Ми­ро­вой пе­ре­ход

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Дмит­рий КУЛЕБА*

В 1814 го­ду на­чал­ся и ме­нее чем за год за­вер­шил­ся Вен­ский кон­гресс. На нем был со­здан но­вый ев­ро­пей­ский по­ря­док.

Это про­изо­шло бла­го­да­ря то­му, что Ев­ро­па то­гда гос­под­ство­ва­ла в ми­ре. Рос­сия, Ве­ли­ко­бри­та­ния, Ав­стрия, Прус­сия и Фран­ция «раз­ру­ли­ли» мир так, как то­го по­же­ла­ли.

Ос­но­ван­ный в Вене Свя­щен­ный со­юз ве­ли­ких дер­жав про­дер­жал­ся 38 лет. Его под­ко­си­ла Крым­ская вой­на. Лон­дон и Па­риж ста­ли во­е­вать с Санкт-пе­тер­бур­гом. Бер­лин и Ве­на устра­ни­лись, фак­ти­че­ски подыг­ры­вая сво­им за­пад­ным со­се­дям.

Спу­стя 13 лет Прус­сия во­е­ва­ла с Ав­стри­ей. Рос­сия и Ве­ли­ко­бри­та­ния ма­нев­ри­ро­ва­ли, пы­та­ясь удер­жать баланс сил в Ев­ро­пе. Еще че­рез че­ты­ре го­да раз­ра­зи­лась вой­на Прус­сии с Фран­ци­ей. В те вре­ме­на, за­кон­чив во­е­вать меж­ду со­бой в од­ном ме­сте, те же го­су­дар­ства на­чи­на­ли со­труд­ни­чать в дру­гих ме­стах.

Ров­но че­рез 100 лет по­сле на­ча­ла Вен­ско­го кон­грес­са на­ча­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на. Те­перь Гер­ма­ния и Ав­стрия бы­ли про­тив всех быв­ших со­юз­ни­ков. Не за­ста­ви­ла се­бя дол­го ждать и Вто­рая ми­ро­вая вой­на — по су­ти, вто­рой акт Пер­вой.

В 1945 го­ду ис­то­ри­че­ский пе­ре­ход за­вер­шил­ся. На ру­и­нах ми­ра воз­ник­ла но­вая ми­ро­вая си­сте­ма. Тор­же­ствен­ные обе­ща­ния «ни­ко­гда сно­ва». Оче­ред­ной свя­щен­ный со­юз но­вых Ве­ли­ких, оформ­лен­ный в Со­вет Без­опас­но­сти ООН. Да­ле — ма­нев­ры, кон­флик­ты, вклю­чая эпи­че­скую хо­лод­ную вой­ну, на­коп­ле­ние обид, ре­ше­ние од­них про­блем и со­зда­ние дру­гих.

Ров­но че­рез 200 лет по­сле Кон­грес­са в Вене Рос­сия под­ко­си­ла эту си­сте­му неза­кон­ной ок­ку­па­ци­ей Кры­ма. Вой­ны — яв­ные и скры­тые — бы­ли и до это­го. Но взять и украсть ку­сок земли у дру­го­го го­су­дар­ства — та­ко­го по­сле 1945 го­да не было.

В Кры­му вновь по­шат­ну­ли ми­ро­вой по­ря­док. Ис­то­рия за­шла в оче­ред­ной ви­раж. С той вес­ны 2014 го­да ни од­на тен­ден­ция в ми­ре не из­ме­ни­лась к луч­ше­му. Ка­кие-то от­дель­ные уси­лия из­ме­нить ход ис­то­рии есть. Нет са­мих из­ме­не­ний.

Осе­нью 2018 го­да пре­зи­дент Фран­ции и для мно­гих на­деж­да Ев­ро­пы Эм­ма­ну­эль Ма­крон за­пи­сал те­ле­об­ра­ще­ние про­тив на­ци­о­на­лиз­ма. Он ска­зал: есть те, кто де­ла­ет вид, что не ви­дит на­ступ­ле­ния на­ци­о­на­лиз­ма, и та­кие лю­ди ре­ши­ли быть les somnambules — хо­дя­щи­ми во сне.

