Пор­тал су­пер­си­лы

В дет­ской боль­ни­це есть шко­ла вол­шеб­ных на­ук

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ок­са­на ОНИЩЕНКО

Те, кто увле­ка­ет­ся фан­та­сти­кой, на­вер­ня­ка слы­ша­ли о пор­та­ле су­пер­си­лы и о су­пер­ге­ро­ях.

Су­пер­си­ла на­де­ля­ет че­ло­ве­ка сверхвоз­мож­но­стя­ми и сверх­спо­соб­но­стя­ми. На­при­мер, воз­мож­но­стью ле­тать. И по­лу­чить ее мож­но толь­ко в су­пер­пор­та­ле — ма­ги­че­ских во­ро­тах, ве­ду­щих в иное из­ме­ре­ние.

В На­ци­о­наль­ной дет­ской спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной боль­ни­це «Ох­мат­дет» есть свой соб­ствен­ный пор­тал су­пер­си­лы — Шко­ла су­пер­ге­ро­ев. Ее от­кры­ли во­лон­те­ры че­ты­ре го­да на­зад.

«По­че­му так на­зы­ва­ет­ся шко­ла? По­то­му что она — пор­тал су­пер­си­лы, а де­ти, ко­то­рые ле­жат в боль­ни­це и при­хо­дят сю­да учить­ся — это ма­лень­кие су­пер­ге­рои. Учи­те­ля, ко­то­рые не бо­ят­ся стиг­мы, — это су­пер­ге­рои», — го­во­рит Ев­ге­ния Смир­но­ва, ос­но­ва­тель­ни­ца шко­лы и об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции Small Heart with Art .

Вы не най­де­те Шко­лу су­пер­ге­ро­ев в ре­ест­ре школ Ки­е­ва. Ее та­бе­ля — или, как их тут на­зы­ва­ют, «Сви­де­тель­ство о про­хож­де­нии обу­че­ния в шко­ле су­пер­ге­ро­ев», где нет оце­нок, не име­ют ни­ка­кой си­лы для бю­ро­кра­тов, но они очень до­ро­ги для ма­лень­ких па­ци­ен­тов и их ро­ди­те­лей.

«Ко­гда ты по­па­да­ешь в боль­ни­цу из сво­е­го при­выч­но­го ми­ра, где есть лю­би­мые иг­руш­ки, где ты стро­ил хи­жи­ны из ста­ро­го пле­да и смот­рел муль­ти­ки, где у те­бя был свой мир, ты стал­ки­ва­ешь­ся с со­вер­шен­нор иным ми­ром. В этом ми­ре пра­вят взрос­лые, и на все про все есть толь­ко од­на боль­нич­ная тум­боч­ка у кро­ва­ти, ку­да ты не мо­жешь по­ло­жить все муль­тяш­ки и книж­ки, ко­то­рые те­бя ра­ду­ют и да­ют тебе внут­рен­нюю су­пер­си­лу, — го­во­рит Ев­ге­ния. — По­это­му для ма­лень­ких па­ци­ен­тов боль­ни­цы и для нас Шко­ла — это дей­стви­тель­но пор­тал».

Все на­ча­лось че­ты­ре го­да на­зад. Ев­ге­ния со зна­ко­мой ху­дож­ни­цей Та­ней при­шли в «Ох­мат­дет», что­бы вме­сте с дру­ги­ми во­лон­те­ра­ми по­участ­во­вать в ак­ции «Ри­су­ем шко­лу бу­ду­ще­го». Де­вуш­ки немно­го опоз­да­ли, и ко­гда при­шли в ме­сто сбо­ра во­лон­те­ров, те уже вы­бра­ли се­бе от­де­ле­ния, в ко­то­рых бу­дут ри­со­вать с детьми. Оста­ва­лось ва­кант­ным толь­ко од­но ме­сто — от­де­ле­ние для де­тей с ВИЧ. Ту­да про­сто ни­кто не за­хо­тел ид­ти. «Бо­и­тесь?» — спро­си­ли опоз­дав­ших де­ву­шек ор­га­ни­за­то­ры ак­ции. «Во­прос уди­вил, — вспо­ми­на­ет Же­ня. — Для ме­ня это было немнож­ко ди­ко, ведь ко­гда про­во­дит­ся ан­ти­ре­тро­ви­рус­ная те­ра­пия, че­ло­век с по­зи­тив­ным ста­ту­сом мо­жет пол­но­цен­но жить, ро­жать де­тей. В то вре­мя как весь мир пре­одо­лел эту бо­лезнь, узнать, что в цен­тре Укра­и­ны ни­кто не со­гла­сил­ся ид­ти в то от­де­ле­ние, — ди­ко. Все бо­ят­ся об этом го­во­рить, но де­ти с ВИЧ изо­ли­ро­ва­ны от об­ще­ства. Од­на­ко все эти ба­рье­ры в го­ло­вах, они от неве­де­ния».

