С дис­сер­та­ци­ей — за гра­ни­цу?

На­ша си­сте­ма под­го­тов­ки на­уч­ных кад­ров в усло­ви­ях от­кры­той меж­ду­на­род­ной кон­ку­рен­ции ока­за­лась про­валь­ной

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сандр ДЕМЧЕНКО

Вс­по­ми­наю сце­ны из моей на­уч­ной мо­ло­до­сти — лек­ции для ас­пи­ран­тов в род­ном Ин­сти­ту­те био­хи­мии, ко­то­рые чи­та­ют ве­ду­щие уче­ные. Зал — по­лон. А ко­гда лек­цию чи­та­ет непре­взой­ден­ный лек­тор про­фес­сор Ро­сти­слав Ча­го­вец, мо­ло­дежь сто­ит да­же в про­хо­дах. Од­на­ко в на­ше вре­мя, ко­гда лек­ции для ас­пи­ран­тов ста­ли обя­за­тель­ны­ми, вполне ре­аль­ной в мо­ем во­об­ра­же­нии воз­ни­ка­ет та­кая кар­ти­на: в этом же за­ле си­дит один ас­пи­рант, и ему по­оче­ред­но чи­та­ют лек­ции 20 док­то­ров на­ук. Что за это вре­мя из­ме­ни­лось? А то, что за годы не­за­ви­си­мо­сти на­ше об­ще­ство ста­ло от­кры­тым. Мо­ло­дые лю­ди име­ют воз­мож­ность вы­би­рать: учить­ся у нас или за ру­бе­жом. На­шу си­сте­му об­ра­зо­ва­ния и под­го­тов­ки на­уч­ных кад­ров по­ста­ви­ли в усло­вия меж­ду­на­род­ной кон­ку­рен­ции, и на­до чест­но при­знать: этой кон­ку­рен­ции она яв­но не вы­дер­жи­ва­ет.

Мо­ло­дежь мас­со­во вы­би­ра­ет за­ру­беж­ные уни­вер­си­те­ты. А по­след­ствия этого для украинской на­у­ки и все­го об­ще­ства весь­ма неуте­ши­тель­ны. Раз­ры­ва­ет­ся эс­та­фе­та по­ко­ле­ний, уче­ным стар­ше­го по­ко­ле­ния неко­му пе­ре­дать свои зна­ния и опыт. Уже се­год­ня кад­ро­вый го­лод при­во­дит к за­кры­тию на­уч­ных от­де­лов и ла­бо­ра­то­рий. Толь­ко в Ин­сти­ту­те био­хи­мии НАНУ в по­след­нее вре­мя за­кры­лись один от­дел и че­ты­ре ла­бо­ра­то­рии. По-раз­но­му ост­рая, эта про­бле­ма су­ще­ству­ет во всех на­уч­ных учре­жде­ни­ях, и си­ту­а­ция ста­но­вит­ся кри­ти­че­ской. Ес­ли на де­сять док­то­ров на­ук пен­си­он­но­го воз­рас­та бу­дет один ас­пи­рант, то де­вять на­уч­ных на­прав­ле­ний в украинской на­у­ке точ­но ис­чез­нут. Воз­мож­но, и все де­сять, ес­ли этот ас­пи­рант по­сле за­щи­ты дис­сер­та­ции по­едет ра­бо­тать за ру­беж. И это что ка­са­ет­ся старых, традиционных на­уч­ных от­рас­лей. Но ведь на­у­ка раз­ви­ва­ет­ся. Так от­ку­да то­гда возь­мут­ся ли­де­ры но­вых на­уч­ных на­прав­ле­ний? К со­жа­ле­нию, ни ру­ко­во­ди­те­ли МОН, ни ру­ко­во­ди­те­ли НАНУ не осо­зна­ют эту про­бле­му, ли­бо же ста­ра­тель­но ее скры­ва­ют. В лю­бом слу­чае эф­фек­тив­но­го ре­ше­ния ни­кто не ищет. Го­су­дар­ство пла­тит за это от­то­ком ты­сяч моз­гов, ко­то­рые по­том обо­га­ща­ют на­у­ку дру­гих стран.

