Ев­ро­пей­ский све­то­фор энер­ге­ти­че­ско­го пе­ре­хо­да к устой­чи­во­му раз­ви­тию: ре­жим ми­га­ю­ще­го жел­то­го

Ев­ро­пей­ская энер­ге­ти­че­ская по­ли­ти­ка устой­чи­во­го раз­ви­тия на фоне воз­рас­та­ю­щей гло­баль­ной кон­ку­рен­ции в ми­ро­вой тор­гов­ле

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вик­тор ЛИР,

кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских на­ук, ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та эко­но­ми­ки и про­гно­зи­ро­ва­ния НАН Украины

В то вре­мя как ми­ро­вое со­об­ще­ство в поль­ском городе Ка­то­ви­це на оче­ред­ной Кон­фе­рен­ции сто­рон Ра­моч­ной кон­вен­ции ООН по из­ме­не­нию кли­ма­та об­суж­да­ет пра­ви­ла им­пле­мен­та­ции Па­риж­ско­го кли­ма­ти­че­ско­го со­гла­ше­ния, в са­мом Париже бур­лят стра­сти да­ле­ко не эко­ло­ги­че­ской на­прав­лен­но­сти.

Мно­гие ана­ли­ти­ки схо­дят­ся во мне­нии, что за­пла­ни­ро­ван­ное по­вы­ше­ние ак­ци­зов на го­рю­чее во Фран­ции яв­ля­ет­ся толь­ко по­во­дом для про­те­стов «жел­тых жи­ле­тов», ко­то­рые в действительности обу­слов­ле­ны бо­лее глу­бо­ки­ми со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ски­ми фак­то­ра­ми. Воз­му­ще­ние фран­цу­зов вы­зва­но тем, что тан­дем по­ли­ти­че­ских элит и круп­но­го ка­пи­та­ла по­пы­тал­ся ре­шать эко­ло­ги­че­ские про­бле­мы за счет сред­не­го клас­са, ко­то­рый и так на фоне уме­рен­но­го эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия ощу­ща­ет пре­пят­ствия для дви­же­ния в «со­ци­аль­ных лиф­тах».

Ли­ха бе­да на­ча­ло

На­пом­ню, что па­ра­диг­ма устой­чи­во­го раз­ви­тия бы­ла мо­дер­ни­зо­ва­на на Кон­фе­рен­ции ООН по устой­чи­во­му раз­ви­тию (20–22 июня 2012 г.), че­рез два­дцать лет по­сле Кон­фе­рен­ции ООН по окру­жа­ю­щей сре­де в Рио-де-жа­ней­ро, по­это­му по­лу­чи­ла сим­во­ли­че­ское на­зва­ние «Рио+20». Кон­фе­рен­ция «Рио+20» под­твер­ди­ла по­ли­ти­че­скую при­вер­жен­ность глав го­су­дарств и пра­ви­тельств, ми­ро­во­го граж­дан­ско­го об­ще­ства всем прин­ци­пам де­кла­ра­ций по устой­чи­во­му раз­ви­тию, при­ня­тых в Рио-де-жа­ней­ро (1992 г.) и Йо­хан­нес­бур­ге (2002 г.). Вме­сте с тем Кон­фе­рен­ция «Рио+20» пред­ло­жи­ла бо­лее ком­плекс­ный и си­стем­ный под­ход к про­бле­ме устой­чи­во­го раз­ви­тия, опре­де­ли­ла его ин­сти­ту­ци­о­наль­ные рам­ки, ко­то­рые бу­дут со­дей­ство­вать бо­лее сба­лан­си­ро­ван­ной и эф­фек­тив­ной ин­те­гра­ции всех ком­по­нен­тов устой­чи­во­го раз­ви­тия на ос­но­ве це­лост­но­го под­хо­да на всех уров­нях — гло­баль­ном, национальном, ре­ги­о­наль­ном.

