Вам по вку­су са­лат оли­вье?

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Та­тья­на ОРЛОВА Depositphotos

«Праздник при­бли­жа­ет­ся, праздник при­бли­жа­ет­ся…»

СМИ уже про­ин­фор­ми­ро­ва­ли, что са­лат «оли­вье» в этом го­ду обой­дет­ся укра­ин­цам по­чти на 30 про­цен­тов до­ро­же, чем в про­шлом. Ес­ли в про­шлом го­ду, что­бы при­го­то­вить три ки­ло­грам­ма оли­вье, нуж­но было по­тра­тить 130 гри­вен, то сей­час це­на воз­рос­ла до 166. Рань­ше по об­раз­цу «Ин­дек­са биг­ма­ка» бы­то­вал «Ин­декс бор­ща». Те­перь же по­явил­ся «Ин­декс оли­вье»?

Об­ще­ствен­ные про­цес­сы от­ра­жа­ют­ся в по­все­днев­ной прак­ти­ке лю­дей. В част­но­сти и пи­та­ние несет в се­бе со­ци­аль­но зна­чи­мую ин­фор­ма­цию. Этот про­цесс со­дер­жит глу­бо­кий куль­тур­ный, со­ци­аль­ный, эко­но­ми­че­ский и да­же по­ли­ти­че­ский кон­тек­сты. Как от­ме­ча­ет Р.барт в сво­ей ра­бо­те «К пси­хо­со­цио­ло­гии со­вре­мен­но­го по­треб­ле­ния еды», «Еда — это си­сте­ма ком­му­ни­ка­ции, где еди­ни­цей яв­ля­ют­ся не са­ми про­дук­ты, а смысл и свой­ства, им при­да­ва­е­мые».

Сре­ди эт­но­гра­фов есть та­кое мнение, что имен­но с изу­че­ния кух­ни сле­ду­ет на­чи­нать ис­сле­до­ва­ние то­го или ино­го эт­но­са. Прак­ти­ка пи­та­ния спо­соб­ству­ет фор­ми­ро­ва­нию иден­тич­но­стей, со­хра­ня­ю­щих устой­чи­вость на про­тя­же­нии дли­тель­но­го вре­ме­ни. С од­ной сто­ро­ны, они от­ра­жа­ют ис­то­ри­че­ски сфор­ми­ро­вав­ши­е­ся со­ци­аль­но-куль­тур­ные вку­сы, опре­де­ля­е­мые до­ступ­ны­ми спо­со­ба­ми адап­та­ции к со­ци­аль­ным усло­ви­ям бы­тия, в том чис­ле ма­те­ри­аль­ны­ми воз­мож­но­стя­ми, родом де­я­тель­но­сти и уров­нем куль­ту­ры. С дру­гой — прак­ти­ка пи­та­ния ста­но­вит­ся зна­ка­ми, ко­то­рые ин­тер­пре­ти­ру­ют­ся в кон­тек­сте кон­крет­ных куль­тур как сим­во­ли­че­ские мар­ке­ры раз­ных со­ци­аль­ных по­зи­ций.

Пи­та­ние вы­сту­па­ет ин­сти­ту­том со­ци­а­ли­за­ции и ме­ха­низ­мом со­ци­аль­но­го (а не толь­ко фи­зи­че­ско­го) вос­про­из­ве­де­ния груп­пы. В этих про­цес­сах со­ци­аль­ная груп­па вос­со­зда­ет един­ство и иден­тич­ность сво­их чле­нов, но вме­сте с тем и диф­фе­рен­ци­ру­ет их от дру­гих групп. Про­из­вод­ство пи­ще­вых про­дук­тов, свя­зан­ная с этим эко­но­ми­ка, тех­но­ло­гия при­го­тов­ле­ния еды, обы­чаи ее по­треб­ле­ния и т.п. впле­те­ны в че­ло­ве­че­ские от­но­ше­ния, со­ци­аль­но обу­слов­ле­ны и вы­сту­па­ют как струк­ту­ры бы­та че­ло­ве­че­ско­го ми­ра. Та­кую мысль в свое вре­мя вы­ска­зал из­вест­ный фран­цуз­ский ис­то­рик Ф.бро­дель.

