Че­му учит на­ша ис­то­рия,

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ва­лен­тин КРЫСАЧЕНКО,

доктор фи­ло­соф­ских на­ук, про­фес­сор

«То під яко­го па­на ви хо­че­те!?» — Нет, не про­сто спра­ши­вал, а пы­тал­ся до­сту­чать­ся, до­кри­чать­ся на Пе­ре­я­с­лав­ской ра­де до серд­ца каж­до­го ка­за­ка, каж­до­го укра­ин­ца гет­ман Бо­г­дан Хмель­ниц­кий, же­лая со­вер­шен­но про­ти­во­по­лож­но­го от­ве­та.

И по­лу­чил его. «Годі, до­сить ма­ти над со­бою будь-яко­го по­не­во­лю­ва­ча чи зверх­ни­ка, ви­дих­ну­ла своє ба­жан­ня гро­ма­да, бу­де­мо віль­ни­ми та неза­леж­ни­ми. Бо ж не для то­го під­ня­ли­ся усім ми­ром на Виз­воль­ну Спра­ву, що­би зно­ву за­су­ну­ти свою шию в чиєсь яр­мо». Со вре­ме­нем Бо­г­дан Хмель­ниц­кий на­пом­нил мос­ков­ско­му по­слу Ва­си­лию Бу­тур­ли­ну, что он всту­пил в пе­ре­го­во­ры с ца­рем «не для то­го, щоб ро­би­ти те, що ска­жеш… Я з польсь­ким ко­ро­лем пе­ред тим би­вся, щоб вер­ну­ти сво­бо­ду собі і ко­за­кам».

Но гет­ман чет­ко осо­зна­вал, что без со­юз­ни­ков одер­жать по­бе­ду бу­дет нелег­ко. А ва­ри­ан­ты бы­ли сле­ду­ю­щие: ко­роль поль­ский, сул­тан ту­рец­кий, хан крым­ский, царь мос­ков­ский. С каж­дым из них Укра­и­ну свя­зы­ва­ли со­сед­ские от­но­ше­ния, прав­да, не все­гда при­ят­ные. Но на­до ис­поль­зо­вать лю­бые воз­мож­но­сти для сов­мест­ных дей­ствий, ес­ли они при­бли­жа­ют к же­ла­е­мой це­ли. Со­от­вет­ству­ю­щие со­гла­ше­ния за­клю­ча­лись с Кры­мом, Тур­ци­ей, Тран­силь­ва­ни­ей, Поль­шей, Шве­ци­ей, Мос­ко­ви­ей… Имен­но до­го­во­рен­но­сти с по­след­ней и при­ве­ли к смер­тель­ным по­след­стви­ям для даль­ней­шей укра­ин­ской ис­то­рии.

Как имен­но по­сту­пи­ла Рос­сия с Укра­и­ной по­сле 1654 го­да, от­кро­вен­но и ци­нич­но сфор­му­ли­ро­вал им­пер­ский гла­ва пра­ви­тель­ства Петр Сто­лы­пин. В ра­пор­те Се­на­ту по по­во­ду ос­но­ва­ния в Москве об­ще­ства «Укра­ин­ская ха­та» он под­чер­ки­вал: «Та­кая цель для укра­ин­ской об­щи­ны, с точ­ки зре­ния рос­сий­ской го­су­дар­ствен­ной вла­сти, каaeет­ся крайне неaeе­ла­тель­ной и про­ти­во­ре­чит всем на­чи­на­ни­ям, ко­то­рые пра­ви­тель­ство осу­ществ­ля­ет в от­но­ше­нии быв­шей Укра­и­ны». Итак, пре­мьер при­зна­ет, что Укра­и­на все же бы­ла. Но что с ней нуж­но де­лать? И от­ве­ча­ет: «На­ше пра­ви­тель­ство, на­чи­ная с ХVII ве­ка, по­сто­ян­но бо­ро­лось про­тив двиaeе­ния, из­вест­но­го в на­ше вре­мя под име­нем укра­ин­ско­го и оли­це­тво­ря­ю­ще­го со­бой идею воз­роae­де­ния преae­ней Укра­и­ны и обу­строй­ство ма­ло­рус­ско­го края на ав­то­ном­ных на­ци­о­наль­но­тер­ри­то­ри­аль­ных прин­ци­пах».

Но, за­ме­тит кто-то, это же Сто­лы­пин, из­вест­ный ор­га­ни­за­тор чер­но­со­тен­ных по­гро­мов, ини­ци­а­тор звер­ских рас­прав с за­ба­стов­щи­ка­ми и мя­теж­ны­ми кре­стья­на­ми. Во­все нет, та­кая по­зи­ция не бы­ла чем-то ис­клю­чи­тель­ным или стран­ным: ан­ти­укра­ин­ские на­стро­е­ния до­ми­ни­ро­ва­ли не толь­ко во власт­ных струк­ту­рах, они бы­ли при­су­щи все­му по­ли­ти­че­ско­му бо­мон­ду им­пе­рии. Вспом­ним толь­ко ли­де­ра ка­дет­ской фрак­ции в Ду­ме Пет­ра Стру­ве, ко­то­рый хо­ро­шо раз­би­рал­ся в ли­бе­раль­ных иде­ях. Так вот, гос­по­дин Стру­ве в жур­на­ле «Рус­ская мысль» (1912 г.) пря­мо-та­ки взы­вал, что укра­ин­ской куль­ту­ры «не бы­ло, нет, и быть не мо­жет».

Итак, в укра­ин­ском во­про­се все по­ли­ти­че­ские рус­ские, лю­бой пар­тий­ной окрас­ки, все­гда бы­ли еди­но­душ­ны. Вспо­ми­ная то­гдаш­ние со­бы­тия в Го­с­ду­ме Рос­сии, вы­да­ю­щий­ся идео­лог си­о­низ­ма Вла­ди­мир (Зе­ев) Жа­бо­тин­ский от­ме­чал: «Как толь­ко речь за­шла об укра­ин­ском язы­ке, они от­бро­си­ли и па­яс­ни­че­ство и хит­ро­ум­ные рас­че­ты и про­сто под­ня­ли ру­ки вверх». Ко­неч­но же — «про­тив». До боли зна­ко­мая кар­ти­на ра­бо­ты выс­ших за­ко­но­да­тель­ных ор­га­нов Рос­сии, не прав­да ли? До­ста­точ­но вспом­нить хо­тя бы их го­ло­со­ва­ние по «крым­ско­му» во­про­су…

Воз­ни­ка­ет за­ко­но­мер­ный во­прос: по­че­му же по­зи­ция Рос­сии в от­но­ше­нии Укра­и­ны все­гда неиз­мен­на в стра­те­ги­че­ских из­ме­ре­ни­ях и все­гда нега­тив­на? От­вет мож­но по­лу­чить, по­няв са­му сущ­ность та­ко­го гео­по­ли­ти­че­ско­го фе­но­ме­на, ка­ко­вым яв­ля­ет­ся Рос­сия.