Гу­ма­ни­сти­че­ский ас­пект стал опре­де­ля­ю­щим для но­во­го ви­де­ния бу­ду­ще­го. Но­вые це­ли устой­чи­во­го раз­ви­тия, из­ло­жен­ные в до­ку­мен­те «Пре­об­ра­зо­ва­ние на­ше­го ми­ра: по­вест­ка дня в сфе­ре устой­чи­во­го раз­ви­тия на пе­ри­од до 2030 го­да», за­ме­ни­ли со­бой Це­ли раз­ви­тия ты­ся­че­ле­тия. Уста­нов­лен­ных це­лей пла­ни­ру­ет­ся до­сти­гать с 2015-го по 2030 г. 25 сентября 2015-го 193 стра­ны утвер­ди­ли 17 гло­баль­ных це­лей и 169 со­от­вет­ству­ю­щих за­дач, но­ся­щих ком­плекс­ный ха­рак­тер и обес­пе­чи­ва­ю­щих сба­лан­си­ро­ван­ность всех трех ком­по­нен­тов устой­чи­во­го раз­ви­тия: эко­но­ми­че­ско­го, со­ци­аль­но­го и эко­ло­ги­че­ско­го. В со­от­вет­ствии с при­ня­ты­ми ре­ше­ни­я­ми, в порт­фе­ле каж­дой де­ле­га­ции, при­быв­шей в Ка­то­ви­це, дол­жен был быть чет­кий на­ци­о­наль­ный стра­те­ги­че­ский план дей­ствий по до­сти­же­нию об­нов­лен­ной си­сте­мы це­лей устой­чи­во­го раз­ви­тия. Та­кой на­ци­о­наль­ный до­клад «Це­ли устой­чи­во­го раз­ви­тия: Укра­и­на» был об­на­ро­до­ван в 2017-м.

Важ­но то, что борь­ба с из­ме­не­ни­ем кли­ма­та оста­ет­ся од­ним из при­о­ри­те­тов, впро­чем, уже не до­ми­ни­ру­ю­щим с уче­том обостре­ния про­блем с пре­одо­ле­ни­ем бед­но­сти и с рав­ной до­ступ­но­стью к при­род­ным ре­сур­сам, ин­фор­ма­ции, об­ра­зо­ва­нию, ме­ди­цине для всех жи­те­лей пла­не­ты. Гло­баль­ная эко­ло­ги­че­ская со­ли­дар­ность в эко­но­ми­че­ски раз­де­лен­ном ми­ре все боль­ше усту­па­ет на­ци­о­наль­но­му праг­ма­тиз­му. А это, в свою оче­редь, со­зда­ет пло­до­род­ную поч­ву для ан­ти­г­ло­ба­лист­ско­го дви­же­ния и от­кры­тых ло­каль­ных про­те­стов, да­же в стра­нах — драй­ве­рах идеи устой­чи­во­го раз­ви­тия.

Це­ной неве­ро­ят­ных уси­лий, по­сле слож­но­го и про­дол­жи­тель­но­го пост­ки­от­ско­го пе­ре­го­вор­но­го про­цес­са по огра­ни­че­нию ан­тро­по­ген­ных вы­бро­сов пар­ни­ко­вых га­зов, ми­ро­вое со­об­ще­ство на кли­ма­ти­че­ской кон­фе­рен­ции в Париже в кон­це 2015 г. до­стиг­ло про­грес­са в опре­де­ле­нии ко­ли­че­ствен­ных па­ра­мет­ров огра­ни­че­ния из­ме­не­ния кли­ма­та, а имен­но: удер­жать рост гло­баль­ной сред­ней тем­пе­ра­ту­ры на­мно­го ни­же 2°C и при­ло­жить уси­лия для огра­ни­че­ния ро­ста тем­пе­ра­ту­ры ве­ли­чи­ной 1,5°C. Вме­сте с тем та­кие ам­би­ци­оз­ные це­ли не бы­ли под­креп­ле­ны та­ки­ми же по мас­шта­бу но­вы­ми эко­но­ми­че­ски­ми ме­ха­низ­ма­ми, ко­то­рые бы­ли в свое вре­мя преду­смот­ре­ны Ки­от­ским про­то­ко­лом, на­при­мер со­зда­ние рынка еди­ниц со­кра­ще­ния вы­бро­сов. По­хо­же, что сей­час прак­ти­че­ские дей­ствия пра­ви­тельств про­мыш­лен­но раз­ви­тых стран ми­ра (и не толь­ко стран ЕС) в этом на­прав­ле­нии мо­гут за­ме­нить ба­зо­вый прин­цип эко­ло­ги­че­ской политики «за­гряз­ни­тель пла­тит» бо­лее мас­штаб­ным — «пла­тят все», то есть и бед­ные, и бо­га­тые. При этом ко­му из них ды­шать чи­стым воз­ду­хом, бу­дет непо­сред­ствен­но за­ви­сеть от ро­зы вет­ров, непод­кон­троль­ной ка­ким-ли­бо пра­ви­тель­ствам. Па­ра­докс в том, что при этом про­яв­ля­ет­ся открытый ве­ли­ким еван­ге­ли­стом фе­но­мен, на­зван­ный в его честь, — эф­фект Мат­фея. Образ­но он сфор­му­ли­ро­ван сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «Бед­ные ста­но­вят­ся еще бед­нее, а бо­га­тые еще бо­га­че». Вот пе­ред ка­кой ди­лем­мой ока­за­лись се­год­ня участ­ни­ки кли­ма­ти­че­ской кон­фе­рен­ции в Поль­ше. Но ес­ли бы это бы­ла толь­ко та­кая ди­лем­ма!

