При­вет, но­вый ха­о­тич­ный мир!

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег БЕЛОКОЛОС, Алек­сей КУРОПЯТНИК, Алек­сандр ПОЛИЩУК, Юрий СМЕЛЯНСКИЙ, Алек­сандр ХАРА Фо­то Ан­ны Гри­цен­ко

(«Май­дан ино­стран­ных дел»)

2019-му го­ду бу­дут при­су­щи боль­шая неста­биль­ность да­же в са­мых раз­ви­тых де­мо­кра­ти­ях, при­ня­тие эго­и­сти­че­ских ре­ше­ний, а так­же ста­нет су­ще­ствен­но боль­ше непред­ска­зу­е­мо­сти и ха­о­са на меж­ду­на­род­ной арене. Те­перь мы жи­вем не в эпо­ху пе­ре­мен, а во вре­ме­на пер­ма­нент­ных пер­тур­ба­ций.

Со­об­ще­ние До­наль­да Трам­па в Твит­те­ре о по­спеш­ном сво­ра­чи­ва­нии аме­ри­кан­ско­го во­ен­но­го кон­тин­ген­та в Си­рии яв­ля­ет­ся бо­лее чем крас­но­ре­чи­вой ме­та­фо­рой как для опи­са­ния ухо­дя­ще­го, так и для пред­став­ле­ния бли­жай­ше­го бу­ду­ще­го. Им­пуль­сив­ное и непро­счи­тан­ное ре­ше­ние ли­де­ра са­мой мощ­ной дер­жа­вы ми­ра, ко­то­рое бу­дет иметь да­ле­ко иду­щие по­след­ствия, было при­ня­то им не толь­ко без кон­суль­та­ций со сво­и­ми со­юз­ни­ка­ми, но да­же с клю­че­вы­ми чле­на­ми сво­е­го ка­би­не­та. Его по­пыт­ки осво­бо­дить­ся от опе­ки «взрос­лых в Бе­лом до­ме» (опыт­ных во­ен­ных и ди­пло­ма­тов) и уси­лить свою роль в управ­ле­нии внеш­ней по­ли­ти­кой с по­мо­щью «ин­стинк­тов» бу­дет встре­чать еще боль­шее со­про­тив­ле­ние со сто­ро­ны и Кон­грес­са, и ис­теб­лиш­мен­та в це­лом. И ес­ли во­люн­та­ризм 45-го пре­зи­ден­та стал­ки­ва­ет­ся со зна­ме­ни­той си­сте­мой сдер­жек и про­ти­во­ве­сов (Кон­гресс огра­ни­чи­ва­ет по­ле для внеш­не­по­ли­ти­че­ских уло­вок, рас­сле­до­ва­ние спец­про­ку­ро­ра по­тен­ци­аль­но со­дер­жит в се­бе ос­но­ва­ния для

за­пус­ка про­це­ду­ры им­пич­мен­та), то в ЕС мод­ный тренд ав­то­ри­та­риз­ма бу­дет умень­шать рав­но­ве­сие и без то­го непо­во­рот­ли­во­го об­ра­зо­ва­ния. С вы­хо­дом США из До­го­во­ра о ра­ке­тах ма­лой и сред­ней даль­но­сти по­чти за­вер­шил­ся про­цесс раз­ру­ше­ния ар­хи­тек­ту­ры стра­те­ги­че­ской без­опас­но­сти, ко­то­рая вы­стра­и­ва­лась со вре­мен Ка­риб­ско­го кри­зи­са и под­верг­лась со­кру­ши­тель­но­му уда­ру в ре­зуль­та­те ан­нек­сии Рос­си­ей Кры­ма.

Вни­ма­ние на Во­сток

Стра­те­ги­че­ское про­ти­во­бор­ство и так­ти­че­ское вза­и­мо­дей­ствие в тре­уголь­ни­ке Сша—ки­тай—рос­сия бу­дет служить клю­че­вым гео­по­ли­ти­че­ским фак­то­ром гря­ду­ще­го го­да. Стре­мясь обез­опа­сить свою ми­ро­вую ге­ге­мо­нию, в Ва­шинг­тоне по­шли на су­ще­ствен­ное обо­стре­ние от­но­ше­ний с Пе­ки­ном. Си Цзинь­пин, по­ни­мая огра­ни­чен­ность по­ля для ма­нев­ра и бу­дучи го­то­вым к пол­но­мас­штаб­ной кон­фрон­та­ции со США, ре­шил взять неко­то­рую па­у­зу, что­бы по­пы­тать­ся прий­ти ко вза­и­мо­при­ем­ле­мо­му ре­ше­нию хо­тя бы в неко­то­рых тор­го­во­эко­но­ми­че­ских во­про­сах.

При этом Под­не­бес­ная яв­но не оста­вит по­пы­ток и в даль­ней­шем ак­тив­но рас­ши­рять свое вли­я­ние в ми­ре и про­дол­жать ве­сти свою изящ­ную гео­ст­ра­те­ги­че­скую иг­ру, на­прав­лен­ную на ослаб­ле­ние Со­еди­нен­ных Шта­тов. По­лу­и­зо­ли­ро­ван­ная Рос­сия с на­пря­жен­ны­ми от­но­ше­ни­я­ми со США вы­год­на Пе­ки­ну, ведь в ны­неш­них усло­ви­ях это бу­дет пред­опре­де­лять ее ло­яль­ность. В то же вре­мя Рос­сия так­же пы­та­ет­ся иг­рать свою пар­тию в непро­стом ази­ат­ском ор­кест­ре, од­на­ко ее воз­мож­но­сти ныне яв­но усту­па­ют круп­ным кон­ку­рен­там. В этом го­ду Москва си­ли­лась ак­ти­ви­зи­ро­вать со­труд­ни­че­ство в рам­ках дав­но же­лан­но­го тре­уголь­ни­ка Рос­сия—ин­дия—ки­тай с це­лью сов­мест­но­го от­ста­и­ва­ния близких ин­те­ре­сов на меж­ду­на­род­ной арене. В этом кон­тек­сте яв­но про­сту­па­ет по­пыт­ка сделать эту гео­по­ли­ти­че­скую кон­струк­цию опре­де­ля­ю­щей гло­баль­ную по­вест­ку дня. И хо­тя зна­чи­тель­ный по­тен­ци­ал в дан­ном тре­уголь­ни­ке дей­стви­тель­но при­сут­ству­ет, со­мни­тель­но его со­хра­не­ние на дли­тель­ную пер­спек­ти­ву, ведь недо­воль­ство до­ми­ни­ро­ва­ни­ем За­па­да, в свое вре­мя став­шее ос­но­вой для его фор­ми­ро­ва­ния, вряд ли яв­ля­ет­ся по­сто­ян­ной идео­ло­ги­ей, тем бо­лее — ба­зой для по­зи­тив­но­го раз­ви­тия.

Окон­ча­тель­ное ре­ше­ние се­ве­ро­ко­рей­ской про­бле­мы не обе­ща­ло быть лег­ким, ведь несмот­ря на бра­вур­ные за­яв­ле­ния До­наль­да Трам­па по­сле син­га­пур­ско­го сам­ми­та с Ким Чен Ыном 12 июня, аме­ри­кан­ские во­ен­ные и ди­пло­ма­ты ста­ра­ют­ся не оста­вить ни од­но­го шан­са, что­бы, как уже было ра­нее, Пхе­ньян мог поз­во­лить се­бе со­че­тать уча­стие в пе­ре­го­во­рах с од­но­вре­мен­ным про­дол­же­ни­ем тай­ной ра­кет­но-ядер­ной про­грам­мы. За этим слож­ным и непред­ска­зу­е­мым про­цес­сом вни­ма­тель­но на­блю­да­ют и в Москве, недо­воль­ной ис­клю­че­ни­ем ее из пе­ре­го­во­ров, и в Пе­кине, который ве­дет свой непро­стой диа­лог с неуступ­чи­вым Ва­шинг­то­ном и име­ет устой­чи­вые свя­зи с Пхе­нья­ном.

