ты, а в неко­то­рых — сде­лать их бес­плат­ны­ми.

Так­же ре­спон­ден­ты ре­ко­мен­до­ва­ли обу­стро­ить на пунк­тах про­пус­ка пе­ше­ход­ные пе­ре­хо­ды, вы­де­лить от­дель­ные ли­нии для ав­то­бу­сов, от­ре­мон­ти­ро­вать подъ­езд­ные дороги.

Кор­руп­ция

Оче­ре­ди, сре­ди про­че­го, яв­ля­ют­ся и кор­руп­цио­ген­ным фак­то­ром, про­во­ци­руя участ­ни­ков дви­же­ния и по­гра­нич­ни­ков на на­ру­ше­ния ра­ди бо­лее ско­ро­го про­хож­де­ния гра­ни­цы, од­на­ко ис­сле­до­ва­ние по­ка­за­ло, что бо­лее ак­ту­аль­ны во­про­сы кор­руп­ции от­но­си­тель­но пе­ре­воз­ки кон­тра­банд­ных то­ва­ров (си­га­рет, ал­ко­го­ля) и ав­то с ино­стран­ной ре­ги­стра­ци­ей, по­верх­ност­но­го осмот­ра транс­порт­ных средств.

Из слов ре­спон­ден­тов, они зна­ют о взят­ках та­мо­жен­ни­кам за пе­ре­воз­ку гру­зов или ав­то без ре­ги­стра­ции на сум­му от 10 до 500 ев­ро, в за­ви­си­мо­сти от си­ту­а­ции. Кро­ме то­го, на­зы­ва­лась сум­ма 250 грн за про­езд без оче­ре­ди. Так­же ре­спон­ден­ты рас­ска­зы­ва­ли о том, как укра­ин­ские по­гра­нич­ни­ки про­сят сред­ства «на ко­фе» — 100 грн, 5–10 ев­ро, 10 долл., а та­мо­жен­ни­ки тре­бу­ют 10 ев­ро за уско­рен­ный осмотр ав­то. Слу­жа­щие с дру­гой сто­ро­ны, по сло­вам опро­шен­ных, бра­ли взят­ки за кон­тра­бан­ду па­пи­рос и уско­рен­ный осмотр ав­то.

Уро­вень осве­дом­лен­но­сти о фак­тах кор­руп­ции был по­чти оди­на­ков сре­ди граж­дан Укра­и­ны и ино­стран­цев, но при этом обе ка­те­го­рии боль­ше зна­ли о кор­руп­ции с укра­ин­ской сто­ро­ны. Ре­спон­ден­ты от­дель­но под­чер­ки­ва­ли, что с поль­ской сто­ро­ны то­же есть кор­руп­ция, но там пред­ла­гать взят­ку опас­но, и что поль­ские слу­жа­щие боль­ше бо­ят­ся, по­сколь­ку име­ют стра­хов­ку и хо­ро­шую зар­пла­ту. Од­на­ко несколь­ко ре­спон­ден­тов счи­та­ют, что си­ту­а­ция с кор­руп­ци­ей сей­час луч­ше, чем бы­ла несколь­ко лет на­зад.

Под­во­дя ито­ги ис­сле­до­ва­ния, сле­ду­ет кон­ста­ти­ро­вать, что боль­шин­ство пунк­тов про­пус­ка на гра­ни­це со стра­на­ми ЕС не рас­счи­та­ны да­же на ак­ту­аль­ный по­ток транс­пор­та, а ко­ли­че­ство пу­те­ше­ствен­ни­ков в даль­ней­шем бу­дет воз­рас­тать из-за вве­де­ния без­ви­зо­во­го ре­жи­ма с ЕС и уве­ли­че­ния по­то­ков тру­до­вой ми­гра­ции из Укра­и­ны. Мно­го­ча­со­вые оче­ре­ди ав­то­транс­пор­та не ис­чез­нут в бли­жай­шее вре­мя, хо­тя, воз­мож­но, и не бу­дут воз­рас­тать бла­го­да­ря по­вы­ше­нию по­пу­ляр­но­сти авиа­ци­он­но­го и же­лез­но­до­рож­но­го со­об­ще­ния с ЕС.

Един­ствен­ным ло­гич­ным ре­ше­ни­ем этой про­бле­мы долж­но стать от­кры­тие но­вых ав­то­мо­биль­ных и пе­ше­ход­ных пунк­тов про­пус­ка и мо­дер­ни­за­ция уже име­ю­щих­ся, что­бы уве­ли­чить их про­пуск­ную спо­соб­ность и удоб­ство пре­бы­ва­ния.

Стро­и­тель­ство меж­ду­на­род­но­го пунк­та про­пус­ка, как и мо­дер­ни­за­ция, — слож­ный и до­ро­гой про­цесс, тре­бу­ю­щий за­клю­че­ния меж­ду­на­род­ных до­го­во­ров, при­ня­тия ре­ше­ния Ка­би­не­том ми­ни­стров Укра­и­ны, оформ­ле­ния пра­ва соб­ствен­но­сти или поль­зо­ва­ния зе­мель­ным участ­ком и т.п.

Дру­гой вы­ход — внед­рить преду­смот­рен­ную стра­те­ги­ей ин­те­гри­ро­ван­но­го управ­ле­ния гра­ни­ца­ми про­це­ду­ру об­ще­го кон­тро­ля, ко­то­рый осу­ществ­ля­ют со­труд­ни­ки кон­троль­ных ор­га­нов в об­щем пунк­те про­пус­ка со­глас­но меж­ду­на­род­ным прин­ци­пам «еди­но­го ок­на», «еди­ной оста­нов­ки», вы­бо­роч­ной про­вер­ки транс­порт­ных средств и то­ва­ров.

