Ко­нец ми­ра оф­шо­ров…

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Да­нил ГЕТМАНЦЕВ,

док­тор юри­ди­че­ских на­ук, про­фес­сор

Ко­гда мне пред­ло­жи­ли под­ве­сти ито­ги 2018 г. и сде­лать про­гно­зы на год гря­ду­щий, у ме­ня не бы­ло со­мне­ний, о чем пи­сать.

О кон­це ми­ра. На­ше­го ми­ра — ми­ра оф­шо­ров, се­рых схем, обе­ре­га­е­мых бан­ков­ской, ком­мер­че­ской, ад­во­кат­ской тай­на­ми, гра­ни­ца­ми стран и непо­во­рот­ли­во­стью об­ме­на ин­фор­ма­ци­ей меж­ду на­ло­го­вы­ми ве­дом­ства­ми. Ми­ра, в ко­то­ром мы мо­жем стро­ить свою уни­каль­ную на­ло­го­вую си­сте­му, осво­бож­дая от на­ло­гов ма­лый и сред­ний биз­нес че­рез ин­стру­мент еди­но­го на­ло­га, а круп­ный — че­рез ме­ха­низ­мы оф­шо­ров. Вот этот ми­лый на­ше­му серд­цу мир, ко­то­рый еще вче­ра ка­зал­ся нам веч­ным, за­кон­чил­ся уже се­год­ня.

О при­хо­де но­во­го ми­ра, мы по­лу­ча­ли мно­го «ра­дио­грамм», со­дер­жа­щих пу­га­ю­щие, од­на­ко бес­ко­неч­но да­ле­кие аб­бре­ви­а­ту­ры GAAR, PPT, SAAR, TAAR, LOB, АТР и, ко­неч­но, BEPS. Од­на­ко, па­мя­туя, что «быст­рая вош­ка на гре­бе­шок по­па­да­ет пер­вой», мы вполне оправ­дан­но не то­ро­пи­лись не толь­ко им­пле­мен­ти­ро­вать в свое за­ко­но­да­тель­ство но­вые на­ло­го­вые ве­я­ния, но и да­же на уровне со­зна­ния не при­ня­ли но­вую ре­аль­ность. В це­лом та­кой под­ход был пра­виль­ным. Ведь вво­дить в свою на­ло­го­вую си­сте­му еще необ­ка­тан­ные ме­ха­низ­мы, мяг­ко го­во­ря, не муд­ро. Муд­рее, изу­чив опыт пи­о­не­ров, вве­сти у се­бя нор­мы, уже до­ра­бо­тан­ные на ошиб­ках дру­гих стран.

Од­на­ко, не умея ни­че­го де­лать на­по­ло­ви­ну, мы и здесь с лег­ко­стью пе­ре­шли грань меж­ду обос­но­ван­ной па­у­зой и пол­ным от­ри­ца­ни­ем но­вой дей­стви­тель­но­сти. Нам по­ка­за­лось, что и здесь, как это бы­ва­ло ра­нее, нам удаст­ся со­блю­сти соб­ствен­ные уз­ко­мер­кан­тиль­ные ин­те­ре­сы, предо­ста­вив ми­ру внешне при­вле­ка­тель­ный фа­сад гром­ких и пу­стых по­ли­ти­че­ских за­яв­ле­ний, при­зы­вов и ло­зун­гов пер­ма­нент­ной укра­ин­ской ре­фор­мы. Но за­пад­ные парт­не­ры, в том, что ка­са­ет­ся де­нег, все­гда ме­нее ро­ман­тич­ны, что не да­ло укра­ин­ской вла­сти воз­мож­ность дер­жать го­ло­ву в пес­ке дол­го. Уже но­вая ко­ман­да Мин­фи­на, при­дя ле­том 2018 г., столк­ну­лась с необ­хо­ди­мо­стью спа­сать и без то­го не без­уко­риз­нен­ную ре­пу­та­цию стра­ны, вы­пол­няя взя­тые на­ми на се­бя еще в на­ча­ле 2017 г. меж­ду­на­род­ные обя­за­тель­ства по им­пле­мен­та­ции пла­на BEPS.