Как толь­ко де­вуш­ки во­шли в от­де­ле­ние, их сра­зу же окру­жи­ли де­ти. Они на­пе­ре­бой спра­ши­ва­ли: «Те­бя как зо­вут?» «Же­ня», — от­ве­ти­ла во­лон­тер. Ма­лыш­ня ста­ла сра­зу же об­ни­мать­ся с го­стя­ми. «Мы при­нес­ли с со­бой все, что не на­до — апель­си­ны, шоколад. Хо­те­ли по­де­лить­ся са­мым вкус­ным. То­гда еще не зна­ли, что все­го это­го де­тям нель­зя, но им нуж­но об­ще­ние, вни­ма­ние», — вспо­ми­на­ет Ев­ге­ния.

С тех пор Aeе­ня ста­ла ча­стым го­стем в от­де­ле­нии, и при­во­ди­ла ту­да сво­их дру­зей. Вме­сте они ор­га­ни­зо­вы­ва­ли для ма­лень­ких па­ци­ен­тов раз­ные мастер-клас­сы . Осо­бой по­пу­ляр­но­стью поль­зо­вал­ся класс «Уда­рим мак­ра­ме по оди­но­че­ству». Но ско­ро ста­ло по­нят­но, что арт-те­ра­пия и ру­ко­де­лие — это, ко­неч­но, хо­ро­шо, но они не учат чи­тать и пи­сать, а это, как ока­за­лось, очень се­рьез­ная пробле­ма.

В от­де­ле­нии для Вич-ин­фи­ци­ро­ван­ных ле­жа­ла де­воч­ка Али­на. Она по­па­ла в боль­ни­цу в ше­сти­лет­нем воз­расте и про­ве­ла там де­сять лет на диа­ли­зе. К со­жа­ле­нию, в 16 лет Али­на умер­ла. В «Ох­мат­де­те» де­воч­ка фак­ти­че­ски жи­ла, ведь у нее не было ро­ди­те­лей. Но за эти де­сять лет к ней ни ра­зу не при­шел ни один учи­тель. Она не то что не чи­та­ла и не пи­са­ла, она пло­хо го­во­ри­ла — у нее было ма­ло ком­му­ни­ка­ции.

Али­ну на­учи­ли чи­тать и пи­сать во­лон­те­ры. И ста­ло по­нят­но, что в сте­нах боль­ни­цы нуж­но за­пус­кать ка­ки­е­то об­ра­зо­ва­тель­ные про­ек­ты. «Та­ких де­тей, как Али­на, у ко­то­рых нет ро­ди­те­лей, в от­де­ле­нии было мно­го — око­ло 70%, — го­во­рит Ев­ге­ния Смир­но­ва. — Это вос­пи­тан­ни­ки дет­ских до­мов, до­мов се­мей­но­го ти­па».

Пер­вые уроки про­во­ди­ли в боль­нич­ном ко­ри­до­ре. «Он был уби­тый и раз­би­тый, а сей­час его не узнать, — вспо­ми­на­ет Aeе­ня . — Но глав­ное было — най­ти учи­те­лей. Это бы­ла су­пер­не­про­стая за­да­ча. И до сих пор она «со звез­доч­кой» — не все учи­те­ля го­то­вы ра­бо­тать с та­ки­ми детьми, не все мо­гут. То­гда мы раз­ве­ши­ва­ли вез­де объ­яв­ле­ния «По­жа­луй­ста, при­ди­те», и да­же ор­га­ни­зо­ва­ли для пе­да­го­гов трех­днев­ные кур­сы. Нам зво­ни­ли, но как толь­ко слы­ша­ли, что ра­бо­тать на­до с па­ци­ен­та­ми Вич-от­де­ле­ния, ве­ша­ли труб­ку».