Так в чем раз­ни­ца в под­го­тов­ке на­уч­ных кад­ров в Укра­ине и стра­нах Ев­ро­пы и США, ко­то­рые сти­му­ли­ру­ют та­кую мас­со­вую ми­гра­цию? Они ра­зи­тель­ны! Оста­нов­люсь лишь на од­ном, но очень важ­ном ас­пек­те — системе ат­те­ста­ции на­уч­ных кад­ров. По су­ти, тре­бо­ва­ния к кан­ди­да­там на по­лу­че­ние на­уч­ной сте­пе­ни вез­де оди­на­ко­вы. Кан­ди­дат дол­жен до­ка­зать свою спо­соб­ность ра­бо­тать в боль­шой на­у­ке собственными ис­сле­до­ва­ни­я­ми, по­ни­ма­ни­ем сво­е­го вкла­да в на­уч­ный или тех­но­ло­ги­че­ский про­гресс. В этом во вре­мя за­щи­ты дис­сер­та­ции он дол­жен убе­дить стар­ших кол­лег, ко­то­рые долж­ны оце­нить его ра­бо­ту. Но про­бле­ма в том, кто и как этих лю­дей ор­га­ни­зу­ет как экс­пер­тов, какими пра­ва­ми на­де­лит и, в кон­це кон­цов, кто бу­дет при­ни­мать окон­ча­тель­ное ре­ше­ние. В этом ко­рень про­бле­мы.

Пред­ставь­те, кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию, по­дан­ную на за­щи­ту, чи­та­ют лишь два че­ло­ве­ка, а док­тор­скую — три. Они на­зы­ва­ют­ся оп­по­нен­та­ми. А ре­ша­ет ее судь­бу зна­чи­тель­но боль­шая груп­па лю­дей — чле­ны уче­но­го со­ве­та. Они дис­сер­та­цию не чи­та­ли, мно­гих из них она не ин­те­ре­су­ет, а кое-кто ее да­же не пой­мет, по­сколь­ку от­но­сит­ся к дру­гой спе­ци­аль­но­сти. Их впе­чат­ле­ние от дис­сер­та­ци­он­ной ра­бо­ты и ре­ше­ние, ко­то­рое они при­мут, от дис­сер­та­ции ото­рва­но. Они слу­ша­ют вы­ступ­ле­ние дис­сер­тан­та и при­ни­ма­ют на ве­ру вы­во­ды оп­по­нен­тов. Ну за­чем на про­тя­же­нии мно­гих лет и де­ся­ти­ле­тий тра­тить свое вре­мя и энер­гию на то, что те­бя не ин­те­ре­су­ет и где твоя экс­пер­ти­за не нуж­на? Но ведь судь­ба дис­сер­тан­та и его ра­бо­ты за­ви­сит от их уча­стия в тай­ном го­ло­со­ва­нии. То есть от­вет­ствен­ность здесь рас­пы­ле­на и скры­та, от­да­ле­на от вы­со­ко­про­фес­си­о­наль­ной оцен­ки. Что­бы кон­тро­ли­ро­вать этот бес­смыс­лен­ный про­цесс, создана гро­мозд­кая бю­ро­кра­ти­че­ская си­сте­ма с уча­сти­ем мно­гих лю­дей с су­гу­бо фор­маль­ны­ми функ­ци­я­ми, на­пи­са­ни­ем мно­же­ства бу­маг, про­то­ко­лов и т.п. Но ведь все при­част­ные име­ют ка­кие-то дру­гие обя­зан­но­сти, и вся эта де­я­тель­ность во­круг дис­сер­та­ции ло­жит­ся на пле­чи имен­но дис­сер­тан­та. На­ко­нец, к дис­сер­та­ции при­ла­га­ет­ся це­лый том ма­те­ри­а­лов, вклю­чая пол­ную сте­но­грам­му про­це­ду­ры за­щи­ты. Все это от­сы­ла­ют для утвер­жде­ния в МОН. Хо­тел бы я уви­деть чи­нов­ни­ка МОН, ко­то­рый чи­та­ет все эти бу­ма­ги. А да­же ес­ли чи­та­ет, то по­ни­ма­ет ли?