Энер­ге­ти­че­ский пе­ре­ход на пе­ре­крест­ке до­рог устой­чи­во­го раз­ви­тия

Обра­тим вни­ма­ние, что Кон­цеп­ция устой­чи­во­го раз­ви­тия по­яви­лась в ре­зуль­та­те объ­еди­не­ния трех ос­нов­ных под­си­стем — эко­но­ми­че­ской, со­ци­аль­ной и эко­ло­ги­че­ской. Им­пе­ра­ти­вы до­сти­же­ния эф­фек­тив­но­сти этих под­си­стем Все­мир­ный энер­ге­ти­че­ский совет (ВЭС) на­звал три­лем­мой, под­чер­ки­вая слож­ность свя­зей меж­ду це­ля­ми раз­ви­тия на­зван­ных под­си­стем. Под со­ци­аль­ным ра­вен­ством по­ни­ма­ют не толь­ко фи­зи­че­скую (тех­но­ло­ги­че­скую), но и эко­но­ми­че­скую до­ступ­ность энер­гии для все­го на­се­ле­ния. В сво­ем до­кла­де «Политики для бу­ду­ще­го» ВЭС от­ме­ча­ет, что ни од­на из стран в ми­ре по­ка не до­стиг­ла иде­аль­но­го ба­лан­са и од­но­вре­мен­но­го про­грес­са по всем трем со­став­ля­ю­щим энер­ге­ти­че­ской устой­чи­во­сти.

Раз­ра­бо­тан­ная ВЭС кон­цеп­ция энер­ге­ти­че­ской три­лем­мы фо­ку­си­ру­ет­ся на трех ос­нов­ных век­то­рах раз­ви­тия топ­лив­но-энер­ге­ти­че­ско­го ком­плек­са: энер­го­без­опас­но­сти, до­ступ­но­сти энер­гии и эко­ло­ги­че­ской устой­чи­во­сти. Каж­до­му го­су­дар­ству, со­глас­но кон­цеп­ции, необ­хо­ди­мо со­блю­дать баланс меж­ду тре­мя стол­па­ми три­лем­мы. С 2014 г. ВЭС оце­ни­ва­ет баланс в тре­уголь­ни­ке це­лей энер­ге­ти­че­ской политики с по­мо­щью спе­ци­аль­но раз­ра­бо­тан­но­го ин­дек­са. В 2017 г. Укра­и­на за­ня­ла 11-е (!) место в ми­ре по ин­дек­су энер­ге­ти­че­ской без­опас­но­сти, 63-е — по ин­дек­су до­ступ­но­сти энер­гии и 102-е место — по эко­ло­ги­че­ской устой­чи­во­сти. По ин­те­граль­но­му по­ка­за­те­лю энер­ге­ти­че­ской три­лем­мы — 48-е место сре­ди 125 стран ми­ра.

На мой взгляд, для бо­лее пол­но­го отоб­ра­же­ния и вы­рав­ни­ва­ния воз­мож­но­стей раз­ных стран в ча­сти до­сти­же­ния це­лей устой­чи­во­го раз­ви­тия необ­хо­ди­мо до­пол­нить энер­ге­ти­че­скую три­лем­му по­ка­за­те­ля­ми, ко­то­рые непо­сред­ствен­но ил­лю­стри­ру­ют до­сти­же­ния эко­но­ми­че­ско­го и тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия и яв­ля­ют­ся пред­по­сыл­ка­ми про­грес­са на пу­ти к устой­чи­во­му раз­ви­тию, а имен­но — энер­го­ем­ко­стью ВВП и эко­но­ми­че­ским бла­го­со­сто­я­ни­ем на­се­ле­ния (ВВП на ду­шу на­се­ле­ния). В за­ви­си­мо­сти от опре­де­лен­но­го эта­па раз­ви­тия каж­дая стра­на долж­на са­мо­сто­я­тель­но, с уче­том на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов, уста­нав­ли­вать це­ле­вые при­о­ри­те­ты энер­ге­ти­че­ской политики устой­чи­во­го раз­ви­тия. Считаю, что та­кую кон­цеп­цию мож­но на­звать энер­ге­ти­че­ской пен­та­лем­мой устой­чи­во­го раз­ви­тия.

