Ак­тер­ская ха­риз­ма в «Зер­ка­ле сце­ны»-2019

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ВЕРГЕЛИС Фо­то Ва­ле­рии Лан­дарь Фо­то Ана­ста­сии Ман­тач

«Зер­ка­ло неде­ли. Укра­и­на» про­дол­жа­ет по­ле­вые ис­сле­до­ва­ния укра­ин­ско­го те­ат­ра в пре­ми­аль­ной сфе­ре.

В этом го­ду мы сно­ва пред­ла­га­ем важ­ную те­му для на­шей фир­мен­ной и, как ока­за­лось, по­пу­ляр­ной те­ат­раль­ной пре­мии «Зер­ка­ло сце­ны». Эта те­ма — ак­тер­ская ха­риз­ма.

На­пом­ню, пре­мия «Зер­ка­ло сце­ны» на­ча­ла свои ма­нев­ры в на­ших ло­каль­ных сце­ни­че­ских во­дах в 2016-м. На­зва­ние пре­мии — и сим­во­лич­но, и обос­но­ван­но. Не бу­ду вда­вать­ся в по­дроб­но­сти, лишь в ко­то­рый раз за­ме­чу, что и в Ев­ро­пе, и во всем боль­шом ми­ре дав­но су­ще­ству­ют тра­ди­ции те­ат­раль­ных пре­мий, непо­сред­ствен­но свя­зан­ных с се­рьез­ны­ми из­да­ни­я­ми. На­при­мер, име­ет успех и ве­со­мую ре­пу­та­цию те­ат­раль­ная пре­мия га­зе­ты Evening Standard (Ве­ли­ко­бри­та­ния). Есть и дру­гие те­ат­раль­ные пре­мии от вли­я­тель­ных из­да­ний.

На­ша цель, то есть цель «Зер­ка­ла сце­ны», — по­пу­ля­ри­за­ция и ме­дий­ное утвер­жде­ние но­вых сце­ни­че­ских трен­дов, но­вых ак­тив­ных, та­лант­ли­вых лю­дей, ко­то­рые и опре­де­ля­ют пей­заж со­вре­мен­но­го укра­ин­ско­го те­ат­ра.

Каж­дый год мы умыш­лен­но из­ме­ня­ем те­ма­ти­ку пре­мии. Что­бы она не за­ско­руз­ла в ка­ких-то фор­мат­ных сте­рео­ти­пах. И каж­дый год мы умыш­лен­но не раз­ду­ва­ем ко­ли­че­ство но­ми­на­ций-по­бе­ди­те­лей. Посколь­ку за­ча­стую и один в по­ле во­ин.

Тем вре­ме­нем, как мне пред­став­ля­ет­ся, «Зер­ка­ло сце­ны» все же име­ет некую по­ло­жи­тель­ную ха­риз­му и бла­го­твор­ную энер­ге­ти­ку! Ведь три на­ши преды­ду­щие по­бе­ди­те­ля-ла­у­ре­а­та все­го за ко­рот­кий пе­ри­од все ак­тив­нее и ак­тив­нее утвер­жда­ют се­бя на оте­че­ствен­ной сцене, неко­то­рых да­же при­тор­мо­зить невоз­мож­но в их по­сто­ян­ных по­ис­ках.