И здесь, к че­сти Мин­фи­на, мы мо­жем кон­ста­ти­ро­вать, что за ре­корд­но ко­рот­кий срок но­вой ко­ман­де уда­лось раз­ра­бо­тать за­ко­но­про­ект, ко­то­рый по сво­е­му ка­че­ству и глу­бине пре­вос­хо­дит все, что бы­ло раз­ра­бо­та­но у нас за весь по­стре­во­лю­ци­он­ный пе­ри­од. И да, за­ко­но­про­ект «О вне­се­нии из­ме­не­ний в НКУ с це­лью им­пле­мен­та­ции пла­на про­ти­во­дей­ствия раз­мы­ва­нию ба­зы на­ло­го­об­ло­же­ния и вы­ве­де­нию при­бы­ли из-под на­ло­го­об­ло­же­ния» — это и есть та окон­ча­тель­ная и бес­по­во­рот­ная «ра­дио­грам­ма», по­сле ко­то­рой мир, наш на­ло­го­вый и фи­нан­со­вый мир уже ни­ко­гда не бу­дет преж­ним.

Итак, что из­ме­нит­ся и по­че­му все на­столь­ко се­рьез­но? За­ко­но­про­ект преду­смат­ри­ва­ет им­пле­мен­та­цию мер сра­зу из 10 ша­гов BEPS не­смот­ря на то, что Укра­и­на обя­за­лась два го­да на­зад вве­сти в свое за­ко­но­да­тель­ство лишь ми­ни­маль­ный стан­дарт.

РРТ

Да­вай­те нач­нем с т.н. PPT (Principal Purpose Test). Пра­ви­ло, преду­смот­рен­ное сра­зу дву­мя ша­га­ми BEPS (5,6), гла­сит, что при­ме­не­ние меж­ду­на­род­но­го до­го­во­ра не раз­ре­ша­ет­ся, ес­ли глав­ной ли­бо пре­иму­ще­ствен­ной це­лью хо­зяй­ствен­ной опе­ра­ции с нере­зи­ден­том бы­ло непо­сред­ствен­ное, ли­бо опо­сре­до­ван­ное по­лу­че­ние пре­иму­ществ, предо­став­ля­е­мых меж­ду­на­род­ным до­го­во­ром в ви­де осво­бож­де­ния от на­ло­го­об­ло­же­ния или при­ме­не­ние по­ни­жен­ной став­ки на­ло­га, кро­ме слу­ча­ев, ес­ли по­лу­че­ние та­ко­вых пре­иму­ществ со­от­вет­ству­ет объ­ек­ту и це­лям до­го­во­ра.

Сущ­ность под­хо­да со­сто­ит в том, что лю­бая опе­ра­ция, един­ствен­ной ли­бо пре­иму­ще­ствен­ной це­лью ко­то­рой яв­ля­ет­ся из­бе­га­ние на­ло­го­об­ло­же­ния, долж­на для це­лей на­ло­го­об­ло­же­ния ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся ис­хо­дя из ее эко­но­ми­че­ской сущ­но­сти, а не пра­во­вой фор­мы, да­же ес­ли она пол­но­стью со­от­вет­ству­ет за­ко­ну.

Та­кой под­ход при­ме­ня­ет­ся су­да­ми ан­гло­сак­сон­ской си­сте­мы на­чи­ная с 1982 г. (де­ло Ramsay vs IRC, рас­смот­рен­ное Па­ла­той лор­дов Ве­ли­ко­бри­та­нии). До это­го и в США, и в Со­еди­нен­ном Ко­ро­лев­стве бы­то­вал про­ти­во­по­лож­ный под­ход к ква­ли­фи­ка­ции дей­ствий на­ло­го­пла­тель­щи­ков, про­воз­гла­шен­ный зна­ме­ни­тым су­дьей Л.хен­дом в де­ле Gregory vs Helvering: «Каж­дый мо­жет ор­га­ни­зо­вы­вать свои де­ла та­ким об­ра­зом, что­бы его на­ло­ги бы­ли на­столь­ко низ­ки­ми, на­сколь­ко это толь­ко воз­мож­но; ни­кто не обя­зан вы­би­рать тот спо­соб, ко­то­рый был бы луч­шим для Каз­на­чей­ства; по­вы­ше­ние соб­ствен­ных на­ло­гов не яв­ля­ет­ся пат­ри­о­ти­че­ской обя­зан­но­стью».