По неуди­ви­тель­но­му сте­че­нию об­сто­я­тельств имен­но так на­зы­ва­ет­ся од­на из са­мых из­вест­ных книг о том, как Ев­ро­па до­шла до Пер­вой ми­ро­вой. Че­рез несколько дней по­сле те­ле­об­ра­ще­ния со­сто­я­лись тор­же­ствен­ные ме­ро­при­я­тия, по­свя­щен­ные сто­ле­тию за­вер­ше­ния этой вой­ны, ко­то­рая долж­на бы­ла «по­ло­жить ко­нец всем вой­нам». Трудно не оце­нить изя­ще­ство фран­цуз­ской ком­му­ни­ка­ции.

Мир рож­да­ет­ся и уми­ра­ет мед­лен­но, ча­сто неза­мет­но, но все­гда в му­ках и со­мне­ни­ях тех, ко­му по во­ле ис­то­рии при­хо­дит­ся ока­зать­ся в цен­тре этих ис­то­ри­че­ских про­цес­сов. 2019-й не бу­дет ни на­ча­лом че­го-то но­во­го, ни кон­цом уже из­вест­но­го. Он бу­дет про­дол­же­ни­ем.

Три фак­то­ра бу­дут важ­ны для под­тал­ки­ва­ния ис­то­рии впе­ред — ин­фля­ция без­опас­но­сти, взрыв­ные тех­но­ло­гии и ма­ни­пу­ля­ция вос­при­я­ти­ем ре­аль­но­сти.

Без­опас­ность

Ин­фля­ция без­опас­но­сти — это обес­це­ни­ва­ние норм, пра­вил иг­ры, га­ран­ти­ру­ю­щих без­опас­ность сто­рон. В усло­ви­ях ин­фля­ции на­ру­шать пра­ви­ла ста­но­вит­ся лег­че. При этом ин­фля­ция не мо­жет на­би­рать обо­ро­ты в од­ном сек­то­ре без­опас­но­сти и не про­яв­лять­ся в дру­гом. Ко­гда ма­хо­вик за­пу­щен, он, в кон­це кон­цов, на­кры­ва­ет всех.

Ин­фля­ция про­ис­хо­дит, ко­гда од­ни клю­че­вые иг­ро­ки те­ря­ют ин­те­рес к за­щи­те дей­ству­ю­щих норм и на­чи­на­ют ре­ши­тель­но дей­ство­вать, что­бы из­ме­нить их в свою поль­зу. А другие иг­ро­ки при этом по ря­ду при­чин не мо­гут или не хо­тят за­щи­тить цен­ность дей­ству­ю­щих норм.

Для та­кой за­щи­ты у них есть два ос­нов­ных ин­стру­мен­та: или уве­ли­чить це­ну за на­ру­ше­ния до та­ко­го уров­ня, ко­гда на­ру­ши­те­лю бу­дет невы­год­но обес­це­ни­вать нор­мы (санк­ции и другие фор­мы дав­ле­ния), или от­вле­кать его вни­ма­ние на другие при­о­ри­те­ты.

Оче­вид­ная стаг­на­ция Со­ве­та Без­опас­но­сти ООН и ее пре­вра­ще­ние из ор­га­на при­ня­тия ре­ше­ний в те­ле­шоу — это лишь вер­хуш­ка ин­фля­ци­он­но­го айс­бер­га. Ни­же ва­тер­ли­нии есть мно­же­ство норм, стре­ми­тель­но те­ря­ю­щих свою сто­и­мость под дав­ле­ни­ем си­лы — по­ли­ти­че­ской, во­ен­ной, фи­нан­со­вой, тех­но­ло­ги­че­ской и ком­му­ни­ка­тив­ной.

Обес­це­ни­ва­ние пра­вил — ха­рак­тер­ный при­знак раз­ру­ше­ния си­сте­мы. Даль­ней­шая игра по пра­ви­лам — вещь опас­ная, но неиз­беж­ная. При­чем неком­форт­но ста­но­вит­ся всем: и агрес­со­рам, и жерт­вам. Пер­вые чув­ству­ют, что нор­мы сдер­жи­ва­ют их воз­мож­но­сти на­па­дать, а вто­рые — за­щи­щать­ся. Ин­фля­ция раз­го­ня­ет­ся ото­всю­ду.