Авраль­ный вы­ход аме­ри­кан­цев из си­рий­ской иг­ры уже трак­ту­ет­ся в Москве как по­бе­да, но в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве вряд ли при­не­сет ей ожи­да­е­мые ди­ви­ден­ды. Сби­тый осе­нью в Си­рии рос­сий­ский са­мо­лет Ил-20 вы­звал на­пря­же­ние от­но­ше­ний с Из­ра­и­лем и необ­хо­ди­мость уси­лить свое во­ен­ное при­сут­ствие, и в оче­ред­ной раз под­твер­дил, что рос­сий­ское ру­ко­вод­ство яв­но пе­ре­оце­ни­ло свои воз­мож­но­сти, при­бе­гая к ин­тер­вен­ци­он­ной аван­тю­ре. Уход из Си­рии не бу­дет озна­чать ослаб­ле­ние по­зи­ций Ва­шинг­то­на на Ближ­нем Во­сто­ке, ведь ему уда­лось со­хра­нить от­но­ше­ния с Эр­до­га­ном, который, соб­ствен­но, и стал спус­ко­вым крюч­ком неожи­дан­но­го ре­ше­ния. Дей­стви­тель­но ли аме­ри­кан­цы сбро­си­ли «курд­скую кар­ту» из сво­ей ко­ло­ды, ста­нет из­вест­но уже в на­ча­ле сле­ду­ю­ще­го го­да. Вы­зван­ный жут­ким убий­ством жур­на­ли­ста Ха­шо­гд­жи кри­зис аме­ри­ка­но-са­у­дов­ских от­но­ше­ний не ис­клю­чит эту стра­ну из чис­ла ос­нов­ных со­юз­ни­ков в стра­те­ги­че­ски важ­ном ре­ги­оне. За­то в Ва­шинг­тоне все­рьез при­ня­лись за уду­ше­ние со­юз­ни­ка Моск­вы — Те­ге­ра­на, в до­пол­не­ние к воз­об­нов­ле­нию всех санк­ций, ко­то­рые бы­ли от­ме­не­ны по­сле под­пи­са­ния во вре­ме­на Оба­мы иран­ской ядер­ной сдел­ки. Так, в но­яб­ре под санк­ции по­па­ли не толь­ко иран­ские граж­дане и ком­па­нии, но и их рос­сий­ские дру­зья, за­дей­ство­ван­ные в за­мыс­ло­ва­тых схе­мах об­хо­да вве­ден­ных огра­ни­че­ний, по­став­ки неф­ти Си­рии, а так­же фи­нан­си­ро­ва­ния тер­ро­ри­сти­че­ской груп­пи­ров­ки «Хиз­бал­ла». Обу­слов­лен­ное небла­го­при­ят­ной гло­баль­ной конъ­юнк­ту­рой, санк­ци­он­ным дав­ле­ни­ем, усу­губ­ля­ю­щим изъ­я­ны от­ста­лой пу­тин­ской эко­но­ми­ки, пе­ре­на­пря­же­ние России на Ближ­нем Во­сто­ке мо­жет обратить мни­мый си­рий­ский гам­бит во вполне ре­аль­ный гео­по­ли­ти­че­ский цу­г­ц­ванг.

Рос­сия как по­пыт­ка мо­не­ти­за­ции стра­ха

За­га­доч­ная рус­ская ду­ша не да­ет от­ве­та, где про­хо­дит чер­та го­тов­но­сти ра­ди эфе­мер­но­го ве­ли­ко­дер­жав­но­го ве­ли­чия жерт­во­вать сво­и­ми сво­бо­да­ми, бла­го­по­лу­чи­ем, а так­же утра­той бу­ду­ще­го для еще од­но­го по­ко­ле­ния. Как ска­зал бы со­вре­мен­ный укра­ин­ский клас­сик Лесь По­дер­вян­ский: «три­вож­на мов­чан­ка, шторм на морі де­далі силь­ні­шає...»

Яв­но не вы­пол­няя со­ци­аль­ный кон­тракт по-рус­ски, что озна­ча­ет об­мен сво­бод на эко­но­ми­че­ские бла­га, пу­тин­ский ре­жим при­бег к бес­пре­це­дент­но­му, да­же по мер­кам им­пе­рии, злу, на­кач­ке про­па­ган­дой (со­глас­но опро­су Ле­ва­да-цен­тра, Укра­и­на в вос­при­я­тии вра­гов России с 29% усту­па­ет толь­ко США с 68%), а так­же ми­ли­та­ри­за­ции со­зна­ния, пре­жде все­го школь­ни­ков и мо­ло­де­жи (Кер­чен­ская тра­ге­дия как син­дром), ар­ха­и­за­ции по­ли­ти­че­ско­го дис­кур­са и еще боль­ше­му на­ступ­ле­нию на остат­ки сво­бод (вве­де­ние цен­зу­ры в Ин­тер­не­те). Фи­наль­ная по­пыт­ка вер­нуть­ся на боль­шую гео­по­ли­ти­че­скую шах­мат­ную дос­ку обо­ра­чи­ва­ет­ся бе­ше­ным пе­ре­на­пря­же­ни­ем, глу­бо­ки­ми раз­ло­ма­ми со­ци­аль­но­го, эко­но­ми­че­ско­го и по­ли­ти­че­ско­го те­ла России.

Санк­ции за агрес­сив­ную по­ли­ти­ку про­дол­жа­ют уду­шать рос­сий­скую эко­но­ми­ку. Так, чи­стый вы­воз ка­пи­та­ла из России уве­ли­чил­ся в 3,3 ра­за (по срав­не­нию с ян­ва­рем–но­яб­рем про­шло­го го­да) и до­стиг 58,5 млрд долл. Этот по­ка­за­тель вдвое боль­ше от­то­ка ка­пи­та­ла за два преды­ду­щих го­да (25,2 и 18,5 млрд долл.).

От­ток ка­пи­та­ла вы­зы­ва­ет рост сто­и­мо­сти внеш­них за­им­ство­ва­ний. За­мед­ля­ет­ся рост про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства (в этом го­ду 2,5, в сле­ду­ю­щем — 2,1%); про­грам­ма им­пор­то­за­ме­ще­ния, мяг­ко го­во­ря, бук­су­ет да­же в та­ких стра­те­ги­че­ски важ­ных и на­у­ко­ем­ких от­рас­лях, как аэро­кос­ми­че­ская.

Несмот­ря на тра­ди­ци­он­но вы­со­кий уро­вень под­держ­ки Пу­ти­на (в де­каб­ре — 66% под­дер­жи­ва­ют, 33 — нет), уро­вень одоб­ре­ния об­ще­го­су­дар­ствен­но­го кур­са воз­вра­ща­ет­ся к до­к­рым­ской «нор­ме» (47% одоб­ря­ют, 44 — нет). Рос­сий­ские об­ще­ство, ко­то­рое было го­то­во под­дер­жи­вать экс­порт агрес­сии как фор­му го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки, ока­за­лось окон­ча­тель­но дез­ори­ен­ти­ро­ван­ным, посколь­ку с удив­ле­ни­ем от­кры­ло для се­бя, что крем­лев­ское ру­ко­вод­ство од­но­вре­мен­но про­во­дит две вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие по­ли­ти­ки. На за­пад­ном и юж­ном на­прав­ле­ни­ях осу­ществ­ля­ет­ся по­ли­ти­ка во­ору­жен­ной агрес­сии и экс­пан­сии про­тив Укра­и­ны и Си­рии, эс­ка­ла­ция на­пря­же­ния в Бал­тий­ском мо­ре, по­сто­ян­ные по­пыт­ки де­ста­би­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию в США и ЕС. Все это яв­ля­ет­ся со­зда­ва­е­мы­ми Крем­лем «по­во­да­ми для гор­до­сти». За­то на Даль­нем Во­сто­ке, в Си­би­ри и За­бай­ка­лье ре­а­ли­зу­ет­ся по­ли­ти­ка доб­ро­воль­ных тер­ри­то­ри­аль­ных усту­пок и пла­но­мер­ной пе­ре­да­чи при­род­ных ре­сур­сов Ки­таю. Эти про­цес­сы не мо­гут не пу­гать жи­те­лей ука­зан­ных ре­ги­о­нов и вос­при­ни­ма­ют­ся ими как ан­ти­рос­сий­ская по­ли­ти­ка, несу­щая угро­зу сло­жив­ше­му­ся об­ра­зу жиз­ни.