В де­ле Ramsay vs IRC (1982) на­ло­го­пла­тель­щ­лик пу­тем со­вер­ше­ния це­ло­го ря­да вза­и­мо­свя­зан­ных ссуд­ных опе­ра­ций сге­не­ри­ро­вал соб­ствен­ный убы­ток, чем со­от­вет­ствен­но умень­шил ба­зу на­ло­го­об­ло­же­ния на­ло­га на при­рост ка­пи­та­ла. Цепь опе­ра­ций не име­ла под со­бой ни­ка­кой эко­но­ми­че­ской це­ли, кро­ме укло­не­ния от на­ло­го­об­ло­же­ния. При этом каж­дая от­дель­ная опе­ра­ция пол­но­стью со­от­вет­ство­ва­ла за­ко­но­да­тель­ству и со­вер­ша­лось в пре­де­лах пра­во­субъ­ект­но­сти сто­рон. Од­на­ко лорд Уил­бер­форс за­явил, что схе­му, на­прав­лен­ную на укло­не­ние от на­ло­го­об­ло­же­ния, нель­зя рас­смат­ри­вать по ча­стям, т.к. ее со­вер­ше­ние пред­по­ла­га­лось от на­ча­ла и до кон­ца и не долж­но бы­ло быть пре­рва­но, при этом фи­нан­со­вая по­зи­ция на­ло­го­пла­тель­щи­ка не ме­ня­лась, а са­ма по се­бе схе­ма бы­ла на­прав­ле­на на укло­не­ние от на­ло­го­об­ло­же­ния. Этот прин­цип стал пер­вым в че­ре­де пре­це­ден­тов, опре­де­ля­ю­щим ны­неш­ний под­ход за­пад­ных на­ло­го­вых си­стем к укло­не­нию от на­ло­го­об­ло­же­ния.

От­ме­тим, что се­год­ня PPT уже им­пле­мен­ти­ро­ван в на­ше на­ло­го­вое пра­во, од­на­ко лишь в ча­сти транс­ферт­но­го це­но­об­ра­зо­ва­ния — ин­сти­ту­та, на­прав­лен­но­го на про­ти­во­дей­ствие по­стро­е­нию та­ко­го ро­да схем меж­ду свя­зан­ны­ми ли­ца­ми. Кро­ме то­го, прин­цип РРТ вхо­дит в ми­ни­маль­ный стан­дарт со­гла­ше­ния MLI, про­цесс при­со­еди­не­ния к ко­то­ро­му Укра­и­ны уже под­хо­дит к фи­ни­шу. Од­на­ко в за­ко­но­про­ек­те Мин­фин идет еще даль­ше. Он фак­ти­че­ски рас­про­стра­ня­ет под­ход прак­ти­че­ски на все от­но­ше­ния внут­ри стра­ны, вно­ся су­ще­ствен­ные из­ме­не­ния в ст.ст. 44, 140 НК. Так, ст. 44 до­пол­ня­ет­ся п. 44.9, со­глас­но ко­то­ро­му для це­лей на­ло­го­об­ло­же­ния опе­ра­ции долж­ны учи­ты­вать­ся ис­хо­дя из ре­аль­ных (фак­ти­че­ских) усло­вий и об­сто­я­тельств и/ или по­ве­де­ния на­ло­го­пла­тель­щи­ка, а пер­вич­ные до­ку­мен­ты при­ни­ма­ют­ся во вни­ма­ние толь­ко в том слу­чае, ес­ли они не про­ти­во­ре­чит ре­аль­ным усло­ви­ям и об­сто­я­тель­ствам осу­ществ­ле­ния опе­ра­ции. Та­ким об­ра­зом, Мин­фин ста­вит точ­ку в из­веч­ном спо­ре о бес­то­вар­ных опе­ра­ци­ях, од­но­вре­мен­но за­креп­ляя при­о­ри­тет со­дер­жа­ния (фак­ти­че­ско­го по­ве­де­ния пла­тель­щи­ка) пе­ред юри­ди­че­ской фор­мой. Ины­ми сло­ва­ми, ес­ли вы за­хо­ти­те офор­мить сво­их со­труд­ни­ков пред­при­ни­ма­те­ля­ми на еди­ном на­ло­ге, дабы сэко­но­мить на упла­те НДФЛ и ЕСВ, их воз­на­граж­де­ние, со­глас­но ука­зан­ной нор­ме, бу­дет ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся имен­но как зар­пла­та, а не как до­ход пред­при­ни­ма­те­ля, со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми по­след­стви­я­ми.