Та­ким об­ра­зом, как же вли­я­ет оли­вье на по­ря­док жиз­ни в про­шлом и сей­час? Са­лат на­зы­ва­ют «рус­ским» и ува­жа­ют как куль­тур­ное на­сле­дие вме­сте с Чай­ков­ским, ба­ле­том и Ль­вом Тол­стым. Ви­ки­пе­дия да­ет та­кое опре­де­ле­ние: «Оли­вье — по­пу­ляр­ный в стра­нах быв­ше­го СССР са­лат, од­но из тра­ди­ци­он­ных но­во­год­них блюд жи­те­лей пост­со­вет­ско­го про­стран­ства».

По­про­бу­ем де­ко­ди­ро­вать шифр, за­ло­жен­ный в этом ку­ша­нье, ко­то­рое про­дол­жа­ет дей­ство­вать как свое­об­раз­ная со­ци­аль­но­куль­тур­ная мат­ри­ца на пост­со­вет­ском про­стран­стве, в част­но­сти в Укра­ине, в чем есть неко­то­рый по­ли­ти­че­ский смысл. Ес­ли по­смот­реть глуб­же, то за про­стым за­яв­ле­ни­ем «Мне по вку­су са­лат оли­вье» скры­ва­ет­ся по­зи­ция ин­ди­ви­да, отож­деств­ле­ние се­бя с це­лост­ной социальной, тер­ри­то­ри­аль­ной, вре­мен­ной си­сте­мой. Ко­неч­но, обыч­ный лю­би­тель это­го блю­да вряд ли за­ду­мы­ва­ет­ся над та­ки­ми ве­ща­ми. А мо­жет, сле­ду­ет? Ведь изу­че­ние и осо­зна­ние про­шло­го поз­во­ля­ет опре­де­лять тра­ек­то­рии раз­ви­тия на бу­ду­щее.

Нач­нем с фак­тов. Ис­то­рия са­ла­та на­ча­лась в 1860 г., ко­гда в Моск­ву из фран­цуз­ско­го го­ро­да Ди­жон при­е­хал мо­ло­дой по­вар Лю­сьен Оли­вье. Судь­ба све­ла его с мест­ным куп­цом Яко­вом Пе­го­вым, который взял фран­цу­за на работу в свой трак­тир «Эр­ми­таж». К то­му вре­ме­ни ев­ро­пей­ская, а имен­но фран­цуз­ская кух­ня при­об­ре­та­ла все боль­шую по­пу­ляр­ность. Рос­сия ста­ра­лась мо­дер­ни­зи­ро­вать­ся на ев­ро­пей­ский лад. В 1855 г. на­ча­лось цар­ство­ва­ние Алек­сандра ІІ, с ре­фор­ма­ми, ко­то­рые долж­ны бы­ли это­му со­дей­ство­вать. Од­на­ко оче­ред­ной этап мо­дер­ни­за­ции за­кон­чил­ся неудач­но. Про­яви­лась од­на из ве­ду­щих черт рос­сий­ской ци­ви­ли­за­ции — стрем­ле­ние к упро­ще­нию. Ре­фор­мы же услож­ня­ли по­ря­док жиз­ни, к ко­то­ро­му об­ще­ство при­вык­ло. Так же слу­чи­лось и с са­ла­том, на­зван­ным в честь фран­цуз­ско­го ку­ли­на­ра. Со­глас­но ле­ген­де, од­на­жды он по­про­бо­вал уди­вить ком­па­нию куп­цов, при­го­то­вив изыс­кан­ное блю­до «Май­о­нез из ди­чи». Его ре­цепт да­же уве­ко­ве­чи­ли в сти­хах: «Люб­лю те­бя, са­лат фран­цуз­ский На май­о­не­зе «про­ван­саль», Ни сои для те­бя ка­буль­ской, Ни бан­ки пи­ку­лей не жаль. Пол­фун­та све­же­го са­ла­та, Штук два­дцать пять от­вар­ных ра­ков, Двух ряб­чи­ков, язык тель­ца. Плюс пять яиц, ик­ры па­юс­ной, Ка­пер­сов горь­ких вс¸ же вкус­ных И два-три све­жих огур­ца».