При этом для жерт­вы без­опас­ность, за­щи­щен­ная нор­ма­ми меж­ду­на­род­но­го пра­ва и по­ли­ти­ки, оста­ет­ся бо­лее важ­ной, неже­ли для на­па­да­ю­ще­го. Ей про­сто осо­бо боль­ше и не к че­му апел­ли­ро­вать. И за воз­мож­ность та­кой апел­ля­ции и фик­са­ции фак­тов на­ру­ше­ния с пер­спек­ти­вой при­вле­че­ния ви­нов­ных к от­вет­ствен­но­сти мы долж­ны быть бла­го­дар­ны меж­ду­на­род­но­му пра­ву.

В сек­то­ре без­опас­но­сти мир по­гру­зил­ся в две вза­и­мо­свя­зан­ные тен­ден­ции: уве­ли­че­ние рас­хо­дов на ар­мию со­про­вож­да­ет­ся умень­ше­ни­ем ува­же­ния к нор­мам, га­ран­ти­ру­ю­щим без­опас­ность. Ус­лов­но го­во­ря, юри­ди­че­ские га­ран­тии без­опас­но­сти — это хо­ро­шо, но мир стал столь мя­ту­щим­ся, что ядер­ное ору­жие — еще луч­ше.

По­пу­ляр­ный в от­дель­ных укра­ин­ских кру­гах Бу­да­пешт­ский ме­мо­ран­дум — хо­ро­шая ил­лю­стра­ция та­кой ин­фля­ции. До­ку­мент есть, фор­маль­но от него ни­кто не от­ка­зы­ва­ет­ся, под­пи­сан­ты при­зна­ют, что Рос­сия его на­ру­ши­ла. Но на са­мом де­ле он яв­ля­ет­ся меш­ком де­нег, за ко­то­рые невоз­мож­но ку­пить да­же литр во­ды, что­бы по­га­сить пла­мя вой­ны.

Мож­но на­пи­хать в него еще боль­ше де­нег, мож­но убе­дить се­бя, что ме­шок все же име­ет опре­де­лен­ную сто­и­мость. Но ре­аль­ная цен­ность меш­ка оста­нет­ся неиз­мен­ной.

На на­ци­о­наль­ном уровне кар­ти­на та же: уве­ли­че­ние рас­хо­дов на внут­рен­нюю без­опас­ность и обо­ро­ну со­про­вож­да­ет­ся умень­ше­ни­ем ува­же­ния к пра­вам че­ло­ве­ка и стаг­на­ци­ей ли­бе­ра­лиз­ма под дав­ле­ни­ем «силь­ных рук» с пра­во­го и ле­во­го по­ли­ти­че­ских флан­гов.

Угро­зы, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­ют­ся на­ци­о­наль­ные пра­ви­тель­ства или ко­то­рые они са­ми се­бе при­ду­мы­ва­ют, и впредь бу­дут обес­це­ни­вать пра­ви­ла — от га­ран­ти­ру­ю­щих ядер­ное разору­же­ние и нерас­про­стра­не­ние (жест­кая без­опас­ность) до га­ран­ти­ру­ю­щих де­мо­кра­тию, вер­хо­вен­ство пра­ва, пра­ва че­ло­ве­ка и сво­бо­ду сло­ва (мяг­кая, или де­мо­кра­ти­че­ская, без­опас­ность). В этом же пе­речне бу­дут на­хо­дить­ся и пра­ви­ла ми­ро­вой тор­гов­ли.

Ба­лан­си­ро­ва­ние меж­ду при­вер­жен­но­стью нор­мам и необ­хо­ди­мо­стью ре­шать на­сущ­ные за­да­чи без­опас­но­сти (раз­ви­тие ар­мии, во­ору­же­ний, раз­вед­ка, со­зда­ние аль­ян­сов, про­ве­де­ния то­чеч­ных бо­е­вых опе­ра­ций и т.п.) бу­дет оста­вать­ся ак­ту­аль­ной за­да­чей сле­ду­ю­ще­го го­да.

Во вре­мя бе­ше­ной ин­фля­ции нет бо­лее небла­го­дар­но­го де­ла, чем за­щи­щать «цен­но­сти и прин­ци­пы». Это дело не бес­по­лез­ное, но оно от­нюдь не га­ран­ти­ру­ет без­опас­ность, ес­ли не под­креп­ле­на по­ли­ти­че­ской, эко­но­ми­че­ской и во­ен­ной спо­соб­но­стью го­су­дар­ства к бо­лее ши­ро­ко­му ма­нев­ру в ми­ро­вой по­ли­ти­ке.