Ин­ди­ка­то­ры ре­а­ли­за­ции та­ких им­пе­ра­ти­вов не яв­ля­ют­ся неза­ви­си­мы­ми пе­ре­мен­ны­ми, то есть апри­о­ри невоз­мож­но од­но­вре­мен­но обес­пе­чи­вать про­гресс по всем на­прав­ле­ни­ям. От­сю­да сле­ду­ет необ­хо­ди­мость уста­но­вить при­о­ри­те­ты и ме­ха­низ­мы их до­сти­же­ния на ос­но­ве кон­сен­су­са го­су­дар­ства, биз­не­са и об­ще­ства в за­ви­си­мо­сти от уров­ня со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия стра­ны. Но про­цесс ре­а­ли­за­ции политики со­блю­де­ния уста­нов­лен­ных им­пе­ра­ти­вов про­ис­хо­дит под вли­я­ни­ем не толь­ко внут­рен­ней политики, но и эк­зо­ген­ных фак­то­ров, опре­де­ля­е­мых дей­стви­я­ми дру­гих го­су­дарств.

Гео­ст­ра­те­ги­че­ские иг­ро­ки ми­ро­вой тор­гов­ли: еди­ные це­ли — раз­ные дей­ствия

Гло­баль­ные де­тер­ми­нан­ты ми­ро­вой тор­гов­ли, преж­де все­го необ­хо­ди­мость при­ме­нять срав­ни­тель­ные пре­иму­ще­ства в усло­ви­ях воз­рас­та­ю­щей меж­ду­на­род­ной кон­ку­рен­ции (в ос­нов­ном в тре­уголь­ни­ке «США—ЕС—КИ­ТАЙ»), предъ­яв­ля­ют свои тре­бо­ва­ния к фор­ми­ро­ва­нию и ре­а­ли­за­ции на­ци­о­наль­ных вер­сий энер­ге­ти­че­ской политики. И здесь важ­но по­ни­мать, что в до­сти­же­нии це­лей гео­ст­ра­те­ги­че­ские иг­ро­ки ми­ро­во­го рынка стал­ки­ва­ют­ся с про­ти­во­ре­чи­я­ми, по­сколь­ку до­сти­же­ние каж­дым из них сво­их це­лей ав­то­ма­ти­че­ски при­во­дит к недо­сти­же­нию сво­их це­лей дру­ги­ми. Про­ти­во­ре­чия меж­ду це­ля­ми гло­баль­ных гео­ст­ра­те­ги­че­ских иг­ро­ков при­во­дят к вой­нам эко­но­ми­че­ских ин­те­гра­ций. Гло­баль­ные тен­ден­ции ли­бе­ра­ли­за­ции тор­гов­ли вы­зы­ва­ют об­рат­ную ре­ак­цию ре­ги­о­наль­но­го или на­ци­о­наль­но­го про­тек­ци­о­низ­ма, да­же несмот­ря на до­го­вор в рам­ках ВТО или ре­ги­о­наль­ные тор­го­вые со­гла­ше­ния.