Ее на­ча­ла еще в тех вре­ме­нах, ко­гда на тер­ри­то­рию се­вер­ных уг­ро­фин­ских пле­мен рас­про­стра­ни­лось хри­сти­ан­ство. Од­на­ко хри­сти­а­ни­за­ция про­изо­шла пре­иму­ще­ствен­но на уровне власт­ных и управ­лен­че­ских струк­тур: кня­же­ско­го дво­ра, дру­жи­ны, де­ло­про­из­вод­ства, го­род­ских жи­те­лей и т.п. Аб­со­лют­ное же боль­шин­ство на­се­ле­ния со­хра­ни­ло свое пер­во­на­чаль­ное родо­пле­мен­ное устрой­ство и ми­ро­воз­зре­ние. И ко­гда на­сту­пи­ли вре­ме­на та­та­ро-мон­голь­ско­го на­ше­ствия, кня­же­ские го­ро­да-за­ста­вы бы­ли прак­ти­че­ски стер­ты с ли­ца зем­ли, а их за­щит­ни­ки ге­ро­и­че­ски по­гиб­ли. Мест­ное же на­се­ле­ние, прак­ти­че­ски не зная, что та­кое на­ро­до­пра­вие, в част­но­сти ве­че­вое са­мо­управ­ле­ние, прак­ти­че­ски без со­про­тив­ле­ния при­спо­со­би­лось к жиз­ни в но­вом го­су­дар­стве.

Бо­лее то­го, все свое по­ли­ти­че­ское устрой­ство мест­ные кня­же­ства на­ча­ли пе­ре­стра­и­вать на во­сточ­ный лад, и это им вполне уда­лось. За­тем но­вый мос­ков­ский улус на­чал упор­ную борь­бу — нет, не за осво­бож­де­ние, а за па­ри­тет­ность и, в кон­це кон­цов, за пре­вос­ход­ство в Зо­ло­той Ор­де. И по­сле по­бед над Астра­хан­ским, Ка­зан­ским и Крым­ским хан­ства­ми он все же до­стиг по­став­лен­ной це­ли, рас­про­стра­нив свою власть на всю ее тер­ри­то­рию. От­ныне быв­шая им­пе­рия Чин­гис­ха­на бу­дет на­зы­вать­ся Мос­ков­ским цар­ством.

Уже в 1243 г. Вла­ди­мир­ский князь Яро­слав Все­во­ло­до­вич по­лу­чил от Ба­ту-ха­на (Ба­тыя) яр­лык на кня­же­ние и пра­во при­смат­ри­вать за со­сед­ни­ми кня­зья­ми. А уже его сын Алек­сандр Нев­ский стал на­зван­ным бра­том сы­на Ба­тыя. В ис­то­рии он из­ве­стен как по­бе­ди­тель над Тев­тон­ским ор­де­ном в «ле­до­вом по­бо­и­ще». Но вот что от­ме­тил по это­му по­во­ду фи­ло­соф Ни­ко­лай Бер­дя­ев: князь имел воз­мож­ность про­длить Ев­ро­пу в сто­ро­ну Азии, вме­сто это­го сде­лал на­обо­рот — про­длил Азию в сто­ро­ну Ев­ро­пы.

Со­вер­шен­но не слу­чай­но в Ев­ро­пе Мос­ко­вию на­зы­ва­ли Та­та­ри­ей. «Кле­ве­та», — ска­жут в от­вет адеп­ты «еди­ной и неде­ли­мой». Но вот как в кон­це XIX ве­ка яр­ко опи­сал рос­сий­ское про­шлое из­вест­ный ис­то­ри­кво­сто­ко­вед, про­фес­сор Санкт-пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та Ва­си­лий Гри­го­рьев: «И не по внеш­но­сти толь­ко, по одеae­де, по при­е­мам, по об­ста­нов­ке бы­та по­хо­ди­ли на та­тар рус­ские кня­зья и бо­яре, рус­ские слуaeи­лые и тор­го­вые лю­ди: все, и чув­ства и по­ня­тия, и стрем­ле­ния их в об­ла­сти прак­ти­че­ской aeиз­ни, все это силь­ней­шим об­ра­зом от­зы­ва­лось та­тар­щи­ной… Но та­тар­щи­ной про­долaeа­ла вы­гля­деть Русь и по па­де­нии Зо­ло­той Ор­ды, до са­мо­го Пет­ра Ве­ли­ко­го. Вполне та­тар­ски­ми за весь пе­ри­од этот про­долaeа­ли оста­вать­ся в осо­бен­но­сти го­су­дар­ствен­ные идеи и по­ли­ти­че­ские при­е­мы ца­рей и са­нов­ни­ков рус­ских, так что без зна­ком­ства с ис­тою та­тар­щи­ною невоз­моae­но по­нять и оце­нить пра­виль­но мно­гие яв­ле­ния в оте­че­ствен­ной ис­то­рии XV–XVII ве­ков».

Кста­ти, ко­гда Петр I хва­стал­ся, что он, де­скать, «про­ру­бил ок­но» в Ев­ро­пу, то, без­услов­но, чет­ко осо­зна­вал, что до тех пор он и его го­су­дар­ство все же бы­ли в Азии. Соб­ствен­но, ею и бы­ли. И пе­ре­оде­ва­ние «из каф­та­нов в сюр­ту­ки» ни­чуть не из­ме­ни­ло са­мой сущ­но­сти дес­по­ти­че­ской Рос­сии.

А тем вре­ме­нем стра­ны и на­ро­ды Во­сточ­ной Ев­ро­пы упря­мо бо­ро­лись за очи­ще­ние от та­та­ро-мон­голь­ско­го на­ше­ствия, и им все же это уда­лось. Объ­еди­нен­ное ли­тов­ско-бе­ло­рус­ско-укра­ин­ское вой­ско в 1362 го­ду в бит­ве на Си­них Во­дах (По­до­лье) на­го­ло­ву раз­гро­ми­ло зо­ло­то­ор­дын­цев и по­ло­жи­ло ко­нец их гос­под­ству на сво­их зем­лях. Срав­ни­вая даль­ней­шие судь­бы раз­ных древ­не­рус­ских кня­жеств, ви­дим, что про­изо­шел чет­кий ис­то­ри­че­ский ци­ви­ли­за­ци­он­ный вы­бор, и про­изо­шло это в усло­ви­ях то­таль­но­го дав­ле­ния во­сточ­но­го за­во­е­ва­те­ля. Соб­ствен­но, Русь-укра­и­на, то есть са­ма мет­ро­по­лия, со­хра­ни­ла свой ев­ро­пей­ский век­тор раз­ви­тия, а ее се­ве­ро-во­сточ­ные про­вин­ции транс­фор­ми­ро­ва­лись сна­ча­ла в од­ну из ча­стей, а со вре­ме­нем и в но­вую ипо­стась Зо­ло­той Ор­ды — Мос­ко­вию, хри­сти­ан­скую по идео­ло­гии, дес­по­ти­че­скую в по­ли­ти­че­ском смыс­ле.