Хо­тя в раз­ных ис­точ­ни­ках со­став­ные ча­сти ва­рьи­ру­ют­ся, тем не ме­нее вклю­ча­ют та­кие изыс­кан­ные ин­гре­ди­ен­ты, как ра­ко­вые шей­ки, ка­пер­сы или соя ка­буль­ская (на ос­но­ве со­е­во­го со­уса, с до­бав­ле­ни­ем чер­но­сли­ва, изю­ма, пе­чен­ки, аро­мат­но­го пер­ца, гвоз­ди­ки, ко­ри­цы и ви­на). То есть со­дер­жи­мое все­го ку­ша­нья было очень слож­ным. Так же слож­ной, на фран­цуз­ский ма­нер, бы­ла и по­да­ча. Но по­се­ти­те­ли «Эр­ми­та­жа» на это не об­ра­ти­ли вни­ма­ния и про­сто пе­ре­ме­ша­ли все, то есть упро­сти­ли. Ку­ли­нар рас­стро­ил­ся, но как он уди­вил­ся, ко­гда на сле­ду­ю­щий день куп­цы сно­ва по­се­ти­ли трак­тир с тре­бо­ва­ни­ем по­вто­рить. Сла­ва «фран­цуз­ско­го са­ла­та» рас­про­стра­ни­лась по Москве и за ее пре­де­ла­ми. Поз­же он стал из­ве­стен в ми­ре под на­зва­ни­ем «рус­ский».

С тех пор про­шло мно­го вре­ме­ни. Ре­цеп­ту­ра про­дол­жа­ла ме­нять­ся вме­сте с усло­ви­я­ми жиз­ни и до­шла до ны­неш­не­го упро­щен­но­го ва­ри­ан­та: ва­ре­ная кол­ба­са, ку­ри­ные яйца, зе­ле­ный го­ро­шек, со­ле­ные огур­цы, мор­ковь, кар­то­фель, лук, и глав­ное — май­о­нез. В та­ком ви­де са­лат оли­вье воз­ро­дил­ся в 1950-е го­ды в СССР и стал глав­ным любимым блю­дом на два важ­ней­ших то­гда празд­ни­ка: 7 но­яб­ря — го­дов­щи­ну Ве­ли­кой Ок­тябрь­ской со­ци­а­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции, и Но­вый год. Так­же об­ра­тим вни­ма­ние на то, что са­лат оли­вье стал од­ной из со­став­ных ча­стей га­би­ту­са.

Что та­кое га­би­тус? Это — си­сте­ма по­сто­ян­ных и пе­ре­нос­ных дис­по­зи­ций, прин­ци­пы, ко­то­рые по­рож­да­ют и ор­га­ни­зу­ют прак­ти­ки и пред­став­ле­ния. Га­би­тус по­рож­да­ет­ся сре­дой, усло­ви­я­ми су­ще­ство­ва­ния, их ин­те­ри­о­ри­за­ци­ей (фор­ми­ро­ва­ни­ем внут­рен­них струк­тур че­ло­ве­че­ской пси­хи­ки че­рез усво­е­ние внеш­ней социальной дей­стви­тель­но­сти, усво­е­ни­ем жиз­нен­но­го опы­та, ста­нов­ле­ни­ем пси­хи­че­ских функ­ций и раз­ви­ти­ем в це­лом) ин­ди­ви­дом. Важ­но ука­зать, что га­би­тус обес­пе­чи­ва­ет вос­про­из­ве­де­ние со­ци­аль­ных ин­сти­ту­тов: струк­ту­ра ин­сти­ту­та впи­сы­ва­ет­ся во внут­рен­нюю струк­ту­ру ин­ди­ви­да и за­тем вос­со­зда­ет­ся в по­сле­ду­ю­щей его прак­ти­ке (здесь — в прак­ти­ке пи­та­ния). Вме­сте с тем га­би­тус впи­сы­ва­ет ин­ди­ви­да в со­от­вет­ству­ю­щие со­ци­аль­ные струк­ту­ры, ге­не­ри­руя прак­ти­ку и пред­став­ле­ния та­ким об­ра­зом, что они ока­зы­ва­ют­ся объ­ек­тив­но адап­ти­ро­ван­ны­ми к со­ци­аль­ным от­но­ше­ни­ям, про­дук­том ко­то­рых и яв­ля­ют­ся. И еще: прак­ти­ка чле­нов груп­пы с са­мо­го на­ча­ла ко­ор­ди­ни­ро­ва­ны сход­ством га­би­ту­са, вы­сту­па­ю­ще­го ос­но­вой спон­тан­ной со­ли­дар­но­сти.

