Ослеп­лен­ная любовью

Zhenskiye Istorii - - Содержание: - Га­ли­на, 27 лет

Усто­ять пе­ред та­ким муж­чи­ной бы­ло труд­но: кра­си­вый, об­хо­ди­тель­ный, с пре­крас­ным чув­ством юмо­ра. И то, что он ока­зал­ся же­нат, не иг­ра­ло осо­бой ро­ли. Тем бо­лее вско­ре вы­яс­ни­лось: они с же­ной дав­но жи­вут как кош­ка с со­ба­кой, и раз­вод не за го­ра­ми. Эти лю­ди со­всем не под­хо­ди­ли друг дру­гу. Али­на, по сло­вам Алек­сея, с утра до но­чи про­си­жи­ва­ла в сво­ем мас­саж­ном са­лоне, и са­мым боль­шим ее удо­воль­стви­ем бы­ло пе­ре­счи­ты­ва­ние за­ра­бо­тан­ных де­нег. — Рас­чет­ли­вая, уш­лая ба­ба! Ни­ка­ких при­вя­зан­но­стей, од­ни шкур­ные ин­те­ре­сы. Да еще и хо­лод­ная, как за­мо­ро­жен­ная ку­ри­ца! Ку­да ей до те­бя! Ты — ис­кор­ка: толь­ко при­кос­нись — и за­го­ра­ешь­ся сра­зу, — го­во­рил он мне, и я чув­ство­ва­ла се­бя са­мой счаст­ли­вой жен­щи­ной на све­те. Мой лю­би­мый по­до­зре­вал, что его су­пру­га со­труд­ни­ча­ет с бан­ди­та­ми, а ее мас­саж­ный салон ис­поль­зу­ет­ся для от­мы­ва­ния грязных де­нег. — Ес­ли ты в этом уве­рен, то со­об­щи в по­ли­цию. Ведь это под­суд­ное де­ло! — со­ве­то­ва­ла я, но Алек­сей лишь ка­чал го­ло­вой: — Эта стер­ва слиш­ком осто­рож­на и хит­ра, что­бы дать так лег­ко пой­мать се­бя. Но ра­но или позд­но она до­иг­ра­ет­ся! Вот уви­дишь! По­сле всех этих раз­го­во­ров я ста­ла бо­ять­ся его же­ну. Ведь Али­на зна­ла о мо­ем су­ще­ство­ва­нии и на­вер­ня­ка нена­ви­де­ла ме­ня, счи­тая раз­луч­ни­цей. А вдруг она за­ду­ма­ет ото­мстить, на­тра­вит сво­их дру­зей-по­дон­ков? Но, как ока­за­лось, опа­са­лась я со­всем не то­го, че­го сле­до­ва­ло... Как-то утром к нам до­мой при­шел опер­упол­но­мо­чен­ный. — О гос­по­ди! Не мо­жет быть! — до­нес­ся до ме­ня из при­хо­жей ис­пу­ган­ный воз­глас Алек­сея, а че­рез де­сять ми­нут его увез­ли в от­де­ле­ние. Стоя у ок­на, я про­во­ди­ла ма­ши­ну взгля­дом и ста­ла ждать Ле­ши­но­го воз­вра­ще­ния. Не зна­ла, в чем де­ло, и пе­ре­жи­ва­ла.

По­сле раз­во­да с му­жем я дол­го пре­бы­ва­ла в де­прес­сии. А еще счи­та­ла, что ни­ко­гда боль­ше не бу­ду до­ве­рять муж­чи­нам. Но сно­ва влю­би­лась…

Вер­нул­ся он толь­ко к ве­че­ру и с по­ро­га со­об­щил: — Не по­ве­ришь! Али­на мерт­ва! — Мерт­ва? — в ужа­се пе­ре­спро­си­ла я. — Но что с ней слу­чи­лось? — Уби­та. Ее слу­чай­но гриб­ни­ки на­шли в ле­су... Мне при­шлось опо­зна­вать те­ло. Ты да­же пред­ста­вить не мо­жешь, что я при этом чув­ство­вал... — у него дрог­нул го­лос. — Та­кая страш­ная смерть! Ей ножом пе­ре­ре­за­ли гор­ло.

Смерть Али­ны по­тряс­ла ме­ня. Кто и за что мог ее убить? А вдруг и нас с лю­би­мым те­перь ждет та же участь?!

