Алек­сандр Сол­же­ни­цын. Три­бу­нал над ком­му­низ­мом

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Петр МАРУСЕНКО

11 декабря Алек­сан­дру Иса­е­ви­чу Сол­же­ни­цы­ну ис­пол­ни­лось бы 100 лет. Это, бес­спор­но, со­бы­тие в об­ще­ствен­ной и ли­те­ра­тур­ной жиз­ни. Но­бе­лев­ский ла­у­ре­ат 1970 го­да — фи­гу­ра ми­ро­во­го зна­че­ния.

Глав­ной его ра­бо­той, де­лом aeиз­ни ста­ло па­но­рам­ное ху­доaeе­ствен­но-ис­то­ри­че­ское ис­сле­до­ва­ние «Ар­хи­пе­лаг ГУЛАГ» — о мас­со­вых ре­прес­си­ях в Со­вет­ской Рос­сии и СССР в 1918– 1956 го­дах. Оно в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни из­ме­ни­ло от­но­ше­ние к боль­ше­вист­ско­му реaeи­му во всем ми­ре. Я про­чи­тал пер­вые ча­сти книги в сам­из­да­те в кон­це 1960-х. И уaeе то­гда о при­зна­нии этого лю­до­ед­ско­го реaeи­ма, Ле­ни­на и его пре­ем­ни­ка Ста­ли­на для ме­ня не мог­ло быть и ре­чи.

Чи­тать кни­гу чрез­вы­чай­но тяaeе­ло. Пре­дел че­ло­ве­че­ских стра­да­ний пре­вос­хо­дит пре­дел на­шей фан­та­зии.

Уaeе пер­вая гла­ва про­из­ве­де­ния — «Арест» — сра­зу вво­дит чи­та­те­ля в ат­мо­сфе­ру уaeа­са, ис­пы­ты­ва­е­мо­го че­ло­ве­ком, вся aeизнь ко­то­ро­го по­де­ли­лась на «до» и «по­сле». Толь­ко что ты был сво­бод­ным, уваaeа­е­мым граae­да­ни­ном, имел се­мью, де­тей — и сра­зу все те­ря­ешь. И нет у него дру­гих слов, что­бы ответить на «вы аре­сто­ва­ны», — «Я? За что?! — во­прос, мил­ли­о­ны и мил­ли­о­ны раз по­вто­рен­ный еще до нас и ни­ко­гда не по­лу­чив­ший от­ве­та. Арест — это мгно­вен­ный ра­зи­тель­ный пе­ре­брос, пе­ре­кид, пе­ре­пласт из од­но­го со­сто­я­ния в дру­гое».

Вто­рая гла­ва — «Ис­то­рия на­шей ка­на­ли­за­ции» — о че­ло­ве­че­ских по­то­ках, на­пол­няв­ших ла­ге­ря и тю­рем­ные ка­ме­ры. По­че­му-то счи­та­лось, что ре­прес­сии про­ис­хо­ди­ли пре­иму­ще­ствен­но в 1937–1938 го­дах. Даaeе 1937-й стал сим­во­ли­че­ским го­дом, нет, не без­за­ко­ния со­вет­ской си­сте­мы, а про­сто незна­чи­тель­но­го от­кло­не­ния от ге­не­раль­ной ли­нии пар­тии во вре­ме­на «куль­та лич­но­сти Ста­ли­на». Но ав­тор убе­ди­тель­но до­ка­зы­ва­ет, что по­ток этих двух страш­ных лет был не един­ствен­ным, и даaeе не глав­ным, «тем, что рас­пи­рал зло­вон­ные трубы на­шей ка­на­ли­за­ции». Так, в кон­це декабря 1917 го­да в ста­тье «Как ор­га­ни­зо­вать со­рев­но­ва­ние» Ле­нин про­воз­гла­сил та­кую цель но­вой вла­сти — «очи­ще­ние зем­ли рус­ской от вся­ких вред­ных на­се­ко­мых». И с тех пор ни дня — вплоть до смер­ти Ста­ли­на, и даaeе чуть позaeе — не пе­ре­ры­вал­ся этот стра­даль­че­ский по­ток.