На­при­мер, по­ка­за­тель­на по­ли­ти­ка США на рын­ке энер­го­ре­сур­сов, в част­но­сти на рын­ке га­за, где по­ли­ти­ка про­тек­ци­о­низ­ма но­сит ярко вы­ра­жен­ный ха­рак­тер. Со­еди­нен­ные Шта­ты обес­пе­чи­ли се­бе срав­ни­тель­ное пре­иму­ще­ство в гло­баль­ной кон­ку­рен­ции за счет бо­лее де­ше­во­го и эко­ло­ги­че­ско­го энер­ге­ти­че­ско­го ре­сур­са, что не мог­ло не ска­зать­ся на кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти аме­ри­кан­ских то­ва­ров в ми­ро­вой тор­гов­ле. Ис­сле­до­ва­ния по при­ме­не­нию ме­то­до­ло­гии дву­мер­ной век­тор­ной ав­то­ре­грес­сии, уста­нав­ли­ва­ю­щей раз­ли­чия в про­мыш­лен­ном про­из­вод­стве и раз­ни­цу в цене на энер­го­ре­сур­сы меж­ду США и Ев­ро­пой, сви­де­тель­ству­ют о том, что це­ны на энер­го­ре­сур­сы мо­гут ока­зы­вать су­ще­ствен­ное вли­я­ние на эко­но­ми­че­скую кон­ку­рен­то­спо­соб­ность. В част­но­сти, фак­тор­ный ана­лиз Меж­ду­на­род­но­го ва­лют­но­го фон­да (Shifting Commodity Markets in a Globalized World/ Rabah Arezki and Akito Matsumoto (Eds.); International Monetary Fund. 2017) показывает, что снижение от­но­си­тель­ной це­ны при­род­но­го га­за в США на 10% спо­соб­ство­ва­ло улуч­ше­нию про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства в США по срав­не­нию с ЕС при­бли­зи­тель­но на 0,7%, что в свою оче­редь ска­за­лось на кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти аме­ри­кан­ско­го экс­пор­та. Как ре­зуль­тат до­ля энер­го­ем­ко­го экс­пор­та пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти в об­щем объ­е­ме экс­пор­та пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти США неуклон­но рас­тет, а до­ля неэнер­ге­ти­че­ско­го экс­пор­та — со­кра­ща­ет­ся.

Дру­гой при­мер при­ме­не­ния про­тек­ци­о­низ­ма в на­прав­ле­нии умень­ше­ния цен на энер­го­ре­сур­сы для на­ци­о­наль­ных ком­па­ний (в этом слу­чае так­же на рын­ке при­род­но­го га­за) де­мон­стри­ру­ет ФРГ. Ис­поль­зуя по­ли­ти­че­ское ли­дер­ство в ре­ги­оне, Бер­лин до­пус­ка­ет от­кло­не­ние от еди­но­го европейского внеш­не­эко­но­ми­че­ско­го кур­са. Это ярко де­мон­стри­ру­ет по­зи­ция этой стра­ны в во­про­се стро­и­тель­ства «Се­вер­но­го по­то­ка-2», ко­то­рая по меньшей ме­ре не от­ве­ча­ет ду­ху и бук­ве Энер­ге­ти­че­ской Хар­тии, не го­во­ря уж о дру­гих меж­ду­на­род­ных со­гла­ше­ни­ях (см. «Хо­лод­ный душ для «Се­вер­но­го по­то­ка-2». Эко­но­ми­ко-пра­во­вые рис­ки и воз­мож­но­сти со­хра­не­ния укра­ин­ско­го тран­зи­та при­род­но­го га­за», ZN.UA №46 от 01.12.2018 г., ). Бло­ки­ро­ва­ние этого про­ек­та не вклю­чи­ли в санк­ци­он­ный список ЕС. Так же, как и США не все­гда бук­валь­но вы­пол­ня­ют нор­мы ВТО. Под­дер­жи­вая санк­ции про­тив РФ, США, тем не ме­нее, не за­бло­ки­ро­ва­ли рос­сий­ско-аме­ри­кан­ское со­труд­ни­че­ство по раз­ра­бот­ке за­ле­жей при­род­но­го га­за на рос­сий­ском арк­ти­че­ском шель­фе — са­мом пер­спек­тив­ном стра­те­ги­че­ском ре­зер­ве РФ.

Энер­ге­ти­ка Ев­ро­пы на тер­ни­стом пу­ти к устой­чи­во­му раз­ви­тию

Ев­ро­пей­ский ры­нок энер­го­ре­сур­сов в це­лом раз­ви­ва­ет­ся в фар­ва­те­ре ми­ро­вых тен­ден­ций ли­бе­ра­ли­за­ции и ин­те­гра­ции, но стра­те­ги­че­ский курс опре­де­ля­ет­ся осо­бой по­ли­ти­кой и ме­ра­ми, преду­смот­рен­ны­ми ди­рек­ти­ва­ми и ре­гла­мен­та­ми ЕС. Сре­ди опре­де­ля­ю­щих трендов транс­фор­ма­ции энер­ге­ти­че­ско­го рынка мож­но от­ме­тить транс­фор­ма­цию спро­са, ме­ха­низ­мы це­но­об­ра­зо­ва­ния, ме­то­ды ре­гу­ли­ро­ва­ния, воз­мож­но­сти соб­ствен­ной до­бы­чи и им­пор­та, со­сто­я­ние ин­фра­струк­ту­ры и кон­ку­рен­ции.