Сей­час в Шко­ле су­пер­ге­ро­ев ра­бо­та­ют во­семь учи­те­лей. «Это на­ши брил­ли­ан­ты, — го­во­рит Ев­ге­ния об учи­те­лях. Шко­ла су­пер­ге­ро­ев — это их при­зва­ние, их жизнь, они по­лу­ча­ют от это­го удо­воль­ствие. Недав­но те­ле­ка­нал «1+1» со­би­рал день­ги на под­держ­ку Шко­лы и на опла­ту ра­бо­ты учи­те­лей. Они от­ка­за­лись от де­нег, сред­ства по­шли на раз­ви­тие шко­лы».

Во мно­гих обыч­ных шко­лах де­ти но­сят фор­му. А в Шко­ле су­пер­ге­ро­ев форма есть толь­ко у учи­те­лей — свит­шо­ты с над­пи­сью «Су­пе­ру­чи­тель». Это нуж­но для то­го, что­бы не толь­ко уче­ни­ки, но и ра­бот­ни­ки боль­ни­цы зна­ли: этот че­ло­век — учи­тель. Кста­ти, на уро­ках в клас­се при­сут­ству­ет два учи­те­ля: один ве­дет за­ня­тие, а вто­рой ас­си­сти­ру­ет. Ес­ли вдруг ко­му-то из де­тей ста­ло на за­ня­тии пло­хо (ле­че­ние-то бы­ва­ет тя­же­лым), один пе­да­гог дол­жен остать­ся с детьми, а дру­гой очень быст­ро най­ти вра­ча или мед­сест­ру.

«Ко­гда ты по­па­да­ешь в Шко­лу су­пер­ге­ро­ев, ты не дол­жен чув­ство­вать се­бя как в шко­ле, и не дол­жен ощу­щать се­бя как в боль­ни­це, — го­во­рит Ев­ге­ния Смир­но­ва. — По­то­му что это дру­гое про­стран­ство, у нас другие ме­то­ды и под­хо­да, мо­ти­ва­ция. Мы хо­тим вдох­нов­лять на зна­ния, влюб­лять в зна­ния и по­ка­зы­вать на­шим уче­ни­кам, что мир мо­жет быть су­перин­те­рес­ным».

В Шко­лу су­пер­ге­ро­ев хо­дят толь­ко по же­ла­нию, здесь нет оце­нок и до­маш­них за­да­ний. А это зна­чит, что толь­ко от ма­стер­ства учи­те­ля за­ви­сит, за­хо­чет ли ре­бе­нок учить­ся — или же оста­нет­ся в сво­ей боль­нич­ной па­ла­те, за­кры­тым от все­го ми­ра, один на один с бо­лез­нью.

Каж­дый день в шко­ле про­хо­дят уроки: два-три для тех, кто си­дит в клас­се за пар­та­ми, осталь­ные — в па­ла­тах с ле­жа­чи­ми боль­ны­ми. Для та­ких слу­ча­ев во­лон­те­ры за­ку­пи­ли спе­ци­аль­ные ком­пью­тер­ные сто­ли­ки, ко­то­рые на са­мом де­ле очень удоб­но по­ста­вить на кро­вать и по­ло­жить на них тет­радь и учеб­ник.

По­сле за­ня­тий учи­тель остав­ля­ет свою ви­зит­ку с но­ме­ром те­ле­фо­на, на ко­то­рой на­пи­са­но: «Су­пе­ру­чи­тель та­кой-то». «Ро­ди­те­ли мо­гут свя­зать­ся с пе­да­го­гом, за­дать лю­бые во­про­сы, и им с удо­воль­стви­ем от­ве­тят, — го­во­рит Ев­ге­ния Смир­но­ва. — Мы ра­бо­та­ем по обыч­ной школь­ной про­грам­ме, но пре­под­но­сим мы ее по-дру­го­му, у нас своя си­сте­ма мо­ти­ва­ции».