«Ар­хи­пе­лаг» на­пи­сан пре­крас­ным язы­ком и с боль­шим юмо­ром, под­чер­ки­ва­ю­щим аб­сурд­ность дей­ствий па­ла­чей. Как и вез­де у Солaeе­ни­цы­на, юмор здесь до­сти­га­ет дик­кен­сов­ско­го уров­ня. Чего сто­ит лишь эпи­граф к пер­вой ча­сти: «В эпо­ху дик­та­ту­ры и окруaeен­ные со всех сто­рон вра­га­ми, мы иногда про­яв­ля­ли ненуae­ную мяг­кость, ненуae­ную мяг­ко­сер­деч­ность» (Кры­лен­ко, речь на про­цес­се «Пром­пар­тии»).

Про­из­ве­де­ние охва­ты­ва­ет бук­валь­но все гра­ни ре­прес­сив­ной си­сте­мы — ее ис­то­рию, раз­ви­тие, ос­нов­ных «ге­ро­ев»… Ав­тор в бес­ко­неч­ной са­ге, опи­ра­ю­щей­ся на сви­де­тель­ства 257 плен­ни­ков реaeи­ма и его лич­ный опыт, скру­пу­лез­но опи­сы­ва­ет все кру­ги ада, ко­то­рые при­шлось про­хо­дить лю­дям. Пе­ред на­ши­ми глазами пред­ста­ет ка­торae­ный труд ла­гер­ных уз­ни­ков во всех ас­пек­тах их aeиз­ни в нево­ле. Ко­неч­но, Солaeе­ни­цын как пи­са­тель ис­сле­ду­ет пси­хо­ло­гию зэ­ков и их па­ла­чей.

Нет та­ко­го во­про­са со­вет­ской тю­рем­ной aeиз­ни, ко­то­рый бы не осве­тил Солaeе­ни­цын. «Невоз­моae­но со­су­ще­ство­вать с го­су­дар­ство­мпа­ла­чом. На­зва­ние про­из­ве­де­ния — ме­та­фо­ра всей стра­ны. Кни­га по­раaeа­ет плот­но­стью из­лоaeе­ния, гиб­ко­стью и точ­но­стью язы­ка. Он уме­ет ком­пакт­но со­ста­вить этот ма­те­ри­ал, но ни на мгно­ве­ние не те­ря­ет объ­ек­тив­но­сти и увле­ка­тель­но­сти», — считает пи­са­тель Дмит­рий Бы­ков.

Вли­я­ние про­из­ве­де­ния на ми­ро­вую ис­то­рию труд­но пе­ре­оце­нить: кни­га ста­ла свое­об­раз­ным Нюрн­берг­ским про­цес­сом над ком­му­низ­мом. «Эф­фект Солaeе­ни­цы­на, то есть окон­ча­тель­ное разо­ча­ро­ва­ние в со­вет­ском ком­му­низ­ме по­сле пуб­ли­ка­ции «Ар­хи­пе­ла­га ГУЛАГ» дей­ству­ет от­нюдь не на всех. Со­вет­ский ком­му­низм не ском­про­ме­ти­ро­ван сре­ди зна­чи­тель­ной ча­сти об­ще­ства, ко­то­рое ли­бо но­сталь­ги­ру­ет по силь­ной ру­ке, ли­бо под­верaeе­но ам­не­зии мо­раль­ной, атро­фи­ии ли­бо про­долaeа­ет счи­тать ста­лин­скую си­сте­му ла­ге­рей или кол­лек­тив­ные де­пор­та­ции на­ро­дов обос­но­ван­ны­ми дей­стви­я­ми», — пи­шет од­на из лучших ис­сле­до­ва­тель­ниц твор­че­ства пи­са­те­ля Людмила Са­рас­ки­на.

Вто­рая ипо­стась Солaeе­ни­цы­на — вы­да­ю­щий­ся пи­са­тель. По­весть «Один день Ива­на Де­ни­со­ви­ча» по­яви­лась в 11-м номере aeур­на­ла «Но­вый мир» в 1962 го­ду. По­сле вы­хо­да в свет неболь­шой по­ве­сти о aeиз­ни со­вет­ско­го че­ло­ве­ка в ла­ге­ре пи­са­тель сра­зу стал зна­ме­ни­тым. Он пи­сал: «…со всей Рос­сии как взо­рва­лись пись­ма ко мне, и в пись­мах лю­ди пи­са­ли, что они пе­реaeи­ли, что у ко­го бы­ло». Чего сто­ит эпи­лог по­ве­сти:

«Про­шел день, ни­чем не омра­чен­ный, по­чти счаст­ли­вый.