— А нам с то­бой что-то угро­жа­ет? — ис­пу­ган­но спро­си­ла я. — Не бой­ся, мы в без­опас­но­сти! — успо­ко­ил он ме­ня, хо­тя его са­мо­го тряс­ло. — Точ­но? Ты уве­рен? — Уве­рен. Я же те­бе го­во­рил, что не имел с эти­ми ее бан­ди­та­ми ни­ка­ких дел! К сча­стью... — Да, но... Ты со­об­щил в по­ли­ции все, что зна­ешь об этом? — Ко­неч­но. Они счи­та­ют, что моя вер­сия пра­виль­ная: Али­ну при­кон­чи­ли по­дель­ни­ки. До­иг­ра­лась... «Сла­ва бо­гу, — по­ду­ма­ла я, — что ни мне, ни Але­ше ни­че­го не гро­зит». Од­на­ко оши­ба­лась. Вско­ре Алек­сей стал по­лу­чать ано­ним­ные пись­ма, в ко­то­рых с ним обе­ща­ли рас­пра­вить­ся. Зная, ка­кая я тру­си­ха, лю­би­мый пря­тал ано­ним­ки. Но как-то раз мне все-та­ки по­па­лось на гла­за од­но та­кое по­сла­ние... Гряз­ное, по­мя­тое, оно ле­жа­ло в при­хо­жей ря­дом с ве­шал­кой — вид­но, слу­чай­но вы­па­ло из кар­ма­на или из сум­ки Алек­сея. — А это что та­кое? — про­тя­ги­вая кон­верт, спро­си­ла я его, но он жут­ко раз­нерв­ни­чал­ся и рез­ко вы­рвал бу­ма­гу у ме­ня из рук. — Те­бя это ни­как не ка­са­ет­ся! За­будь! Ска­зал же — не бой­ся! — О та­ком невоз­мож­но за­быть! — рас­пла­ка­лась я. — Хо­ро­шень­кое де­ло! Там же на­пи­са­но, что они с то­бой сде­ла­ют, ес­ли не от­дашь им нуж­ную сум­му! — Ни­че­го не знаю и ни­ка­ких де­нег ни­ко­му от­да­вать не со­би­ра­юсь! — сер­ди­то вы­крик­нул Ле­ша. — С ка­кой ста­ти я дол­жен рас­пла­чи­вать­ся за тем­ные де­лиш­ки Али­ны, ко­то­рой и в жи­выхто уже нет?! — Но это пись­мо необ­хо­ди­мо от­не­сти в по­ли­цию! — ска­за­ла я. — Слы­шишь? Немед­лен­но! — И что? — он пре­зри­тель­но скри­вил рот. — Счи­та­ешь, что они за­щи­тят ме­ня от бан­ди­тов? — Не знаю. Толь­ко просто си­деть и ждать, что все са­мо со­бой утря­сет­ся, то­же нель­зя! Это глу­по! — Глу­по ве­рить, что на­ши пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны спо­соб­ны ре­шать та­кие во­про­сы! Да они до сих пор не на­шли убийц Али­ны! А ты го­во­ришь... Я про­мол­ча­ла. А еще по­ду­ма­ла, что вме­сто спо­кой­ной и счаст­ли­вой жиз­ни с лю­би­мым че­ло­ве­ком, о ко­то­рой все­гда меч­та­ла, по­лу­чи­ла черт зна­ет что! За по­рог соб­ствен­но­го до­ма вый­ти бо­юсь. Ко­гда