Как и по­ло­же­но в ма­ги­че­ском су­пер­пор­та­ле, в шко­ле изу­ча­ют толь­ко вол­шеб­ные на­у­ки, по­это­му тра­ди­ци­он­ные школь­ные пред­ме­ты здесь пе­ре­име­но­ва­ли: ма­те­ма­ти­ка на­зы­ва­ет­ся «уме­ни­ем ви­деть суть ве­щей», ис­то­рия — «пу­те­ше­ствие во вре­ме­ни», ли­те­ра­ту­ра — «ма­гия слов», ин­фор­ма­ти­ка — «те­ле­пор­та­ция», био­ло­гия — «сти­хия при­ро­ды». Кста­ти, уроки био­ло­гии в су­пер­шко­ле про­хо­дят во дво­ре боль­ни­цы, на соб­ствен­ном неболь­шом ого­ро­ди­ке. А во­об­ще в теп­лое вре­мя го­да уче­ба пе­ре­но­сит­ся из клас­са на ули­цу.

В ком­на­те, где про­хо­дят за­ня­тия, сто­ит во­семь од­но­мест­ных парт. На каж­дой — пи­ра­мид­ка с гра­ня­ми трех цве­тов: зе­ле­ный, жел­тый, крас­ный. С ее по­мо­щью де­ти во вре­мя уро­ка сиг­на­ли­зи­ру­ют учи­те­лю, как они по­ня­ли ма­те­ри­ал: зе­ле­ный — все по­нят­но, учи­тель мо­жет да­вать бо­лее слож­ные за­да­ния; жел­тый — по­нят­но, но не все; крас­ный — все непо­нят­но, необ­хо­ди­мо оста­но­вить­ся и объ­яс­нить все по но­вой, по-дру­го­му. «Все мы пом­ним этот мо­мент со шко­лы, ко­гда учи­тель что­то объ­яс­ня­ет, а ты стес­ня­ешь­ся ска­зать, что не по­нял, по­то­му что не хо­чешь по­ка­зать­ся са­мым несо­об­ра­зи­тель­ным в клас­се, — рас­ска­зы­ва­ет Ев­ге­ния. — Вот по­это­му так нуж­на пи­ра­мид­ка».

Вме­сто оце­нок де­тей по­ощ­ря­ют спе­ци­аль­ны­ми брас­ле­та­ми, на­клей­ка­ми, знач­ка­ми: «Умею пу­те­ше­ство­вать во вре­ме­ни» — это за успе­хи в изу­че­нии ис­то­рии, «Умею кол­до­вать сло­ва­ми» — в ли­те­ра­ту­ре, «Умею пре­одо­ле­вать про­стран­ство» — в ин­фор­ма­ти­ке. Еще есть разу­краш­ки-смай­ли­ки, с по­мо­щью ко­то­рых мож­но на­ри­со­вать свое на­стро­е­ние. «У нас все обу­че­ние свя­за­но с ме­ди­цин­ски­ми про­це­ду­ра­ми. Здесь, в «Ох­мат­де­те», у ре­бен­ка день рас­пи­сан, и не все­гда есть вре­мя вы­учить сти­хо­тво­ре­ние или бо­лее глу­бо­ко изу­чить ка­кой-то во­прос. Да мы и не за­да­ем до­маш­них за­да­ний. Но ес­ли он это сде­лал — это до­стой­но на­гра­ды», — объ­яс­ня­ет Ев­ге­ния.

В Шко­ле су­пер­ге­ро­ев есть свой класс­ный жур­нал. Здесь учи­те­ля за­пи­сы­ва­ют те­мы, изу­чен­ные на уро­ках, и от­ме­ча­ют при­сут­ству­ю­щих. На­про­тив неко­то­рых фа­ми­лий сто­ят плю­си­ки, на­про­тив дру­гих за­пи­са­но «вы­был». Это зна­чит, что ма­лень­кий су­пер­ге­рой вы­пи­сал­ся из боль­ни­цы или... стал ан­ге­лом. И в по­след­нем за­клю­ча­ет­ся еще од­на слож­ность ра­бо­ты су­перу­чи­те­ля. «Я по­сто­ян­но под­чер­ки­ваю, — рас­ска­зы­ва­ет Ев­ге­ния, — что не каж­дый учи­тель мо­жет пе­ре­не­сти смерть ре­бен­ка. Ко­гда ты хо­дишь на ин­ди­ви­ду­аль­ные за­ня­тия к уче­ни­ку в па­ла­ту, а од­на­жды ви­дишь лишь пу­стую кро­вать — это мо­жет вы­дер­жать не каж­дый».