В част­но­сти, рос­сий­ское го­су­дар­ство при­об­ре­ло и со­хра­ни­ло мо­но­цен­три­че­скую фор­му прав­ле­ния, с раз­ной ме­рой ав­то­ри­тар­но­сти: от пол­но­го аб­со­лю­тиз­ма до фор­маль­но огра­ни­чен­но­го еди­но­вла­стия, неза­ви­си­мо от то­го, ка­кой титул но­сил вла­сти­тель. В ис­то­ри­че­ской про­ек­ции речь идет о це­поч­ке «им­пе­ра­тор—ген­сек—пре­зи­дент», об­щим для ко­то­рых яв­ля­ет­ся без­гра­нич­ная власть над людь­ми.

В Москве под­власт­ные ха­ну кня­зья по­лу­ча­ли со­от­вет­ству­ю­щий яр­лык на слу­же­ние, а на пре­стол их тор­же­ствен­но «са­жал» хан­ский по­сол. Для но­вых под­дан­ных вер­хов­ный хан был по­до­бен бо­же­ству, да и са­ми мон­голь­ские пра­ви­те­ли счи­та­ли се­бя «ин­стру­мен­том» Бо­га для на­ве­де­ния по­ряд­ка на земле. И, со­глас­но то­гдаш­не­му сво­ду за­ко­нов, все на­ро­ды счи­та­лись их под­дан­ны­ми, а непо­кор­ные при­зна­ва­лись бун­тов­щи­ка­ми и под­ле­жа­ли бес­по­щад­но­му на­ка­за­нию. Так они за­кре­пи­ли за со­бой «пра­во» вме­ши­вать­ся в чьи угод­но де­ла, а Москва с пре­ве­ли­ким удо­воль­стви­ем под­хва­ти­ла это зна­мя.

В до­го­вор­ных гра­мо­тах се­ве­ро­рус­ских кня­зей упо­треб­ля­ют­ся тер­ми­ны «ор­да», «та­та­ры», «царь», упо­ми­на­ют­ся все «ца­ри Ве­ли­кой Ор­ды». Со вре­ме­нем мос­ко­ви­там са­мим за­хо­те­лось име­но­вать­ся ца­ря­ми, пе­ре­няв та­ким об­ра­зом по­сле за­хва­та по­ли­ти­че­ско­го ли­дер­ства и титул вер­хов­но­го пра­ви­те­ля Ор­ды.

По­сте­пен­но ап­пе­ти­ты мос­ков­ских пра­ви­те­лей рос­ли, и в од­ной из та­тар­ских ле­то­пи­сей XVII ве­ка Бо­рис Го­ду­нов уже име­ну­ет­ся «Го­су­да­рем — Ца­рем всех хри­сти­ан, Ве­ли­ким кня­зем и Бе­лым ха­ном». Ис­поль­зуя экс­тра­по­ля­цию от­но­си­тель­но со­дер­жа­ния упо­мя­ну­тых ти­ту­лов, до­воль­но лег­ко уга­ды­ва­ют­ся Ви­зан­тия, Русь и Ор­да, в ко­то­рых эти долж­но­сти бы­ли ин­сти­ту­а­ли­зи­ро­ва­ны и ко­то­рые (эти стра­ны) те­перь вро­де бы уже «под­власт­ны» Москве. На то вре­мя по­след­няя уже и впрямь гос­под­ство­ва­ла в Ор­де, но Ки­ев и Кон­стан­ти­но­поль еще не бы­ли под­чи­не­ны. Толь­ко по­сле се­па­рат­но­го Ан­дру­сов­ско­го до­го­во­ра (1667) меж­ду Рос­си­ей и Поль­шей Москва нач­нет на­кла­ды­вать свою ла­пу на Ки­ев. И это­му по­зор­но по­спо­соб­ство­вал гет­ман Иван Брю­хо­вец­кий (1663–1668), ко­то­рый в 1665 го­ду по­ехал в Моск­ву, стал бо­яри­ном, всту­пил в брак с мос­ков­ской княж­ной Да­рьей Дол­го­ру­ко­вой и от­рек­ся от прав Укра­и­ны в поль­зу Рос­сии. А за Кон­стан­ти­но­поль, что­бы вы­дать же­ла­е­мое за дей­стви­тель­ное, Рос­сия ве­ла бес­пре­рыв­ные вой­ны вплоть до но­вей­ших вре­мен, при­но­ся на­ро­дам Во­сточ­ной Ев­ро­пы и Бал­кан неве­ро­ят­ные стра­да­ния.

Ок­ку­пан­та судь­ба за­хва­чен­ной зем­ли и ее жи­те­лей-ав­тох­то­нов ин­те­ре­су­ет толь­ко с по­тре­би­тель­ской точ­ки зре­ния. Нега­тив­ные по­след­ствия для под­чи­нен­ной сто­ро­ны оче­вид­ны: лю­ди об­ре­че­ны или на вы­ми­ра­ние, или на ман­кур­ти­за­цию, а окру­жа­ю­щая среда — на эко­си­стем­ную де­гра­да­цию и необ­ра­ти­мые из­ме­не­ния. В этом нетруд­но убе­дить­ся, при­пом­нив несчаст­ли­вую ис­то­рию — не жиз­ни, а про­зя­ба­ния со­тен на­ро­дов на тер­ри­то­рии Рос­сии, их вы­ми­ра­ние и ис­чез­но­ве­ние; об­ре­те­ние уце­лев­ши­ми уни­зи­тель­но­го ста­ту­са «ма­лых» на­ро­дов Си­би­ри, Даль­не­го Во­сто­ка и Се­ве­ра. Впро­чем, и сам за­хват­чик тер­пит в стра­те­ги­че­ской пер­спек­ти­ве по­ра­же­ние, по­сколь­ку по­сто­ян­ное па­ра­зи­ти­ро­ва­ние от­би­ва­ет лю­бой сти­мул для соб­ствен­ной об­ще­ствен­но-эко­но­ми­че­ской эво­лю­ции. «Веч­ная Рос­сия», (1988). Ху­дож­ник Илья Гла­зу­нов. Яр­кий об­ра­зец кит­ча, вы­звав­ший ши­ро­кий ре­зо­нанс в СССР в го­ды пе­ре­строй­ки. Ху­дож­ник был ве­ли­ко­дер­жав­ным шо­ви­ни­стом, ис­по­ве­до­вал идею «со­бор­но­сти» «рос­сий­ских» зе­мель

Но ведь гра­би­тель, вор, на­силь­ник не хо­чет и не же­ла­ет, что­бы его на­зы­ва­ли на­сто­я­щи­ми име­на­ми. На­обо­рот, он вы­ис­ки­ва­ет вся­че­ское оправ­да­ние сво­им дей­стви­ям и по­ступ­кам, жаж­дет сла­вы, по­че­стей, при­зна­ния, по­кло­не­ния за свои яко­бы неве­ро­ят­ные бла­го­де­я­ния лю­дям. Для это­го ис­поль­зу­ет­ся клас­си­че­ский ме­тод раз­дво­е­ния ре­аль­но­сти: су­ще­ству­ю­щую дей­стви­тель­ность, со все­ми ее недо­стат­ка­ми и чер­ны­ми пят­на­ми, пы­та­ют­ся за­ме­нить в го­ло­вах лю­дей эфе­мер­ной, ми­фо­ло­ги­зи­ро­ван­ной кар­ти­ной ми­ра: бла­го­со­сто­я­ние, со­вер­шен­ство су­ще­ству­ю­ще­го по­ряд­ка, счаст­ли­вое бу­ду­щее. И по­нят­но, ко­му имен­но лю­ди по­все­мест­но долж­ны быть бла­го­дар­ны за это.

