Це­на от­цов­ской люб­ви

Наш ребенок ро­дил­ся сла­бым и боль­ным. И мне при­шлось от­ка­зать­ся от меч­ты сде­лать ка­рье­ру ар­хи­тек­то­ра...

Zhenskiye Istorii - - News - Ири­на, 31 год

От­кро­вен­но го­во­ря, Ан­дрей ни­ко­гда сыном особо не ин­те­ре­со­вал­ся, но все­гда счи­тал, что последнее сло­во в лю­бой ситуации долж­но оста­вать­ся за ним. Очень уж ему хо­те­лось сильнее мне на­со­лить. Ну и жад­ность свое де­ло сде­ла­ла… Ес­ли б не моя на­стой­чи­вость, То­лик бы и на свет не по­явил­ся. Нет, и я, и муж здо­ро­вы. Толь­ко Ан­дрей слиш­ком за­цик­лен на ра­бо­те и сво­ей пер­соне... Мы по­же­ни­лись еще сту­ден­та­ми. Ко­неч­но, в то вре­мя де­тей не пла­ни­ро­ва­ли. По­лу­чи­ли ди­пло­мы. Ка­за­лось бы, при­шло вре­мя за­ду­мать­ся о на­след­ни­ке, но лю­би­мый был против: — Что ему на­сле­до­вать? У нас же ни­че­го нет! На­до встать на но­ги, заработать де­нег, по­стро­ить свой дом, а то­гда уж и о де­тях ду­мать! Я со­гла­си­лась. Мы оба — ар­хи­тек­то­ры, эта про­фес­сия вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мая, так что день­ги мож­но заработать до­ста­точ­но быст­ро, а уж дом свой по­стро­ить — так во­об­ще не проблема!.. На­ча­ли ка­рье­ру в бю­ро ар­хи­тек­ту­ры и ди­зай­на. За­ка­зов бы­ло мно­го, и они хо­ро­шо опла­чи­ва­лись. В ра­бо­чее вре­мя тру­ди­лись для за­каз­чи­ков, а в сво­бод­ное я про­ек­ти-ро­ва­ла дом сво­ей меч­ты. Ан­дрей то­же из­ред­ка под­клю­чал-ся. Ко­гда про­ект был го­тов, у нас уже на­ко­пи­лось до­ста­точ­но де­нег, что­бы на­чать стро­и­тель­ство. И по­лу­чи­лось так, что все за­ра­бо­тан­ные средства вкла­ды­ва­лись в него. Ан­дрея та­кое по­ло­же­ние дел не устра­и­ва­ло, ему хо­те­лось раз­вле­кать­ся в ноч­ных клу­бах, ез­дить по мод­ным ку­рор­там. Но по­доб­ные раз­вле­че­ния очень дорогие, а будущее жи­лье съе­да­ло все на­ши средства. Но вот «строй­ка ве­ка» по­до­шла к кон­цу, и мы въе­ха­ли в но­вый дом. Ра­дость на­ша не име­ла границ. Од­на­ко вско­ре вы­яс­ни­лось, что ра­до­ва­лись по раз­ным по­во­дам. Ан­дрей счи­тал, что на­ко­нец-то мы ста­нем жить, «как лю­ди», в свое удо­воль­ствие, я же по­ла­га­ла, что те­перь уже мож­но все­рьез по­ду­мать о ре­бен­ке. Ко­гда ро­дил­ся То­лик, су­пруг был до­во­лен. За­би­рая нас из род­до­ма, шу­тил: — Ну вот, на­ко­нец-то у ме­ня име­ет­ся пол­ный ком­плект: дом, де­ре­во и сын! Чест­но ска­зать, еще па­ру-трой­ку лет мы за­про­сто мог­ли бы по­вре­ме­нить. Ну да что уж те­перь рас­суж­дать... Я со­чла нуж­ным про­мол­чать... Пер­вые два ме­ся­ца сы­ну­ля, как и все но­во­рож­ден­ные де­ти, мно­го пла­кал, ча­сто про­сы­пал­ся по но­чам, и нер­вы на­ши бы­ли на пре­де­ле. У Ан­дрея в это вре­мявр ка­рье­ра стре­ми­тель­но по­шла вверх,вв ему при­хо­ди­лось мно­го ра­бо­тать,та и он решил из за­го­род­но­го до­ма пе­ре­се­лить­ся­пе в на­шу го­род­скую квартиру.ти Она бы­ла ма­лень­кой, од­но­ком­нат­ной,на крайне неудоб­ной пла­ни­ров­ки,ки но об­ла­да­ла в гла­зах му­жа глав­ным пре­иму­ще­ством:пр там не бы­ло круг­ло­су­точ­но­су ору­ще­го мла­ден­ца. Ме­ням это его ре­ше­ние очень оби­де­ло. ОНО де­ла­ет ка­рье­ру, а я оста­юсь один на оди­нод с про­бле­ма­ми, с груд­ным ре­бен­ком...ко Но что по­де­ла­ешь? От­ка­зы­вать­ся от чи­сто­го воздуха, ком­форт­но­го жи­лья и ехать в ту же од­но­ком­нат­ную квартиру смыс­ла не ви­де­ла. Во-пер­вых, Ан­дрейдр это­го во­все не хо­тел, во-вто­рых, ма­лы­шу­ма был про­ти­во­по­ка­зан го­род­скойск пыль­ный и душ­ный воз­дух, по­то­му­то что у него об­на­ру­жи­лась брон­хи­аль­на­яал аст­ма. Так­та на­ша се­мья раз­де­ли­лась на две ча­сти:ча мы с сыном оста­лись в до­ме, а Ан­дрей­ан пе­ре­брал­ся в квартиру. Пер­вое вре­мявр он при­ез­жал до­воль­но ча­сто, бы­ва­ло,бы на­ве­ды­вал­ся сре­ди неде­ли,