Для учи­те­лей и во­лон­те­ров шко­лы раз­ра­бо­та­на спе­ци­аль­ная па­мят­ка, где от­ме­че­но, что мож­но де­лать, что ре­ко­мен­до­ва­но, а что за­пре­ще­но. На­при­мер, ка­те­го­ри­че­ски нель­зя уго­щать де­тей едой и на­пит­ка­ми (у мно­гих мо­гут быть огра­ни­че­ния в пи­та­нии), да­рить мяг­кие иг­руш­ки, го­во­рить о по­ли­ти­ке, ре­ли­гии, Вич-ин­фек­ции, во­об­ще о здо­ро­вье (кро­ме, ко­неч­но, бе­сед о необ­хо­ди­мо­сти чист­ки зу­бов). А еще нель­зя при­хо­дить на за­ня­тия, ес­ли за­бо­ле­ва­ешь, — это от­дель­но про­пи­са­но в па­мят­ке. Ведь у де­тей с ВИЧ по­ни­жен­ный им­му­ни­тет. «Мы бла­го­дар­ны тем учи­те­лям, кто чест­но пре­ду­пре­жда­ет, что за­бо­лел, кто оста­ет­ся до­ма, а не идет в шко­лу, что­бы ге­ро­и­че­ски «тво­рить доб­ро», — го­во­рит Ев­ге­ния Смир­но­ва. — Учи­тель дол­жен бе­речь дет­ский кол­лек­тив, бе­речь се­бя. Не мо­жет че­ло­век де­лит­ся с дру­ги­ми, ес­ли он сам опу­сто­шен и пло­хо се­бя чув­ству­ет».

В Шко­ле су­пер­ге­ро­ев вы ни­ко­гда не услы­ши­те: «Пет­рен­ко, к дос­ке!» — здесь не об­ра­ща­ют­ся к де­тям по фа­ми­лии, толь­ко по име­ни. Но­вень­кие уче­ни­ки су­пер­шко­лы по­лу­ча­ют спе­ци­аль­ный бей­джик, на ко­то­ром на­пи­са­но: Су­пер­ге­рой та­кой-то. «В от­де­ле­нии ток­си­ко­ло­гии де­ти ле­жат по 5–8 лет, и по­нят­но, что учи­тель зна­ет их по име­нам, — рас­ска­зы­ва­ет Ев­ге­ния Смир­но­ва. — А ко­гда они из дру­го­го от­де­ле­ния — из пе­ди­ат­рии, оф­таль­мо­ло­гии — со­став уче­ни­ков ме­ня­ет­ся, и здесь по­мо­га­ет бейдж. К учи­те­лю у нас об­ра­ща­ют­ся на «вы», но по име­ни.

Во вре­мя уро­ков де­ти мо­гут си­деть, ле­жать , под­хо­дить к ку­ле­ру, что­бы вы­пить во­ды. В клас­се есть увлаж­ни­тель и осу­ши­тель воз­ду­ха, и да­же гиг­ро­метр, что­бы сле­дить за мик­ро­кли­ма­том. «Он, ко­неч­но, до­и­сто­ри­че­ских вре­мен, но функ­цию свою вы­пол­ня­ет», — го­во­рит с улыб­кой Aeе­ня.

Хо­тя класс, где про­хо­дят за­ня­тия в Шко­ле су­пер­ге­ро­ев, ма­лень­кий — все­го 22 квад­рат­ных мет­ра, здесь очень уют­но. Это на­сто­я­щий ма­ги­че­ский пор­тал: яр­кие сте­ны с ве­се­лы­ми ри­сун­ка­ми, боль­шой плаз­мен­ный экран, огром­ные ко­роб­ки с ка­ран­да­ша­ми-фло­ма­сте­ра­ми-аль­бо­ма­ми, меш­ки с раз­ны­ми но­во­год­ни­ми штуч­ка­ми — лен­точ­ка­ми, бле­сточ­ка­ми, те­се­моч­ка­ми. На под­окон­ни­ке стоп­ка­ми ле­жат нет­бу­ки — ко­гда-то их по­да­рил боль­ни­це Вик­тор Ющен­ко, а сей­час их пе­ре­да­ли во­лон­тер­ской шко­ле. Вме­сто дос­ки — по­кры­тая спе­ци­аль­ной чер­ной крас­кой сте­на. На ней мож­но пи­сать, где удоб­но: хоть свер­ху, хоть сбо­ку, хоть сни­зу.