Цен­траль­ное ме­сто в этой уто­пии за­ни­ма­ет идея мес­си­ан­ства, вы­со­ко­го ис­то­ри­че­ско­го, все­че­ло­ве­че­ско­го, все­лен­ско­го на­зна­че­ния Рос­сии. Для при­вле­ка­тель­но­го об­рам­ле­ния пред­ла­га­е­мо­го «ука­за­те­ля» не жа­ле­ют кра­сок: бо­же­ствен­ное про­ви­де­ние, за­га­доч­ная рус­ская ду­ша, уни­каль­ная евразий­ская ци­ви­ли­за­ция, ис­то­ри­че­ская мис­сия, спа­се­ние ми­ра, лу­че­зар­ное бу­ду­щее... Глав­ное — со­здать у лю­дей ощу­ще­ние со­ци­аль­ной эй­фо­рии, а для это­го, кро­ме док­трин и дог­ма­тов смыс­ло­опре­де­ля­ю­ще­го, «ка­но­ни­че­ско­го» ря­да, го­дят­ся лю­бой по­вод и со­бы­тие, пред­став­лен­ные и ин­тер­пре­ти­ро­ван­ные для ши­ро­ко­го по­треб­ле­ния в апо­фе­о­з­ном тол­ко­ва­нии. А ре­аль­ные че­ло­ве­че­ские про­бле­мы в этом кон­тек­сте ка­жут­ся на­столь­ко ми­зер­ны­ми и вто­рич­ны­ми, что на­по­ми­на­ние о них для Крем­ля яв­ля­ет­ся как ми­ни­мум при­зна­ком пло­хо­го то­на. Как мет­ко за­ме­тил по­ли­то­лог Бо­рис Па­ра­хон­ский, в Рос­сии «со­сто­я­ние по­сто­ян­ной ши­зо­фре­нии и пер­ма­нент­ной па­ра­нойи ста­ло буд­нич­ным для aeиз­ни об­ще­ства». А с людь­ми, пре­бы­ва­ю­щи­ми в со­сто­я­нии свое­об­раз­ной ис­кус­ствен­ной ко­мы, ко­гда те­ло жи­во, а со­зна­ние не ра­бо­та­ет, мож­но вы­тво­рять что угод­но, оправ­ды­вая вы­со­ки­ми це­ля­ми лю­бое пре­ступ­ле­ние.

«Устро­ив» свои де­ла на Во­сто­ке, то есть во­ца­рив­шись в Ор­де, Москва об­ра­ща­ет свой взгляд на За­пад. Очень уж хо­те­лось сде­лать то, что не уда­лось ни Чин­гис­ха­ну, ни его ро­ду, — под­чи­нить Ев­ро­пу. Вот то­гда и за­пус­ка­ет­ся в оби­ход гран­ди­оз­ная ми­фо­ло­ге­ма о Москве как «Тре­тьем Ри­ме». И для это­го очень по­на­до­би­лись и хри­сти­ан­ство, и пусть и ка­са­тель­ная, од­на­ко же хоть ка­кая-то при­част­ность к Ки­ев­ской Ру­си.

Для под­твер­жде­ния сво­их по­ся­га­тельств на ми­ро­вое ли­дер­ство для на­ча­ла на­до бы­ло утвер­дить се­бя как хри­сти­ан­ский центр. С 1328 г. мит­ро­по­лит, по­ка с ти­ту­лом «Ки­ев­ский», по­лу­ча­ет свою ре­зи­ден­цию в Москве и де­ла­ет это во­все не по сво­е­му же­ла­нию. В 1589 го­ду нека­но­нич­но про­воз­гла­ша­ет­ся Мос­ков­ский пат­ри­ар­хат. Для обос­но­ва­ния сво­их по­ся­га­тельств на ми­ро­вое ли­дер­ство про­воз­гла­ша­ет­ся что угод­но, на­чи­ная от ло­зун­гов о «Свя­той Ру­си» и «ис­тин­но пра­во­слав­ной ве­ре» и за­кан­чи­вая раз­но­об­раз­ней­ши­ми ва­ри­а­ци­я­ми о «бо­го­из­бран­но­сти» вла­сти. Все это по­да­ва­лось как выс­шие цен­но­сти че­ло­ве­че­ской жиз­ни, что да­ва­ло пра­во на са­кра­ли­за­цию лю­бых пре­ступ­ных дей­ствий вла­сти.

Как из­вест­но, укра­ин­ские иерар­хи не под­дер­жа­ли Пе­ре­я­с­лав­ские со­гла­ше­ния. И спу­стя ка­кие-то 30 лет Мос­ков­ская пат­ри­ар­хия за взят­ку ту­рец­ко­му ви­зи­рю («три со­ро­ка со­бо­лей и две­сти чер­вон­ных») пе­ре­под­чи­ни­ла се­бе Ки­ев­скую мит­ро­по­лию. Имен­но с тех пор и на­ча­лось ис­ко­ре­не­ние, уни­что­же­ние Укра­ин­ской церк­ви и на­саж­де­ние вме­сто это­го им­пер­ско­го сур­ро­га­та ве­ры. Так ма­те­рин­ская Ки­ев­ская цер­ковь ока­за­лась в же­лез­ных тис­ках и плот­ных шо­рах сво­ей вы­со­ко­мер­ной се­вер­ной при­ем­ной до­че­ри и не мо­жет из них вы­рвать­ся до сих пор.

Ре­ша­ю­щую точ­ку в сли­я­нии по­ли­ти­ки во­сточ­но­го дес­по­тиз­ма и идео­ло­гии бо­го­из­бран­но­сти вла­сти по­ста­вил Петр I, лик­ви­ди­ро­вав пре­вос­ход­ство над цер­ко­вью пат­ри­ар­ха и пе­ре­до­ве­рив управ­ле­ние ею Си­но­ду. Так про­изо­шло пол­ное ого­су­дар­ствле­ние церк­ви.

Ка­за­лось, бы­ли най­де­ны идео­ло­ге­мы и ме­ха­низ­мы под­дер­жа­ния и обес­пе­че­ния веч­но­го су­ще­ство­ва­ния Рос­сии, но пре­гра­дой ста­ли но­вые твор­цы идеи мес­си­ан­ства. «Тре­тий Рим» был раз­бит и рас­топ­тан боль­ше­ви­ка­ми «от Моск­вы до самых до окра­ин». И начался ка­та­стро­фи­че­ское

дви­же­ние ужас­но­го уто­пи­че­ско­го «при­зра­ка ком­му­низ­ма».