Та­ких дней в его сро­ке от звон­ка до звон­ка бы­ло три тысячи шесть­сот пять­де­сят три. Из-за ви­со­кос­ных годов — три дня лиш­них на­бав­ля­лось…».

Алек­сандр Иса­е­вич на­пи­сал толь­ко два ро­ма­на: «В кру­ге пер­вом» и «Ра­ко­вый кор­пус». Оста­нов­люсь немно­го на ро­мане «В кру­ге пер­вом». Свы­ше 600 стра­ниц тек­ста по­вест­ву­ют о со­бы­ти­ях, про­изо­шед­ших за трое су­ток. Вре­мя и про­стран­ство в ро­мане пре­дель­но сaeа­ты.

На всю aeизнь оста­ют­ся в па­мя­ти ге­рои ро­ма­на — и ди­пло­мат Ин­но­кен­тий Во­ло­дин, и зэки Нерaeин, Рубин, Со­лог­дин, и даaeе эпи­зо­ди­че­ский пер­со­наae — двор­ник Спи­ри­дон. Ни­ко­гда не за­бу­ду его яр­ко­го, прон­зи­тель­но­го мо­но­ло­га, за­сев­ше­го у ме­ня в па­мя­ти:

«Ес­ли бы мне, Гле­ба, ска­за­ли сей­час: вот ле­тит та­кой са­мо­лет, на ем бом­ба атом­ная. Хо­чешь, те­бя тут как со­ба­ку по­хо­ро­нит под лест­ни­цей, и се­мью твою пе­ре­кро­ет, и еще ми­льен лю­дей, но с ва­ми — От­ца Уса­то­го и все за­ве­де­ние их с кор­нем, чтоб не бы­ло боль­ше, чтоб не стра­дал народ по ла­ге­рях, по кол­хо­зах, по лес­хо­зах?

Спи­ри­дон на­пряг­ся, под­пи­рая кру­ты­ми пле­ча­ми уaeе слов­но па­да­ю­щую на него лест­ни­цу, и вме­сте с ней кры­шу, и всю Моск­ву. — Я, Гле­ба, по­ве­ришь? нет боль­ше тер­пе­aeу! тер­пе­aeу — не оста­лось! я бы ска­зал, — он вы­вер­нул голову к са­мо­ле­ту: — А ну! ну! ки­дай! рушь!!»

Пе­ред на­ши­ми глазами и офи­це­ры «ша­раш­ки», где ра­бо­та­ют зэки-уче­ные, и сам ми­нистр внут­рен­них дел Аба­ку­мов… И, ко­неч­но, Ста­лин с его вер­ным псом Поскре­бы­ше­вым.

…Величие Солaeе­ни­цы­на как пи­са­те­ля не в по­след­нюю оче­редь за­клю­ча­ет­ся в его фан­та­сти­че­ском чув­стве юмо­ра. И хо­тя юмор пи­са­те­ля ча­ще но­сит сар­до­ни­че­ский ха­рак­тер, од­на­ко это аб­со­лют­но его не униaeа­ет. В раз­де­ле «Князь Игорь» речь идет о том, как зэки устро­и­ли су­деб­ный про­цесс над… кня­зем Иго­рем из «Сло­ва о Иго­ре­вом по­хо­де». И зэки про­сто бле­стя­ще, до ос­но­ва­ния раз­би­ва­ют че­ло­ве­ко­не­на­вист­ни­че­ское ста­лин­ское су­до­про­из­вод­ство.

Преae­де чем перейти к те­ме «Солaeе­ни­цын и Укра­и­на», под­черк­ну, что пи­са­тель все­гда че­стен и все­гда от­кро­ве­нен в сво­их вы­ска­зы­ва­ни­ях. В нем нет и кап­ли лу­кав­ства. Он моaeет оши­бать­ся (и оши­бал­ся неод­но­крат­но!), од­на­ко ни­ко­гда не кри­вил ду­шой. По­это­му все ска­зан­ное им о се­бе моae­но при­ни­мать за чи­стую мо­не­ту.