ста­ло оче­вид­но, что Ле­ша не со­би­ра­ет­ся по­ка­зы­вать ано­ним­ку сле­до­ва­те­лю, я ре­ши­ла сде­лать это са­ма. И от­пра­ви­лась в от­де­ле­ние. — И как ча­сто вы по­лу­ча­е­те по­доб­ные угро­зы? — спро­сил опе­ра­тив­ник, к ко­то­ро­му ме­ня на­пра­ви­ли. — Не знаю, мне в ру­ки по­па­лось толь­ко од­но пись­мо. — Пра­виль­но сде­ла­ли, что при­шли, — ска­зал муж­чи­на. — Воз­мож­но, это важ­ная ули­ка. Здесь, в от­де­ле­нии, по­че­му-то бы­ло еще страш­нее, и, не вы­дер­жав, я спро­си­ла: — А вы мо­же­те предо­ста­вить нам с Алек­се­ем ка­кую-ни­будь охра­ну? — Вам ни­что не угро­жа­ет, так что не бой­тесь,— уклон­чи­во от­ве­тил он, и мне ста­ло яс­но: Ле­ша прав — по­ли­ция нам не по­мо­жет, они спо­кой­но бу­дут ждать, по­ка нас убьют… Алек­сею о сво­ем по­хо­де в от­де­ле­ние ни­че­го не ска­за­ла. Но пись­ма при­хо­дить пе­ре­ста­ли. За­то те­перь на­ча­лись ре­гу­ляр­ные звон­ки. — Просто кош­мар! — жа­ло­ва­лась Ле- ше. — По­ды­шат в ухо и кла­дут труб­ку. Кто?! За­чем?! — Просто они про­ве­ря­ют, до­ма ли мы, — по­жи­мал пле­ча­ми он. — И ты по-преж­не­му счи­та­ешь, что нам с то­бой ни­что не угро­жа­ет? — про­дол­жа­ла со­мне­вать­ся я. — Ле­шень­ка, мне страш­но! — Я и сам на­чи­наю бо­ять­ся, — од­на­жды со вздо­хом при­знал­ся он. — Лад­но, схо­жу в мен­тов­ку. И то­гда я ре­ши­ла ска­зать ему о сво­ем ви­зи­те к сле­до­ва­те­лю. Стран­но, но Алек­сей не рас­сер­дил­ся. Вид­но, и вправ­ду пе­ре­пу­гал­ся все­рьез. На сле­ду­ю­щий день он по­шел в от­де­ле­ние. Но там ему ска­за­ли то же, что и мне. Мол, не бой­тесь, рас­сле­до­ва­ние про­дол­жа­ет­ся... — Кто-то нас за­пу­ги­ва­ет, — при­дя до­мой, воз­му­щал­ся Алек­сей, — а у них один со­вет: не бес­по­кой­тесь! Меж­ду тем по­сле встре­чи со сле­до­ва­те­лем с Ле­шей ста­ло тво­рить­ся что-то неве­ро­ят­ное. У него на­ча­лась бес­сон­ни­ца. Кро­ме то­го, все вре­мя про­па­дал в га­ра­же. «Что там мож­но де­лать столь­ко вре­ме­ни?!» — удив­ля­лась я, и в кон­це кон­цов на­ча­ла ге­не­раль­ную убор­ку в квар­ти­ре, что­бы за­нять сво­бод­ное вре­мя, ко­то­рое рань­ше мы про­во­ди­ли вме­сте. И вдруг в глу­бине од­но­го из ящи­ков пись­мен­но­го сто­ла на­ткну­лась на мо­биль­ник.