Од­но­вре­мен­ная ре­а­ли­за­ция этих двух по­ли­тик по­рож­да­ет си­нер­ге­ти­че­ский эф­фект уве­ли­че­ния угро­зы на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, в част­но­сти с точ­ки зре­ния тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти РФ. И об­ще­ство уже вы­яви­ло свое недо­воль­ство в ви­де непри­я­тия и сла­бой под­держ­ки гу­бер­на­то­ров от пар­тии вла­сти («Еди­ной России») на ны­неш­них вы­бо­рах.

Власт­ная кон­струк­ция пу­тин­ско­го ре­жи­ма ис­чер­пы­ва­ет свои внут­рен­ние ре­сур­сы и уже сей­час на­прав­ле­на на по­иск ре­ше­ния «про­бле­мы 2024» — пе­ре­да­чи, хо­тя бы фор­маль­но, глав­но­го офи­са стра­ны пре­ем­ни­ку. Соб­ствен­но, этим объ­яс­ня­ет­ся, в част­но­сти, та­кое вни­ма­ние к уско­ре­нию про­цес­са по­гло­ще­ния Бе­ла­ру­си, ведь это да­ет воз­мож­ность со­здать еще од­ну сту­пень вла­сти по­верх име­ю­щих­ся, что­бы устро­ить ту­да то­го, без ко­го «нет России». По­это­му для ком­пен­са­ции уров­ня вли­я­ния нега­тив­ных тен­ден­ций во всех ас­пек­тах рос­сий­ской жиз­ни Вла­ди­мир Пу­тин вы­нуж­ден уве­ли­чи­вать объ­ем ге­не­ри­ро­ва­ния кон­флик­тов, экс­пор­та во­ору­жен­ной агрес­сии и де­ста­би­ли­за­ции си­ту­а­ции в дру­гих ре­ги­о­нах ми­ра.

Ев­ро­ат­лан­ти­че­ское кры­ло

Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ский аль­янс по­сле­до­ва­тель­но на­ра­щи­ва­ет свои обо­ро­ни­тель­ные воз­мож­но­сти на во­сточ­ном и юж­ном флан­гах. Ве­ро­ят­ность вос­ста­нов­ле­ния иран­ской ядер­ной про­грам­мы, си­рий­ский кон­фликт, стре­ми­тель­ная ми­ли­та­ри­за­ция Рос­си­ей тер­ри­то­рии Кры­ма и ак­ва­то­рии Чер­но­го и Азов­ско­го мо­рей ме­ня­ют стра­те­ги­че­ский баланс сил в ре­ги­оне и по­вы­ша­ют рис­ки для без­опас­но­сти аль­ян­са.

По­это­му НАТО уско­рен­ны­ми тем­па­ми за­вер­ша­ет ра­бо­ты по раз­вер­ты­ва­нию пе­ре­до­вых эле­мен­тов си­сте­мы про­ти­во­ра­кет­ной обо­ро­ны в Поль­ше, Ру­мы­нии и Тур­ции. Пла­ни­ру­е­мая к 2020 го­ду ре­а­ли­за­ция Ини­ци­а­ти­вы по по­вы­ше­нию опе­ра­тив­ной го­тов­но­сти войск, в до­пол­не­ние к Си­лам ре­а­ги­ро­ва­ния (7– 10 бо­е­вых бри­гад) до­ба­вит НАТО еще 30 бо­е­вых ко­раб­лей, 30 тан­ко­вых или ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных ба­та­льо­нов и 30 авиа­ци­он­ных эс­кад­ри­лий со сро­ком го­тов­но­сти 30 су­ток. Кро­ме то­го, за­пла­ни­ро­ва­но уве­ли­че­ние ко­ли­че­ства шта­бов управ­ле­ния на этом опе­ра­тив­но-стра­те­ги­че­ском на­прав­ле­нии и обес­пе­че­ние вы­со­кой ма­нев­рен­но­сти войск и сил.

Та­кая ак­тив­ность НАТО вы­зы­ва­ет нерв­ную ре­ак­цию Крем­ля, не остав­ля­ет на­деж­ды рас­ко­лоть со­ли­дар­ность со­юз­ни­ков при­ме­не­ни­ем по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской кор­руп­ции, на­при­мер, ре­а­ли­за­ция стра­те­ги­че­ских га­зо­про­во­дов с Гер­ма­ни­ей и Тур­ци­ей, а так­же сдел­ка с по­став­кой ПВО С-400 Ан­ка­ре.

НАТО про­дол­жа­ет со­хра­нять свою устой­чи­вость и убе­ди­тель­но де­мон­стри­ру­ет, что яв­ля­ет­ся без­аль­тер­на­тив­ным обо­рон­ным со­ю­зом, спо­соб­ным про­ти­во­сто­ять пу­тин­ской агрес­сии. Ини­ци­а­ти­вы немец­ко­го и фран­цуз­ско­го ли­де­ров со­здать ев­ро­пей­ские во­ору­жен­ные си­лы (вро­де PESCO) по­ка не ка­жут­ся осу­ще­стви­мы­ми в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве. За­то реальность рос­сий­ской угро­зы по­буж­да­ет да­же та­кие тра­ди­ци­он­но ней­траль­ные стра­ны, как Фин­лян­дия и Шве­ция, ве­сти на на­ци­о­наль­ном уровне де­ба­ты о воз­мож­но­сти при­со­еди­не­нии к аль­ян­су.

Ве­ли­ка ве­ро­ят­ность то­го, что в сле­ду­ю­щем, юби­лей­ном для НАТО го­ду к аль­ян­су при­со­еди­нит­ся 30-й член — Ма­ке­до­ния. Име­ют ас­пи­рант­ские ам­би­ции так­же Бос­ния и Гер­це­го­ви­на, Гру­зия и Укра­и­на.

Как ни при­скорб­но, но из этой тро­и­цы имен­но Укра­и­на де­мон­стри­ру­ет наи­мень­ший про­гресс в про­дви­же­нии ев­ро­ат­лан­ти­че­ских ре­форм. Пла­ни­ро­ва­ние в сфе­ре на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти и обо­ро­ны на­хо­дит­ся лишь в на­ча­ле си­стем­ной транс­фор­ма­ции в со­от­вет­ствии со стан­дар­та­ми НАТО. Не­эф­фек­тив­ная си­сте­ма ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го обес­пе­че­ния, кор­руп­ци­он­ные скан­да­лы в си­сте­ме го­су­дар­ствен­ных за­ку­пок, в т.ч. во­ору­же­ния и во­ен­ной тех­ни­ки, со­вет­ские ме­то­ды управ­ле­ния и со­ци­аль­ная неустро­ен­ность ста­но­вят­ся ос­нов­ны­ми де­мо­ти­ва­то­ра­ми для офи­це­ров, пре­жде все­го тех, кто про­шел гор­ни­ло вой­ны. Как след­ствие — в этом го­ду Во­ору­жен­ные си­лы по­те­ря­ли око­ло 28 ты­сяч офи­це­ров, уво­лив­ших­ся с во­ен­ной служ­бы.

Объ­ек­тив­но­сти ра­ди сле­ду­ет при­знать, что обо­рон­ное ве­дом­ство име­ет не­ко­то­рые скром­ные успе­хи в до­сти­же­нии кри­те­ри­ев член­ства в НАТО. Че­го не ска­жешь о дру­гих ор­га­нах го­су­дар­ствен­ной вла­сти, при­вле­чен­ных к вы­пол­не­нию Го­до­вой на­ци­о­наль­ной про­грам­мы (ГНП) под эги­дой Ко­мис­сии Укра­и­на—нато, се­рьез­ная и кро­пот­ли­вая ра­бо­та над за­да­ча­ми ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ин­те­гра­ции под­ме­ня­ет­ся ба­наль­ным фор­ма­лиз­мом и под­го­тов­кой «при­ят­ных» для ру­ко­вод­ства от­че­тов.