Но­вая мес­си­ан­ская идея сно­ва ре­гла­мен­ти­ро­ва­ла и опре­де­ля­ла смысл всей жиз­ни лю­дей. То­та­ли­тар­ное об­ще­ство, с его аб­со­лют­ным пре­не­бре­же­ни­ем к пра­вам и сво­бо­дам че­ло­ве­ка, яви­ло ми­ру об­ра­зец то­го, как не сле­ду­ет ор­га­ни­зо­вы­вать об­ще­ствен­ный по­ря­док. К со­жа­ле­нию, воз­мож­ность неогра­ни­чен­но­го пра­ва на экс­про­при­а­цию и гра­беж од­ной ча­сти граж­дан дру­ги­ми сде­ла­ла пред­ло­жен­ные идеи весь­ма по­пу­ляр­ны­ми не толь­ко в Рос­сии, но и во мно­гих стра­нах ми­ра. Это­му спо­соб­ство­ва­ли при­вле­ка­тель­ные обе­ща­ния и ло­зун­ги от но­вых пра­ви­те­лей. Вме­сте с тем си­сте­ма сле­ди­ла, что­бы в стране не бы­ло ина­ко­мыс­ля­щих, что­бы ни­кто не имел да­же ма­лей­шей воз­мож­но­сти быть вне гра­ниц ком­му­ни­сти­че­ских идей и сим­во­лов. Про­стые же лю­ди по­лу­ча­ли в поль­зо­ва­ние идею о ком­му­низ­ме как о смыс­ле и це­ли жиз­ни, ко­то­рой на­до слу­жить, несмот­ря ни на ка­кие труд­но­сти, до по­след­не­го вздо­ха. Прав­да, «бла­го­ден­ствие» бы­ло обе­ща­но в да­ле­ком бу­ду­щем, а до тех пор все долж­ны бы­ли мо­би­ли­зо­вать­ся, слу­жить и тер­петь, и сча­стье, де­скать, неиз­беж­но при­дет. Са­ми же се­бе но­вые вла­ды­ки и их но­мен­кла­тур­ная че­лядь не от­ка­зы­ва­ли ни в чем: зем­ной рай они хо­те­ли по­лу­чить — и по­лу­ча­ли, здесь и сей­час.

Во вре­ме­на Ми­ха­и­ла Гор­ба­че­ва глас­ность су­ще­ствен­но де­ми­фо­ло­ги­зи­ро­ва­ла жар-пти­цу ком­му­низ­ма и от­кры­ла гла­за на ужа­сы и пре­ступ­ле­ния то­та­ли­та­риз­ма. СССР рас­пал­ся, а быв­шие со­юз­ные рес­пуб­ли­ки ста­ли не­за­ви­си­мы­ми. В са­мой Рос­сии, все­гда ас­со­ци­и­ро­вав­шей се­бя с этой стра­ной и став­шей ее уза­ко­нен­ной пра­во­пре­ем­ни­цей, во­ца­ри­лись разо­ча­ро­ва­ние и нераз­бе­ри­ха, раз­гу­лял­ся кри­ми­на­ли­тет, на­рас­та­ло ощу­ще­ние ее гео­по­ли­ти­че­ско­го уни­же­ния и эк­зи­стен­ци­аль­но­го кол­лап­са. И, опа­са­ясь ка­та­стро­фи­че­ских по­след­ствий рас­па­да ядер­но­го го­су­дар­ства, Рос­сия до­воль­но быст­ро ре­ани­ми­ро­ва­ла свои тра­ди­ци­он­ные сред­ства укреп­ле­ния и рас­ши­ре­ния им­пе­рии.

Сно­ва в оби­ход бы­ли вве­де­ны за­тер­тые, но пси­хо­ло­ги­че­ски дей­ствен­ные ло­зун­ги: ми­ро­вой за­го­вор, из­ме­на, униaeе­ние, упа­док ци­ви­ли­за­ции, все­лен­ская ка­та­стро­фа, ис­то­ри­че­ское на­зна­че­ние Рос­сии и т.п. А во­круг — од­ни враги, ко­то­рые толь­ко то и де­ла­ют, что то­чат зу­бы на спа­си­те­ля ми­ра Рос­сию: США, НАТО, ис­лам­ские тер­ро­ри­сты и са­мые опас­ные из них — «aeи­до­бан­де­ров­цы». И по­то­му, что­бы твер­до про­ти­во­сто­ять «меж­ду­на­род­но­му за­го­во­ру», нуж­но сроч­но во­ору­жать­ся. Толь­ко так мож­но дать над­ле­жа­щий от­вет и от­пор всем недоб­ро­же­ла­те­лям и за­щи­тить на­ци­о­наль­ные ин­те­ре­сы Рос­сии.

Опре­де­ля­ю­щей идео­ло­ге­мой но­во­го агрес­сив­но­го по­ли­ти­че­ско­го кур­са Рос­сии ста­ла док­три­на «рус­ско­го ми­ра». В из­ло­же­нии пат­ри­ар­ха Ки­рил­ла, пу­тин­ско­го вдох­но­ви­те­ля, «рус­ский мир» — это преж­де все­го ци­ви­ли­за­ция, к ко­то­рой при­над­ле­жат лю­ди, ныне на­зы­ва­ю­щие се­бя раз­ны­ми име­на­ми, — и рус­ские, и укра­ин­цы, и бе­ло­ру­сы («Сло­во пас­ты­ря», 2014). Так, од­ним «бо­жьим сло­вом» стер­ты с ли­ца зем­ли два ев­ро­пей­ских на­ро­да. Но к «рус­ско­му ми­ру» от­не­се­ны еще три ка­те­го­рии лю­дей: 1) эт­ни­че­ские рус­ские, неза­ви­си­мо от ме­ста их про­жи­ва­ния, 2) рус­ско­языч­ное на­се­ле­ние дру­гих стран, неза­ви­си­мо от на­ци­о­наль­но­сти, 3) со­оте­че­ствен­ни­ки за ру­бе­жом (вы­ход­цы из Рос­сий­ской им­пе­рии и СССР) и их по­том­ки. Ма­но­ве­ни­ем крем­лев­ской ру­ки, ко­то­рая очень на­по­ми­на­ет апо­ка­лип­си­че­скую «длань», на­ло­же­на «пе­чать» на огром­ную мас­су лю­дей, да­же не ве­да­ю­щих о та­ком сво­ем «сча­стье». К со­жа­ле­нию, эта свое­об­раз­ная «пя­тая ко­лон­на» Рос­сии за ее пре­де­ла­ми неред­ко ста­но­вит­ся за­чин­щи­ком и ка­та­ли­за­то­ром внут­рен­них вол­не­ний в соб­ствен­ных стра­нах, в част­но­сти и в Укра­ине.

