Кто по­лю­бит нефор­мал­ку?

Я пря­та­лась за эпа­таж­ной внеш­но­стью, но для люб­ви мы все – об­на­жен­ные де­ти Ада­ма и Евы. Ее не об­ма­нешь

Zhenskiye Istorii - - Содержание: - Кле­мен­ти­на, 20 лет

Все­му ви­ной мои ро­ди­те­ли. Это ж на­до до та­ко­го до­ду­мать­ся — на­звать доч­ку Кле­мен­ти­ной! И это при том, что моя стар­шая сест­ра но­си­ла нор­маль­ное имя — Ири­на. Ра­но осо­знав, что с мо­им имеч­ком бу­дет слож­но, я ре­ши­ла со­от­вет­ство­вать. Ко­гда мне ис­пол­ни­лось че­тыр­на­дцать, сде­ла­ла пир­синг но­са. В пят­на­дцать ту­со­ва­лась с па­ца­на­ми по подъ­ез­дам: мы слу­ша­ли му­зы­ку, ино­гда по­ку­ри­ва­ли дурь... Ма­ма пла­ка­ла, ста­вя мне в при­мер сест­ру, ти­пич­ную «бо­тан­ку», отец хва­тал­ся за ре­мень, но по­сле то­го как я на че­ты­ре дня ушла из до­му, они оста­ви­ли ме­ня в по­кое. И уже дре­ды и первую та­ту­и­ров­ку иров­ку — по­да­рок дру­зей в честь ь окон­ча­ния шко­лы — встре­ти­ли ети­ли лишь тяж­ки­ми вздо­ха­ми. до­ха­ми. В об­щем, щем, ме­ня счи­та­ли «по­зо­ром се­мьи». ». Тем бли­же бы­ли и дру­зья. В ком­па­нии ме­ня я на­зы­ва­ли Клео и счи­та­ли «сво­им пар­нем». В шко­ле я учи­лась неваж­но, по­это­му об уни­ве­ре да­же не по­мыш­ля­ла, хо­тя с дет­ства ет­ства ри­со­ва­ла и в глу­бине убине ду­ши меч­та­ла о ху­до­ждо­ж­ке. Об этой мо­ей мечте ечте не знал ни­кто, кро­ме ме Сань­ки — пар­ня, я, с ко­то­рым мы под­жи­ва­ли уже три го­да. Но у него бы­ла своя муль­ка — му­зы­ка: он пи­сал пес­ни и пы­тал­ся ско­ло­тить груп­пу. Они иг­ра­ли в клу­бах, но вы­рвать­ся на боль­шую сце­ну не уда­ва­лось. Так мы с Сань­кой и мы­ка­лись, чуть одур­ма­нен­ные друг дру­гом, но боль­ше — соб­ствен­ным вдох­но­ве­ни­ем, не по­ни­мая, что с ним де­лать. Ко­гда же я не в си­лах бы­ла с ним спра­вить­ся, то хва­та­лась за ка­ран­даш и ри­со­ва­ла. — Гос­по­ди, за­ня­лась бы чем-то по­лез­ным, — жа­ло­ва­лась ма­ма, — а то за­прет­ся и все ма­лю­ет свои кар­тин­ки. — А те­бе не все рав­но? — огры­за­лась я. — А ка­кой с них прок? — по­жи­ма­ла пле­ча­ми она. — Ри­су­ноч­ка­ми ведь сыт не бу­дешь. Вон се

стра твоя —

учит­ся, как по­ло­же­но, на ин­же­не­ра… С Ир­кой мы жи­ли в раз­ных га­лак­ти­ках, ста­ра­ясь, что­бы на­ши тра­ек­то­рии не пе­ре­се­ка­лись. Но од­на­жды она за­сту­ка­ла ме­ня с ка­ран­да­шом в ру­ках. — Слу­шай, Ко­люч­ка (сест­ра да­ла мне эту клич­ку из-за ха­рак­те­ра), ты дав­но ри­су­ешь? — по­тря­сен­но спро­си­ла она. — Я, ко­неч­но, не силь­но в жи­во­пи­си раз­би­ра­юсь, но, по-мо­е­му, это здо­ро­во!