Ко­гда наш То­лик по­явил­ся на свет, муж вро­де как был д до­во­лен. Но вско­ре сы­ниш­ка стал его раз­дра­жать...

а уж вы­ход­ные, ко­неч­но же, все­гда про­во­дилпр с на­ми. Но по­том стал на­ве­щать­ве все ре­же и ре­же… «Доб­рые» лю­ди­лю до­ло­жи­ли, что в го­ро­де мой муж часто­ча раз­вле­ка­ет­ся в ком­па­нии де­виц мо­дель­ной­мо внеш­но­сти. Я ощу­ти­ла го­речь,ре но не удив­ле­ние. Ко­неч­но, боль- шие день­ги его ис­пор­ти­ли. Он все­гда тя­го­тел к гла­мур­ной жиз­ни, а те­перь по­яви­лась воз­мож­ность хо­дить по до­ро­гим ре­сто­ра­нам, оде­вать­ся в ши­кар­ных бу­ти­ках и ка­тать по­нра­вив­ших­ся де­ву­шек на но­вень­ком «Мер­се­де­се».

Неожи­дан­но я по­лу­чи­ла офи­ци­аль­ный вы­зов в суд: мой муж по­дал за­яв­ле­ние на раз­вод и раз­дел иму­ще­ства

А до­ма что? За­мо­тан­ная, из­дер­ган­ная же­на с боль­ным ре­бен­ком на ру­ках… Я тер­пе­ла та­кое по­ло­же­ние ве­щей, по­то­му что де­вать­ся бы­ло неку­да. О том, что­бы вер­нуть­ся на работу, речь не шла: То­лик тре­бо­вал круг­ло­су­точ­но­го на­блю­де­ния и ухо­да. Я бы и даль­ше ми­ри­лась с из­ме­на­ми су­пру­га, ес­ли бы вдруг не по­лу­чи­ла офи­ци­аль­ное уве­дом­ле­ние: Ан­дрей по­дал за­яв­ле­ние на раз­вод и на раз­дел иму­ще­ства... По­че­му-то из­ве­стие о раз­во­де уди­ви­ло мень­ше, чем «раз­дел иму­ще­ства». Что нам де­лить? Я же ни на что не пре­тен­до­ва­ла. Для ме­ня са­мое глав­ное — что­бы нам с сыном бы­ло где жить и на что. Не­уже­ли он хо­чет вы­се­лить нас из до­ма в ту са­мую од­но­ком­нат­ную квар­тир­ку? Но ведь в го­ро­де То­ли­ку ста­нет зна­чи­тель­но ху­же! Дей­стви­тель­ность пре­взо­шла са­мые худ­шие ожи­да­ния. На пер­вом же за­се­да­нии су­да вы­яс­ни­лось, что Ан­дрей со­гла­сен оста­вить дом нам, но толь­ко в счет оплаты али­мен­тов. То есть он хо­тел та­ким об­ра­зом раз и на­все­гда из­ба­вить­ся от ма­те­ри­аль­ной за­ви­си­мо­сти. От­ку­пить­ся. Вот вам, де­скать, дом, и от­стань­те от ме­ня! Я ска­за­ла су­дье, что это невоз­мож­но: на со­дер­жа­ние и до­ма, и боль­но­го сы­ниш­ки тре­бу­ют­ся день­ги, а воз­мож­но­сти за­ра­ба­ты­вать у ме­ня нет, так как у ре­бен­ка тя­же­лая фор­ма брон­хи­аль­ной аст­мы с ча­сты­ми при­сту­па­ми уду­шья. Та­ких де­тей не бе­рут в детский сад, со­от­вет­ствен­но, я не смо­гу вый­ти на работу. В ответ на это в при­сут­ствии судьи мой муж ци­нич­но за­явил, что мне мож­но брать за­ка­зы на дом. Я объ­яс­ни­ла су­дье, что, во-пер­вых, не знаю, где имен­но их брать, во-вто­рых, мало ко­му за­хо­чет­ся свя­зы­вать­ся с ма­те­рью ма­лень­ко­го и очень боль­но­го ре­бен­ка, а