Рос­сия — За­пад (вклю­чая Укра­и­ну), США — Ки­тай, Цен­траль­ная Ев­ро­па — За­пад­ная и Се­вер­ная Ев­ро­па — это неис­чер­па­е­мый пе­ре­чень ис­точ­ни­ков ин­фля­ции жест­кой и мяг­кой без­опас­но­сти. Мир еще не во­шел в ста­дию борь­бы с этой ин­фля­ци­ей. Он, ско­рее, мед­лен­но адап­ти­ру­ет­ся к ней.

Ра­зум­ные го­ло­са утвер­жда­ют, что спол­за­ние в мир все­объ­ем­лю­щей опас­но­сти еще мож­но оста­но­вить. И боль­ше по­хо­же на то, что этот про­цесс необ­ра­тим. Во­ору­жен­ные тор­го­вые и иные кон­флик­ты раз­ной сте­пе­ни ин­тен­сив­но­сти и мас­шта­ба неиз­беж­ны. Муд­ро­сти мо­жет хва­тить лишь на то, что­бы ми­ни­ми­зи­ро­вать мас­штаб дра­мы пе­ре­за­груз­ки ми­ро­вой си­сте­мы без­опас­но­сти, а не избежать ее.

Тех­но­ло­гии

В клас­си­че­ской спо­ре фи­зи­ков и ли­ри­ков пер­вые вы­рва­лись впе­ред. Мир жад­но жи­вет тех­но­ло­ги­я­ми. Про­грам­мист стал пре­стиж­нее юри­ста. Ме­диа и ува­жа­е­мые на­уч­ные жур­на­лы пол­ны по­пы­ток по­нять, как но­вые взрыв­ные тех­но­ло­гии из­ме­нят эко­но­ми­ку, со­ци­аль­ные струк­ту­ры и бла­го­со­сто­я­ние лю­дей.

Тех­но­ло­гии ге­не­ри­ру­ют две тен­ден­ции, ко­то­рые по-преж­не­му бу­дут ак­ту­аль­ны: обо­стре­ние борь­бы меж­ду го­су­дар­ства­ми и ком­па­ни­я­ми за тех­но­ло­ги­че­ское до­ми­ни­ро­ва­ние; страх и неуве­рен­ность лю­дей в сво­ем бу­ду­щем. Пер­вая тен­ден­ция со­зда­ет дав­ле­ние на меж­ду­на­род­ную, вто­рая — на на­ци­о­наль­ную по­ли­ти­ку.

Наи­бо­лее ми­фо­ло­ги­зи­ро­ван­ная тех­но­ло­гия на­ше­го вре­ме­ни — ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект. Его ин­те­гра­ция в эко­но­ми­ку и во­ен­ное дело про­дол­жит­ся в вы­со­ком тем­пе, но до вы­хо­да на уро­вень че­ло­ве­че­ско­го моз­га и со­зда­ния «сверх­че­ло­ве­ка» ему еще да­ле­ко.

Ис­сле­до­ва­ние со­сто­я­ния раз­ра­бот­ки ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та в 2018 го­ду по­ка­за­ло, что США, Ки­тай и Ев­ро­па — ли­де­ры в этой сфе­ре. При этом ис­сле­до­ва­ния в Ки­тае в ос­нов­ном со­сре­до­то­че­ны на при­ме­не­нии этой тех­но­ло­гии в сель­ском хо­зяй­стве, ин­же­не­рии и тех­но­ло­ги­ях. В Ев­ро­пе и Се­вер­ной Аме­ри­ке фо­кус пре­жде все­го на гу­ма­ни­тар­ных и ме­ди­цин­ских на­у­ках.

Во­ен­ные раз­ра­бот­ки в ис­сле­до­ва­нии не учте­ны, посколь­ку яв­ля­ют­ся за­кры­ты­ми. Но в це­лом при­о­ри­те­ты оче­вид­ны: Ки­тай пре­жде все­го ин­ве­сти­ру­ет в эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие, Ев­ро­па и Се­вер­ная Аме­ри­ка — в со­ци­аль­ное. По­ли­ти­ко­со­ци­аль­ные мо­де­ли го­су­дарств непо­сред­ствен­но вли­я­ют на на­прав­ле­ние раз­ви­тия тех­но­ло­гий.