В стра­нах Ев­ро­пы и США эта про­це­ду­ра кар­ди­наль­но от­ли­ча­ет­ся. Ни­ка­ких на­уч­ных со­ве­тов там нет, как и на­ци­о­наль­ных си­стем ат­те­ста­ции кад­ров. Ре­ше­ние о при­суж­де­нии на­уч­ной сте­пе­ни при­ни­ма­ет неболь­шая груп­па, обыч­но со­сто­я­щая из пя­ти че­ло­век. Они со­зда­ют ко­ми­тет или жю­ри. На­зва­ния в раз­ных стра­нах раз­ные, но суть од­на. Для за­щи­ты каж­дой дис­сер­та­ции при­гла­ша­ют от­дель­ную груп­пу уче­ных, наи­бо­лее ком­пе­тент­ных в пред­ме­те имен­но этой ра­бо­ты. Они долж­ны вни­ма­тель­но про­чи­тать дис­сер­та­цию, сде­лать все воз­мож­ные за­ме­ча­ния, устро­ить строгий про­фес­си­о­наль­ный эк­за­мен дис­сер­тан­ту. Их ре­ше­ние окон­ча­тель­но! Его лишь фор­маль­но утвер­жда­ет ру­ко­вод­ство уни­вер­си­те­та или дру­гой ор­га­ни­за­ции, ко­то­рая вы­да­ет ди­плом.

Как ра­бо­та­ет та­кая си­сте­ма? Мне при­хо­ди­лось участ­во­вать в за­щи­те дис­сер­та­ций в раз­ных стра­нах Ев­ро­пы, а так­же в США, по­это­му даль­ней­шее из­ло­же­ние бу­дет ба­зи­ро­вать­ся на этом обоб­щен­ном опы­те. При­бли­зи­тель­но за пол­го­да до за­пла­ни­ро­ван­ной за­щи­ты дис­сер­та­ции я по­лу­чаю пись­мо с прось­бой со­об­щить, со­гла­сен ли я взять в ней уча­стие, и, ес­ли я со­гла­сен, удоб­ным ли для ме­ня бу­дет да­та этого ме­ро­при­я­тия. Со­об­щив о со­гла­сии, я мо­гу спу­стя не­ко­то­рое вре­мя по­лу­чить офи­ци­аль­ное при­гла­ше­ние стать чле­ном жю­ри (в ре­зуль­та­те от­бо­ра кан­ди­да­тов в него). Од­но­вре­мен­но по­лу­чаю и текст дис­сер­та­ции с прось­бой дать ей оцен­ку и сде­лать все необ­хо­ди­мые за­ме­ча­ния не позд­нее чем за ме­сяц до за­щи­ты. Этот ме­сяц ну­жен дис­сер­тан­ту для под­го­тов­ки к за­щи­те, с уче­том за­ме­ча­ний и вне­се­ни­ем со­от­вет­ству­ю­щих из­ме­не­ний в текст ра­бо­ты.

И вот на­чи­на­ет­ся це­ре­мо­ния за­щи­ты. Ее пер­вая часть не от­ли­ча­ет­ся от при­ня­той у нас. Это пуб­лич­ный до­клад дис­сер­тан­та и пуб­лич­ная дис­кус­сия. А да­лее — за­кры­тое за­се­да­ние жю­ри.

Ин­те­ре­сен со­став жю­ри. В ти­пич­ном ва­ри­ан­те в него вхо­дят ру­ко­во­ди­тель дис­сер­тан­та (обя­за­тель­но!), его кол­ле­га из ин­сти­ту­та (фа­куль­те­та), наи­бо­лее озна­ком­лен­ный с те­мой ра­бо­ты, а так­же три внеш­них эксперта. Они долж­ны быть из дру­гих ор­га­ни­за­ций, а то и из дру­гих стран. На­при­мер, на од­ном из та­ких ме­ро­при­я­тий во Фран­ции, кро­ме ме­ня, был уче­ный, спе­ци­аль­но при­ле­тев­ший из США.