И не­уди­ви­тель­но, ведь это лишь след­ствие по­роч­ной прак­ти­ки вы­да­чи же­ла­е­мо­го за дей­стви­тель­ное, вве­ден­ной са­мим пре­зи­ден­том. Декла­ра­тив­ные гром­кие за­яв­ле­ния укра­ин­ских чи­нов­ни­ков, при­уро­чен­ные ча­ще к встре­чам в НАТО, или пуб­лич­ное вы­дви­же­ние ини­ци­а­тив без со­гла­со­ва­ния с парт­не­ра­ми из аль­ян­са вос­при­ни­ма­ют­ся в Брюс­се­ле с нескры­ва­е­мым раз­дра­же­ни­ем.

На­ка­нуне оче­ред­но­го сам­ми­та НАТО в Брюс­се­ле пре­зи­дент По­ро­шен­ко ам­би­ци­оз­но за­явил, что по­тре­бу­ет от аль­ян­са предо­ста­вить Укра­ине Про­грам­му рас­ши­рен­ных опе­ра­тив­ных воз­мож­но­стей и План дей­ствий по член­ству в НАТО.

Од­на­ко ре­аль­ная оцен­ка до­стиг­ну­то­го Укра­и­ной про­грес­са во внед­ре­нии ре­форм в сфе­ре на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, предо­став­лен­ная в ито­го­вой де­кла­ра­ции это­го сам­ми­та, бы­ла бо­лее чем скром­ной по срав­не­нию с Гру­зи­ей. В част­но­сти, аль­янс де­мон­стра­тив­но под­черк­нул раз­рыв меж­ду ре­зуль­та­та­ми, до­стиг­ну­ты­ми на­ши­ми стра­на­ми, а так­же воз­мож­но­стя­ми стран ре­а­ли­зо­вать свои ев­ро­ат­лан­ти­че­ские устрем­ле­ния.

Кста­ти, пред­ста­ви­те­ли НАТО мяг­ко на­ме­ка­ли, что Укра­и­на не в пол­ной ме­ре ис­поль­зу­ет по­тен­ци­ал име­ю­щих­ся ин­стру­мен­тов со­труд­ни­че­ства с аль­ян­сом, в част­но­сти, в по­вы­ше­нии эф­фек­тив­но­сти ре­а­ли­за­ции ГНП по внед­ре­нию прин­ци­пов и стан­дар­тов НАТО, ак­ти­ви­за­ции де­я­тель­но­сти в рам­ках Плат­фор­мы Укра­и­на—нато по про­ти­во­дей­ствию ги­брид­ной войне.

Спра­вед­ли­вость этой оцен­ки под­твер­ди­лась при вве­де­нии во­ен­но­го по­ло­же­ния в Укра­ине. Не оце­ни­вая по­ли­ти­че­скую со­став­ля­ю­щую, от­ме­тим, что этот про­цесс вы­явил си­стем­ные про­бле­мы, не остав­ши­е­ся без вни­ма­ния укра­ин­ских и ино­стран­ных экс­пер­тов. И без то­го ар­ха­ич­ная си­сте­ма вве­де­ния и под­дер­жа­ния во­ен­но­го по­ло­же­ния бы­ла еще бо­лее дис­кре­ди­ти­ро­ва­на по­стро­ен­ной в по­след­ние го­ды гро­мозд­кой управ­лен­че­ской струк­ту­рой. Си­сте­ма, со­здан­ная ско­рее для раз­мы­ва­ния от­вет­ствен­но­сти, до­ка­за­ла свою неэф­фек­тив­ность, непри­ем­ле­мую в кри­зис­ных усло­ви­ях.

Так что шан­сы по­лу­чить План дей­ствий по член­ству на юби­лей­ном сам­ми­те аль­ян­са в сле­ду­ю­щем го­ду незна­чи­тель­ны. Ско­рее все­го, по­лу­чим уте­ши­тель­ный приз — Про­грам­му рас­ши­рен­ных воз­мож­но­стей, в ко­то­рой Гру­зия, без гром­ких за­яв­ле­ний и за­ве­ре­ний, участ­ву­ет уже че­ты­ре го­да.

Ев­ро­пей­ская меч­та

Ев­ро­пей­ский про­ект ли­бе­раль­ной по су­ти ци­ви­ли­за­ции про­дол­жа­ет ли­хо­ра­дить, и кри­зис­ная тра­ек­то­рия, ко­то­рую мы на­блю­да­ли в этом го­ду, бу­дет иметь вос­хо­дя­щий ха­рак­тер и в сле­ду­ю­щем. По­ве­де­ние пра­вя­ще­го клас­са во вре­мя фи­нан­со­во­го кри­зи­са 2007–2008 го­дов на­гляд­но до­ка­за­ло, что глав­ное бре­мя по­ро­ков эко­но­ми­че­ской мо­де­ли с ее цик­ли­че­ски­ми кри­зис­ны­ми яв­ле­ни­я­ми пе­ре­но­сит­ся пре­иму­ще­ствен­но на сред­ний и неиму­щий класс сво­е­го на­се­ле­ния, а так­же на бо­лее эко­но­ми­че­ски сла­бые стра­ны-парт­не­ры.

Дру­гой се­рьез­ной про­бле­мой яв­ля­ет­ся и дол­гое вре­мя бу­дет оста­вать­ся эро­зия об­ще­ев­ро­пей­ской иден­тич­но­сти. Од­на­ко ми­гра­ци­он­ный кри­зис 2015 го­да спро­во­ци­ро­вал у ев­ро­пей­цев мощ­ный рост чув­ства эт­ни­че­ской са­мо­иден­тич­но­сти, ко­то­рое тра­ди­ци­он­ные по­ли­ти­ки на­зва­ли бы на­ци­о­на­лиз­мом, уль­тра­пра­вым укло­ном или по­пу­лиз­мом. По­это­му на фоне су­ще­ствен­но­го ослаб­ле­ния тра­ди­ци­он­ных цен­трист­ских пар­тий на по­ли­ти­че­ской сцене по­яви­лись и окреп­ли «Аль­тер­на­ти­ва для Гер­ма­нии», «На­ци­о­наль­ное объ­еди­не­ние» (быв­ший «На­ци­о­наль­ный фронт») во Фран­ции, «Фи­дес» в Вен­грии, «Пра­во и спра­вед­ли­вость» в Поль­ше и др., ко­то­рые вы­зы­ва­ют раз­ба­лан­си­ров­ку по­ли­ти­че­ской си­сте­мы в клю­че­вых стра­нах Ев­ро­пы.

Аль­тер­на­тив­ные по­ли­ти­че­ские си­лы на са­мом де­ле не яв­ля­ют­ся ан­ти­ев­ро­пей­ски­ми. Их не устра­и­ва­ет и ар­хи­тек­ту­ра объ­еди­не­ния, где до­ми­ни­ру­ет Гер­ма­ния и ее «дойч­мар­ка» в фор­ме ев­ро, что ли­ша­ет осталь­ные стра­ны — чле­ны ев­ро­зо­ны воз­мож­но­сти про­во­дить свою мо­не­тар­ную по­ли­ти­ку. Аль­тер­на­тив­ные по­ли­ти­че­ские си­лы стре­мят­ся к еди­не­нию Ев­ро­пы не на ос­но­ве об­ще­ев­ро­пей­ской иден­тич­но­сти, ко­то­рая, учи­ты­вая неуте­ши­тель­ные де­мо­гра­фи­че­ские тен­ден­ции, на­ча­ла по­гло­щать­ся им­ми­гран­та­ми дру­го­го эт­ни­че­ско­го, куль­тур­но­го и ре­ли­ги­оз­но­го про­ис­хож­де­ния, а на идее со­хра­не­ния Ев­ро­пы для ев­ро­пей­ских эт­но­сов, спло­чен­ных чув­ством са­мо­иден­тич­но­сти.

Од­на­ко та­кое из­ме­не­ние кон­цеп­ции объ­еди­не­ния уве­ли­чи­ва­ет кон­фликт­ный по­тен­ци­ал и де­ла­ет воз­мож­ным сме­ще­ние гра­ниц. Укра­и­на фак­ти­че­ски ин­те­гри­ру­ет­ся в несколько иную, неже­ли бы­ла в на­ча­ле ини­ци­а­ции про­цес­са, реальность. Впро­чем, есть ли это­му ра­зум­ная аль­тер­на­ти­ва в ны­неш­них усло­ви­ях? Тем бо­лее что этот курс, несмот­ря на его чи­сто сим­во­ли­че­ский ха­рак­тер, в бли­жай­шее вре­мя дол­жен быть за­креп­лен в Кон­сти­ту­ции. Бо­лее ак­туа­лен во­прос уче­та осо­бен­но­стей ев­ро­пей­ско­го эко­но­ми­че­ско­го и по­ли­ти­че­ско­го ланд­шаф­та, де­фор­ми­ро­ван­но­го пе­ре­но­сом фак­то­ров про­из­вод­ства за кон­ти­нен­таль­ные рам­ки. Ев­ро­па пе­ре­жи­ва­ет непре­рыв­ный де­мон­таж «со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства».