Од­на­ко на­сто­я­щая бит­ва за мир раз­вер­нет­ся меж­ду США и Ки­та­ем. По­гло­щен­ная ста­би­ли­за­ци­ей са­мой се­бя Ев­ро­па (не ЕС, а имен­но Ев­ро­па) по­ки­да­ет ми­ро­вую аре­ну как экс­пан­сив­ный гло­баль­ный иг­рок. Окон­ча­тель­но спи­сы­вать Ев­ро­пу с ми­ро­вых сче­тов ра­но. Но и вы­став­лять ей но­вые сче­та смыс­ла уже ма­ло.

Вой­на за тех­но­ло­ги­че­ское до­ми­ни­ро­ва­ние бу­дет на­би­рать обо­ро­ты. Пре­зи­дент России Вла­ди­мир Пу­тин уже как-то об­мол­вил­ся, что тот, кто ста­нет ли­де­ром в об­ла­сти ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, бу­дет вла­сте­ли­ном ми­ра. Маск сра­зу от­ре­а­ги­ро­вал на его сло­ва пред­ска­за­ни­ем, что кон­ку­рен­ция меж­ду стра­на­ми в об­ла­сти ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та мо­жет стать при­чи­ной Тре­тьей ми­ро­вой вой­ны.

Ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект бу­дет со­зда­вать бес­пре­це­дент­ные воз­мож­но­сти для эко­но­ми­че­ско­го и во­ен­но­го до­ми­ни­ро­ва­ния. Это в бук­валь­ном смыс­ле ядер­ное ору­жие XXI ве­ка. Лег­ко пред­ста­вить си­ту­а­цию, ко­гда есте­ствен­но­го ин­тел­лек­та по­ли­ти­ков и биз­не­сме­нов хва­та­ет лишь на то, что­бы по­бря­цать ис­кус­ствен­ным ин­тел­лек­том и пу­стить его в ход в ка­че­стве ору­жия. Уже это­го бу­дет до­ста­точ­но, что­бы на­не­сти че­ло­ве­че­ству неслы­хан­ный ущерб.

В на­ча­ле ХХ ве­ка мир, как и сей­час, пе­ре­жи­вал бес­пре­це­дент­ный тех­но­ло­ги­че­ский бум. Это не по­ме­ша­ло ему со­скольз­нуть в Первую ми­ро­вую вой­ну. Воз­мож­но, спро­во­ци­ро­ван­ную ис­кус­ствен­ным ин­тел­лек­том Тре­тью ми­ро­вую трудно се­бе пред­ста­вить. А вот пре­ступ­ле­ние или вос­ста­ние, на ко­то­рые че­ло­ве­ка бу­дут под­стре­кать с по­мо­щью ма­шин, — лег­ко.

Оче­вид­но од­но: тех­но­ло­гии бу­дут уби­рать од­ни ра­бо­чие ме­ста, но со­зда­вать другие. Лю­ди бу­дут тре­бо­вать от го­су­дарств ре­шать про­бле­мы их про­фес­си­о­наль­ной кон­вер­сии. Этот фак­тор бу­дет под­пи­ты­вать другие со­ци­аль­ные оби­ды на «эли­ты», ко­то­рые ока­жут­ся во всем ви­но­ва­ты.

Пер­вая вол­на недав­них по­ли­ти­че­ских из­ме­не­ний в Ев­ро­пе бы­ла вы­зва­на про­бле­ма­ми ми­гра­ции. Вто­рая бу­дет бо­лее социальной и, на­ко­нец, све­дет­ся к про­бле­ме де­нег и со­ци­аль­ных га­ран­тий. Ока­жет­ся, что и в бо­га­тых стра­нах есть бед­ные, и их до­ста­точ­но, что­бы ор­га­ни­зо­вать дав­ле­ние на власть.

«Жел­тые жи­ле­ты» во Фран­ции и Бель­гии — пред­вест­ни­ки этих из­ме­не­ний. И тут пробле­ма жертв взрыв­ных тех­но­ло­гий, тре­бу­ю­щих ком­пен­са­ции, за­свер­ка­ет во­всю. Со­ци­аль­ное на­пря­же­ние и внут­рен­ние пре­об­ра­зо­ва­ния бу­дут вли­ять на внеш­нюю по­ли­ти­ку го­су­дарств.