Ма­ма пла­ка­ла и ста­ви­ла мне в при­мер ум­ни­цу-сест­ру, па­па хва­тал­ся за ре­мень. Но все рав­но ни­че­го не по­мо­га­ло

Ком­пли­мент сест­ры за­стал ме­ня врас­плох — я сра­зу же раз­мяк­ла. — Мож­но мне и дру­гие ри­сун­ки по­смот­реть? — не уни­ма­лась она. Кив­нув, я нехо­тя про­тя­ну­ла ей пап­ку. Ири­на раз­ло­жи­ла ли­сты и ста­ла вни­ма­тель­но их изу­чать. — Слу­шай, — про­из­несл про­из­нес­ла на­ко­нец сест­ра, — у те­бя опре­де­ленн опре­де­лен­но та­лант! У ме­ня ра­дост­но за­би­ло за­би­лось серд­це: го­то­ва бы­ла рас­це­ло­вать ее за эти сло­ва — зна­чит, не та­кой так уж я се­мей­ный ны «урод»! — Лад­но, — на­мор­щив мо лоб, сес сест­ри­ца оза­бо­чен чен­но по­мол­ча­ла. — У ме­ня идея. Можн Мож­но я возь­му па­ру тв тво­их ри­сун­ков и по­ка по­ка­жу кое-кому? А вдруг из это­го что­то и по­лу по­лу­чит­ся... Я в от­вет лишь неопре­де­лен­но пле­ча­ми по­жа­ла: не си силь­но-то ве­ри­лось, но все рав­но ин­те­рес и уча­стие сест­ры бы­ли при­ят­ны… Че­рез па­ру дней Ир­ка, ед­ва пе­ре­сту­пив по­рог квар­ти­ры, сра­зу же бро­си­лась в мою ком­на­ту. — Так, Ко­люч­ка, — ска­за­ла она. — В вос­кре­се­нье идешь со мной. — Ку­да это? — бурк­ну­ла я. — На день рож­де­ния к мо­е­му од­но­курс­ни­ку. Но это — не глав­ное. Просто с то­бой хо­чет по­зна­ко­мить­ся один че­ло­век. Не воз­ра­жай, — и рта не да­ва­ла мне от­крыть сест­ри­ца, — это в тво­их ин­те­ре­сах. К то­му же я всех пре­ду­пре­ди­ла, что при­ду с то­бой. …Ир­ки­на ком­па­ния ока­за­лась тем еще зоо­са­дом: де­ви­цы, слов­но со­ро­ки, та­рах­те­ли без умол­ку, ум­ни­чая пе­ред пар­ня­ми, а те, слов­но ко­ты, улы­ба­лись и под­да­ки­ва­ли, со­вер­шен­но оче­вид­но меч­тая их сца­пать. На ме­ня все гла­зе­ли с недо­уме­ни­ем и нескры­ва­е­мым пре­зре­ни­ем. Са­ма же Ир­ка, как на­зло, ку­да-то про­па­ла (сест­ра на­зы­ва­ет­ся!). От нече­го де­лать я на­бра­ла Сань­ку: — Слу­шай, тут та­кое де­ло, — па­рень был свой, его го­лос успо­ка­и­вал. — Я сей­час в чужой ха­те сре­ди ка­ких-то те­ней слу­чай­но ока­за­лась. За­бе­ри ме­ня, по­жа­луй­ста, от­сю­да, а? — Ка­ких те­ней, Клео? — воз­му­щен­но про­кри­чал он. — Что ты ме­лешь? Я не мо­гу — я жду ме­ло­дию! — Че­го? — не по­ня­ла я. — Ме­ло­дию, го­во­рю, жду! Ну, иг­раю я, пи­шу… В об­щем, не в те­му ты… — Те­бе что, ги­та­ра до­ро­же, чем я? Сань­ка за­мол­чал, буд­то раз­ду­мы­вая. — Ра­зу­ме­ет­ся, — от­ве­тил на­ко­нец. — Да по­шел ты! Ком­по­зи­тор хре­нов! — в яро­сти от­швыр­ну­ла те­ле­фон: его сло­ва неожи­дан­но боль­но за­де­ли. Ни­че­го не оста­ва­лось, как за­бить­ся в угол и злоб­но на­блю­дать за про­ис­хо­дя­щим. Ну, спа­си­бо, сест­ри­ца! — Мож­но? — над креслом за­вис­ла на­ка­чан­ная фи­гу­ра в ши­кар­ном ко­стю­ме и с за­па­хом до­ро­го­го оде­ко­ло­на. Па­рень сел на­про­тив и бес­це­ре­мон­но уста­вил­ся на ме­ня, слег­ка улы­ба­ясь. — Че­го на­до? — я рас­те­ря­лась, из ме­ня сра­зу же по­лез­ли все мои «ко­люч­ки». — Про­сти, — спо­хва­тил­ся он, — не пред­ста­вил­ся… Ки­рилл. Мне вдруг ста­ло страш­но: я уви­де­ла се­бя со сто­ро­ны — в та­ту­и­ров­ках и жест­ком гри­ме, с дре­да­ми, в рва­ных джин­сах, а ря­дом он — та­кой класс­ный, до­ро­го пах­ну­щий… муж­чи­на мо­ей меч­ты! Я го­то­ва бы­ла сдох­нуть на ме­сте, рас­тво­рить­ся или рас­сы­пать­ся, что­бы толь­ко он не ви­дел ме­ня та­кую. — А те­бя как зо­вут? — в его го­ло­се не бы­ло ни кап­ли иро­нии. — Кле­мен­ти­на! — нехо­тя от­ве­ти­ла я. — То есть... Клео! — Ты — сест­ра Ири­ны? Я так и по­ду­мал! Це­лый ве­чер те­бя ищу, а ты вон где, — просто ска­зал он, буд­то не за­ме­чая мо­е­го «урод­ства» и стран­но­го име­ни. — Я ви­дел твои ра­бо­ты… Шам­пан­ско­го хо­чешь? — Не пью эту дрянь. Мне бы пи­ва… Ки­рилл ото­ро­пе­ло уста­вил­ся на ме­ня, а по­том вдруг рас­хо­хо­тал­ся: — Мне бы то­же! Толь­ко здесь, ка­жет­ся, его нет. Мо­жет, сбе­жим? Мы рас­по­ло­жи­лись в неболь­шом па­бе. Ки­рилл рас­ска­зал, что уже два го­да ра­бо­та­ет ди­зай­не­ром в неболь­шой стро­и­тель­ной фир­ме. — Зна­ешь, как толь­ко я уви­дел твои ри­сун­ки, сра­зу по­нял, что это имен­но, то что мы ис­ка­ли… — Но у ме­ня нет об­ра­зо­ва­ния, — я не ве­ри­ла сво­им ушам. — Это неваж­но. То есть важ­но, ко­неч­но, но это по­пра­ви­мо. Ты ска­жи — те­бе