К сло­ву, та­кой под­ход уже ре­а­ли­зо­ван в све­жей прак­ти­ке Вер­хов­но­го су­да в на­ло­го­вых спо­рах. Так, в по­ста­нов­ле­нии по де­лу №804/7641/15 от 25.09.2018 г. суд за­клю­чил, что опре­де­ля­ю­щим при­зна­ком хо­зяй­ствен­ной опе­ра­ции яв­ля­ет­ся то, что она долж­на по­влечь ре­аль­ные из­ме­не­ния иму­ще­ствен­но­го со­сто­я­ния на­ло­го­пла­тель­щи­ка. Т.е. для бух­гал­тер­ско­го уче­та име­ют зна­че­ния толь­ко те до­ку­мен­ты, ко­то­рые под­твер­жда­ют фак­ти­че­ское осу­ществ­ле­ние хо­зяй­ствен­ной опе­ра­ции. Ло­ги­ку пра­во­при­ме­ни­те­ля про­дол­жа­ет по­ста­нов­ле­ние ВС от 08.11.2018 г. по де­лу 815/1017/17, со­глас­но ко­то­ро­му пра­во­вые по­след­ствия в ви­де воз­ник­но­ве­ния у по­ку­па­те­ля пра­ва на затра­ты и на­ло­го­вый кре­дит воз­ни­ка­ют при фак­ти­че­ском, ре­аль­ном осу­ществ­ле­нии на­ло­го­об­ла­га­е­мых опе­ра­ций, на­ли­чии де­ло­вой це­ли, ра­зум­ных эко­но­ми­че­ских при­чин для осу­ществ­ле­ния хо­зяй­ствен­ной опе­ра­ции. В по­ста­нов­ле­нии от 24.01.2018 г. по де­лу №2А-19379/11/2670 ВС ука­зал «за­ве­до­мое для на­ло­го­пла­тель­щи­ка от­сут­ствие ра­зум­ной эко­но­ми­че­ской при­чи­ны от­но­си­тель­но опре­де­лен­ных за­трат при осу­ществ­ле­нии хо­зяй­ствен­ной опе­ра­ции, как пра­ви­ло, ис­клю­ча­ет ос­но­ва­ния для уве­ли­че­ния в на­ло­го­вом уче­те за­трат и/или на­ло­го­во­го кре­ди­та, посколь­ку это в боль­шин­стве сво­ем сви­де­тель­ству­ет об от­сут­ствии де­ло­вой це­ли у та­кой хо­зяй­ствен­ной опе­ра­ции, как при­су­ще­го при­зна­ка хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти». Та­ким об­ра­зом, док­три­на де­ло­вой це­ли уже ре­а­ли­зу­ет­ся в оте­че­ствен­ной су­деб­ной прак­ти­ке, од­на­ко ес­ли сей­час мож­но най­ти раз­ные, про­ти­во­ре­чи­вые ре­ше­ния, то по­сле при­ня­тия за­ко­но­про­ек­та укло­не­ние от на­ло­го­об­ло­же­ния пу­тем при­ме­не­ния хит­рых юри­ди­че­ских схем ак­ту­аль­ность свою утра­тит.