На са­мом де­ле «рус­ский мир» — лишь фан­том­ное при­кры­тие агрес­сив­ной экс­пан­си­о­нист­ской по­ли­ти­ки Крем­ля. Все это до боли на­по­ми­на­ет Тре­тий Рейх с его арий­ца­ми, при­тес­не­ни­я­ми и уни­же­ни­ем эт­ни­че­ских нем­цев за гра­ни­цей, гос­под­ством «ун­тер­мен­шей» и, как след­ствие, по­треб­но­стью но­во­го «жиз­нен­но­го про­стран­ства» для на­ции. Для Рос­сии же из­бра­ны но­вые по­ли­ти­че­ские ука­за­те­ли — это не толь­ко по­все­мест­ное

вме­ша­тель­ство в чу­жие де­ла, но и свое­об­раз­ный ва­ри­ант ком­му­ни­сти­че­ской идеи, яко­бы га­ран­ти­ру­ю­щей про­цве­та­ние всем «рус­ско­мир­ным». Ко­неч­но же, за счет або­ри­ге­нов. Та­ким об­ра­зом им­пер­ская власть се­бе обес­пе­чи­ва­ет свое­об­раз­ную ин­дуль­ген­цию на оправ­да­ние сво­их пре­ступ­ле­ний про­тив че­ло­веч­но­сти.

Итак, на экс­порт — агрес­сия, при­чем в раз­но­об­раз­ней­ших фор­мах: пря­мо­го во­ен­но­го вме­ша­тель­ства, ги­брид­ной вой­ны, ин­фор­ма­ци­он­но­го зом­би­ро­ва­ния, эко­но­ми­че­ско­го шан­та­жа, ки­бе­р­атак, фи­зи­че­ско­го устра­не­ния «пре­да­те­лей» и т.п. Вот ка­ки­ми яр­ки­ми крас­ка­ми об­ри­со­ва­ла об­раз со­вре­мен­ной ми­ро­вой са­ран­чи Ли­нор Го­ра­лик, та­лант­ли­вая из­ра­иль­ская пи­са­тель­ни­ца, быв­шая дне­прян­ка: «Пси­хо­пат с по­сто­ян­ной по­треб­но­стью в ги­пер­ком­пен­са­ции, с при­ми­тив­ной под­рост­ко­вой нуae­дой в мел­ком бан­дит­ском са­мо­утверae­де­нии». Но весь тра­гизм на­сто­я­ще­го за­клю­ча­ет­ся в том, что за плю­га­вой фи­гу­рой во­ждя Рос­сии, как и за все­ми его пред­ше­ствен­ни­ка­ми, сто­ит ужас­ная им­пер­ская ма­ши­на, нена­сыт­ные ам­би­ции ко­то­рой в са­мо­утвер­жде­нии от­нюдь не огра­ни­чи­ва­ют­ся улич­ны­ми по­та­сов­ка­ми. Она, как мо­лох, что­бы жить, долж­на по­жи­рать все во­круг. И, на­пом­ним, бли­жай­шая ее жерт­ва — Ев­ро­па. Ка­ри­ка­ту­ра из ста­тьи Дмит­рия Гу­би­на «Тре­тья вол­на про­тив оса­жден­ной кре­по­сти»

Но на пу­ти к Ев­ро­пе все­гда бы­ла и есть Укра­и­на. И не по­то­му, что это на­столь­ко мощ­ная пре­гра­да, что­бы ее нель­зя бы­ло одо­леть или обой­ти. В ис­то­рии бы­ло и то, и дру­гое. Нет, Укра­и­на су­ще­ству­ет как по­сто­ян­ное на­по­ми­на­ние Рос­сии о ее ази­ат­ской сущ­но­сти, о ее ар­хе­ти­по­вой неев­ро­пей­с­ко­сти. А для из­ме­не­ния этой па­ра­диг­мы на про­ти­во­по­лоae­ную нуae­но, что­бы ее, Укра­и­ны, ни­ко­гда не су­ще­ство­ва­ло ни в про­шлом, ни сей­час, что­бы ее не бы­ло ни в про­стран­стве, ни во вре­ме­ни. На­ша ис­то­рия есть — но нас нет, на­ши до­стиaeе­ния есть — но это не на­ша за­слу­га. Все это при­над­леaeит «еди­но­му рус­ско­му на­ро­ду», то есть рос­си­я­нам. А при та­ких ис­ход­ных ци­ви­ли­за­ци­он­ных пред­по­сыл­ках са­ма Рос­сия ста­но­вит­ся «из­на­чаль­но ев­ро­пей­ским го­су­дар­ством», а ее ис­то­ри­че­ское про­шлое — ор­га­ни­че­ской со­став­ля­ю­щей ча­стью ев­ро­пей­ско­го век­то­ра раз­ви­тия ми­ро­вой ци­ви­ли­за­ции.

Нас по­сто­ян­но ли­ша­ли соб­ствен­но­го име­ни. Ка­кие урод­ли­вые эпи­те­ты толь­ко не при­ду­мы­ва­ли: «Ма­ло­рос­сия», «Но­во­рос­сия», «Юж­ная Рос­сия», «Юго-за­пад­ный край» и т.п. Но цель все­гда бы­ла од­на — лю­бой це­ной уза­ко­нить во всех об­ще­ствен­ных и на­уч­ных сфе­рах мысль о том, что мы все­го лишь ис­то­ри­че­ская часть Рос­сии, при­чем до­воль­но ми­зер­ная. А ес­ли и на­хо­дил­ся ка­кой­ли­бо смель­чак-са­мо­убий­ца, ко­то­рый от­ва­жи­вал­ся го­во­рить имен­но об Укра­ине, ссы­ла­ясь, в част­но­сти, на ле­то­пис­ные ис­точ­ни­ки, то его тут же пре­не­бре­жи­тель­но-иро­ни­че­ски ис­прав­ля­ли, де­скать, это на­ша «окра­и­на», да­ле­кая пе­ри­фе­рия.

По­сто­ян­но ис­пы­ты­вал и ис­пы­та­ет из­де­ва­тель­ства наш язык — ина­че как «на­ре­чи­ем» его ни­ко­гда и не на­зы­ва­ли. А с ка­кой на­стой­чи­во­стью они его за­пре­ща­ли! До­ста­точ­но вспом­нить хо­тя бы ука­зы Пет­ра I о пре­сле­до­ва­нии укра­и­но­языч­ных из­да­ний; гра­мо­ту им­пе­ра­три­цы Ан­ны об обу­че­нии на «соб­ствен­ном рос­сий­ском язы­ке»; ин­струк­цию Ека­те­ри­ны II о том, что на­до сде­лать, «чтоб они об­ру­се­ли»; пре­сло­ву­тый цир­ку­ляр ми­ни­стра Ва­лу­е­ва и Эм­ский указ, что­бы по­нять, что по­ли­ти­ка уни­что­же­ния укра­ин­ско­го язы­ка бы­ла по­сто­ян­ной, упор­ной и по­сле­до­ва­тель­ной, все­гда на­хо­ди­лась в по­ле зре­ния вен­це­нос­ных лиц. Эту по­зор­ную прак­ти­ку ру­си­фи­ка­ции Укра­и­ны про­дол­жи­ла и углу­би­ла со­вет­ская власть. Ее бес­по­ко­и­ло да­же то, что укра­ин­цы хо­тят быть укра­и­но­языч­ны­ми и за пре­де­ла­ми Ро­ди­ны. На Ку­ба­ни до сих пор за­пре­ще­но упо­ми­нать о сво­ей укра­и­но­языч­но­сти — мест­ные жи­те­ли, де­скать, раз­го­ва­ри­ва­ют на «ку­бан­ской ба­лач­ке». И в ок­ку­пи­ро­ван­ном Кры­му сей­час уaeе нет ни од­ной укра­ин­ской шко­лы, ни од­но­го укра­ин­ско­го хра­ма. Не в этом ли и за­клю­ча­лась ос­нов­ная за­да­ча ан­нек­сии по­лу­ост­ро­ва?