Наи­бо­лее оже­сто­чен­ные дис­кус­сии в стра­нах ЕС про­хо­дят от­но­си­тель­но ис­поль­зо­ва­ния уг­ля в на­ци­о­наль­ных энер­го­ба­лан­сах. Сей­час в ЕС на­счи­ты­ва­ет­ся свы­ше 300 элек­тро­стан­ций с дей­ству­ю­щи­ми на них 738 энер­го­бло­ка­ми на уг­ле, ко­то­рые в це­лом обес­пе­чи­ва­ют чет­верть всей ге­не­ра­ции элек­три­че­ства в Ев­ро­со­ю­зе. В Гер­ма­нии около 40% элек­тро­энер­гии вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся с ис­поль­зо­ва­ни­ем уг­ля, в ста­дии стро­и­тель­ства на­хо­дят­ся 23 но­вые уголь­ные элек­тро­стан­ции, вдо­ба­вок ре­а­ли­зу­ет­ся про­грам­ма по мо­дер­ни­за­ции старых ТЭС. За 2012–2017 гг. в Гер­ма­нии вве­де­но в эксплуатацию свы­ше 10 ГВТ но­вых уголь­ных мощ­но­стей. Этот про­цесс кри­ти­ку­ют при­вер­жен­цы аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ки, по­сколь­ку пе­ред стра­на­ми ЕС по­став­ле­на за­да­ча умень­шить до­лю уг­ле­во­до­род­но­го топ­ли­ва для про­из­вод­ства элек­тро­энер­гии до 30%. Но ев­ро­пей­ское уголь­ное лоб­би усмат­ри­ва­ет ак­ту­аль­ную роль уг­ля как пе­ре­ход­но­го энер­го­ре­сур­са для за­ме­ще­ния ба­зо­вых мощ­но­стей АЭС на пу­ти к пол­ной ком­мер­ци­а­ли­за­ции воз­об­нов­ля­е­мой энер­ге­ти­ки.

По за­мыс­лу, ли­бе­ра­ли­за­ция есте­ствен­ных мо­но­по­лий так­же долж­на бы­ла бы спо­соб­ство­вать умень­ше­нию вред­ных вы­бро­сов энер­ге­ти­ки с ис­поль­зо­ва­ни­ем ме­ха­низ­ма кон­ку­рен­ции. Но ито­ги два­дца­ти­лет­не­го опы­та ли­бе­ра­ли­за­ции рын­ков элек­тро­энер­гии и при­род­но­го га­за в ЕС до­воль­но неод­но­знач­ны. Несмот­ря на рост спо­то­вой тор­гов­ли и ак­тив­ную ин­сти­ту­ци­о­наль­ную транс­фор­ма­цию, ожи­да­е­мые ре­зуль­та­ты по умень­ше­нию цен и обес­пе­че­нию су­ве­ре­ни­те­та по­тре­би­те­лей очень скром­ные. Объ­ек­тив­но раз­ная струк­ту­ра энер­го­ба­лан­сов стран ЕС вме­сте с раз­ной, ис­то­ри­че­ски де­тер­ми­ни­ро­ван­ной на­ци­о­наль­ной кор­по­ра­тив­ной струк­ту­рой не спо­соб­ству­ет фор­ми­ро­ва­нию еди­но­го европейского энер­ге­ти­че­ско­го рынка. Ко­неч­но же, ни­ве­ли­ро­вать дей­ствие ука­зан­ных фак­то­ров в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Осо­зна­вая сла­бый про­гресс в ре­зуль­та­тах, Меж­ду­на­род­ное энер­ге­ти­че­ское агент­ство под­чер­ки­ва­ет важ­ность от­но­ше­ния к ли­бе­ра­ли­за­ции энер­го­рын­ков как к про­цес­су, а не как к со­бы­тию. По­ка же вме­сто еди­но­го кон­ку­рент­но­го энер­ге­ти­че­ско­го рынка ЕС су­ще­ству­ет со­во­куп­ность на­ци­о­наль­ных (ре­ги­о­наль­ных) оли­го­поль­ных рын­ков, ко­то­рые не очень силь­но ин­те­гри­ро­ва­ны меж­ду со­бой и у ко­то­рых кон­ку­рент­ная сре­да обес­пе­чи­ва­ет­ся не ры­ноч­ны­ми силами, а ме­ха­низ­ма­ми «неза­ви­си­мо­го» го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, ко­то­рые, в свою оче­редь, ис­поль­зу­ют­ся опять-та­ки для до­сти­же­ния на­ци­о­наль­ных при­о­ри­те­тов энер­ге­ти­че­ской политики.