Пер­вый ла­у­ре­ат «Зер­ка­ла сце­ны»-2016 (те­ма­ти­ка «Луч­ший неза­ви­си­мый укра­ин­ский те­ат­раль­ный про­ект») — ре­жис­сер Ро­сти­слав Дер­жи­пиль­ский, ко­то­рый в си­нер­гии с ху­дож­ни­ка­ми из раз­ных укра­ин­ских го­ро­дов со­здал эмо­ци­о­наль­ную ви­зу­аль­ную му­зы­каль­ную дра­ма­ти­че­скую сце­ни­че­скую сим­фо­нию «Оскар и Ро­зо­вая Гос­по­жа». Этот спек­такль жи­вет, со­би­ра­ет пе­ре­пол­нен­ные за­лы. И раз­ви­ва­ет бла­го­тво­ри­тель­ную мис­сию, по­мо­гая тя­же­ло боль­ным де­тям. А ре­жис­сер, наш ла­у­ре­ат, в по­след­нее вре­мя уже по­ста­вил ис­по­ве­даль­но-биб­лей­скую прит­чу по мо­ти­вам В.сте­фа­ни­ка «Она — Зем­ля», мо­дер­ный мю­зикл «Гу­цул­ка Ксе­ня», арт-про­во­ка­тив­ный и им­мер­сив­ный спек­такль «Мо­ди­лья­ни», а еще он вы­пу­стил за это же вре­мя по­ди­у­м­но-чув­ствен­ную вер­сию пье­сы В.вин­ни­чен­ко «За­кон». Вот так!

Ла­у­ре­ат «Зер­ка­ла сце­ны»-2017 (те­ма­ти­ка «Мо­ло­дая укра­ин­ская ре­жис­су­ра») — ре­жис­сер Иван Урыв­ский — по­лу­чил пре­мию за спек­такль «Укра­ден­ное сча­стье» в ки­ев­ских «Зо­ло­тых во­ро­тах». За два го­да он то­же рас­пра­вил кры­лья. И се­год­ня о его но­вых спек­так­лях по­сто­ян­но го­во­рят (и да­же кри­чат) в Одес­се, Ки­е­ве, Ль­во­ве. В 2018-м у него вы­шли три по­ста­нов­ки, ко­то­рые у од­них вы­зы­ва­ют эк­заль­ти­ро­ван­ный вос­торг, у дру­гих — за­вист­ли­вое щел­ка­нье зу­ба­ми: «Же­нить­ба» Н.го­го­ля, «Фре­кен Юлия» А.стриндбер­га, «Пе­ре­крест­ные тро­пы» И.фран­ко. А на оче­ре­ди — но­вые про­ек­ты на ос­но­ве ве­ли­кой клас­си­ки. Как го­во­рят, дай Бог вы­держ­ки, муд­ро­сти и уме­ния не за­ме­чать ква­зи­те­ат­раль­ных че­шир­ских гри­мас.

А вот «Зер­ка­ло сце­ны»-2018 преду­смат­ри­ва­ло уже та­кую те­ма­ти­ку — луч­шие ра­бо­ты мо­ло­дых ки­ев­ских ак­те­ров. Вы­бор ока­зал­ся ши­ро­ким, ин­те­рес­ных ра­бот бы­ло мно­го. По­это­му кол­ле­ги-экс­пер­ты и пред­ло­жи­ли на­гра­дить при­за­ми и уве­ко­ве­чить в ис­то­рии но­во­го укра­ин­ско­го те­ат­ра мо­ло­дой ак­тер­ский ан­самбль из шекс­пи­ров­ско­го спек­так­ля «Две­на­дца­тая ночь» (ре­жис­сер Дмит­рий Бо­го­ма­зов) в Те­ат­ре дра­мы и ко­ме­дии на Ле­вом бе­ре­гу Дне­пра. Да что го­во­рить! По­чти все ак­те­ры это­го уже ле­ген­дар­но­го кур­са, то есть на­ши ла­у­ре­а­ты, не по­те­ря­лись в се­ри­аль­ной тьме, неко­то­рые ста­ли по­чти звез­да­ми (как, на­при­мер, Ана­ста­сия Пу­сто­вит, ко­то­рая по­лу­ча­ет важ­ные при­зы на ки­но­фе­сти­ва­лях); Па­вел Шпи­гун, Алек­сандр Ру­дин­ский, Алек­сандр Бег­ма уве­рен­но вхо­дят в ре­пер­ту­ар На­ци­о­наль­но­го те­ат­ра име­ни И. Фран­ко, неко­то­рых ак­те­ров при­гла­си­ли в Одес­ский укра­ин­ский те­атр име­ни В.ва­силь­ко...