Имен­но пункты с та­кой фор­мой кон­тро­ля на укра­и­но-поль­ской гра­ни­це поз­во­ля­ют быст­рее все­го прой­ти оформ­ле­ние в усло­ви­ях боль­шо­го по­то­ка ав­то­мо­биль­но­го транс­пор­та. Од­на­ко про­бле­му об­ще­го кон­тро­ля прак­ти­че­ски невоз­мож­но от­де­лить от во­про­сов стро­и­тель­ства, ведь та­кой кон­троль тре­бу­ет спе­ци­аль­но при­спо­соб­лен­но­го по­ме­ще­ния и ин­фра­струк­ту­ры.

Кро­ме то­го, это еще и во­прос меж­ду­на­род­ных со­гла­ше­ний. По­ка что Укра­и­на под­пи­са­ла и ре­а­ли­зу­ет со­гла­ше­ния об об­щем кон­тро­ле да­ле­ко не со все­ми со­сед­ни­ми стра­на­ми ЕС. В част­но­сти, об­щий кон­троль внед­рен лишь на че­ты­рех из вось­ми пунк­тов на гра­ни­це меж­ду Укра­и­ной и Поль­шей. Успеш­но дей­ству­ет Со­гла­ше­ние об об­щем кон­тро­ле с Мол­до­вой, од­на­ко уже несколь­ко лет про­дол­жа­ют­ся пе­ре­го­во­ры по за­клю­че­нию со­от­вет­ству­ю­щих со­гла­ше­ний со Сло­ва­ки­ей и Вен­гри­ей.

Пе­ре­го­вор­ный про­цесс от­но­си­тель­но от­кры­тия но­вых меж­ду­на­род­ных пунк­тов про­пус­ка и под­пи­са­ния со­гла­ше­ний о вве­де­нии об­ще­го кон­тро­ля на­до уси­лить как Го­су­дар­ствен­ной по­гра­нич­ной служ­бе Укра­и­ны, МИДУ и Ка­би­не­ту ми­ни­стров Укра­и­ны, так и про­филь­ным учре­жде­ни­ям стран­со­се­дей.

Но, кро­ме ди­пло­ма­ти­че­ских и ор­га­ни­за­ци­он­ных мер, сто­ит во­прос о том, кто бу­дет пла­тить. На но­вей­шие пункты про­пус­ка — «Уг­ри­нов—дол­го­би­чув» и «Гру­шев—бу­до­меж», в ко­то­рых дей­ству­ет про­це­ду­ра об­ще­го кон­тро­ля, Поль­ша по­тра­ти­ла сум­мар­но око­ло 300 млн зло­тых кре­ди­та. Од­на­ко свое до­маш­нее за­да­ние Укра­и­на так и не вы­пол­ни­ла в пол­ной ме­ре: за че­ты­ре го­да функ­ци­о­ни­ро­ва­ния пунк­та «Гру­шев— Бу­до­меж» дороги к пунк­ту со сто­ро­ны Укра­и­ны ме­ся­ца­ми оста­ют­ся в по­лу­а­ва­рий­ном со­сто­я­нии, что де­ла­ет этот пункт од­ним из наи­ме­нее по­пу­ляр­ным на укра­и­но-поль­ском участ­ке гра­ни­цы.

Мо­дер­ни­за­ция то­же тре­бу­ет зна­чи­тель­ных фи­нан­со­вых ре­сур­сов. Для ре­ше­ния этой про­бле­мы в 2013–2014 гг. ЕС вы­де­лил 29,2 млн ев­ро на ре­кон­струк­цию и за­куп­ку обо­ру­до­ва­ния для пунк­тов про­пус­ка «Уж­го­род», «Усти­луг», «Ра­ва-рус­ская», «Кра­ко­вец», «Ше­ги­ни», «Яго­дин», «Лу­жан­ка», «Ви­лок», «Крас­но­ильск» и «Дя­ков­цы», од­на­ко за пять лет про­ек­ты пол­но­стью не вы­пол­ни­ли, и ев­ро­пей­ская сто­ро­на, в кон­це кон­цов, их за­кры­ла.

Несмот­ря на по­ра­же­ние с вве­де­ни­ем про­ек­тов ре­кон­струк­ции пунк­тов про­пус­ка, фи­нан­си­ро­ван­ных ЕС, пре­мьер-ми­ни­стру Укра­и­ны и МИДУ сле­ду­ет и в даль­ней­шем ве­сти диа­лог с ЕС о воз­мож­но­сти от­крыть но­вые про­ек­ты. Тем вре­ме­нем про­филь­ные ве­дом­ства не долж­ны за­бы­вать, что глав­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми гра­ни­цы меж­ду Укра­и­ной и стра­на­ми ЕС яв­ля­ют­ся мил­ли­о­ны имен­но укра­ин­ских граж­дан, а по­то­му необ­хо­ди­мо сде­лать при­о­ри­тет­ным во­прос обу­строй­ства гра­ни­цы внут­ри Укра­и­ны и вы­де­лять свои ре­сур­сы на мо­дер­ни­за­цию пунк­тов про­пус­ка и подъ­езд­ных пу­тей к ним.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.