Слы­шать та­кое от Сань­ки бы­ло обид­но. Вы­хо­дит, ему пле­вать на то, что у ме­ня про­бле­мы? Лад­но, он об этом по­жа­ле­ет!

во­об­ще это ин­те­рес­но? Ну, ори­ги­наль­ный ди­зайн по­ме­ще­ний, до­мов... Хо­те­ла бы по­про­бо­вать се­бя в этом? — Мо­жет быть, — я хму­ри­лась, пы­та­ясь скрыть улыб­ку, но это бы­ло невоз­мож­но. …Мы шли по го­ро­ду. Я под­ста­ви­ла ли­цо под мел­кую сет­ку до­ждя, све­жий ве­тер при­ят­но хо­ло­дил раз­го­ря­чен­ное те­ло. Ки­рилл про­во­дил ме­ня до подъ­ез­да. У две­ри мы оста­но­ви­лись. — С то­бой так просто — неохо­та рас­ста­вать­ся, — при­знал­ся он. Я впер­вые не зна­ла, что от­ве­тить, — ме­ня рас­пи­ра­ло от сча­стья. — Лад­но, до зав­тра, моя пре­крас­ная Кле­мен­ти­на, — про­дол­жил Ки­рилл, на­кло­нил­ся и по­це­ло­вал ме­ня в гу­бы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.