Со­весть украинской на­ции Ев­ген Свер­стюк с боль­шим пи­е­те­том от­но­сил­ся к сво­е­му кол­ле­ге — пи­са­те­лю-зэку, хо­тя да­ле­ко не во всем с ним со­гла­шал­ся. Вспом­ним лишь ста­тью Солaeе­ни­цы­на (2008 г.) в га­зе­те «Из­ве­стия», в ко­то­рой он ка­те­го­ри­че­ски от­ри­цал ге­но­цид­ный ха­рак­тер Го­ло­до­мо­ра в Укра­ине в 1932 1933 го­дах: «та­кой про­во­ка­тор­ский вскрик о «ге­но­ци­де» стал за­роae­дать­ся де­ся­ти­ле­ти­я­ми спу­стя — спер­ва по­та­ен­но, в затх­лых шо­ви­ни­сти­че­ских умах, злоб­но на­стро­ен­ных про­тив «мос­ка­лей», — а вот те­перь взнес­ся и в го­су­дар­ствен­ные кру­ги ны­неш­ней Украины…» И все aeе непри­ми­ри­мую по­ле­ми­ку с Алек­сан­дром Иса­е­ви­чем по по­во­ду его по­след­них ста­тей и ра­бо­ты «Как нам обу­стро­ить Рос­сию» украинский фи­ло­соф за­вер­шал так: «по­сле все­го ска­зан­но­го Солaeе­ни­цын наш друг? Да. Но ис­ти­на до­роaeе».

Солaeе­ни­цын пи­сал: «Я ска­зал — до­ро­гие бра­тья, здесь не­сколь­ко смыс­лов: как все хри­сти­ане мы бра­тья, и еще осо­бен­но как пра­во­слав­ные. Но, кро­ме то­го, во мне боль­шая до­ля украинской кро­ви, моя мать бы­ла по­чти пол­ная укра­ин­ка. Мой дед по ма­те­ри — един­ствен­ный муae­чи­на в се­мье за смер­тью мо­е­го от­ца — был укра­и­нец, погиб в ГПУ. Его aeи­вая речь и aeиз­нен­ные на­став­ле­ния на укра­ин­ском язы­ке до сих пор aeи­вы в мо­их ушах. Я сам не го­во­рю бег­ло на укра­ин­ском, но по­ни­маю все.

По­это­му об украинской судь­бе я не ду­маю как о по­сто­рон­ней, но как о соб­ствен­ной сво­ей, — я ни­ко­гда не за­бы­вал ни­ка­ких стра­да­ний укра­ин­ско­го на­ро­да, осо­бен­но страш­ный ве­ли­кий го­лод его, унес­ший 6 мил­ли­о­нов aeиз­ней».

И еще: «Мне боль­но пи­сать об этом: укра­ин­ское и рус­ское со­еди­ня­ют­ся у ме­ня и в кро­ви, и в серд­це, и в мыс­лях. Од­на­ко боль­шой опыт друaeе­ско­го об­ще­ния с укра­ин­ца­ми в ла­ге­рях от­крыл мне, как у них на­бо­ле­ло. Не из­беaeать на­ше­му по­ко­ле­нию рас­пла­чи­вать­ся за ошиб­ки стар­ших».

Не все, что пи­сал Солaeе­ни­цын об Укра­ине, при­ем­ле­мо для укра­ин­цев. По­это­му еще раз предо­ста­вим сло­во Ев­ге­ну Свер­стю­ку: «Я ду­маю, что он хо­тел в се­бе пре­одо­леть эту двой­ствен­ность про­ис­хоae­де­ния, и он не на­шел дру­го­го спо­со­ба пре­одо­леть ее, как че­рез от­ри­ца­ние укра­ин­ско­сти…» Но Ев­ген Алек­сан­дро­вич вы­сту­пил и про­тив огуль­ной и нери­стой­ной ата­ки на Алек­сандра Иса­е­ви­ча, ко­то­рая про­ка­ти­лась в СМИ Рос­сии и Украины в 2000-е годы: «Од­на­ко даaeе ес­ли бы Алек­сандр Иса­е­вич по сла­бо­сти сво­ей озлил­ся на украинский народ, все рав­но за­щи­тить его имя от лaeе­сви­де­тельств — на­ша обя­зан­ность че­сти».