в-тре­тьих, я не по­ни­маю, по­че­му в ре­зуль­та­те раз­во­да на ме­ня сва­ли­ва­ет­ся столь­ко дел и за­бот, а быв­ший оста­ет­ся толь­ко в вы­иг­ры­ше — сно­ва хо­лост и аб­со­лют­но ни­чем не обре­ме­нен. Су­дья со­гла­сил­ся с мо­и­ми до­во­да­ми и спро­сил, сколь­ко де­нег потребуется на со­дер­жа­ние ре­бен­ка. Услы­шав это, Ан­дрей при­бег­нул к дру­гой так­ти­ке: по­про­сил, что­бы имен­но его, от­ца, на­зна­чи­ли опе­ку­ном ре­бен­ка. Я за­дох­ну­лась от воз­му­ще­ния: — Но ты же не лю­бишь То­ли­ка! Не ви­дишь­ся с ним уже не­сколь­ко ме­ся­цев! И тем бо­лее не зна­ешь ни­че­го о его бо­лез­ни, ле­че­нии... — Ни­че­го страш­но­го, — па­ри­ро­вал он. — На­до бу­дет — узнаю. Най­му ему нянь­ку с ме­ди­цин­ским об­ра­зо­ва­ни­ем, она бу­дет уха­жи­вать... — За­чем, Ан­дрей? Ты хо­чешь сде­лать боль­но мне, а по­стра­да­ет ребенок! Не­уже­ли ня­ня, чу­жой че­ло­век, сможет за­бо­тить­ся о ма­лы­ше луч­ше, чем я, род­ная мать? Или ты ду­ма­ешь, что ня­ня с ме­ди­цин­ским об­ра­зо­ва­ни­ем обой­дет­ся де­шев­ле али­мен­тов? Но Ан­дрей упер­ся: — Я же ска­зал, что не на­ме­рен пла­тить али­мен­ты! И не бу­ду! Или со­гла­шай­ся на мои усло­вия, или я за­бе­ру То­ли­ка. Су­дья толь­ко со­кру­шен­но по­ка­чал го­ло­вой. Я по­ни­ма­ла, что ему то­же непро­сто вы­не­сти ре­ше­ние: оста­вить маль­чи­ка с за­бот­ли­вой ма­те­рью, у ко­то­рой, од­на­ко, нет са­мо­сто­я­тель­но­го за­ра­бот­ка, или от­дать от­цу, ко­то­рый о ма­лы­ше не ду­ма­ет во­все, за­то име­ет день­ги, что­бы ор­га­ни­зо­вать над­ле­жа­щий уход. По­это­му даль­ней­шее слу­ша­ние де­ла он пе­ре­нес на ме­сяц. На­де­ял­ся, долж­но быть, что мы как-то до­го­во­рим­ся меж­ду со­бой. Од­на­жды я, как обыч­но, от­ве­ла То­ли­ка в по­ли­кли­ни­ку на ком­плекс­ные про­це­ду­ры, ко­то­рые вклю­ча­ли в се­бя ин­га­ля­цию, ле­чеб­ную гим­на­сти­ку и спе­ци­аль­ный мас­саж. По­ка мед­ра­бот­ни­ки за­ни­ма­лись ре­бен­ком, я, что­бы не си­деть бес­цель­но в боль­нич­ном ко­ри­до­ре, по­шла в сбер­кас­су, опла­ти­ла ком­му­наль­ные сче­та, по­том за­шла в су­пер­мар­кет и ку­пи­ла про­дук­ты. Од­на­ко, вер­нув­шись в боль­ни­цу, об­на­ру­жи­ла, что То­ли­ка нет. Как нет? Где же он? Мед­сест­ра удив­лен­но под­ня­ла бро­ви: — Но вы же са­ми по­про­си­ли му­жа его за­брать! Ока­за­лось, что пришел Ан­дрей, предъ­явил за­пис­ку с прось­бой от­дать ему То­лю, ему са­мо­му по­ка­зал плю­ше­вую со­бач­ку, с ко­то­рой сын обыч­но все­гда ходил в об­ним­ку, но сегодня за­был до­ма. Малыш об­ра­до­вал­ся лю­би­мой иг­руш­ке и со­гла­сил­ся уй­ти с па­пой. По­ду­мав, я со­об­ра­зи­ла: у Ан­дрея ведь оста­лись клю­чи от до­ма... Так вот от­ку­да плю­ше­вая со­бач­ка! Ста­ла зво­нить быв­ше­му му­жу, но он не от­ве­чал. В од­нуш­ке, в ко­то­рой он рань­ше жил, его