Куп­ля-про­да­жа ком­па­ний

Ми­лая серд­цу на­ше­го биз­не­са схе­ма куп­ли-про­да­жи укра­ин­ских ак­ти­вов «там», ку­да не до­хо­дит взор укра­ин­ско­го на­ло­го­во­го ока, по­хо­же, за­кон­чи­лась. Т.е. ак­тив (недви­жи­мость или биз­нес), оформ­лен­ный на нере­зи­ден­та по-преж­не­му мож­но бу­дет про­дать за гра­ни­цей. Од­на­ко по­ку­па­тель дол­жен бу­дет из сумм, пе­ре­чис­ля­е­мых про­дав­цу, удер­жать и пе­ре­чис­лить в го­су­дар­ствен­ный бюд­жет Укра­и­ны 15% от при­бы­ли про­дав­ца от та­кой сдел­ки, пред­ва­ри­тель­но встав на учет в на­ло­го­вом ве­дом­стве. При этом при­быль про­дав­ца счи­та­ет­ся ис­хо­дя из раз­ни­цы меж­ду до­хо­дом от сдел­ки и его до­ку­мен­таль­но под­твер­жден­ны­ми за­тра­та­ми. Ес­ли до­ку­мен­тов нет — на­лог бе­рет­ся со всей сум­мы. И с упла­той на­ло­га в дан­ном слу­чае луч­ше не шу­тить в рас­че­те на то, что ни­кто не узна­ет. Ведь ак­тив, на ко­то­рый в слу­чае че­го мо­жет быть об­ра­ще­но взыс­ка­ние по на­ло­го­во­му дол­гу нере­зи­ден­та, на­хо­дит­ся в Укра­ине. К сло­ву, на­ру­ше­ние уста­нов­лен­ных пра­вил при при­об­ре­те­нии ак­ти­вов яв­ля­ет­ся ос­но­ва­ни­ем для их ад­ми­ни­стра­тив­но­го аре­ста.

По­сто­ян­ное пред­ста­ви­тель­ство

За­ко­но­про­ект ме­ня­ет на­ши при­выч­ные пред­став­ле­ния о по­сто­ян­ном пред­ста­ви­тель­стве нере­зи­ден­та. Од­на­ко де­ла­ет это не про­из­воль­но, а чет­ко ис­хо­дя из ре­ко­мен­да­ций OSCD к 7-му ша­гу BEPS и в рам­ках при­выч­ных кри­те­ри­ев — ме­сто де­я­тель­но­сти, по­сто­ян­ство де­я­тель­но­сти, пред­при­ни­ма­тель­ский ха­рак­тер де­я­тель­но­сти. Так, по­ня­тие пред­ста­ви­тель­ства охва­ты­ва­ет, кро­ме то­го, что мы при­вык­ли ви­деть в опре­де­ле­нии, со­дер­жа­щем­ся се­год­ня в п. 14.1.193 НК, так­же предо­став­ле­ние услуг нере­зи­ден­том в Укра­ине бо­лее 6 ме­ся­цев на про­тя­же­нии лю­бых две­на­дца­ти, фак­ти­че­ское со­дер­жа­ние или хра­не­ние за­па­сов и то­ва­ров с вы­да­чей их от име­ни нере­зи­ден­та и лиц, ко­то­рые на ос­но­ва­нии до­го­во­ра фак­ти­че­ски ве­дут пе­ре­го­во­ры по за­клю­че­нию до­го­во­ров, ли­бо об­суж­де­нию их су­ще­ствен­ных усло­вий.

При этом об от­но­ше­ни­ях фак­ти­че­ско­го пред­ста­ви­тель­ства сви­де­тель­ству­ет вы­пол­не­ние ли­цом обя­за­тель­ных ука­за­ний нере­зи­ден­та, на­ли­чие у него кор­по­ра­тив­ной элек­трон­ной по­чты, вы­пол­не­ние ли­цом функ­ций по хра­не­нию за­па­сов (то­ва­ров) нере­зи­ден­та и рас­по­ря­же­нию ими.