Ес­ли так бу­дет про­дол­жать­ся даль­ше, то пре­мию «Зер­ка­ло сце­ны» нуж­но бу­дет при­кла­ды­вать к вис­ку или за­тыл­ку, что­бы и в бу­ду­щем, уже у но­вых ла­у­ре­а­тов, был счаст­ли­вым и свет­лым их твор­че­ский путь!

** *

Те­перь, соб­ствен­но, о те­ма­ти­ке «Зер­ка­ла сце­ны»-2019 — ак­тер­ской ха­риз­ме. По­нят­но, что есть в та­ком опре­де­ле­нии и некая об­раз­ность, и да­же за­дан­ная те­ат­раль­ность. Соб­ствен­но, что та­кое ха­риз­ма? Как счи­та­ли древ­ние гре­ки, это бо­жий дар, это «по­ма­за­ние». Это маг­не­тизм лич­но­сти. То есть и рань­ше, и те­перь под ха­риз­ма­тич­но­стью по­ни­ма­ют спо­соб­ность лич­но­сти при­вле­кать к се­бе вни­ма­ние. (Впро­чем, каж­дый из вас, ныр­нув в эн­цик­ло­пе­ди­че­ские глу­би­ны, мо­жет на свой вкус вы­би­рать тол­ко­ва­ние ха­риз­мы, ха­риз­ма­тич­но­сти.)

Недав­но в од­ной из соц­се­тей я об­ра­тил­ся к на­шим те­ат­ра­лам с прось­бой пред­ло­жить имен­но та­ких ак­те­ров-ха­риз­ма­ти­ков, от­ли­чив­ших­ся на сто­лич­ной сцене 2018-го. Важ­ное уточ­не­ние: сце­на имен­но сто­лич­ная; ге­рои — млад­шее и сред­нее по­ко­ле­ние (посколь­ку на­ши ко­ри­феи-ха­риз­ма­ти­ки уже дав­но вне кон­ку­рен­ции).

Фор­ми­руя ТОП-10 со­вре­мен­ных укра­ин­ских ак­те­ров-ха­риз­ма­ти­ков (в ко­то­рый раз под­чер­ки­ваю, что это сто­лич­ный ре­пер­ту­ар 2018-го), преж­де все­го мы при­ни­ма­ли во вни­ма­ние мне­ния ре­жис­се­ров, с ко­то­ры­ми ак­те­ры ра­бо­та­ют, а так­же бло­ге­ров, жур­на­ли­стов и кри­ти­ков — тех, кто «неи­ми­та­ци­он­но» жи­вет те­ат­раль­ной жиз­нью. Из де­ся­ти пред­ло­жен­ных ни­же имен лишь од­но ста­нет ла­у­ре­а­том. Ко­неч­но, та­кое ла­у­ре­ат­ство не осо­бен­но ска­жет­ся на се­мей­ном бюд­же­те, хо­тя мо­жет ска­зать­ся и на го­но­ра­рах. Впро­чем, бу­дет при­ят­ной ме­дий­ная под­держ­ка, вни­ма­ние кол­лег, а так­же ис­то­ри­че­ская строч­ка в «Ви­ки­пе­дии» по по­во­ду ла­у­ре­ат­ства. А что еще, дру­зья, нам нуж­но для пол­но­го сча­стья?

Даль­ше — ак­те­ры-ха­риз­ма­ти­ки, в ал­фа­вит­ном по­ряд­ке.