Шко­ла не по­лу­ча­ет го­су­дар­ствен­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния, ведь она во­лон­тер­ская. По­это­му все за­куп­ле­но ста­ра­ни­я­ми нерав­но­душ­ных лю­дей. Во­лон­те­ры рас­сы­ла­ют пись­ма биз­не­сме­нам с прось­бой о по­мо­щи — у ко­го-то по­про­сят лам­пы, у ко­го-то ла­ми­нат, у ко­го­то кни­ги. Го­во­рят, от­вет при­хо­дит при­мер­но на од­но пись­мо из де­ся­ти, со­гла­ша­ет­ся по­мочь толь­ко каж­дый два­дца­тый. Но и это за­ме­ча­тель­но. По­мо­га­ет шко­ле так­же По­соль­ство Из­ра­и­ля и Аме­ри­кан­ская ас­со­ци­а­ция ги­не­ко­ло­гов.

В Шко­ле су­пер­ге­ро­ев ра­бо­та­ет обу­ча­ю­щая про­грам­ма по изу­че­нию пра­вил до­рож­но­го дви­же­ния «Дже­дай до­рог». «Дже­дай — это ма­лень­кий по­бе­ди­тель, который зна­ет зна­ки и пра­ви­ла, — объ­яс­ня­ет ос­но­ва­тель­ни­ца Су­пер­шко­лы. — Украв­то­дор уста­но­вил нам на пло­щад­ке до­рож­ные зна­ки и че­ты­ре све­то­фо­ра — два пе­ше­ход­ных и два транс­порт­ных. Раз в неде­лю при­хо­дят во­лон­те­ры из Ака­де­мии пат­руль­ной по­ли­ции и на во­лон­тер­ских на­ча­лах про­во­дят за­ня­тия. По­мо­га­ет нам и школь­ный офи­цер по­ли­ции».

Недав­но Ми­но­бра­зо­ва­ния сов­мест­но с Мин­здра­вом за­ня­лись во­про­сом школ при боль­ни­цах и утвер­ди­ли По­ло­же­ние об осо­бен­но­стях ор­га­ни­за­ции форм по­лу­че­ния об­ще­го сред­не­го об­ра­зо­ва­ния в учре­жде­ни­ях здра­во­охра­не­ния (да­лее — По­ло­же­ние). Го­су­дар­ство обе­ща­ет вы­де­лить на шко­лы при боль­ни­цах 12 млн гри­вен. Од­на­ко шко­ла при «Ох­мат­дет» из-за это­го но­во­вве­де­ния мо­жет ока­зать­ся в слож­ной си­ту­а­ции: «Я очень на­де­юсь, что Шко­ла су­пер­ге­ро­ев смо­жет про­дол­жить свою работу, и это По­ло­же­ние не за­кро­ет нас, — го­во­рит Ев­ге­ния. — К со­жа­ле­нию, этот до­ку­мент не да­ет нам по­ка что воз­мож­но­сти по­лу­чать фи­нан­си­ро­ва­ние. Его бу­дут по­лу­чать толь­ко го­су­дар­ствен­ные шко­лы, ко­то­рые за­креп­ле­ны за боль­ни­ца­ми. Нас в этом пе­речне нету, мы во­лон­тер­ская шко­ла. Мы хо­тим, чтоб в за­кон «Об об­ра­зо­ва­нии» был вне­сен та­кой тип школ, как «шко­ла в боль­ни­це». Меч­та­ем, что­бы шко­лы, по­доб­ные на­шей, со­зда­ва­лись в каж­дой боль­ни­це в раз­ных го­ро­дах. И уже ра­бо­та­ем над этим».

Я спро­си­ла Aeе­ню: ес­ли бы вы мог­ли за­га­дать Свя­то­му Ни­ко­лаю од­но же­ла­ние, что бы это было? «Элек­тро­кар, — ска­за­ла она. — В на­шей шко­ле учат­ся дет­ки из се­ми от­де­ле­ний. «Ох­мат­дет» — боль­ни­ца боль­шая, и не все мо­гут дой­ти к нам. Да­же 10–15 ми­нут пеш­ком под си­лу не всем».