Пер­вый этап ра­бо­ты жю­ри в за­кры­том ре­жи­ме про­ис­хо­дит при участии дис­сер­тан­та. Он дол­жен ответить на мно­же­ство во­про­сов экс­пер­тов, по­ка­зать свою эру­ди­цию в бо­лее ши­ро­ком кру­ге во­про­сов. При об­суж­де­нии его дис­сер­та­ци­он­ную ра­бо­ту рас­кла­ды­ва­ют на мо­ле­ку­лы. По­том дис­сер­тан­та от­пус­ка­ют, и про­дол­жа­ет­ся дис­кус­сия сре­ди чле­нов жю­ри, где важ­но уча­стие на­уч­но­го ру­ко­во­ди­те­ля. Он дол­жен ответить на во­про­сы, на ко­то­рые не от­ве­тил дис­сер­тант, по­лу­чить за­ме­ча­ние и пред­ло­же­ния от­но­си­тель­но даль­ней­ше­го раз­ви­тия ис­сле­до­ва­ний его кол­лек­ти­ва. Ин­те­рес­нее бы­ва­ет эта дис­кус­сия, ес­ли один из внеш­них экс­пер­тов сам про­во­дит ис­сле­до­ва­ния в этом на­прав­ле­нии и в ка­кой-то ме­ре яв­ля­ет­ся кон­ку­рен­том. В ре­зуль­та­те ро­бо­та ста­но­вит­ся по­нят­ной для всех чле­нов жю­ри во всех деталях. А даль­ше утвер­жда­ет­ся ре­ше­ние. Го­ло­со­ва­ни­ем? От­нюдь! Го­ло­со­ва­ние здесь и невоз­мож­но, и не нуж­но. Ре­ше­ние при­ни­ма­ют кон­сен­су­сом. Ес­ли в жю­ри есть несо­глас­ные с пред­ло­жен­ным ре­ше­ни­ем, то они долж­ны убе­дить дру­гих. По­сле этого со­став­ля­ют со­от­вет­ству­ю­щий до­ку­мент и, скре­пив под­пи­ся­ми чле­нов жю­ри, его пе­ре­да­ют в ад­ми­ни­стра­цию уни­вер­си­те­та. Вот и все. Пе­ред сда­чей дис­сер­та­ции на по­сто­ян­ную от­кры­тую пуб­ли­ка­цию в электронной фор­ме дис­сер­тан­ту мо­гут предо­ста­вить вре­мя для ис­прав­ле­ния оши­бок, об­на­ру­жен­ных во вре­мя за­се­да­ния жю­ри.

Под­во­дя итог, под­черк­нем раз­ли­чия меж­ду на­шей и их си­сте­ма­ми по­лу­че­ния на­уч­ной сте­пе­ни. Эти раз­ли­чия прин­ци­пи­аль­ны! В системе, при­ня­той в ос­нов­ных на­уч­ных го­су­дар­ствах ми­ра, и оце­ни­ва­ют, и при­ни­ма­ют ре­ше­ние толь­ко экс­пер­ты­спе­ци­а­ли­сты, ко­то­рые озна­ком­ле­ны с дис­сер­та­ци­ей в деталях. Они несут пер­со­наль­ную от­вет­ствен­ность за свои ре­ше­ния, по­сколь­ку их фа­ми­лии вы увидите на пер­вой стра­ни­це дис­сер­та­ции, най­дя ее в Ин­тер­не­те. Про­вер­ка их ре­ше­ния бю­ро­кра­та­ми или ме­нее ква­ли­фи­ци­ро­ван­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми про­сто бес­смыс­лен­на. Там нет необ­хо­ди­мо­сти мно­гим уче­ным от­си­жи­вать­ся на за­се­да­ни­ях уче­ных со­ве­тов, от­вле­ка­ясь от сво­ей твор­че­ской ра­бо­ты, и сво­им го­ло­со­ва­ни­ем со­зда­вать ви­ди­мость кол­лек­тив­ной от­вет­ствен­но­сти. Не нуж­но пи­сать про­то­ко­лов за­се­да­ний и сте­но­грамм за­щи­ты. Не нуж­на ар­мия сек­ре­та­рей для оформ­ле­ния и про­вер­ки. Обра­тим вни­ма­ние и на то, что толь­ко это раз­ли­чие в си­сте­мах по­ро­ди­ло у нас тысячи кан­ди­да­тов и док­то­ров на­ук, не имев­ших до­стой­но­го за­де­ла, но до­воль­но успеш­но про­шед­ших все бю­ро­кра­ти­че­ские рам­ки, об­хо­дя тех, кто за­ни­ма­ет­ся на­сто­я­щей на­у­кой.