Ви­та­ли­на Би­б­лив («Фре­кен Юлия», Те­атр «Зо­ло­тые во­ро­та»). Клас­си­че­ская пье­са Ав­гу­ста Стриндбер­га в ки­ев­ском те­ат­ре по­лу­чи­ла ори­ги­наль­ное ре­жис­сер­ское тол­ко­ва­ние (из тех, ко­то­рые я ви­дел рань­ше на ос­но­ве тек­ста). В «Зо­ло­тых» — ис­то­рия о са­мо­об­мане, ро­ле­вых иг­рах, о же­ла­нии жен­щи­ны об­ма­нуть соб­ствен­ную страсть, а по­том ока­зать­ся в пле­ну сво­их же иг­ри­вых ло­ву­шек. Ви­та­ли­на Би­б­лив, ко­то­рую ча­сто вос­при­ни­ма­ют как ак­три­су ко­ме­дий­ную и ха­рак­тер­ную, про­яв­ля­ет изу­ми­тель­ную спо­соб­ность к пре­крас­ным ме­та­мор­фо­зам. Ее ге­ро­и­ня — слов­но гу­се­ни­ца: она пре­вра­ща­ет­ся в сол­неч­ную ба­боч­ку, а поз­же эта же ба­боч­ка ле­тит на пла­мя ил­лю­зии и гиб­нет на ко­ст­ре, как Жан­на д’арк.

Вя­че­слав До­вaeен­ко («Де­воч­ка с миш­кой», Те­атр на По­до­ле). Воз­мож­но, ка­кой-то дру­гой ак­тер по­сле та­кой ак­тив­ной вос­тре­бо­ван­но­сти в се­ри­а­лах и все­на­род­но­го успе­ха в «Ки­бор­гах» и счи­тал бы зе­ле­ные банк­но­ты по­сле сво­их съе­моч­ных из­ме­не­ний. Но не этот! Неиз­вест­но, как он во­об­ще на­хо­дит вре­мя для се­рьез­ных ре­пе­ти­ций в род­ном те­ат­ре, ко­то­ро­му от­да­ет­ся мак­си­маль­но. Ка­юсь (посколь­ку гре­шен), но Ип­по­лит, сыг­ран­ный До­в­жен­ко в ин­сце­ни­ров­ке ро­ма­на В.до­мон­то­ви­ча, да­же для ме­ня ока­зал­ся твор­че­ской неожи­дан­но­стью — фак­ту­ра, ха­риз­ма, ак­тер­ская спо­соб­ность к сце­ни­че­ско­му пу­те­ше­ствию из ка­ких-то пе­щер ан­тич­но­го про­шло­го вплоть до при­зрач­но­го бу­ду­ще­го, ко­то­рое и пре­вра­ща­ет ге­роя До­в­жен­ко то ли в ан­ге­ла, то ли в чер­та.

Вла­ди­мир За­ец («Ки­ц­ю­ня», «Ди­кий те­атр»). С 2008-го этот ак­тер на­чал ра­бо­тать в Но­вом те­ат­ре на Пе­чер­ске. Бла­го­да­ря вы­ра­зи­тель­ной внеш­но­сти снял­ся в де­сят­ках ки­но­про­ек­тов. Имен­но его Мак­сим Го­лен­ко вы­брал в «Ки­ц­ю­ню» (на ос­но­ве пье­сы Мар­ти­на Мак­до­на­ха) как ге­роя, спо­соб­но­го не про­сто дей­ство­вать, а кру­шить этот бе­ше­ный мир, ибо и без него его кто-то ко­гда-то со­кру­шит.

Рим­ма Зю­би­на («Во­сток–за­пад», те­атр «Ак­тер»). Она — энер­ге­ти­че­ский центр спек­так­ля ре­жис­се­ра Вла­ды Бе­ло­зо­рен­ко. Спек­такль, со­сто­я­щий из ма­лень­ких дет­ских пьес, на­пи­са­ли под­рост­ки с Во­сто­ка и За­па­да Укра­и­ны (под ру­ко­вод­ством На­та­лии Во­рож­бит). И на­до ви­деть, как са­мо­от­вер­жен­но, без ка­кой­ли­бо стра­хов­ки из­вест­ная укра­ин­ская ак­три­са по­гру­жа­ет­ся в сти­хию дет­ских сю­же­тов на се­рьез­ные те­мы. Как она мгно­вен­но пе­ре­во­пло­ща­ет­ся, иг­рая в спек­так­ле раз­ных пер­со­на­жей, раз­ный воз­раст, раз­ные на­стро­е­ния и ха­рак­те­ры. Ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель те­ат­ра «Ак­тер» Сла­ва Жи­ла го­во­рит, что Зю­би­на не толь­ко на­ша но­ми­на­ция «Ак­тер­ская ха­риз­ма», но и все­укра­ин­ская ха­риз­ма. Со­гла­сен.