Вме­сте с тем глав­ным результатом ев­ро­пей­ской политики ли­бе­ра­ли­за­ции и про­зрач­но­сти в сек­то­ре энер­ге­ти­ки сле­ду­ет счи­тать осо­зна­ние ев­ро­пей­ца­ми, как по­тре­би­те­ля­ми, так и энер­ге­ти­че­ски­ми ком­па­ни­я­ми, той сен­тен­ции, что «эко­но­ми­че­ски обос­но­ван­ные» (энер­ге­ти­че­ски­ми ком­па­ни­я­ми) та­ри­фы на энер­го­ре­сур­сы — это не од­но и то же, что «объ­ек­тив­но обу­слов­лен­ные» (рын­ком) це­ны на энер­го­ре­сур­сы.

Несмот­ря на еди­ные це­ли ев­ро­пей­ской энер­ге­ти­че­ской политики, дви­же­ние к це­лям устой­чи­во­го раз­ви­тия вос­при­ни­ма­ет­ся в раз­ных стра­нах ЕС с неоди­на­ко­вой сте­пе­нью эн­ту­зи­аз­ма. И не толь­ко из-за раз­ной струк­ту­ры на­ци­о­наль­ных энер­ге­ти­че­ских ба­лан­сов, ко­то­рая на фоне европейского рынка эко­ло­ги­че­ских квот ско­рее фор­ми­ру­ет мо­ти­ва­цию к дей­стви­ям толь­ко круп­ных энер­ге­ти­че­ских ком­па­ний. Протесты «жел­тых жи­ле­тов» воз­ник­ли не где-ли­бо, а имен­но во Фран­ции — стране, где около 85% про­из­ве­ден­ной элек­тро­энер­гии обес­пе­чи­ва­ет­ся «эко­ло­ги­че­ски чи­стой» атом­ной энер­ге­ти­кой.

В це­лом по­треб­ле­ние га­за в Ев­ро­пе на фоне су­ще­ствен­но­го со­кра­ще­ния соб­ствен­ной до­бы­чи неуклон­но умень­ша­ет­ся. Снижение спро­са по­слу­жи­ло при­чи­ной из­быт­ка пред­ло­же­ния га­за на ев­ро­пей­ском рын­ке и ро­ста кон­ку­рен­ции по­став­щи­ков.

На по­треб­ле­ние га­за ока­зы­ва­ют дав­ле­ние как неста­биль­ная эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция, так и ме­жтоп­лив­ная кон­ку­рен­ция. Глав­ный спад спро­са произошел в сек­то­ре элек­тро­энер­ге­ти­ки, где рас­про­стра­ня­ет­ся ис­поль­зо­ва­ние воз­об­нов­ля­е­мой энер­ге­ти­ки. Вме­сте с тем до­ля уг­ля в об­щем топ­лив­ном ба­лан­се вы­ше ра­нее ожи­дав­шей­ся. В пер­спек­ти­ве ис­поль­зо­ва­ние уг­ля и дру­гих уг­ле­во­до­род­ных ви­дов топ­ли­ва долж­но сни­жать­ся под вли­я­ни­ем эко­ло­ги­че­ских мер Брюс­се­ля, свя­зан­ных с уже на­блю­да­е­мым ожив­ле­ни­ем рынка тор­гов­ли кво­та­ми

Сей­час сто­и­мость квот на вы­бро­сы пар­ни­ко­вых га­зов в Ев­ро­пе со­став­ля­ет около 20 ев­ро/т

хо­тя еще в на­ча­ле 2018 г. она ко­ле­ба­лась в диа­па­зоне 5–7 ев­ро. Но для бо­лее-ме­нее за­мет­но­го дав­ле­ния на со­кра­ще­ние ис­поль­зо­ва­ния уг­ля це­на квот долж­на быть по край­ней ме­ре вдвое большей.