Сред­ний класс по­сте­пен­но те­ря­ет при­выч­ный уро­вень бла­го­по­лу­чия, ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный про­ле­та­ри­ат чис­лен­но со­кра­ща­ет­ся, а проф­со­ю­зы как ос­но­ва со­ци­ал-де­мо­кра­тии при­хо­дят в упа­док. Хро­ни­че­ские за­об­лач­ные раз­ме­ры за­дол­жен­но­сти клю­че­вых стран ев­ро­зо­ны тре­бу­ют жест­ко­го со­кра­ще­ния бюд­жет­ных рас­хо­дов и уре­за­ния со­ци­аль­ных про­грамм под­держ­ки на­се­ле­ния, «ли­бе­ра­ли­за­ции» рын­ка тру­да, что вле­чет рез­кое недо­воль­ство ши­ро­ких масс. Как след­ствие — цен­трист­ские пар­тии те­ря­ют под­держ­ку из­би­ра­те­лей, пре­жде все­го в бо­га­тых стра­нах За­па­да. Им на сме­ну идут «по­пу­ли­сты» (как в Италии) и аль­тер­на­тив­ные по­ли­ти­че­ские си­лы (как в Гер­ма­нии).

Хо­тя в Укра­ине мас­шта­бы де­мон­та­жа «со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства», прав­да, ком­му­ни­сти­че­ско­го ти­па, боль­ше, ре­ак­ция об­ществ от­ли­ча­ет­ся. Ев­ро­пей­ский сред­ний класс на­чал бун­то­вать, а укра­ин­ский пря­чет­ся в те­не­вую эко­но­ми­ку или эми­гри­ру­ет на За­пад. При этом пра­вя­щий класс ре­а­ги­ру­ет, хо­тя нега­тив­ные по­след­ствия та­кой по­ли­ти­ки уже ска­зы­ва­ют­ся. Сле­до­ва­тель­но, фор­ми­ро­ва­ние «со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства» со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ско­го ти­па как «свет­ло­го бу­ду­ще­го» Укра­и­ны в объ­еди­нен­ной Ев­ро­пе не про­смат­ри­ва­ет­ся в той ме­ре, как на это на­де­ют­ся укра­ин­цы. В та­ких усло­ви­ях Укра­и­на мо­жет рас­счи­ты­вать толь­ко на вхож­де­ние в Во­сточ­ную Ев­ро­пу, где жест­ко вы­сту­па­ют про­тив им­ми­гран­тов с нехри­сти­ан­ской куль­ту­рой, но с удо­воль­стви­ем ас­си­ми­ли­ру­ют тру­до­лю­би­вых укра­ин­цев, об­ла­да­ю­щих вы­со­кой спо­соб­но­стью к ас­си­ми­ля­ции. По­это­му укра­ин­цы име­ют шанс со­хра­нить­ся как на­ция толь­ко до­ма, в бо­га­той Укра­ине, — и это долж­но стать пред­ме­том глу­бо­кой об­ще­ствен­ной дис­кус­сии.

По­сле май­ских вы­бо­ров в Ев­ро­пар­ла­мент по­ли­ти­че­ская ком­по­зи­ция Союза долж­на ощу­ти­мо из­ме­нить­ся. В пост­ком­му­ни­сти­че­ских стра­нах Во­сто­ка («Вы­ше­град­ская груп­па» плюс), в част­но­сти в Поль­ше, Вен­грии, и в мень­шей сте­пе­ни — в Че­хии и Сло­ва­кии, на фоне мощ­ных оли­гар­хи­че­ских групп укреп­ля­ют­ся по­ли­ти­че­ские ре­жи­мы бо­лее ав­то­ри­тар­но­го ти­па. А в «старой Ев­ро­пе» за­мет­но сужа­ет­ся уро­вень под­держ­ки пра­во­цен­трист­ских сил. Си­ту­а­ция с со­ци­ал-де­мо­кра­та­ми в Ев­ро­пе еще ху­же, воз­мож­ность даль­ней­ше­го су­ще­ство­ва­ния пра­вя­щих ко­а­ли­ций цен­трист­ских сил не про­смат­ри­ва­ет­ся. В то же вре­мя ве­ду­щие по­ли­ти­че­ские си­лы Укра­и­ны, а имен­но БЮТ и БПП, яв­ля­ют­ся парт­не­ра­ми кон­сер­ва­то­ров (Ев­ро­пей­ской на­род­ной пар­тии), но, в от­ли­чие от ев­ро­пей­ских пар­тий, не име­ют да­же на­ме­ка на вме­ня­е­мую идео­ло­гию. По­это­му они не спо­соб­ны при­об­щить­ся к по­ис­ку оп­ти­маль­но­го ба­лан­са меж­ду ры­ноч­ной эко­но­ми­кой и «со­ци­аль­ным го­су­дар­ством». В укра­ин­ском по­ли­ти­че­ском дис­кур­се до­ми­ни­ру­ют ле­вые ло­зун­ги, за­то в Ев­ро­пе рас­тет по­пу­ляр­ность «зе­ле­ных» и ли­бе­ра­лов, ко­то­рые ста­нут вто­рой и тре­тьей по­ли­ти­че­ски­ми си­ла­ми в но­вом Ев­ро­пар­ла­мен­те и ве­ду­щих стра­нах-чле­нах. В Укра­ине Пар­тия зе­ле­ных не по­да­ет при­зна­ков жиз­ни, а ли­бе­ра­лизм пред­став­лен лишь от­дель­ны­ми эле­мен­та­ми в по­ли­ти­че­ских плат­фор­мах тра­ди­ци­он­ных пар­тий­ных сил.

От­дель­ные ба­зо­вые ли­бе­раль­ные цен­но­сти и прак­ти­ка их со­блю­де­ния на­ча­ли про­ти­во­ре­чить кон­цеп­ции объ­еди­нен­ной Ев­ро­пы. По­ка­за­тель­ным ока­зал­ся при­мер Ка­та­ло­нии, ли­де­ры ко­то­рой апел­ли­ро­ва­ли к Брюс­се­лю и к ве­ду­щим стра­нам ЕС, на­ста­и­вая на пра­ве сво­ей на­ции сво­бод­но са­мо­опре­де­лить­ся, оста­ва­ясь в рам­ках объ­еди­нен­ной Ев­ро­пы. В от­вет ев­ро­пей­ские ли­де­ры про­де­мон­стри­ро­ва­ли, что неза­ви­си­мая Ка­та­ло­ния про­ти­во­ре­чит кон­цеп­ции «Ев­ро­пы ре­ги­о­нов», ко­то­рая долж­на быть со­зда­на без фор­маль­но­го раз­ру­ше­ния су­ще­ству­ю­щих гра­ниц го­су­дарств-чле­нов. В Укра­ине не ве­лись по­ли­ти­че­ские дис­кус­сии о го­тов­но­сти во­ю­ю­щей на­ции вой­ти в се­мью «Ев­ро­пы ре­ги­о­нов». Этот кон­цепт преду­смат­ри­ва­ет воз­мож­ность опре­де­лен­ной ав­то­но­ми­за­ции, как Фланд­рии в Бель­гии или Лом­бар­дии и Ве­не­то в Италии, Ка­та­ло­нии в Ис­па­нии, не толь­ко бо­лее раз­ви­тых по срав­не­нию с осталь­ной стра­ной, но и име­ю­щих эт­ни­че­ские и куль­тур­ные, в част­но­сти язы­ко­вые, раз­ли­чия. Го­то­ва ли Укра­и­на в слу­чае вступ­ле­ния в ЕС ока­зать­ся в та­кой же си­ту­а­ции? Ка­ким об­ра­зом пра­вя­щий класс пла­ни­ру­ет про­ве­сти ко­рабль укра­ин­ской го­су­дар­ствен­но­сти ми­мо этих рис­ков?