Та­ким об­ра­зом фак­ти­че­ски каж­дый, кто осу­ществ­ля­ет де­я­тель­ность (кро­ме вспо­мо­га­тель­ной или под­го­то­ви­тель­ной) от име­ни нере­зи­ден­та (да­же без юри­ди­че­ски оформ­лен­ных пол­но­мо­чий) и со­от­вет­ству­ет ука­зан­ным кри­те­ри­ям, мо­жет быть при­знан пред­ста­ви­тель­ством нере­зи­ден­та, со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми от­сю­да по­след­стви­я­ми (сда­ча от­чет­но­сти, упла­та на­ло­гов), а его де­я­тель­ность при опре­де­лен­ных об­сто­я­тель­ствах — укло­не­ни­ем от на­ло­го­об­ло­же­ния.

Си­ту­а­ция для воз­мож­ных укло­ни­стов усу­губ­ля­ет­ся тем, что на­ло­го­вое ве­дом­ство по­лу­ча­ет до­пол­ни­тель­ное ос­но­ва­ние для про­вер­ки де­я­тель­но­сти лиц в слу­чае по­лу­че­ния ин­фор­ма­ции, да­ю­щей ос­но­ва­ния счи­тать, что нере­зи­дент осу­ществ­ля­ет де­я­тель­ность на тер­ри­то­рии Укра­и­ны че­рез ПП. Ес­ли в хо­де про­вер­ки ин­фор­ма­ция под­твер­ди­лась, на­ло­го­вая са­мо­сто­я­тель­но бе­рет пред­ста­ви­тель­ство на учет. От­ме­тим, что осу­ществ­ле­ние де­я­тель­но­сти че­рез по­сто­ян­ное пред­ста­ви­тель­ство без ре­ги­стра­ции яв­ля­ет­ся ос­но­ва­ни­ем для аре­ста ак­ти­вов в по­ряд­ке ст. 94 НК.

КИК

Очень важ­ной фиш­кой BEPS, до сих пор не по­лу­чив­шей раз­ви­тия в на­шем за­ко­но­да­тель­стве, яв­ля­ет­ся ин­сти­тут т.н. кон­тро­ли­ру­е­мых ино­стран­ных ком­па­ний (КИК). Речь идет о ком­па­ни­ях (не обя­за­тель­но су­ще­ству­ю­щих в фор­ме юри­ди­че­ских лиц), кон­тро­ли­ру­е­мых т.н. кон­тро­ли­ру­ю­щи­ми ли­ца­ми — ре­зи­ден­та­ми Укра­и­ны. В ва­ри­ан­те, пред­ло­жен­ном Мин­фи­ном, та­ки­ми кон­тро­ли­ру­ю­щи­ми ли­ца­ми долж­ны быть толь­ко фи­зи­че­ские ли­ца — ре­зи­ден­ты. По за­мыс­лу ав­то­ров, мы долж­ны стать тре­тьей стра­ной в ми­ре, где кон­тро­ли­ру­ю­щие ли­ца мо­гут быть толь­ко фи­зи­че­ски­ми. Так вот, ес­ли КИК со­от­вет­ству­ет кри­те­ри­ям, опре­де­лен­ным за­ко­ном (ст. 39-2.4.1-2 про­ек­та), на­лог с ее при­бы­ли (до на­ло­го­об­ло­же­ния) упла­чи­ва­ет в Укра­ине ее кон­тро­ли­ру­ю­щее ли­цо. Со­от­вет­ствен­но речь идет о НДФЛ. При этом, как и в слу­чае с пред­ста­ви­тель­ства­ми, кон­тро­ли­ру­ю­щие ли­ца — это не толь­ко юри­ди­че­ские соб­ствен­ни­ки КИК (вла­де­ют 50% и бо­лее ее ка­пи­та­ла), но и ли­ца, фак­ти­че­ски кон­тро­ли­ру­ю­щие КИК (вла­де­ют/ поль­зу­ют­ся ак­ти­ва­ми, со­вер­ша­ют сдел­ки от ее име­ни, фор­ми­ру­ют со­став ру­ко­вод­ства, да­ют обя­за­тель­ные ука­за­ния и т.д.).