Су­ще­ству­ет ли укра­ин­ская иден­тич­ность? Нет, это же аб­сурд! — зву­чит крем­лев­ское сто­го­ло­сие. Их вождь неустан­но твер­дит о «еди­ном на­ро­де», о том, что Укра­и­на — «это да­же не го­су­дар­ство», «это часть рус­ско­го ми­ра». Штат­ные идео­ло­ги, на­при­мер, глав­ный ре­дак­то­ра жур­на­ла «Им­пер­ское воз­рож­де­ние» Ми­ха­ил Смо­лин, до­го­во­рил­ся до «укра­ин­ской бо­лез­ни рус­ской на­ции», на­рек­ли ка­за­че­ство «аб­ре­че­ским бан­ди­тиз­мом», а Га­ли­чи­ну обо­зва­ли «от­ста­лы­ми за­двор­ка­ми Поль­ши и Ав­ст­ро-вен­грии». Об­раз укра­ин­ца все­гда со­про­вож­да­ет­ся за­тер­ты­ми, уни­зи­тель­ны­ми для че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства штам­па­ми: «че­ло­век вто­ро­го сор­та», «хит­рый ма­ло­росс», «са­ло­ед», «моя ха­та с краю», «хох­лац­кие га­луш­ки», «го­во­ри на че­ло­ве­че­ском язы­ке»...

Но ес­ли не уда­ет­ся пол­но­стью иг­но­ри­ро­вать укра­ин­ство, то мож­но уни­зить, пре­не­бречь, ис­ка­зить, опо­зо­рить на­ци­о­наль­ные цен­но­сти и ин­те­ре­сы, смыс­лы и сим­во­лы, фи­гу­ры и дей­ствия. Ма­зе­пин­цы, пет­лю­ров­цы, бан­де­ров­цы — в мос­ков­ских гла­зах это злей­шие пре­да­те­ли и от­ступ­ни­ки, а не бор­цы за неза­ви­си­мость. Осво­бо­ди­тель­ное дви­же­ние УПА ква­ли­фи­ци­ру­ет­ся как про­фа­шист­ское, «скром­но» умал­чи­вая при этом, что каж­дый де­ся­тый (!) сол­дат вер­мах­та от­но­сил­ся к рос­сий­ским ле­ги­о­нам. Да и го­во­ря о са­мо­опре­де­ле­нии Укра­и­ны, глу­мят­ся на все ла­ды, со­зна­тель­но и на­смеш­ли­во, не пе­ре­во­дя, иро­ни­зи­ру­ют: «са­мо­стий­на», «неза­леж­на», да­вая тем са­мым знать слу­ша­те­лю и зри­те­лю яко­бы о непод­лин­но­сти, непол­но­цен­но­сти, опе­ре­точ­но­сти со­дер­жа­тель­ной на­груз­ки этих по­ня­тий.

Пре­не­бре­гая ге­ро­я­ми, сре­ди ши­ро­кой мас­сы мас­со­во ти­ра­жи­ру­ют на­смеш­ли­вые об­ра­зы «ти­пич­ных» укра­ин­цев. Ко­го здесь толь­ко не на­хо­дим: хит­ро­ва­то­го Шель­мен­ко-ден­щи­ка, раз­ле­нив­ше­го­ся за­по­рож­ца за Ду­на­ем, на­пе­ре­гон­ки «ру­се­ю­щих» Пронь­ки с Го­ло­хва­сто­вым, про­стец­ко­го (по срав­не­нию с муд­рым Штеп­се­лем) Та­ра­пунь­ки, оли­го­фре­ни­че­ски «юмо­ри­сти­че­ский» ду­эт «кро­ли­ков» и, на­ко­нец, ка­ри­ка­тур­ную Вер­ку Сер­дюч­ку. Но и ей, ба­ла­мут­ной про­вод­ни­це, не раз­ре­ше­но да­же на­мек­нуть на «ра­ша, гуд­бай». От­ча­ян­ную «се­па­ра­тист­ку» на­до немед­лен­но за­кле­вать, за­топ­тать, рас­те­реть и по вет­ру раз­ве­ять.

Бе­с­ко­неч­ны­ми по­то­ка­ми гря­зи, вра­нья и бран­ных слов в ад­рес Укра­и­ны пе­ре­пол­не­но ны­неш­нее рос­сий­ское ин­фор­ма­ци­он­ное про­стран­ство, ко­то­рое, как из­вест­но, не име­ет гео­гра­фи­че­ских гра­ниц. «Пе­ре­во­рот», «хун­та», «фа­ши­сты», «ка­ра­те­ли», «тер­ро­ри­сты» — это и по­доб­ное дерь­мо щед­ро и непре­стан­но вы­ли­ва­ет­ся на го­ло­ву стра­ны — жерт­вы соб­ствен­ной агрес­сии. Пре­ступ­ник при­де­лы­ва­ет жерт­ве соб­ствен­ную взбе­шен­ную ро­жу. Как здесь не вспом­нить Ми­ха­и­ла Сал­ты­ко­ва­щед­ри­на, ко­то­рый в свое вре­мя силь­но до­ни­мал власть сво­ей са­ти­рой: «А про­грам­ма на­ша вот ка­ко­ва: что­бы мы, мер­зав­цы, го­во­ри­ли, а про­чие чтоб мол­ча­ли, что­бы нам, мер­зав­цам, aeить бы­ло по­вад­но, а про­чим чтоб ни дна ни по­крыш­ки не бы­ло. Что­бы нас, мер­зав­цев, со­дерaeа­ли в хо­ле и неaeе­ньи, а про­чих всех в кан­да­лах». А по­то­му о ны­неш­них «мер­зав­цах» долж­ны го­во­рить прав­ду, твер­до на­де­ясь на то, что че­ло­ве­че­ство все же най­дет эф­фек­тив­ное лекарство про­тив этой сар­ко­мы.