На­ко­нец, курс на вступ­ле­ние Укра­и­ны в ЕС и НАТО за­креп­ля­ет­ся на фоне ро­ста эко­но­ми­че­ских и по­ли­ти­че­ских про­ти­во­ре­чий меж­ду объ­еди­нен­ной Ев­ро­пой и США. В от­но­ше­нии Укра­и­ны про­ис­хо­дит стран­ная вещь, ко­то­рую трудно не за­ме­тить. По це­ло­му ря­ду важ­ных ас­пек­тов по­ли­ти­ки вы­жи­ва­ния на­ше­го го­су­дар­ства по­зи­ции ос­нов­ных за­пад­ных дру­зей и парт­не­ров ока­зы­ва­ют­ся про­ти­во­по­лож­ны­ми или, по край­ней ме­ре, не сов­па­да­ют. Так, са­мую боль­шую по­мощь во внеш­ней по­ли­ти­ке и по­ли­ти­ке без­опас­но­сти ока­зы­ва­ют Со­еди­нен­ные Шта­ты. Они так­же иг­ра­ют роль санк­ци­он­но­го дви­га­те­ля, впро­чем, са­мые нега­тив­ные по­след­ствия санк­ци­он­ной по­ли­ти­ки ощу­ща­ют на се­бе ев­ро­пей­цы, эко­но­ми­че­ское вза­и­мо­дей­ствие ко­то­рых с Рос­си­ей в ра­зы пре­вы­ша­ет рос­сий­ско-аме­ри­кан­ское. ЕС яв­ля­ет­ся круп­ней­шим до­но­ром раз­лич­ных ви­дов эко­но­ми­че­ской по­мо­щи. В клю­че­вом во­про­се — ре­а­ли­за­ции но­вых энер­ге­ти­че­ских про­ек­тов, уси­ли­ва­ю­щих стра­те­ги­че­скую роль России на кон­ти­нен­те, — по­зи­ция Гер­ма­нии как клю­че­вой ев­ро­пей­ской стра­ны, под­дер­жи­ва­ю­щей на­ше го­су­дар­ство, идет враз­рез с по­зи­ци­ей со­юз­ни­ков по ЕС (стран Се­вер­ной Ев­ро­пы, Бал­тии, а так­же Поль­ши) и НАТО (США). Вме­сте с очер­чен­ны­ми вы­ше эко­но­ми­че­ски­ми и по­ли­ти­че­ски­ми раз­но­гла­си­я­ми, пре­жде все­го недо­воль­ством по­ли­ти­кой Бер­ли­на, это спо­соб­ству­ет еще боль­шей по­ля­ри­за­ции меж­ду яд­ром объ­еди­нен­ной Ев­ро­пы и стра­на­ми, ко­то­рые вви­ду рос­сий­ской опас­но­сти еще боль­ше скло­ня­ют­ся к по­зи­ции США. Та­кой дис­со­нанс уси­ли­ва­ют и идеи «стра­те­ги­че­ской ав­то­но­мии», ко­то­рые по­ка по­тен­ци­аль­но под­ры­ва­ют роль НАТО. Укра­ин­ский пар­ла­мент та­ких кол­ли­зий не за­ме­ча­ет и не ве­дет пуб­лич­ной дис­кус­сии по ос­нов­ным во­про­сам без­опас­но­сти и внеш­ней по­ли­ти­ки, как буд­то его роль огра­ни­чи­ва­ет­ся лишь па­кет­ным го­ло­со­ва­ни­ем за бюд­жет (в том чис­ле на осу­ществ­ле­ние внеш­не­по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти), а так­же оче­вид­но бу­та­фор­ски­ми из­ме­не­ни­я­ми в Ос­нов­ном За­коне (о за­креп­ле­нии кур­са на член­ство в ЕС и НАТО), ко­то­рые лишь по фор­ме име­ют от­но­ше­ние к фор­му­ли­ров­ке прин­ци­пов внеш­ней по­ли­ти­ки.

Стран­ная вой­на

Ре­зуль­та­ты сов­мест­но­го опро­са КМИС, Цен­тра Ра­зум­ко­ва и Со­цио­ло­ги­че­ской груп­пы «Рей­тинг» в но­яб­ре сви­де­тель­ству­ют о том, что льви­ная до­ля укра­ин­цев убеж­де­на в дви­же­нии стра­ны в невер­ном на­прав­ле­нии (78%). Этот неуте­ши­тель­ный по­ка­за­тель вме­сте с от­ри­ца­тель­ным саль­до до­ве­рия ко всем без ис­клю­че­ния «рей­тин­го­вым» по­ли­ти­кам не толь­ко ука­зы­ва­ет на дез­ори­ен­та­цию об­ще­ства, но и яв­ля­ет­ся след­стви­ем неспо­соб­но­сти по­ли­ти­че­ско­го клас­са в усло­ви­ях вой­ны фор­му­ли­ро­вать стра­те­ги­че­ские це­ли, неже­ла­ния осу­ществ­лять на­сто­я­щую, от­кро­вен­ную и чест­ную ком­му­ни­ка­цию с об­ще­ством, недо­по­ни­ма­ния об­ще­ми­ро­вых про­цес­сов.

Вой­на на во­сто­ке Укра­и­ны яв­ля­ет­ся са­мой боль­шой заботой со­граж­дан (66%), но на пя­том ее го­ду 22% жи­те­лей стра­ны не счи­та­ют Рос­сию агрес­со­ром, а 15% еще не опре­де­ли­лись в этом во­про­се! На­вер­ное, неубе­ди­тель­ным для об­ще­ства стал вер­ный, но за­поз­да­лый шаг гла­вы го­су­дар­ства — про­ве­сти че­рез пар­ла­мент ре­ше­ние не про­дле­вать дей­ствие До­го­во­ра о друж­бе, со­труд­ни­че­стве и парт­нер­стве меж­ду Укра­и­ной и Рос­сий­ской Фе­де­ра­ци­ей. Да к то­му же еще и на фоне на­зой­ли­во­го и ир­ра­ци­о­наль­но­го неже­ла­ния раз­ры­вать ди­пло­ма­ти­че­ские от­но­ше­ния, ко­то­рое его окру­же­ние объ­яс­ня­ет лож­ны­ми сен­тен­ци­я­ми о том, что это сде­ла­ет невоз­мож­ным ве­де­ние мир­ных пе­ре­го­во­ров (по­след­ний сам­мит «нор­манд­ской чет­вер­ки» со­сто­ял­ся в ок­тяб­ре 2016 го­да) и осво­бож­де­ние за­лож­ни­ков Крем­ля. Обид­но, что рост объ­е­мов «тор­гов­ли на кро­ви» (за два го­да это бо­лее 60%!) льет во­ду на мель­ни­цу крем­лев­ской лжи­вой про­па­ган­ды, ко­то­рая за­клю­ча­ет­ся в том, что, с од­ной сто­ро­ны, «их там нет», ведь, мол, ес­ли бы это бы­ла бы «на­сто­я­щая вой­на», тор­гов­ля, на­обо­рот, сво­ра­чи­ва­лась бы, а с дру­гой — что «ки­ев­ская хун­та» не за­ин­те­ре­со­ва­на в пре­кра­ще­нии «раз­вя­зан­ной ею вой­ны про­тив соб­ствен­но­го на­ро­да», имея от нее боль­шую вы­го­ду.