Пе­ред празд­но­ва­ни­ем Но­во­го го­да обыч­но го­то­вят «та­зик оли­вье», то есть мно­го са­ла­та. Так, что­бы и на сле­ду­ю­щий день хва­ти­ло. Посколь­ку счи­та­ет­ся: как Но­вый год встре­тишь, так его и про­ве­дешь. Га­би­тус по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства на­се­ле­ния СССР фор­ми­ро­вал­ся в усло­ви­ях из­веч­но­го про­до­воль­ствен­но­го де­фи­ци­та, а ино­гда и го­ло­да. Имен­но ко­ли­че­ство еды и ее сыт­ность вос­при­ни­ма­лись как глав­ный при­знак бла­го­со­сто­я­ния. Эта «на­сле­дие» про­дол­жа­ет вли­ять на прак­ти­ку пи­та­ния тех, кто ро­дил­ся по­сле 1991 г. (дет­ские вос­по­ми­на­ния о блю­дах, при­го­тов­лен­ных ба­буш­ка­ми и ма­ма­ми). Са­лат оли­вье оста­ет­ся «куль­то­вым блю­дом», без ко­то­ро­го очень слож­но пред­ста­вить се­бе новогодний стол. Мож­но ска­зать, что это не про­сто са­лат, а сим­вол. Сим­вол рос­сий­ской ци­ви­ли­за­ции, со­вет­щи­ны, с очень важ­ны­ми со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ски­ми и куль­тур­ны­ми смыс­ла­ми.

П.бур­дье от­ме­чал, что вкус — это прак­ти­че­ский опе­ра­тор пре­вра­ще­ния ве­щей или пи­ще­вых про­дук­тов в ха­рак­тер­ные зна­ки. Как мож­но де­шиф­ро­вать то, что обо­зна­чал вкус оли­вье, — блю­да, без ко­то­ро­го со­вет­ские лю­ди не пред­став­ля­ли се­бе на­сто­я­ще­го празд­ни­ка?

Со­вет­ская власть все­гда стре­ми­лась со­здать со­ци­аль­но од­но­род­ное об­ще­ство. Она дей­ство­ва­ла как свое­об­раз­ная со­ци­аль­ная бе­то­но­ме­шал­ка, из ко­то­рой дол­жен был вы­хо­дить еди­ный со­вет­ский на­род — ее непо­ко­ле­би­мая ос­но­ва.

На­ли­чие оли­вье на празд­нич­ном сто­ле не толь­ко де­мон­стри­ро­ва­ло со­ци­аль­ное един­ство, при­над­леж­ность каж­до­го к «ве­ли­ко­му на­ро­ду» («у нас как у всех»), но и со­ци­аль­ную ста­биль­ность, а так­же рост бла­го­со­сто­я­ния и ожи­да­ние улуч­ше­ния в бу­ду­щем. Не­да­ром это было цен­траль­ное блю­до но­во­год­не­го сто­ла. А Но­вый год — это ожи­да­ние луч­ше­го, ко­гда же­ла­ют осу­ществ­ле­ния меч­та­ний и вся­че­ско­го бла­го­по­лу­чия.