не ока­за­лась, за­то там бы­ли квар­ти­ран­ты. То­гда я за­яви­ла об ис­чез­но­ве­нии сы­на в полицию, но, услы­шав, что ре­бен­ка за­брал род­ной отец, пред­ста­ви­те­ли пра­во­по­ряд­ка от­мах­ну­лись: ни­че­го страш­но­го, не чу­жой че­ло­век! Отец, мол, име­ет те же пра­ва, что и мать, так что со­ста­ва пре­ступ­ле­ния нет. Я пы­та­лась объяснить, что ребенок се­рьез­но бо­лен и без долж­но­го ухо­да мо­жет уме­реть, но мне ответили, что су­ще­ству­ют по­ли­кли­ни­ки, «ско­рая по­мощь», част­ные вра­чи. Но я-то зна­ла, что без ле­карств, ко­то­рые нуж­но да­вать по стро­го опре­де­лен­ной схе­ме, То­лик дол­го не про­дер­жит­ся. Я по­про­си­ла по­ли­цей­ских разо­слать цир­ку­ляр по стан­ци­ям «ско­рой по­мо­щи» — на­счет вы­зо­ва к ре­бен­ку-аст­ма­ти­ку (что­бы узнать, где Ан­дрей пря­чет ма­лы­ша!), а са­ма ста­ла хо­дить в по­ли­кли­ни­ку каж­дый день. Как на работу. Ес­ли у су­пру­га есть хоть кап­ля здра­во­го смыс­ла, он во вре­мя при­сту­па при­ве­зет его сю­да, к вра­чам, ко­то­рые ве­дут То­лю с рож­де­ния и зна­ют, что де­лать в экс­трен­ных слу­ча­ях. Вот толь­ко я не име­ла по­ня­тия, как за­брать сы­на, ведь в дра­ке мне му­жа не одо­леть, а за­кон не за­пре­ща­ет от­цу за­ни­мать­ся ре­бен­ком… Все дей­стви­тель­но ед­ва не за­кон­чи­лось тра­ге­ди­ей. Я бы­ла в по­ли­кли­ни­ке, ко­гда ту­да при­бе­жал Ан­дрей с по­си­нев­шим То­ли­ком на ру­ках. Вра­чи схва­ти­ли ма­лы­ша и унес­ли в ка­би­нет ин­тен­сив­ной те­ра­пии. Мне да­же бо­роть­ся за сы­на не при­шлось. Ан­дрей тут же по­ки­нул боль­ни­цу, бурк­нув: «Мо­жешь за­би­рать на­зад сво­е­го за­дох­ли­ка!» Это­го по­дон­ка не вол­но­ва­ло здо­ро­вье сы­на! Про­сто он по­бо­ял­ся, что ес­ли ребенок умрет, он мо­жет за­про­сто сесть в тюрь­му. Та­кая вот свое­об­раз­ная «от­цов­ская лю­бовь»... За­то этот слу­чай по­мог мне вы­иг­рать суд. Под дав­ле­ни­ем неопро­вер­жи­мых фак­тов су­дья со­гла­сил­ся с тем, что от­цов­ская «опе­ка» угрожает здоровью и жиз­ни ре­бен­ка. По­это­му То­лик остал­ся со мной. Дом то­же за на­ми. Кро­ме то­го, суд по­ста­но­вил, что Ан­дрей обя­зан вы­пла­чи­вать не­ма­лые али­мен­ты, при­чем не толь­ко на со­дер­жа­ние боль­но­го ре­бен­ка, но и на мое, по­сколь­ку я не мо­гу ра­бо­тать... На­сколь­ко я знаю, у быв­ше­го сей­час все хо­ро­шо. Он стал очень вос­тре­бо­ван­ным ар­хи­тек­то­ром, ос­но­вал соб­ствен­ное ар­хи­тек­тур­ное бю­ро, за­ра­ба­ты­ва­ет при­лич­ные день­ги, так что от али­мен­тов не обед­не­ет. Очень хо­тел на нас сэко­но­мить, но не по­лу­чи­лось: с ча­стью де­нег ему приходится рас­ста­вать­ся. А я мо­гу по­свя­тить се­бя ухо­ду за боль­ным сыном. И кто бы там что ни го­во­рил, все-та­ки есть на бе­лом све­те спра­вед­ли­вость!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.