Про­ект чет­ко по сте­пе­ни вли­я­ния на КИК от­де­ля­ет но­ми­наль­ных кон­тро­ли­ру­ю­щих лиц от ре­аль­ных, опре­де­ляя на­ло­го­вые по­след­ствия толь­ко для по­след­них. Счаст­ли­вые об­ла­да­те­ли КИК долж­ны не толь­ко со­об­щать в те­че­нии 30 дней на­ло­го­вой служ­бе о сво­ем при­об­ре­те­нии (или от­чуж­де­нии) КИК (ак­ций, до­лей), но и еже­год­но де­кла­ри­ро­вать их, по­да­вая от­че­ты о до­хо­дах сво­их КИК. За несо­блю­де­ние ука­зан­ных обя­зан­но­стей для кон­тро­ли­ру­ю­ще­го ли­ца преду­смат­ри­ва­ют­ся ди­кие, да­же для на­ло­го­во­го пра­ва, штра­фы. На де­я­тель­ность КИК за ру­бе­жом рас­про­стра­ня­ют­ся пра­ви­ла транс­ферт­но­го це­но­об­ра­зо­ва­ния.

Кон­троль над де­я­тель­но­стью КИК — это но­вый ме­тод фи­нан­со­во­го кон­тро­ля, на­де­ля­ю­щий на­ло­го­вую служ­бу осо­бы­ми пол­но­мо­чи­я­ми. Так, на­ло­го­вая мо­жет за­про­сить ау­дит КИК, про­ве­ден­ный по МСБУ в стране ре­зи­дент­ства, мо­жет за­тре­бо­вать кон­фе­ренц-колл с со­труд­ни­ка­ми КИК в дру­гой стране, мо­жет про­ве­сти про­вер­ку КИК или за­тре­бо­вать по­яс­не­ния у кон­тро­ли­ру­ю­ще­го ли­ца.

Вза­им­ное со­гла­со­ва­ние

Еще од­ним нов­ше­ством, ко­то­рое мы обя­за­ны вне­сти в свое за­ко­но­да­тель­ство в со­от­вет­ствии с ша­гом 14 BEPS и меж­ду­на­род­ным со­гла­ше­ни­ем MLI, яв­ля­ет­ся про­це­ду­ра вза­им­но­го со­гла­со­ва­ния. Про­це­ду­ра предо­став­ля­ет воз­мож­ность сто­ро­нам внеш­не­эко­но­ми­че­ской опе­ра­ции (как ре­зи­ден­там, так и нере­зи­ден­там), ко­то­рые счи­та­ют, что их об­ло­жи­ли на­ло­гом в на­ру­ше­ние со­гла­ше­ния об из­бе­га­нии двой­но­го на­ло­го­об­ло­же­ния, об­ра­тить­ся к упол­но­мо­чен­но­му ор­га­ну в Укра­ине (Мин­фин) для раз­ре­ше­ния это­го де­ла. Та­кое за­яв­ле­ние мо­жет быть по­да­но как до на­ло­го­вой про­вер­ки, так и по­сле нее, и долж­но быть рас­смот­ре­но упол­но­мо­чен­ным ор­га­ном в те­че­нии 60 дней. В хо­де про­це­ду­ры (ес­ли Мин­фин при­нял ре­ше­ние о ее на­ча­ле), упол­но­мо­чен­ный ор­ган Укра­и­ны и ино­стран­но­го го­су­дар­ства — сто­ро­ны со­гла­ше­ния об из­бе­га­нии двой­но­го на­ло­го­об­ло­же­ния при­хо­дят к опре­де­лен­ным до­го­во­рен­но­стям о пред­ме­те спо­ра, о чем Мин­фин со­об­ща­ет на­ло­го­пла­тель­щи­ку — ини­ци­а­то­ру про­це­ду­ры. На­ло­го­пла­тель­щик мо­жет при­нять ли­бо от­верг­нуть до­го­во­рен­но­сти. В пер­вом слу­чае до­го­во­рен­но­сти ре­а­ли­зу­ют­ся, в по­след­нем — про­це­ду­ра за­кан­чи­ва­ет­ся.

Про­це­ду­ра вза­им­но­го со­гла­со­ва­ния дей­ству­ет до­пол­ни­тель­но к су­ще­ству­ю­щим в НК ме­ха­низ­мам об­жа­ло­ва­ния НУР.