В со­вет­ские вре­ме­на успеш­ность, в част­но­сти, опре­де­ля­лась воз­мож­но­стью до­стать де­фи­цит­ные товары — май­о­нез, кол­ба­су, кон­сер­ви­ро­ван­ный зе­ле­ный го­ро­шек, а ино­гда и яйца. Де­фи­цит в СССР — от­дель­ная те­ма. Ес­ли сжа­то, он был необ­хо­ди­мо­стью, скре­пой об­ще­ства. По­сто­ян­ный недо­ста­ток са­мо­го необ­хо­ди­мо­го, пре­жде все­го про­дук­тов, был след­стви­ем не толь­ко раз­ру­хи, вы­зван­ной ре­во­лю­ци­я­ми и вой­на­ми, но и го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки. С од­ной сто­ро­ны, она не да­ва­ла нор­маль­но раз­ви­вать­ся эко­но­ми­ке, а с дру­гой — укреп­ля­ла свои ос­но­ва­ния, кон­цен­три­руя в ру­ках пар­тии-го­су­дар­ства рас­пре­де­ле­ние ма­те­ри­аль­ных благ. Тот, кто имел до­ступ к де­фи­ци­ту, счи­тал­ся бо­лее успеш­ным, чем тот, ко­му это не уда­ва­лось. То есть са­лат оли­вье с де­фи­цит­ны­ми ин­гре­ди­ен­та­ми дол­жен был сви­де­тель­ство­вать об успеш­но­сти в при­об­ре­те­нии то­го, что не каж­до­му до­ступ­но.

Спра­вед­ли­вой пред­став­ля­ет­ся мнение рос­сий­ской ис­сле­до­ва­тель­ни­цы Н.за­ру­би­ной: «Ха­рак­тер транс­фор­ма­ции прак­ти­ки пи­та­ния в со­вет­ском об­ще­стве опре­де­лял­ся тем, что не толь­ко по­ли­ти­че­ская, но и сим­во­ли­че­ская власть, то есть воз­мож­ность на­вя­зы­вать дру­гим свою кар­ти­ну ми­ра, как раз преду­смат­ри­ва­ли цен­ность на­сы­ще­ния за от­каз от лиш­них ку­ли­нар­ных, ри­ту­аль­ных и эти­кет­ных ослож­не­ний». На­се­ле­ние в Со­вет­ском Со­ю­зе по­сто­ян­но идео­ло­ги­че­ски об­ра­ба­ты­ва­ли на раз­ных уров­нях. В част­но­сти, ма­ни­пу­ли­ро­ва­ние со­зна­ни­ем осу­ществ­ля­лось на уровне по­все­днев­ной прак­ти­ки. Это про­дол­жа­ет­ся и в ны­неш­ней Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Лю­ди под­да­ют­ся неза­мет­но, пред­пи­са­ния со­блю­да­ют ав­то­ма­ти­че­ски, не при­да­вая это­му зна­че­ния. Кон­троль со сто­ро­ны вла­сти транс­фор­ми­ру­ет­ся в са­мо­кон­троль и са­мо­дис­ци­пли­ну.

Са­лат оли­вье яв­ля­ет­ся де­та­лью со­вет­ско­го бы­та, при­ме­той со­вет­ской мен­таль­но­сти. Это та­кой свое­об­раз­ный мар­кер, который ме­тит тер­ри­то­рию со­вет­ско­го вли­я­ния. В част­но­сти, в со­вре­мен­ной Укра­ине. Так, в на­ча­ле 2018 г. пи­са­тель­ни­ца, бло­гер, юрист О.сте­по­вая, на­пи­са­ла, что в гет­то «но­во­рос­сов» лич­ная мис­ка оли­вье на сто­ле — это лич­ное под­твер­жден­ное бла­го­со­сто­я­ния. Кро­ме са­ла­та, к по­доб­ным мар­ке­рам мож­но от­не­сти па­мят­ни­ки Ле­ни­ну и дру­гим боль­ше­вист­ским во­ждям, в Укра­ине боль­шей ча­стью сне­сен­ные.