Мы раз­го­ва­ри­ва­ли с Aeе­ней в уют­ном празд­нич­ном пред­но­во­год­нем клас­се. В уг­лу я за­ме­ти­ла че­ты­ре огром­ные ко­роб­ки. Ока­за­лось, это пись­ма со всей Укра­и­ны. На­ка­нуне празд­ни­ков учи­тель укра­ин­ско­го язы­ка из Шко­лы су­пер­ге­ро­ев об­ра­тил­ся к кол­ле­гам с прось­бой под­дер­жать его уче­ни­ков и на­пи­сать им пись­ма. От­клик­ну­лись мно­гие. Мы от­кры­ли два боль­ших кон­вер­та — из шко­лы се­ла Дмит­ров­ка Обу­хов­ско­го рай­о­на и Кон­стан­ти­нов­ско­го ли­цея «Эру­дит» За­по­рож­ской об­ла­сти. Из упа­ков­ки вы­па­да­ют на­пи­сан­ные ста­ра­тель­ным по­чер­ком по­же­ла­ния, на­ри­со­ван­ные бле­стя­щие прин­цес­сы и разу­кра­шен­ные ша­ра­ми но­во­год­ние ел­ки . Пись­ма очень тро­га­тель­ные — от учи­те­лей и от уче­ни­ков.

«Я пред­ло­жи­ла сво­им уче­ни­кам на­пи­сать пись­ма дет­кам, ко­то­рые на­хо­дят­ся на дли­тель­ном ле­че­нии, рас­ска­за­ла им о Шко­ле су­пер­ге­ро­ев. И они то­же за­хо­те­ли стать су­пер­ге­ро­я­ми, по­да­рив ко­му-то ча­стич­ку добра, — пи­шет учи­тель­ни­ца На­та­лья Вла­ди­ми­ров­на. — Спа­си­бо вам, кол­ле­ги, за ваш труд, пусть Но­вый год по­да­рит здо­ро­вье ва­шим вос­пи­тан­ни­кам, а вам — твор­че­ское вдох­но­ве­ние».

«Я не знаю, кто чи­та­ет мое пись­мо — маль­чик или де­воч­ка, ка­ко­го ты воз­рас­та, где жи­вешь, боль­шая ли у те­бя се­мья. Это не так важ­но, по­то­му что пи­шу я, что­бы по­здра­вить те­бя. Впе­ре­ди боль­шие празд­ни­ки. За­га­дай свое са­мое за­вет­ное же­ла­ние, и оно обя­за­тель­но сбу­дет­ся. Я то­же за­га­даю. Хо­чу по­же­лать тебе здо­ро­вья и ско­рей­ше­го воз­вра­ще­ния до­мой. Ты силь­ный че­ло­век и смо­жешь с этим спра­вить­ся. Рядом с то­бой род­ные лю­ди, и еще — ан­гел-хра­ни­тель, он по­мо­жет тебе. С ува­же­ни­ем к тебе, Са­ша, 8 лет».

«Я хо­чу, что­бы вы по­быст­рее вы­здо­ро­ве­ли и даль­ше про­дол­жа­ли учить­ся в обыч­ной шко­ле. Сей­час силь­но раз­ви­то те­ле­ви­де­ние и смарт­фо­ны, и я хо­чу уви­деть вас уже со­всем здо­ро­вы­ми, что­бы вы мог­ли, как и все де­ти Укра­и­ны, встре­чать но­во­год­ние празд­ни­ки в сво­их шко­лах и в кру­гу семьи, и по­лу­чать мно­го-мно­го по­дар­ков. И пусть к вам при­дет в Но­вом го­ду чу­до вы­здо­ров­ле­ния. С ува­же­ни­ем к Вам, Ро­ма».

Пусть все желания в Но­вом го­ду сбу­дут­ся. Все, кто хо­чет по­мочь Шко­ле су­пер­ге­ро­ев, мо­гут свя­зать­ся с во­лон­те­ра­ми че­рез стра­нич­ку шко­лы в Фейс­бу­ке.

А я по­ду­ма­ла о том, что та­кие шко­лы су­пер­ге­ро­ев нуж­ны не толь­ко в боль­ни­цах. Вот было бы здо­ро­во, ес­ли бы вез­де, в каж­дой шко­ле учи­ли так же. С ду­шой, без фаль­ши и по­ка­зу­хи. И так же от­но­си­лись к де­тям и учи­те­лям. За­га­даю-ка я еще и это же­ла­ние под ел­ку!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.