Уже в 2019 го­ду тер­мин «по­пу­лист» вполне мо­жет вы­пасть из спис­ка ру­га­тель­ных слов. Оби­жен­ный граж­да­нин до­ждет­ся мо­мен­та сво­е­го пре­вра­ще­ния в из­би­ра­те­ля и при­ве­дет к вла­сти тех, кто бу­дет пред­ла­гать про­стые от­ве­ты на слож­ные во­про­сы. А сделать «пра­виль­ный» вы­бор ему обя­за­тель­но по­мо­гут.

Ма­ни­пу­ля­ции

«Че­ло­век — это сен­ти­мен­таль­ная, но про­грам­ми­ру­е­мая ма­ши­на», — эти сло­ва при­пи­сы­ва­ют ге­нию ре­во­лю­ции и про­па­ган­ды Ль­ву Троц­ко­му. Идея в том, что че­ло­ве­ка мож­но лег­ко на­фар­ши­ро­вать нуж­ной ин­фор­ма­ци­ей и на­стро­ить на те или иные дей­ствия, но он яв­ля­ет­ся су­ще­ством эмо­ци­о­наль­ным, и эмо­ция, ко­то­рая вый­дет из-под кон­тро­ля про­грам­ми­ста, спо­соб­на об­ну­лить на­строй­ки.

Мы жи­вем в ми­ре, где воз­мож­но­сти ма­ни­пу­ли­ро­вать убеж­де­ни­я­ми, эмо­ци­я­ми и вы­бо­ром че­ло­ве­ка до­стиг­ли сво­ей вер­ши­ны. Но это не пре­дел, и про­дол­же­ние сле­ду­ет. Ни­че­го но­во­го в ма­ни­пу­ля­ци­ях нет. Они бы­ли все­гда. Од­на­ко сей­час ма­ни­пу­ля­ции ста­ли чет­ко ад­рес­ны­ми (до­сту­чать­ся мож­но бук­валь­но к каж­до­му) и транс­гра­нич­ны­ми (до­сту­чать­ся мож­но где угод­но в ми­ре). На сме­ну мас­со­вым ком­му­ни­ка­ци­ям при­шли мас­со­вые пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ные ком­му­ни­ка­ции.

Мы уже ви­дим, что ал­го­рит­мы та­ких плат­форм, как Gooole, Facebook, Youtube поз­во­ля­ют вли­ять на суж­де­ния лю­дей в неве­ро­ят­ных мас­шта­бах. Бо­ты кор­рек­ти­ру­ют реальность или фор­ми­ру­ют аль­тер­на­тив­ные ре­аль­но­сти в Ин­тер­не­те. Сверхвоз­мож­но­сти ал­го­рит­мов от­кры­ва­ют но­вые го­ри­зон­ты для мас­шта­би­ро­ва­ния ин­стру­мен­тов воз­дей­ствия на че­ло­ве­ка.

Ста­ло лег­ко из­ме­нять пред­став­ле­ние че­ло­ве­ка о том, что пра­виль­но, а что нет, что прав­да, а что фейк, что ре­аль­но, а что вы­мыш­ле­но, что доб­ро, а что зло. Дез­ори­ен­та­ция че­ло­ве­ка и его ра­ди­ка­ли­за­ция ин­стру­мен­та­ми ком­му­ни­ка­ции рас­ша­ты­ва­ют де­мо­кра­тию и уси­ли­ва­ют ин­фор­ми­ро­ван­ный ав­то­ри­та­ризм.

Эти из­ме­не­ния бу­дут рас­ка­чи­вать об­ще­ства. Вме­ша­тель­ство в ино­стран­ные вы­бо­ры че­рез соц­се­ти, ком­му­ни­ка­тив­ные и ки­бе­р­ата­ки на си­сте­мы — яр­кий при­мер то­го, что по­вли­я­ет на раз­ви­тие ми­ра.