Треть со­граж­дан вы­сту­па­ет за пре­кра­ще­ние во­ен­ных дей­ствий на Дон­бас­се и при­зна­ние этих тер­ри­то­рий вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ны­ми, а 27% фак­ти­че­ски со­гла­ша­ют­ся с шан­та­жом Крем­ля о предо­став­ле­нии этим тер­ри­то­ри­ям «фе­де­ра­тив­но­го» ста­ту­са в со­ста­ве Укра­и­ны. Од­на­ко 17% граж­дан (на 4% мень­ше про­шло­год­не­го по­ка­за­те­ля) счи­та­ют, что нуж­но про­дол­жать во­ен­ные дей­ствия до пол­но­го вос­ста­нов­ле­ния укра­ин­ской вла­сти на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях. В це­лом де­мо­ра­ли­за­ция и раз­де­ле­ние об­ще­ствен­но­го мне­ния яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том от­сут­ствия ар­ти­ку­ли­ро­ван­ной стра­те­гии в от­но­ше­нии ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий на Дон­бас­се, ан­нек­си­ро­ван­но­го Кры­ма и России во­об­ще. Язы­ком клас­си­ка тео­рии стра­те­гии Т.шел­лин­га, это яв­ля­ет­ся про­яв­ле­ни­ем ир­ра­ци­о­наль­но­сти, ко­то­рую по­рож­да­ет «неупо­ря­до­чен­ная и про­ти­во­ре­чи­вая си­сте­ма цен­но­стей, пло­хой рас­чет, слу­чай­ность и бес­си­стем­ность дей­ствий в вы­ра­бот­ке ре­ше­ний и их транс­ля­ции, кол­лек­тив­ный ха­рак­тер ре­ше­ний груп­пой лиц, чьи си­сте­мы цен­но­стей не сов­па­да­ют и чьи ор­га­ни­за­ци­он­ные ре­ше­ния и си­сте­мы ком­му­ни­ка­ции не поз­во­ля­ют им дей­ство­вать как еди­ный субъ­ект».

В те­че­ние го­да мы на­блю­да­ли за со­зда­ни­ем выс­шим во­ен­но-по­ли­ти­че­ским ру­ко­вод­ством бо­лее слож­ной, но ма­ло­управ­ля­е­мой кон­струк­ции, це­лью ко­то­рой, по­хо­же, яв­ля­ет­ся пе­ре­кла­ды­ва­ние от­вет­ствен­но­сти за управ­ле­ние в сфе­ре на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти и обо­ро­ны на низ­шую сту­пень управ­ле­ния. Это ка­са­ет­ся и т.н. за­ко­на о деок­ку­па­ции Дон­бас­са, и за­ко­на о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти. Кон­вер­ти­ро­ва­ние Ан­ти­тер­ро­ри­сти­че­ской опе­ра­ции, ру­ко­вод­ство ко­то­рой осу­ществ­ля­ла Служба без­опас­но­сти Укра­и­ны, в Опе­ра­цию объ­еди­нен­ных сил, пол­ную от­вет­ствен­ность за ко­то­рую несет Ге­не­раль­ный штаб Во­ору­жен­ных сил Укра­и­ны, не из­ме­ни­ло стра­те­гии вой­ны и не при­бли­зи­ло осво­бож­де­ние ок­ку­пи­ро­ван­но­го Дон­бас­са. Незна­чи­тель­ное умень­ше­ние «се­рой зо­ны» (по офи­ци­аль­ным дан­ным, на 15 кв. км в те­че­ние го­да) яв­ля­ет­ся ско­рее так­ти­че­ской ини­ци­а­ти­вой на ме­стах, неже­ли ре­а­ли­за­ци­ей го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки по вос­ста­нов­ле­нию кон­тро­ля над ок­ку­пи­ро­ван­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми. Про­дле­ние дей­ствия за­ко­на об осо­бом ста­ту­се ста­ло свое­об­раз­ным ри­ту­а­лом, ли­шен­ным смыс­ла, ведь эта над­ру­га­тель­ство над Кон­сти­ту­ци­ей до сих пор не при­бли­зи­ло и в прин­ци­пе не мо­жет при­бли­зить пре­кра­ще­ние вой­ны. Настой­чи­вость, с ко­то­рой про­дле­ва­ют пред­смерт­ную аго­нию Мин­ских до­го­во­рен­но­стей, сви­де­тель­ству­ет о неже­ла­нии Бан­ко­вой да­же тео­ре­ти­че­ски рас­смат­ри­вать лю­бые аль­тер­на­ти­вы.

По­хо­же, ис­чер­пал се­бя оче­ред­ной им­пульс о вве­де­нии ми­ро­твор­че­ской мис­сии ООН. Для Укра­и­ны «го­лу­бые кас­ки» яв­ля­ют­ся на­деж­дой на пре­кра­ще­ние вой­ны и, впо­след­ствии, деок­ку­па­ции, а Москва со­гла­сит­ся на их при­сут­ствие толь­ко что­бы «со­хра­нить» лицо и за­мо­ро­зить кон­фликт на де­ся­ти­ле­тия. Впро­чем, от­вле­кая вни­ма­ние ми­ро­во­го со­об­ще­ства на «ри­ту­аль­ные тан­цы» во­круг ми­ро­твор­че­ской мис­сии, Рос­сия в оче­ред­ной раз пре­не­брег­ла меж­ду­на­род­ным пра­вом и про­ве­ла на ок­ку­пи­ро­ван­ных ею тер­ри­то­ри­ях До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей так на­зы­ва­е­мые вы­бо­ры, ко­то­рые осу­ди­ло меж­ду­на­род­ное со­об­ще­ство.

Сле­ду­ет от­дать долж­ное укра­ин­ской ди­пло­ма­тии (и кад­ро­вым ди­пло­ма­там, и на­род­ным де­пу­та­там), ко­то­рая ста­ла зна­чи­тель­но эф­фек­тив­нее с точ­ки зре­ния ре­а­ги­ро­ва­ния на раз­ви­тие со­бы­тий и обес­пе­че­ния при­ня­тия ре­зо­лю­ций и дру­гих до­ку­мен­тов в меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ци­ях и клю­че­вых стра­нах. Вме­сте с тем, ей не уда­лось до­бить­ся при­зна­ния на меж­ду­на­род­ном уровне России сто­ро­ной кон­флик­та. По­это­му Москве уда­ет­ся раз­де­лять про­бле­мы «граж­дан­ской» вой­ны на Дон­бас­се и в Кры­му как «неотъ­ем­ле­мой ча­сти Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции» и «по­гра­нич­но­го ин­ци­ден­та». Да­же в ри­то­ри­ке ру­ко­вод­ства дру­же­ствен­ных стран мо­жем слы­шать что-то вро­де «про­рос­сий­ские бо­е­ви­ки» или «се­па­ра­ти­сты». Ко­неч­но, до сих пор они не при­зна­ны рос­сий­ски­ми прок­си-си­ла­ми, то есть неза­кон­ны­ми нере­гу­ляр­ны­ми во­ору­жен­ны­ми груп­пи­ров­ка­ми, со­здан­ны­ми, управ­ля­е­мы­ми, под­дер­жи­ва­е­мы­ми Рос­си­ей и во­ю­ю­щи­ми в ее ин­те­ре­сах.

Крым­ская про­бле­ма­ти­ка, в част­но­сти во­прос на­ру­ше­ния Рос­си­ей прав че­ло­ве­ка, уже яв­ля­ет­ся ча­стью ру­тин­но­го про­цес­са меж­ду­на­род­ных ин­сти­ту­тов, и это дей­стви­тель­но по­зи­тив­ное до­сти­же­ние. Со­вре­мен­ная Рос­сия яв­ля­ет­ся злоб­ной си­лой, ко­то­рая по сво­ей су­ти не пред­по­ла­га­ет со­блю­де­ния прин­ци­пов вер­хо­вен­ства пра­ва, прав че­ло­ве­ка и де­мо­кра­тии, а по­то­му все­гда бу­дет да­вать по­вод ци­ви­ли­зо­ван­но­му ми­ру для кри­ти­ки и санк­ций. Впро­чем, ре­зо­лю­ци­я­ми вой­ну не пре­кра­тить, и их нель­зя се­рьез­но рас­смат­ри­вать как «важ­ный шаг на пу­ти деок­ку­па­ции Кры­ма», тем бо­лее при от­сут­ствии ес­ли не пла­на, то хо­тя бы об­ще­го за­мыс­ла. Рас­ши­ре­ние со­ста­ва «груп­пы дру­зей Кры­ма» ни на йо­ту не при­бли­зи­ло к по­ни­ма­нию, ка­ко­ва же, соб­ствен­но, до­бав­лен­ная сто­и­мость этой ини­ци­а­ти­вы пре­зи­ден­та Укра­и­ны в во­про­се деок­ку­па­ции ан­нек­си­ро­ван­ной тер­ри­то­рии. За­то ста­ло оче­вид­ным, что еди­но­жды ис­поль­зо­вав крым­ско­та­тар­ский фак­тор, По­ро­шен­ко очень тех­нич­но пе­ре­ло­жил от­вет­ствен­ность за свое обе­ща­ние со­здать Крым­ско­та­тар­скую ав­то­но­мию на тех, кто по его ле­ка­лам пи­сал про­ект Кон­сти­ту­ции: ну-ка, по­да­вай­те та­кой текст, с ко­то­рым этот пар­ла­мент со­гла­сит­ся! Не вы­пол­нил он и свое обе­ща­ние от­ме­нить по­зор­ный за­кон о сво­бод­ной эко­но­ми­че­ской зоне в ан­нек­си­ро­ван­ном Кры­му.