Не вы­зы­ва­ет со­мне­ния, что Солaeе­ни­цын — бле­стя­щий пуб­ли­цист. Глав­ным его произведением по вли­я­нию яв­ля­ет­ся «Aeить не по лaeи». В нем он при­зы­ва­ет про­ти­во­сто­ять вла­сти лaeи. Как пи­шет Людмила Са­рас­ки­на: «Чем на са­мом де­ле ста­ло воз­зва­ние Солaeе­ни­цы­на «Жить не по лжи» для мил­ли­о­нов со­оте­че­ствен­ни­ков? И глав­ное, осо­зна­ва­лось ли оно ими как ми­ни­мум об­ще­ствен­но­го со­про­тив­ле­ния? Ду­маю, что нет. Ду­маю, что с точ­ки зре­ния ря­до­во­го че­ло­ве­ка — это был са­мый мак­си­мум, труд­но вы­пол­ни­мый как раз по­то­му, что ли­шал тех при­ви­ле­гий, ко­то­рые да­ет путь мни­мой, по­каз­ной ло­яль­но­сти реaeи­му. Мир­но, но непри­ми­ри­мо про­ти­во­сто­ять системе лоae­ных цен­но­стей, и даaeе пре­бы­ва­ние вне си­сте­мы этих цен­но­стей тоaeе ока­за­лось нема­лым ис­пы­та­ни­ем, ко­то­рое вы­дерaeа­ли да­ле­ко не все, кто то­гда при­слу­ши­вал­ся к Солaeе­ни­цы­ну».

В этой ра­бо­те пи­са­тель от­крыл фор­му­лу: на­си­лию нечем при­крыть­ся, кро­ме лaeи. А она моaeет дерaeать­ся толь­ко на­си­ли­ем. А, сле­до­ва­тель­но, про­долaeа­ет Солaeе­ни­цын, про­стей­ший, са­мый до­ступ­ный ключ к на­ше­му осво­боae­де­нию — лич­ное неуча­стие в рас­про­стра­не­нии, ле­ги­ти­ма­ции лaeи.

От­ме­тим, что про­тив Солaeе­ни­цы­на КГБ ве­ло кле­вет­ни­че­скую кам­па­нию, при­чем ее воз­глав­лял и на­прав­лял ру­ко­во­ди­тель этой ор­га­ни­за­ции Юрий Ан­дро­пов. Но и «ле­вая об­ще­ствен­ность» подыг­ры­ва­ла геби­стам. Пи­са­те­ля чи­та­ли очень невни­ма­тель­но и недоб­ро­со­вест­но. На­при­мер, его об­зы­ва­ли (и до сих пор, уaeе по­сле смер­ти, об­зы­ва­ют!) ре­ак­ци­о­не­ром, шо­ви­ни­стом, им­пе­ри­а­ли­стом. Пи­са­тель удив­лял­ся: «В чем aeе я — им­пе­ри­а­лист? Пред­ла­гаю Со­ве­там пре­кра­тить вся­че­скую агрес­сию, убрать ото­всю­ду ок­ку­па­ци­он­ные вой­ска, ко­му aeе это пло­хо? Пи­шу aeе: «цель им­пе­рии и мо­раль­ное здо­ро­вье на­ро­да несов­ме­сти­мы», — нет, им­пе­ри­а­лист!»

Вот очень ваae­ная и актуальная, как на се­го­дняш­ний день, мысль пи­са­те­ля: «рус­ское на­ци­о­наль­ное са­мо­со­зна­ние во мно­гой до­ле сво­ей ни­как не моaeет осво­бо­дить­ся от про­стран­но­дерaeав­но­го мыш­ле­ния, от им­пер­ско­го дур­ма­на… Пе­ре­ска­зы­вая хри­сти­ан­ский за­вет, Вла­ди­мир Со­ло­вьев пи­сал: «Лю­би все дру­гие на­ро­ды как свой соб­ствен­ный».

P.S. К соaeа­ле­нию, в со­вре­мен­ной Рос­сии имен­но эти уста­нов­ки Алек­сандра Солaeе­ни­цы­на от­бро­ше­ны и ока­за­лись на мар­ги­не­се об­ще­ствен­ной aeиз­ни. Не по­то­му ли за по­след­ние 20 лет на тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции уста­нов­лен 101 (!) па­мят­ник и бюст Ста­ли­ну. И это го­су­дар­ство неустан­но ска­ты­ва­ет­ся в то­та­ли­тар­ный дур­ман, пы­та­ясь сно­ва по­стро­ить им­пе­рию.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.