«Ум­ная» энер­ге­ти­ка и «мяг­кий» кли­мат для всех. Но... в бу­ду­щем

Сле­до­ва­тель­но, до 2050 г., по офи­ци­аль­ным про­гно­зам меж­ду­на­род­ных энер­ге­ти­че­ских учре­жде­ний, ра­ди­каль­ные из­ме­не­ния в струк­ту­ре ми­ро­вой топ­лив­ной кор­зи­ны не ожи­да­ют­ся. Хо­тя су­ще­ству­ют дру­гие сце­нар­ные пред­по­ло­же­ния и бо­лее оп­ти­ми­стич­ные про­гно­зы от­дель­ных ис­сле­до­ва­те­лей. Да­же с уче­том успеш­ной ре­а­ли­за­ции Па­риж­ско­го кли­ма­ти­че­ско­го со­гла­ше­ния уголь­ная ге­не­ра­ция до 2050 г. со­хра­нит свои по­зи­ции на уровне 30% от сум­мар­но­го про­из­вод­ства элек­тро­энер­гии. Раз­ви­тие тех­но­ло­гий в сфе­ре раз­вед­ки и до­бы­чи за­па­сов неф­ти от­сро­чит на­ступ­ле­ние так называемого пи­ка неф­ти на се­ре­ди­ну ны­неш­не­го сто­ле­тия да­же при до­воль­но уме­рен­ных тем­пах спро­са.

Вме­сте с тем в со­вре­мен­ных усло­ви­ях но­вых вы­зо­вов для энер­ге­ти­че­ской политики по­яв­ля­ют­ся но­вые ре­ше­ния, ука­зы­ва­ю­щие, что тра­ди­ци­он­ная мо­дель раз­ви­тия энер­ге­ти­ки мо­жет из­ме­нить­ся рань­ше. Су­ще­ству­ю­щие энер­ге­ти­че­ские си­сте­мы уже не со­от­вет­ству­ют им­пуль­сам со­ци­аль­ной и эко­ло­ги­че­ской под­си­стем и мо­гут раз­ви­вать­ся толь­ко за счет но­вых тех­но­ло­гий. Про­цесс пе­ре­хо­да к ис­поль­зо­ва­нию воз­об­нов­ля­е­мых ис­точ­ни­ков энер­гии и со­вре­мен­ных эф­фек­тив­ных тех­но­ло­гий уже на­чал­ся, и вполне ве­ро­ят­но, что к 2050 г. бу­дет пол­но­стью создана но­вая струк­ту­ра си­стем энер­го­обес­пе­че­ния.

По­ни­мая та­кую си­ту­а­цию, боль­шин­ство про­мыш­лен­но раз­ви­тых стран опре­де­ли­ло как стра­те­ги­че­скую за­да­чу пе­ре­ход к но­вой ар­хи­тек­ту­ре ин­тел­лек­ту­аль­ных энер­ге­ти­че­ских си­стем. В бу­ду­щем сот­ни мил­ли­о­нов лю­дей са­ми бу­дут вы­ра­ба­ты­вать «зе­ле­ную» энер­гию у се­бя до­ма, в офи­сах, на пред­при­я­ти­ях и бу­дут де­лить­ся ею че­рез «энер­ге­ти­че­ский Ин­тер­нет» так же, как сей­час мы ге­не­ри­ру­ем ин­фор­ма­цию и рас­про­стра­ня­ем ее в соц­се­тях. Но­вую энер­ге­ти­че­скую па­ра­диг­му пост­ин­ду­стри­аль­но­го раз­ви­тия бу­дет определять, по сло­вам Д.риф­ки­на, де­мо­кра­ти­за­ция энер­гии, что вы­зо­вет фун­да­мен­таль­ную пе­ре­строй­ку че­ло­ве­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний, из­ме­нит сущ­ность биз­не­са и ме­ха­низ­мы го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния и в ито­ге обес­пе­чит баланс меж­ду по­треб­но­стя­ми че­ло­ве­че­ства и энер­ге­ти­че­ски­ми ре­сур­са­ми при со­хра­не­нии кли­ма­та и окру­жа­ю­щей при­род­ной сре­ды.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.