«Азов­ский кри­зис» об­на­ру­жил ин­сти­ту­ци­о­наль­ную неспо­соб­ность пред­ви­деть но­вые вы­зо­вы и угро­зы на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти и эф­фек­тив­но ре­а­ги­ро­вать на них. Не го­во­ря уж о вя­лой ре­ак­ции на стро­и­тель­ство Кер­чен­ско­го мо­ста в те­че­ние двух лет, иг­но­ри­ро­ва­нии необ­хо­ди­мо­сти укреп­лять ВМСУ. Пре­зи­дент вы­ра­зил обес­по­ко­ен­ность пре­пят­стви­ем Рос­си­ей сво­бод­но­му су­до­ход­ству в Кер­чен­ском про­ли­ве и наг­лы­ми за­дер­жа­ни­я­ми су­дов лишь че­рез два ме­ся­ца по­сле их на­ча­ла, а со­от­вет­ству­ю­щее ре­ше­ние СНБО по­яви­лось три ме­ся­ца спу­стя. В це­лом со­гла­ша­ясь с оцен­ка­ми, из­ло­жен­ны­ми в ста­тье «Па­ра­во­ен­ное по­ло­же­ние», счи­та­ем, что без вни­ма­ния пар­ла­мен­та не долж­ны остать­ся во­про­сы при­ве­де­ния в со­от­вет­ствие с со­вре­мен­ны­ми ре­а­ли­я­ми За­ко­на о вве­де­нии во­ен­но­го по­ло­же­ния, а так­же ре­зуль­та­ты его непо­сред­ствен­но­го вве­де­ния, что­бы до­пу­щен­ные про­сче­ты и ошиб­ки не при­ве­ли к нега­тив­ным по­след­стви­ям для Укра­и­ны.

***

Обо­зна­чен­ные вы­ше клю­че­вые тен­ден­ции и фак­то­ры га­ран­ти­ру­ют, что гря­ду­щий год бу­дет на­мно­го слож­нее ны­неш­не­го. Де­мон­таж су­ще­ству­ю­щей си­сте­мы меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний при­вно­сит боль­ше ха­о­са, неопре­де­лен­но­сти, а зна­чит — и кон­флик­тов. Кон­ту­ры но­вой си­сте­мы еще не ско­ро бу­дут очер­че­ны. Мед­лен­но, но при­хо­дит по­ни­ма­ние то­го, что ано­ма­ли­ей ско­рее было дли­тель­ное от­сут­ствие на Ев­ро­пей­ском кон­ти­нен­те кон­флик­тов и войн, неже­ли их про­яв­ле­ние. В Укра­ине и у трав­ми­ро­ван­ных со­вет­ским на­сле­ди­ем со­се­дей осо­зна­ние про­ис­хо­дит быст­рее, чем в «старой Ев­ро­пе». Страх в свя­зи с тем, что но­вая гео­по­ли­ти­че­ская реальность бу­дет озна­чать пре­не­бре­же­ние ин­те­ре­са­ми сла­бых стран, не ли­шен ос­но­ва­ний.

Рос­сия бу­дет оста­вать­ся са­мой круп­ной внеш­ней эк­зи­стен­ци­аль­ной угро­зой укра­ин­ской го­су­дар­ствен­но­сти, а низ­кое ка­че­ство оте­че­ствен­но­го по­ли­ти­че­ско­го клас­са — внут­рен­ней. Пред­вы­бор­ная гон­ка 2019 го­да са­ма по се­бе яв­ля­ет­ся вы­зо­вом для Укра­и­ны, а га­ран­ти­ро­ван­ное вме­ша­тель­ство Моск­вы на по­ря­док уси­ли­ва­ет опас­но­сти. Кро­ме нево­ен­ных форм агрес­сии, к ко­то­рым с об­ре­те­ни­ем ав­то­ке­фа­лии сле­ду­ет добавить и ре­ли­ги­оз­ный фак­тор, мож­но ожи­дать управ­ля­е­мой эс­ка­ла­ции на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях. Ее це­лью бу­дет не толь­ко де­ста­би­ли­за­ция си­ту­а­ции для вли­я­ния на ре­зуль­та­ты вы­бо­ров или за­пуск ле­ле­е­мых рос­сий­ской вер­хуш­кой дез­ин­те­гра­ци­он­ных про­цес­сов, но и пла­но­мер­ное под­тал­ки­ва­ние За­па­да к со­гла­со­ва­нию с крем­лев­ским ви­де­ни­ем «уста­нов­ле­ние ми­ра» на Дон­бас­се. Бе­з­услов­ное пре­иму­ще­ство в си­лах и сред­ствах, умно­жен­ное на успеш­ный опыт пол­зу­чей ан­нек­сии Азов­ско­го мо­ря, бу­дет ис­поль­зо­вать­ся в Чер­ном мо­ре, что­бы от­ре­зать Укра­и­ну от Ми­ро­во­го оке­а­на (про­ект Но­во­рос­сия 2.0). Нель­зя ис­клю­чать, что в та­ких усло­ви­ях за­пад­ные парт­не­ры бу­дут на­стой­чи­во по­буж­дать новое ру­ко­вод­ство Укра­и­ны к по­ис­ку стра­те­ги­че­ско­го «ком­про­мис­са» с Рос­си­ей. В этом смыс­ле 2019 год мо­жет стать ре­ша­ю­щим для за­вер­ше­ния го­ря­чей фа­зы кон­флик­та в Дон­бас­се.

Во­про­сом вы­жи­ва­ния укра­ин­ско­го го­су­дар­ства яв­ля­ет­ся по­лу­че­ние оформ­лен­ных юри­ди­че­ски­ми обя­за­тель­ства­ми со­юз­ни­че­ских от­но­ше­ний. Имен­но сквозь эту приз­му и долж­на оце­ни­вать­ся вся те­ку­щая де­я­тель­ность укра­ин­ско­го внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ве­дом­ства, вклю­чая за­ру­беж­ные пред­ста­ви­тель­ства Укра­и­ны.

В этом кон­тек­сте по­иск США на­деж­ных го­су­дарств-парт­не­ров в сдер­жи­ва­нии ам­би­ций Ки­тая и России и про­ти­во­дей­ствия Ира­ну мо­жет от­крыть опре­де­лен­ное по­ле для ра­зум­ной по­ли­ти­ки Укра­и­ны на меж­ду­на­род­ной арене. Ки­ев дол­жен су­ще­ствен­но уси­лить ко­ор­ди­на­цию сво­е­го внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го кур­са имен­но с Ва­шинг­то­ном, не до­пус­кая при этом ка­ких-то ша­ра­ха­ний или непро­ду­ман­ных ша­гов, вро­де весь­ма про­ти­во­ре­чи­вой, по мне­нию экс­пер­тов, идеи «со­зда­ния зо­ны сво­бод­ной тор­гов­ли с Ки­та­ем». Не долж­ны оста­вать­ся вне по­сто­ян­но­го вни­ма­ния и те го­су­дар­ства, ко­то­рые прак­ти­че­ски по­мо­га­ют нам про­ти­во­дей­ство­вать агрес­сии Крем­ля. Путь к уси­ле­нию та­кой под­держ­ки — в осу­ществ­ле­нии ре­аль­ных де­мо­кра­ти­че­ских ре­форм, эф­фек­тив­ной ком­му­ни­ка­ции с парт­не­ра­ми, по­сле­до­ва­тель­но­сти в дей­стви­ях на меж­ду­на­род­ной арене, пред­ска­зу­е­мо­сти внеш­ней по­ли­ти­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.