Но вот МОН ре­ши­ло на­чать ре­фор­мы. Это ве­дом­ство уже про­сла­ви­лось «бле­стя­щи­ми ре­фор­ма­тор­ски­ми» по­пыт­ка­ми со­еди­нить ев­ро­пей­скую фор­му с сов­ко­вой су­тью. Иногда это при­во­дит к аб­сур­ду. А в этом слу­чае аб­сурд, преж­де все­го, за­клю­ча­ет­ся в том, что но­вые ас­пи­ран­ты, ко­то­рые уже на­ча­ли ис­сле­до­ва­ние для по­лу­че­ния при­ня­той в ми­ре на­уч­ной сте­пе­ни PHD (док­то­ра фи­ло­со­фии), не зна­ют, как они свои дис­сер­та­ции бу­дут за­щи­щать. Не зна­ют этого и в МОН, без­от­вет­ствен­но на­чав ре­фор­му не с то­го кон­ца. Ведь мож­но бы­ло но­вую фор­му за­щи­ты при­ме­нить к уже вы­пол­нен­ным ра­бо­там, а к так­же ра­бо­там, ныне на­хо­дя­щим­ся на ста­дии вы­пол­не­ния. Но ка­кой долж­ны быть эта но­вая фор­ма, по мне­нию чи­нов­ни­ков МОН?

Мне в ру­ки по­пал ин­те­рес­ный до­ку­мент, ко­то­рый уже на­ча­ли об­суж­дать в уни­вер­си­те­тах и на­уч­ных учре­жде­ни­ях. По­сле этого его долж­но утвер­дить пра­ви­тель­ство. Его на­зва­ние — «Вре­мен­ный по­ря­док при­суae­де­ния об­ра­зо­ва­тель­но-на­уч­ной сте­пе­ни док­то­ра фи­ло­со­фии». В до­ку­мен­те на де­вять стра­ниц фи­гу­ри­ру­ют уже не один, а три (!) уче­ных со­ве­та. У них раз­ные функ­ции, но, на­вер­ное, они долж­ны иметь все фор­маль­ные ат­ри­бу­ты, та­кие как кво­рум, про­то­кол и т.п. Есть там уче­ный совет соответствующего учре­жде­ния выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния (на­уч­но­го учре­жде­ния), УССУВО (НУ). Он упо­ми­на­ет­ся 14 раз как ор­га­ни­за­тор про­цес­са за­щи­ты дис­сер­та­ции. Ука­зы­ва­ет­ся, что сте­пень док­то­ра фи­ло­со­фии еще (вре­мен­но?) мо­жет быть при­суж­де­на, на вы­бор со­ис­ка­те­ля, упо­ми­нав­шим­ся 10 раз по­сто­ян­но дей­ству­ю­щим спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ным уче­ным со­ве­том (ПДСУС). Тем не ме­нее боль­ше все­го вни­ма­ния со­сре­до­то­че­но на ре­гла­мен­та­ции де­я­тель­но­сти ра­зо­во­го спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го уче­но­го со­ве­та (РСУС) учре­жде­ния выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния или на­уч­но­го учре­жде­ния (упо­ми­на­ет­ся аж 55 раз!), ко­то­рый соз­да­ет­ся на ба­зе УССУВО (НУ) и дей­ству­ет под его эги­дой. Кро­ме то­го, в де­вя­ти слу­ча­ях не ука­за­но, о ка­ком со­ве­те речь идет — ра­зо­вом или дей­ству­ю­щем на по­сто­ян­ной ос­но­ве. По за­мыс­лу ав­то­ров этого до­ку­мен­та, са­мо со­зда­ние РСУС долж­но про­ло­жить путь Укра­ине в на­уч­ную Ев­ро­пу.