«Со­вет­ское на­сле­дие куль­тур­но обособ­ля­ет нас от За­па­да и Во­сто­ка, да­ет ос­но­ва­ние ве­сти речь да­же о на­ли­чии от­дель­ной ци­ви­ли­за­ции, неваж­но, как ее на­зы­ва­ют — со­вет­ской, пост­со­вет­ской или евразий­ской. Од­ним сло­вом, на­шей ци­ви­ли­за­ции, — пи­шет рос­сий­ский ав­тор К.озим­ко в ма­те­ри­а­ле с вы­ра­зи­тель­ным на­зва­ни­ем «По­че­му со­вет­ские куль­тур­ные ко­ды яв­ля­ют­ся ос­но­вой про­ек­та ЕАЭС». Со­вет­ские куль­тур­ные ко­ды, по су­ти, яв­ля­ют­ся опло­том на­ше­го евразий­ско­го про­ек­та: во мно­гом бла­го­да­ря им идеи но­вых ин­те­гра­ций на пост­со­вет­ском про­стран­стве на­хо­дят под­держ­ку сре­ди на­се­ле­ния... Ско­ро Но­вый год, и я го­тов за­клю­чить па­ри, что на ва­ших сто­лах не обой­дет­ся без шам­пан­ско­го («Со­вет­ско­го», к сло­ву), ман­да­ри­нов и са­ла­та оли­вье. Дело в том, что при­ве­ден­ные при­ме­ры, ко­то­рые объ­еди­ня­ют граж­дан стран Евразий­ско­го союза, за­став­ля­ют нас чув­ство­вать един­ство и тес­ную вза­и­мо­связь меж­ду со­бой... Ес­ли же го­во­рить о по­ли­ти­ке, то глу­бин­ные куль­тур­ные ко­ды иг­ра­ют на­мно­го бо­лее важ­ную роль, чем мо­жет по­ка­зать­ся».

Пе­ред Новым годом СМИ в Укра­ине вы­яс­ня­ют, как из­ме­нил­ся «Ин­декс оли­вье» за год и как это отоб­ра­жа­ет эко­но­ми­че­ское со­сто­я­ние ря­до­вых укра­ин­цев. По­доб­ные ин­дек­сы в неко­то­рой сте­пе­ни слу­жат по­ка­за­те­ля­ми эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции в стране, в част­но­сти ак­тив­но­сти по­треб­ле­ния. По­тре­би­тель­ская ак­тив­ность яв­ля­ет­ся по­ка­за­те­лем бла­го­со­сто­я­ния об­ще­ства. При­чем ча­сто про­яв­ля­ет­ся од­на из черт укра­ин­ско­го на­ци­о­наль­но­го ха­рак­те­ра: стрем­ле­ние не быть, а ка­зать­ся. Так, по­ка­за­тель­ны фра­зы, ко­то­рые мож­но услы­шать от по­се­ти­те­лей (ча­ще все­го по­се­ти­тель­ниц, посколь­ку жен­щи­ны боль­ше склон­ны вслух жа­ло­вать­ся) воз­ле касс су­пер­мар­ке­тов: «Та­кое все до­ро­гое! А что по­де­ла­ешь? Не хо­чет­ся опо­зо­рить­ся».

Од­но из объ­яс­не­ний та­ко­го по­ло­же­ния: в на­шем об­ще­стве оста­ет­ся нема­ло черт об­ще­ства ар­ха­и­че­ско­го, в ко­то­ром ко­ли­че­ство по­гло­ща­е­мой еды и ее ас­сор­ти­мент на сто­ле сим­во­ли­зи­ру­ют вы­со­кое со­ци­аль­ное по­ло­же­ние (сколь­ко по­том вы­бра­сы­ва­ет­ся в му­сор, то есть сколь­ко добра про­па­да­ет, — от­дель­ный во­прос). Сей­час боль­шин­ство на­ших со­граж­дан на са­мом де­ле бед­ны. А бед­ность под­дер­жи­ва­ет тра­ди­ци­он­ный га­би­тус, о ко­то­ром речь шла вы­ше. Вме­сте с тем пе­ред празд­ни­ка­ми на те­ле­ви­де­нии бу­дет мно­го сю­же­тов о тол­пах в укра­ин­ских ма­га­зи­нах. Со­цио­ло­ги бу­дут про­во­дить опро­сы, сколь­ко ты­сяч пла­ни­ру­ет по­тра­тить тот или иной ре­спон­дент на но­во­год­ние празд­ни­ки. Скры­тый смысл — со­здать у об­ще­ствен­но­сти впе­чат­ле­ние, что жизнь в Укра­ине на­ла­жи­ва­ет­ся. Но на ка­ме­ру че­ло­век мо­жет ска­зать за­вы­шен­ные циф­ры (зна­ко­мые же мо­гут уви­деть). Так­же есть нема­ло лю­дей, ко­то­рые лю­бят хо­дить по ма­га­зи­нам, при­ме­рять одеж­ду или рас­смат­ри­вать ве­щи, а в ре­аль­но­сти не со­би­ра­ют­ся их по­ку­пать. В неко­то­рых се­мьях уже по­яви­лась при­выч­ка по суб­бо­там или вос­кре­се­ньям от­прав­лять­ся на це­лый день блуж­дать по тор­го­во-раз­вле­ка­тель­ным цен­трам с бу­тыл­кой ко­ка-ко­лы.