Кро­ме это­го, в НК Мин­фин пред­ла­га­ет вне­сти це­лый ряд из­ме­не­ний от­но­си­тель­но пра­во­во­го ста­ту­са бе­не­фи­ци­ар­но­го соб­ствен­ни­ка, ФОП (как пла­тель­щи­ков на­ло­га на ре­па­три­а­цию за нере­зи­ден­тов), ин­сти­ту­та от­вет­ствен­но­сти и по­ряд­ка про­ве­де­ния про­ве­рок КИК. Од­на­ко что в этом ре­во­лю­ци­он­но­го? Как это кос­нет­ся нас? Ведь до­ка­зать на­шу при­част­ность к нере­зи­ден­ту, к КИК, к ком­па­нии, вла­де­ю­щей ак­ти­ва­ми в Укра­ине, крайне слож­но, прак­ти­че­ски невоз­мож­но… И это прав­да. Прав­да, ес­ли упу­стить из ви­ду то, что мы обя­за­ны ра­ти­фи­ци­ро­вать це­лый ряд со­гла­ше­ний, ка­са­ю­щих­ся ав­то­ма­ти­че­ско­го об­ме­на на­ло­го­вой ин­фор­ма­ци­ей. MCAA on exchange of CBC reports, MCAA ка­са­тель­но ав­то­ма­ти­че­ско­го об­ме­на ин­фор­ма­ци­ей в стан­дар­те CRS, не го­во­ря уж о ра­ти­фи­ка­ции MLI — те до­ку­мен­ты, ко­то­рые де­ла­ют про­зрач­ны­ми лю­бые опе­ра­ции на­ло­го­пла­тель­щи­ков с нере­зи­ден­та­ми. Они в прин­ци­пе упразд­ня­ют воз­мож­ность скрыть свои ак­ти­вы в ка­кой­ли­бо бо­лее или ме­нее при­лич­ной юрис­дик­ции. Ин­фор­ма­ция обо всех этих ак­ти­вах ав­то­ма­ти­че­ски (и это клю­че­вое сло­во), ста­нет из­вест­ной укра­ин­ским фис­ка­лам.

Адеп­там оф­шор­ных схем из власт­нооли­гар­хи­че­ских ко­ри­до­ров, пред­по­ла­га­ю­щим тра­ди­ци­он­но «про­пет­лять», сле­ду­ет пом­нить, что «про­пет­лять» в этот раз вряд ли по­лу­чит­ся. Над на­ми уже ви­сит да­мо­кло­вым ме­чом вы­со­кая ве­ро­ят­ность по­па­да­ния в чер­ный спи­сок санк­ций. Та­ким об­ра­зом, на са­мом де­ле ва­ри­ан­тов два: или по­пасть в спи­сок и по­те­рять (за­мо­ро­зить) все, или рас­крыть­ся, вый­дя на свет. Ко­неч­но, ло­гич­но пе­ред под­пи­са­ни­ем MCAA про­ве­сти ам­ни­стию в Укра­ине, бла­го­да­ря че­му вер­нуть до­мой вы­ве­ден­ные ра­нее ка­пи­та­лы (см. «Ка­приз­ная да­ма», ZN.UA от 28.02.2015 г.), и та­кую ме­ру сле­ду­ет пред­при­нять сра­зу по­сле вы­бо­ров-2019, ко­гда ли­мит до­ве­рия но­вой вла­сти еще не рас­тра­чен. Од­на­ко ам­ни­стия долж­на стать по­след­ним ру­бе­жом, за ко­то­рым на­ша фи­нан­со­вая ис­то­рия долж­на пи­сать­ся на­бе­ло, в со­от­вет­ствии с об­ще­при­ня­ты­ми ми­ро­вы­ми нор­ма­ми. Это тот по­рог, пе­ре­сту­пив че­рез ко­то­рый, мы окон­ча­тель­но вой­дем в но­вый фи­нан­со­вый мир, аль­тер­на­ти­вы ко­то­ро­му се­год­ня по­про­сту не су­ще­ству­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.