На пер­вый взгляд, это так и есть: ра­зо­вый спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный уче­ный совет — ну со­всем как упо­мя­ну­тое вы­ше жю­ри. Здесь так­же участ­ву­ют пять че­ло­век, так­же это долж­ны быть доб­ро­по­ря­доч­ные вы­да­ю­щи­е­ся уче­ные, внеш­ние и внут­рен­ние экс­пер­ты. Од­на­ко есть ню­ан­сы, ко­то­рые пре­вра­ща­ют хо­ро­ший за­мы­сел в без­об­раз­ную па­ро­дию. Во-пер­вых, вво­дит­ся усло­вие, что­бы на­уч­ный ру­ко­во­ди­тель не при­сут­ство­вал не толь­ко как член РСУС, но и во­об­ще на за­щи­те, а это ав­то­ма­ти­че­ски ис­клю­ча­ет дис­кус­сию на уровне на­уч­ных лидеров. Во-вто­рых, вво­дит­ся долж­ность уче­но­го сек­ре­та­ря РСУС, ко­то­рый не мо­жет быть ее чле­ном. Ка­кая необ­хо­ди­мость в нем? У европейского ти­па жю­ри та­ких сек­ре­та­рей во­об­ще нет, а в этом до­ку­мен­те его функ­ции рас­пи­са­ны по­чти на це­лую стра­ни­цу. Раз­ве ж непо­нят­но, что ко­ли­че­ство со­здан­ных во­круг дис­сер­та­ции бу­маг со­всем не ха­рак­те­ри­зу­ет ее уров­ня, а недо­ве­рие к про­фес­си­о­на­лам от­кры­ва­ет путь фаль­си­фи­ка­то­рам? Ес­ли в Ев­ро­пе жю­ри — это неза­ви­си­мый ор­ган, ко­то­рый лишь со­зда­ет ад­ми­ни­стра­ция учре­жде­ния, а окон­ча­тель­ное ре­ше­ние с пол­ной от­вет­ствен­но­стью он вы­но­сит сам, то у нас на­ли­цо унижение ро­ли РСУС и экс­пер­тов, ко­то­рые к него вхо­дят. А от­сю­да и аб­сурд на каждом ша­гу.

Эти ша­ги ве­дут в МОН, что­бы дать ра­бо­ту его ат­те­ста­ци­он­ной кол­ле­гии. Бу­дут мно­го­чис­лен­ные со­гла­со­ва­ния на эта­пах со­зда­ния и ра­бо­ты РСУС. Бо­лее то­го, там бу­дут тре­бо­вать да­же сте­но­грам­му его за­се­да­ния. Су­ще­ствен­но, что МОН в этом до­ку­мен­те упо­ми­на­ет­ся 29 раз! Это 29 при­чин от­ка­зать­ся от уча­стия в та­кой за­щи­те дис­сер­та­ции уче­но­му, ко­то­рый це­нит свое вре­мя и про­фес­си­о­на­лизм. А как же быть мо­ло­до­му уче­но­му, ко­то­рый вы­нес на рас­смот­ре­ние на­уч­ной об­ще­ствен­но­сти свою первую вы­стра­дан­ную ква­ли­фи­ка­ци­он­ную ра­бо­ту? Оста­ет­ся од­но — бе­жать за ру­беж, как мож­но ско­рее и как мож­но даль­ше.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.