Сфор­ми­ро­ван­ные в ми­нув­шие вре­ме­на га­би­ту­сы про­дол­жа­ют в на­шем об­ще­стве со­хра­нять инер­цию жиз­нен­ных сти­лей. У ино­стран­цев да­же воз­ник­ло та­кое по­ня­тие, как «укра­ин­ский ян­варь», или «боль­ной ме­сяц». Они зна­ют, что в это вре­мя ни­ка­кой се­рьез­ной ра­бо­ты не бу­дет, посколь­ку все пьют­гу­ля­ют или стра­да­ют от по­хме­лья. Оте­че­ствен­ная эко­но­ми­ка, ко­то­рую нель­зя на­звать здо­ро­вой, нема­ло те­ря­ет из-за боль­шо­го ко­ли­че­ства нера­бо­чих дней и нетру­до­спо­соб­но­сти зна­чи­тель­ной мас­сы на­се­ле­ния. Вра­чи кон­ста­ти­ру­ют неод­но­крат­ное уве­ли­че­ние об­ра­ще­ний за мед­по­мо­щью. При­чи­ной яв­ля­ют­ся чрез­мер­ное упо­треб­ле­ние ал­ко­го­ля и нездо­ро­вой пи­щи. К та­кой от­но­сят и са­лат оли­вье. Да­ют­ся рецепты, как умень­шить его вред­ность. О том, что прак­ти­ка пи­та­ния в со­вре­мен­ной Укра­ине нездо­ро­ва, сви­де­тель­ству­ет мно­же­ство ре­кла­мы ле­карств во­об­ще и предот­вра­ща­ю­щих рас­строй­ство пи­ще­ва­ре­ния в част­но­сти. На­при­мер: «Я до сто­лу тіль­ки сів, і од­ра­зу пе­реїв. — Дор­міл!» Или ре­кла­ма ме­зи­ма, в ко­то­рой глав­ный, весь­ма до­род­ный, пер­со­наж при­зы­ва­ет: «На­учи­мо Єв­ро­пу бен­ке­ту­ва­ти!»

На са­мом вы­со­ком уровне за­яв­ле­но, что Укра­и­на воз­вра­ща­ет­ся к ев­ро­пей­ской ци­ви­ли­за­ции. Так на­до по­ни­мать, ка­ко­вы ее ос­но­вы, в част­но­сти прак­ти­ка пи­та­ния. Раз­ни­ца на­гляд­но по­ка­за­на в той же ре­кла­ме ме­зи­ма. Мо­дель пи­та­ния, свя­зан­ная с эс­те­ти­че­ским иде­а­лом ху­до­бы и обо­га­щен­ная со­об­ра­же­ни­я­ми здо­ро­вья, рас­про­стра­ни­лась в Ев­ро­пе еще в пер­вой по­ло­вине ХХ в. У со­вре­мен­ных ев­ро­пей­цев в куль­тур­ном плане от­но­ше­ние к пи­ще из­ме­ни­ло знак на про­ти­во­по­лож­ный: они бо­ят­ся пе­ре­еда­ния, как их пред­ки бо­я­лись го­ло­да. Та­кое из­ме­не­ние про­яв­ля­ет глу­бин­ные тен­ден­ции раз­ви­тия об­ще­ства. Прак­ти­ка пи­та­ния по­ка­зы­ва­ет на­ли­чие или от­сут­ствие эко­но­ми­че­ско­го и куль­тур­но­го ка­пи­та­ла как у от­дель­ной лич­но­сти, так и у все­го со­об­ще­ства. При ро­сте эко­но­ми­че­ско­го ка­пи­та­ла по­треб­ле­ние дви­га­ет­ся от де­ше­вых про­дук­тов (пред­на­зна­чен­ных для вос­про­из­ве­де­ния ра­бо­чей си­лы) к до­ро­гим и лег­ким (для под­дер­жа­ния жиз­не­де­я­тель­но­сти, боль­шей ча­стью для удо­воль­ствия), от про­стых до изыс­кан­ных, от ком­плек­са «со­ле­ное — жир­ное — тя­же­лое — креп­кое — ту­ше­ное» до «утон­чен­но­го — нежир­но­го — лег­ко­го — де­ли­ка­тес­но­го». Чем вы­ше дви­же­ние по оси эко­но­ми­че­ско­го и куль­тур­но­го ка­пи­та­ла, тем боль­ше це­нит­ся здо­ро­вое пи­та­ние. Ком­мен­та­рии об уровне эко­но­ми­че­ско­го и куль­тур­но­го ка­пи­та­ла со­вре­мен­но­го укра­ин­ства ка­жут­ся из­лиш­ни­ми.