На­тал­ка Ко­биз­ская («Жен­щи­на, сядь», «Ди­кий те­атр»). По­пу­ляр­ность ак­три­сы на­би­ра­ет обо­ро­ты не толь­ко бла­го­да­ря ее ак­тив­но­сти в «Ди­ком», но еще и по­то­му, что по­чти еже­днев­но на те­ле­экране «Марк + На­тал­ка» (ана­лог «Ле­ся + Ро­ма»). В про­ек­те Мак­си­ма Го­лен­ко «Жен­щи­на, сядь» На­тал­ка иг­ра­ет Юлю — кра­си­вую жен­щи­ну, вер­ную же­ну. Но в се­мье по­яв­ля­ет­ся ка­кая-то тре­щи­на. И кто в том ви­но­ват? Опять жен­щи­на? Яро­сла­ва Кра­вчен­ко го­во­рит, что за год На­тал­ка сыг­ра­ла 38 спек­так­лей, по­лу­чи­ла пре­мию «Ди­ко­го» — за тру­до­го­лизм. У нее бы­ло мно­го вво­дов. Она не бо­ит­ся иг­рать некра­си­вых, при­зем­лен­ных, у нее ши­ро­кий диа­па­зон — от гро­тес­ка до глу­бо­ко­го дра­ма­тиз­ма.

Во­ва Крав­чук («Пло­хие до­ро­ги», «Но­ме­ра», «Ки­ц­ю­ня», «Сце­на 6»). Ес­ли за­гля­нуть в соц­се­ти, то мож­но най­ти мно­го ин­те­рес­но­го о нем — кре­а­тор в фон­де со­ци­аль­ных ин­но­ва­ций («Из стра­ны в Укра­и­ну»), ак­тер в «Ма­ма­хо­хо­та­ла», ра­бо­тал сце­на­ри­стом на СТБ, ра­бо­тал в КВН. На все ру­ки ма­стер. В част­но­сти, его кан­ди­да­ту­ру как од­но­го из луч­ших ак­те­ров-ха­риз­ма­ти­ков в 2018-м под­дер­жи­ва­ет про­дю­сер «Ди­ко­го». А ре­жис­сер Та­ма­ра Тру­но­ва, с ко­то­рой Крав­чук в по­след­нее вре­мя по­сто­ян­но ра­бо­та­ет, го­во­рит: «Его ам­плуа? Но он уни­вер­са­лен! И к то­му же тон­кий, чут­кий, неспо­кой­ный, спо­со­бен иг­рать раз­ный те­атр. А еще на­деж­ный и точ­ный».

Дмит­рий Ры­ба­лев­ский («Идиот», «Ко­рио­лан», На­ци­о­наль­ный те­атр име­ни И.фран­ко). Вот по­про­буй най­ди се­год­ня ак­те­ра на та­кие от­вет­ствен­ные ро­ли — Ро­го­жин из ро­ма­на До­сто­ев­ско­го или Кай Мар­ций из «Ко­рио­ла­на» Шекс­пи­ра. В труп­пе фран­ков­цев та­кой есть. В двух но­вых спек­так­лях он иг­ра­ет, буд­то пло­ти­ны рвет, буд­то ска­лу ру­шит. Стро­гие эс­те­ты, воз­мож­но, ищут в этих его ге­ро­ях ка­кую-то ино­пла­нет­ную утон­чен­ность, а они, его ге­рои, как ка­ме­ня­ры Фран­ко: од­но­вре­мен­но стро­ят, раз­ру­ша­ют и… по­рой втайне пла­чут.