Я ни­че­го не мог­ла по­нять. Ес­ли это бы­ли дол­ги его же­ны, то по­че­му бан­ди­ты угро­жа­ют рас­пра­вой Ле­ше?

При­чем яв­но жен­ский, по­сколь­ку муж­чи­на вряд ли мог при­це­пить на те­ле­фон бре­ло­чек из раз­но­цвет­ных кри­стал­лов. «Мо­жет, у него по­яви­лась дру­гая жен­щи­на?» — мельк­ну­ла в го­ло­ве тре­вож­ная мысль. И за ужи­ном я мол­ча по­ло­жи­ла на­ход­ку на стол. Уви­дев мо­биль­ник, Алек­сей по­крас­нел и зло за­кри­чал: — Где ты это взя­ла?! — Сам зна­ешь! — от­ве­ти­ла я,

удив­лен­ная та­кой ре­ак­ци­ей. — Ска­жи луч­ше, у те­бя кто-то есть? — Глу­пыш­ка, — усмех­нул­ся он. — Как ты мог­ла та­кое по­ду­мать? Это же мо­биль­ный Али­ны! Мне его вер­ну­ли в по­ли­ции! — Вер­ну­ли?! — с со­мне­ни­ем по­смот­ре­ла на него я. — А с ка­кой ста­ти? — По за­ко­ну она моя же­на. Ведь мы с ней так и не успе­ли раз­ве­стись... Алек­сей об­нял ме­ня и, по­це­ло­вав в гу­бы, ти­хо про­из­нес: — По­слу­шай ме­ня, де­воч­ка, как толь­ко весь этот кош­мар за­кон­чит­ся, мы по­же­ним­ся. Устро­им пир на весь мир и за­жи­вем счаст­ли­во. Так что вы­брось все глу­по­сти из сво­ей кра­си­вой го­лов­ки! Я люб­лю те­бя и ни о ком дру­гом не ду­маю. Ве­ришь? — Да, лю­би­мый, — про­шеп­та­ла я. Его сло­ва, ко­неч­но, успо­ко­и­ли ме­ня, но неуго­мон­ный чер­вя­чок лю­бо­пыт­ства все-та­ки про­дол­жал ко­по­шить­ся внут­ри. Те­ле­фон же по­сле на­ше­го раз­го­во­ра ку­да-то ис­чез, и боль­ше я его не ви­де­ла. Неде­ли че­рез две Але­ша тя­же­ло за­бо­лел, под­хва­тил ка­кой-то ви­рус. Был та­кой сла­бый, что да­же чаш­ку с ча­ем, и то дер­жал с тру­дом. «Не по­хо­же на него, — рас­стра­и­ва­лась я. — А все по­то­му, что в по­след­нее вре­мя по­чти не ест, глу­шит лит­ра­ми ко­фе и все вре­мя тор­чит в хо­лод­ном га­ра­же. Да еще эти по­сто­ян­ные жа­ло­бы на бес­сон­ни­цу. Не дай бог, уснет ко­гда-ни­будь за ру­лем. Нет, нуж­но все­рьез за­нять­ся его здо­ро­вьем. И по­пы­тать­ся уго­во­рить схо­дить к пси­хо­ло­гу...» Как-то днем, ко­гда Алек­сей уснул, я ре­ши­ла съез­дить за по­куп­ка­ми. Ти­хонь­ко вы­та­щи­ла клю­чи из его курт­ки, спу­сти­лась в га­раж и за­сты­ла на по­ро­ге. Внут­ри та­кое тво­ри­лось! Га­раж до­стал­ся мне от от­ца, но па­пи­на

Я не зна­ла, что ду­мать. Мо­жет, у Алек­сея есть дру­гая жен­щи­на? Но то­гда за­чем он жи­вет со мной?

ма­ши­на бы­ла дав­но про­да­на, и по­ме­ще­ни­ем я не поль­зо­ва­лась. Од­на­ко ко­гда Алек­сей пе­ре­ехал ко мне, то на­вел там иде­аль­ный по­ря­док и по­ста­вил свою «Шко­ду». Те­перь же здесь по­всю­ду ва­ля­лась гряз­ная ве­тошь, а в уг­лу вы­рос­ла гро­мад­ная ку­ча му­со­ра. Ста­ра­ясь не за­пач­кать­ся, я по­до­шла к ма­шине, се­ла и по­еха­ла в ма­га­зин. Про­дук­тов на­бра­ла мно­го, что­бы на неде­лю хва­ти­ло. И вдруг, за­гру­жая сум­ки в ба­гаж­ник, об­на­ру­жи­ла на ков­ри­ке боль­шое бу­рое пят­но. При­гля­де­лась, по­тро­га­ла ру­кой и в ужа­се от­пря­ну­ла: «С ума сой­ти! Это же кровь!» У ме­ня за­кру­жи­лась го­ло­ва. С тру­дом до­брав­шись до са­ло­на, се­ла на пе­ред­нее си­де­нье, от­кры­ла дро­жа­щей ру­кой бар­да­чок и... от­ту­да вы­пал мо­биль­ный Али­ны. «По­че­му он здесь?!» — мельк­ну­ла мысль. Вклю­чив те­ле­фон, я ста­ла про­смат­ри­вать sms-ки. По­чти все они бы­ли от­прав­ле­ны Ле­шей. При­чем не по­хо­же, что­бы он нена­ви­дел свою же­ну. Ина­че не про­сил бы раз­ре­шить вер­нуть­ся, умо­ляя про­стить дол­ги... И тут мне все ста­ло яс­но. Ведь это он ее убил! И он, а не она, свя­зал­ся с бан­ди­та­ми. Про­дал по­сле ее смер­ти салон и от­дал день­ги по­дель­ни­кам. «Мо­жет, все-та­ки ошиб­ка?!» — сту­ча­ло в моз­гу. Тем не ме­нее по­еха­ла не до­мой, а в от­де­ле­ние. — Спа­си­бо, — ска­зал сле­до­ва­тель, по­сле то­го как, гло­тая сле­зы, я рас­ска­за­ла все, что зна­ла. — Хо­ро­шо, что при­шли. Ина­че вы счи­та­лись бы со­участ­ни­цей пре­ступ­ле­ния... По­дой­дя к сво­е­му подъ­ез­ду, я столк­ну­лась с Алек­се­ем. Он был в на­руч­ни­ках и шел в со­про­вож­де­нии кон­воя. Встре­тив­шись с ним взгля­дом, вздрог­ну­ла: гла­за лю­би­мо­го го­ре­ли лю­той нена­ви­стью.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.