Вы­бо­ры в Ев­ро­пар­ла­мент в 2019 го­да, по­сле ко­то­рых из­ме­нит­ся и со­став Ев­ро­пей­ской ко­мис­сии, а так­же де­сят­ки раз­лич­ных из­би­ра­тель­ных про­цес­сов в стра­нах — чле­нах ЕС, бу­дут иметь опре­де­ля­ю­щее зна­че­ние для даль­ней­шей ди­на­ми­ки Ев­ро­со­ю­за. Вы­бо­ры в Укра­ине, как на­де­ют­ся в России, бу­дут иметь та­кое же зна­че­ние для на­шей способности со­про­тив­лять­ся рос­сий­ской агрес­сии и про­дол­жать дви­же­ние на За­пад. В обо­их из­би­ра­тель­ных про­цес­сах ком­му­ни­ка­тив­ные ма­ни­пу­ля­ции из­би­ра­те­ля­ми ста­нут од­ни­ми из опре­де­ля­ю­щих фак­то­ров.

Не зря имен­но на­ка­нуне вы­бо­ров Ев­ро­со­юз все-та­ки со­зрел для при­ня­тия Пла­на дей­ствий по борь­бе с дез­ин­фор­ма­ци­ей. Опыт Укра­и­ны, ата­ко­ван­ной рос­сий­ской дез­ин­фор­ма­ци­ей, по­бу­дил ЕС сделать пер­вые неуве­рен­ные ша­ги в этой сфе­ре. Пер­спек­ти­вы быть и са­мим ата­ко­ван­ны­ми Рос­си­ей в ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве рез­ко уско­ри­ли осо­зна­ние ре­аль­но­сти стра­на­ми Ев­ро­со­ю­за и ев­ро­чи­нов­ни­ка­ми.

Воз­мож­но­сти про­грам­ми­ро­ва­ния лю­дей на­столь­ко впе­чат­ля­ют, что по­рой бу­дет ка­зать­ся: по­след­ней на­деж­дой на по­бе­ду здра­во­го смыс­ла бу­дет та же сен­ти­мен­таль­ность че­ло­ве­ка. Од­на­ко на­сто­я­щий за­щит­ный па­роль в дру­гом — в си­стем­ной ра­бо­те го­су­дарств, ком­па­ний, ис­сле­до­ва­те­лей, об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций и са­мих граж­дан над суже­ни­ем про­стран­ства для ма­ни­пу­ля­ций. Лег­че ска­зать, чем сделать, но де­лать нуж­но.

Мир все боль­ше на­по­ми­на­ет Ин­тер­нет — без­гра­нич­ный ха­ос сай­тов и про­то­ко­лов, который несколько клю­че­вых иг­ро­ков от биз­не­са и го­су­дар­ства пы­та­ют­ся струк­ту­ри­ро­вать в соб­ствен­ных ин­те­ре­сах, что­бы га­ран­ти­ро­вать свою без­опас­ность по от­но­ше­нию к дру­гим и ска­чать из ха­о­са мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство де­нег для укреп­ле­ния се­бя.

Ста­рый мир ухо­дит в небы­тие. Но­вый идет ему на сме­ну. Мы го­раз­до бли­же, чем нам мо­жет ка­зать­ся, к ло­ги­ке со­бы­тий, ко­то­рая при­ве­ла к Вен­ско­му кон­грес­су. Мо­мент пе­ре­хо­да от од­ной си­сте­мы к дру­гой, который че­ло­ве­че­ство в оче­ред­ной раз пе­ре­жи­ва­ет, не бу­дет мяг­ким. Пе­ре­ход безум­но по­вы­ша­ет рис­ки, но и со­зда­ет огром­ные воз­мож­но­сти.

Жи­вя пря­мо внут­ри это­го ве­ли­че­ствен­но­го дви­га­те­ля ис­то­рии, глав­ное — ми­ни­ми­зи­ро­вать рис­ки, вос­поль­зо­вать­ся воз­мож­но­стя­ми и вы­жить с наи­мень­ши­ми по­те­ря­ми для се­бя. Это вполне воз­мож­но. Но для это­го нуж­но чет­ко осо­зна­вать реальность и ак­тив­но ра­бо­тать не толь­ко го­ло­вой, но и лок­тя­ми.

*Взгля­ды, вы­ска­зан­ные в ста­тье, при­над­леaeат ав­то­ру и не обя­за­тель­но со­от­вет­ству­ют по­зи­ции Ми­ни­стер­ства ино­стран­ных дел Укра­и­ны.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.