Ири­на Тка­чен­ко («Моска­ли­ца», На­ци­о­наль­ный те­атр опе­рет­ты). Ак­три­са «Зо­ло­тых во­рот» ста­ла по­чти род­ной в му­зы­каль­ном те­ат­ре на Боль­шой Ва­силь­ков­ской. В част­но­сти в «Моска­ли­це» по про­из­ве­де­нию М.ма­тиос она иг­ра­ет эта­кую веч­ную фе­ми­ну в веч­ном ле­су бы­тия, ко­то­рый цве­тет и вя­нет в раз­ные ис­то­ри­че­ские нела­ды, как и ее соб­ствен­ная ду­ша. Эта жен­щи­на, ее Моска­ли­ца, по­сто­ян­но ве­дет ди­а­лог с эта­кой Бе­лой гос­по­жой, то есть со смер­тью. И посколь­ку ду­ша этой ге­ро­и­ни веч­на, то и она са­ма бес­смерт­на.

Иван Ша­ран («Зем­ля», «Ко­рио­лан», На­ци­о­наль­ный те­атр име­ни И.фран­ко). Все­го лишь год этот мо­ло­дой ак­тер ра­бо­та­ет на пер­вой сцене стра­ны, а уже раз­го­во­ров, раз­го­во­ров... Его дей­стви­тель­но нель­зя не вы­де­лить в спек­так­ле по про­из­ве­де­нию Оль­ги Ко­бы­лян­ской, посколь­ку имен­но его Сав­ва бо­рет­ся не толь­ко за цы­ган­ку Ра­хи­ру, но и за свое ме­сто под солн­цем, пре­одо­ле­вая трав­мы про­шло­го, за­ли­зы­вая тай­ные ожо­ги сво­е­го дет­ства на зем­ле, став­шей зем­лей раз­до­ра. В спек­так­ле Д.бо­го­ма­зо­ва «Ко­рио­лан» он иг­ра­ет дру­го­го юно­шу — на­род­но­го три­бу­на Бру­та, ак­ти­ви­ста-обо­рот­ня: бле­стя­щую па­ро­дию и на на­ших мест­ных по­ли­ти­ков с их ко­вар­ны­ми гро­теск­ны­ми уверт­ка­ми.

Ев­ге­ний Щер­бань («За­га­доч­ное ноч­ное убий­ство со­ба­ки», На­ци­о­наль­ный те­атр име­ни Ле­си Укра­ин­ки). Неоспо­ри­мым ак­тер­ским от­кры­ти­ем 2018-го стал мо­ло­дой ак­тер, сыг­рав­ший Кри­сто­фе­ра Бу­на в пье­се Сай­мон­са Сти­вен­са по ро­ма­ну Мар­ка Хед­до­ка. А иг­ра­ет он маль­чи­ка-аути­ста, ко­то­рый на свой вкус и на свой взгляд вос­при­ни­ма­ет этот мир. Маль­чик спо­со­бен бе­жать от оди­но­че­ства, он стре­мит­ся к се­мей­но­му теп­лу. Мо­ло­дой ак­тер дер­жит спек­такль — энер­ге­ти­че­ски, пси­хо­ло­ги­че­ски. Чув­ству­ет сце­ни­че­ские рит­мы по­ста­нов­ки. И бо­лее двух ча­сов к нему при­ко­ва­но вни­ма­ние зри­те­лей.

P.S. Имя по­бе­ди­те­ля те­ат­раль­ной пре­мии «Зер­ка­ло сце­ны»-2019 ста­нет из­вест­но в Меж­ду­на­род­ный день те­ат­ра, 27 мар­та. Сре­ди экс­пер­тов, ко­то­рые бу­дут опре­де­лять луч­ше­го ак­те­ра-ха­риз­ма­ти­ка, — кри­ти­ки, по­ли­ти­ки, бло­ге­ры. О пре­ми­аль­ном хо­де со­бы­тий — в бли­жай­шее вре­мя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.