По­нят­но, что прак­ти­ка пи­та­ния, его ос­нов­ные мо­де­ли и ти­пы опре­де­ля­ют­ся об­ще­ством, в ко­то­ром мы жи­вем. В нем весь­ма ощу­ти­мо вли­я­ние рос­сий­ско­го и со­вет­ско­го куль­тур­но-ис­то­ри­че­ских со­об­ществ, тра­ди­ций аг­рар­но-пат­ри­ар­халь­но­го об­ще­ства. Хо­тя с те­че­ни­ем вре­ме­ни до­бав­ля­ют­ся но­ва­ции, свя­зан­ные с дви­же­ни­ем к ев­ро­пей­ско­му со­об­ще­ству и пост­ин­ду­стри­аль­но­му об­ще­ству, где пост­ма­те­ри­аль­ные цен­но­сти име­ют при­о­ри­тет над ма­те­ри­аль­ны­ми. Так­же из­ме­не­ния пред­опре­де­ля­ют­ся сме­ной по­ко­ле­ний. В на­се­ле­нии Укра­и­ны боль­шой удель­ный вес лю­дей пре­клон­но­го воз­рас­та, у ко­то­рых га­би­тус слож­но или невоз­мож­но из­ме­нить. И пер­спек­ти­вы на­шей стра­ны опре­де­ля­ет мо­ло­дежь. Празд­нуя Но­вый год, мо­ло­дые лю­ди стре­мят­ся к новым впе­чат­ле­ни­ям, не си­дят ча­са­ми за сто­лом, на который по­тра­че­на не од­на ты­ся­ча гри­вен, а вы­хо­дят на ули­цы или едут в пу­те­ше­ствие. Да­же в ка­фе и ре­сто­ра­нах от­да­ют пред­по­чте­ние са­ла­там вро­де гре­че­ско­го или «це­за­ря». Оли­вье у кое-ко­го из мо­ло­дых лю­дей ас­со­ци­и­ру­ет­ся с «зомбо­я­щи­ком», который они не смот­рят. Ка­кой-то смысл здесь есть: и пер­вое, и вто­рое вли­я­ет на со­зна­ние. Это хо­ро­шо по­ни­ма­ют рос­сий­ские спе­ци­а­ли­сты. Так, упо­мя­ну­тый вы­ше К.озим­ко пи­шет: «Ну, а са­мое глав­ное, что сле­ду­ет сделать для со­хран­но­сти на­ше­го куль­тур­но­го на­сле­дия, — это осо­знать си­лу вли­я­ния про­дук­тов мас­со­вой куль­ту­ры на ми­ро­воз­зре­ние лю­дей, в част­но­сти на их по­ли­ти­че­ские пре­фе­рен­ции и гео­по­ли­ти­че­скую ори­ен­та­цию. И не за­бы­вать, что об­щие куль­тур­ные ко­ды яв­ля­ют­ся опло­том евразий­ской ин­те­гра­ции».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.