В кон­це кон­цов, все крем­лев­ские за­кли­на­ния и про­кля­тья на­прав­ле­ны на фор­ми­ро­ва­ние чув­ства нена­ви­сти к Укра­ине как к ис­то­ри­че­ско­му недо­ра­зу­ме­нию и аб­со­лют­но­му злу, угро­жа­ю­щим на­ци­о­наль­ным ин­те­ре­сам Рос­сии и про­цве­та­нию «рус­ско­го ми­ра». Не­на­висть ста­но­вит­ся ка­те­го­ри­ей по­ли­ти­че­ской, ко­то­рая вaeив­ля­ет­ся в со­зна­ние и под­со­зна­ние рос­си­ян и их сим­па­ти­ков как мо­ти­ва­ци­он­ный сти­мул для «укро­ще­ния» Укра­и­ны. Впро­чем, всех их од­ним боль­шим об­ща­ком учат не лю­бить и пре­не­бре­гать все за­пад­ное — куль­ту­ру, об­раз жиз­ни, де­мо­кра­тию и т.п., хо­тя лич­но для се­бя власт­ные му­жи ни­ка­ких огра­ни­че­ний и за­пре­тов не при­зна­ют и яв­ля­ют­ся нена­сыт­ным по­тре­би­те­лем тех же за­пад­ных со­блаз­нов.

Идео­ло­ги­че­ская док­три­на о «еди­ном рус­ском на­ро­де» слуaeит ос­но­ва­ни­ем для Крем­ля го­во­рить не о за­во­е­ва­нии (их aeе «там нет») Укра­и­ны или при­тес­не­ния укра­ин­ско­го на­ро­да, а о «на­ве­де­нии по­ряд­ка на соб­ствен­ной тер­ри­то­рии». Это­му aeе прин­ци­пу без­ого­во­роч­но слуaeит и мос­ков­ское по­повство, от­но­ся­щее про­сто­ры Укра­и­ны к сво­е­му «ка­но­ни­че­ско­му» про­стран­ству, где не долae­но быть и на­ме­ка на Укра­ин­скую цер­ковь. А по­то­му — это, де­скать, «внут­рен­няя» про­бле­ма Рос­сии, мест­ные се­па­ра­тист­ские, по­доб­ные че­чен­ским, вол­не­ния, с ко­то­ры­ми «цен­траль­ная» власть в Москве и са­мая спо­соб­на спра­вить­ся. Так, имен­но «се­па­ра­тиз­мом» на­зы­ва­ют из­веч­ное стрем­ле­ние Укра­и­ны к неза­ви­си­мо­сти. Так дей­ству­ет Пу­тин, и это­му же учит свой «пу­тин-югенд». Свое­об­раз­ным мар­ке­ром в этом во­про­се мо­гут слу­жить ре­гу­ляр­ные за­се­да­ния па­тро­ни­ру­е­мо­го им мо­ло­деж­но­го клу­ба «Вал­дай», на ко­то­ром ан­ти­укра­ин­ская те­ма­ти­ка яв­ля­ет­ся по­сто­ян­ной, сквоз­ной те­мой.

Это­му безу­мию сле­ду­ет по­ло­жить ко­нец. На сво­ей род­ной укра­ин­ской земле это мо­жет, это дол­жен де­лать каж­дый че­ло­век, в част­но­сти и все граж­дане вме­сте. И де­ло не в сле­ду­ю­щих вы­бо­рах гла­вы го­су­дар­ства и выс­ше­го за­ко­но­да­тель­но­го ор­га­на. Хо­тя и в этом то­же. На­мно­го важ­нее внут­рен­ний, лич­ност­ный вы­бор че­ло­ве­ка, ко­то­рый дол­жен опи­рать­ся не толь­ко на соб­ствен­ные желания и хо­те­ния, но и на опыт преды­ду­щих по­ко­ле­ний. Ис­то­рия, как мы в этом убе­ди­лись, да­ет нам горь­кий урок то­го, кто яв­ля­ет­ся на­ши­ми дру­зья­ми, а кто — вра­га­ми. И пусть ве­ле­ре­чи­вость и щед­рый по­пу­лизм пре­тен­ден­тов не омра­чат нам па­мять — да­вай­те бу­дем все­гда на­сто­ро­же: не тол­ка­ют ли нас сно­ва на­зад, в тем­ное рос­сий­ское про­шлое? А это и есть лич­ный вы­бор — меж­ду доб­ром и злом, прав­дой и неспра­вед­ли­во­стью, че­стью и из­ме­ной.

Де­лая свой вы­бор, мы не име­ем пра­ва за­бы­вать о по­но­ше­нии на­ше­го на­ро­да в про­шлом, гру­бом и ци­нич­ном по­ся­га­тель­стве на са­мо на­ше су­ще­ство­ва­ние се­го­дня. Все­гда сле­ду­ет пом­нить, чьи пре­ступ­ные ру­ки хо­тят на­бро­сить и за­тя­нуть пет­лю на на­шей шее. Да, ни­кто из нас не хо­чет ви­деть над со­бой гос­по­ди­на. Так да­вай­те сде­ла­ем свой

вы­бор в поль­зу до­стой­ных, лю­дей чест­ных, муд­рых и опыт­ных, бес­пре­дель­но пре­дан­ных Укра­ине.

На­цизм по­лу­чил спра­вед­ли­вую пра­во­вую оцен­ку сво­их пре­ступ­ле­ний про­тив че­ло­веч­но­сти на Нюрн­берг­ском про­цес­се, и с тех пор Гер­ма­ния ис­ку­па­ет ви­ну, в част­но­сти и пуб­лич­но по­про­сив про­ще­ния пе­ред жертвами и их по­том­ка­ми. Рос­сий­ский им­пер-ком­му­низм по­ка из­бе­жал от­вет­ствен­но­сти — то на фоне три­ум­фа СССР как участ­ни­ка ко­а­ли­ции стран-по­бе­ди­тель­ниц во Вто­рой ми­ро­вой войне, то эй­фо­рии от его са­мо­рас­па­да. Но мо­раль­ное осуж­де­ние уже со­сто­я­лось — ис­ти­на на­уч­но уста­нов­ле­на. На­ша соб­ствен­ная ис­то­ри­че­ская па­мять не да­ет нам пра­ва на за­бве­ние ни уби­тых го­ло­дом на пло­до­род­ной земле, ни за­му­чен­ных в тюрь­мах, ни ис­тер­зан­ных в ла­ге­рях, ни по­раaeен­ных и огра­ни­чен­ных в эле­мен­тар­ных че­ло­ве­че­ских пра­вах. Чер­ный мрак ви­нов­ни­ка всех этих бед, ко­то­рый сно­ва хо­чет ви­деть нас на ко­ле­нях, и по­ныне ви­та­ет над Укра­и­ной.

Наш вы­бор — это вы­бор бу­ду­ще­го Укра­и­ны, и ни­кто дру­гой не име­ет пра­ва сде­лать это за нас. И пусть пу­сто­зво­ны не за­мо­ро­чат нам го­ло­ву и не обо­льстят ис­ку­си­тель­ны­ми обе­ща­ни­я­ми, а враги — не ис­пу­га­ют угро­за­ми и не по­ко­леб­лют на­шу во­лю к сво­бо­де.

Сде­ла­ем свой вы­бор на поль­зу и во бла­го Укра­и­ны.

Укра­и­на по­бе­дит!

ibigdan.livejournal.com/19045811

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.