Путешествие в дру­гую жизнь

Ино­гда ноч­ные стра­хи пол­но­стью уле­ту­чи­ва­ют­ся с на­ступ­ле­ни­ем утра. Так не­дав­но слу­чи­лось и со мной...

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Ка­ми­ла, 27 лет

День не за­дал­ся с са­мо­го на­ча­ла: я про­спа­ла! А все бла­го­да­ря со­се­дям свер­ху, ко­то­рые устро­и­ли раз­бор­ки в от­дель­но взя­той квар­ти­ре, прав­да, с при­вле­че­ни­ем дру­гих жиль­цов и по­ли­ции. Ко­гда на­ко­нец-то бу­шу­ю­ще­го Ва­сю увез­ли в «обе­зьян­ник», я с об­лег­че­ни­ем вздох­ну­ла и толь­ко улег­лась спать, как раз­дал­ся зво­нок в дверь. На по­ро­ге сто­я­ла Люсь­ка. Еле во­ро­чая язы­ком от вы­пи­то­го за ужи­ном вме­сте с му­жень­ком спирт­но­го, она нес­ла какую-то ахи­нею на те­му: «до­ля ты тяж­кая, до­люш­ка жен­ская». Хо­те­лось ее при­бить, но от­вя­зать­ся от со­се­душ­ки ока­за­лось крайне слож­но. Уснуть уда­лось неско­ро. Бу­диль­ни­ка я, есте­ствен­но, не услы­ша­ла. Но­си­лась по квар­ти­ре как уго­ре­лая, про­кли­ная се­бя за то, что с ве­че­ра не при­го­то­ви­ла ве­щи. Зли­лась, что ка­кой-то кре­тин при­ду­мал про­во­дить учеб­ный се­ми­нар в суб­бо­ту. За­тем мой ав­то­мо­биль дол­го не хо­тел за­во­дить­ся. В кон­це кон­цов уда­лось его рас­ше­ве­лить и от­пра­вить­ся на трас­су. А вре­мя неумо­ли­мо бе­жа­ло впе­ред — я бо­я­лась опоз­дать. В зал за­се­да­ний вле­те­ла са­мой по­след­ней. Про­грам­му се­ми­на­ра из­ме­ни­ли, он про­длил­ся до де­вят­на­дца­ти ча­сов. А тут вдруг по­шел дождь. Не теп­лый, ве­сен­ний, а мерз­кий и хо­лод­ный, слов­но позд­ней осе­нью. Толь­ко тро­ну­лась в путь, как по­ня­ла, что съе­ден­ные на фур­ше­те ма­лю­сень­кие ка­на­пе дав­но пе­ре­ва­ри­лись, и пу­стой же­лу­док на­стой­чи­во на­по­ми­нал о сво­ем су­ще­ство­ва­нии. Сна­ча­ла он, под­лец, ти­хонь­ко ур­чал: «Не пло­хо бы ме­ня по­кор­мить!». По­том бо­лее гром­ко: «Ку­шать дай!», а уж ко­гда разо­шел­ся во­всю: «Жрать хо­чу!», при­шлось за­ехать в бли­жай­ший ма­га­зин. Ку­пи­ла бу­лоч­ку с ма­ком, ке­фир и сок. И тут не по­вез­ло: бул­ка ока­за­лась прес­ной и невкус­ной, ке­фир во­об­ще при­шлось вы­ки­нуть — он стран­но по­па­хи­вал, а от кис­ло­го со­ка бук­валь­но сво­ди­ло ску­лы. В ка­кой мо­мент за­ду­ма­лась и по­еха­ла

не в ту сто­ро­ну, ку­да — по­ня­тия не имею. Но ко­гда единствен­ная до­ро­га свер­ну­ла к ка­ко­му-то ху­то­ру, до­шло: я за­блу­ди­лась. «Ты — член клу­ба то­по­гра­фи­че­ских иди­о­тов!» — по­ду­ма­ла про се­бя, пы­та­ясь опре­де­лить путь по кар­те, в ко­то­рой, при­знать­ся, ни чер­та не по­ни­ма­ла. — Ни­че­го, сей­час раз­вер­нусь и по­еду на­зад! — бод­ро про­из­нес­ла вслух. Но это я так ре­ши­ла, а ма­ши­на уны­ло хрюк­ну­ла и за­глох­ла. Дождь уси­ли­вал­ся, на ули­це — кро­меш­ная тьма. Вы­хо­да нет: нуж­но ид­ти в де­рев­ню и про­сить­ся к ко­му-то на ноч­лег. Грун­то­вая до­ро­га, под­ни­мав­ша­я­ся до­воль­но кру­то вверх, не успе­ла раз­мок­нуть, и я до­воль­но бы­ст­ро до­то­па­ла до бли­жай­шей ха­ты, в ко­то­рой го­рел

Ска­зать по прав­де, мне ста­ло не по се­бе. Очень стран­ная ба­бу­ля, на ведь­му по­хо­жа. И дом у нее то­же страш­ный

свет. Дол­го та­ра­ба­ни­ла в за­пер­тую ка­лит­ку. На­ко­нец раз­дал­ся скри­пу­чий жен­ский го­лос: — Ко­го там еще нечи­стая несет? За за­бо­ром из ра­би­цы по­яви­лась сгорб­лен­ная се­дая ста­ру­ха в ка­ких-то лох­мо­тьях. «Ар­тист Мил­ляр, иг­рав­ший в свое вре­мя Ба­бу Ягу, от­ды­ха­ет!» — мельк­ну­ло в го­ло­ве. Я на­ча­ла объ­яс­нять баб­ке, что ма­ши­на по­ло­ма­лась, на ули­це льет как из вед­ра, и мне бы пе­ре­но­че­вать. — Ку­ды уж те­бя де­вать? Лад­но, иди за мной, — про­шам­ка­ла она и, впу­стив ме­ня во двор, за­шар­ка­ла но­га­ми в сто­ро­ну до­ма. Ха! До­ма… Гром­ко ска­за­но! Это бы­ла насто­я­щая из­буш­ка на ку­рьих нож­ках. Я с опас­кой во­шла в нее. — Ба­буш­ка, мне бы чай­ку по­пить, — по­про­си­ла хо­зяй­ку. — Мож­но? — Чаю нет! — непри­вет­ли­во бурк­ну­ла она. — Есть толь­ко ве­точ­ки. — Ка­кие ве­точ­ки? — не по­ня­ла я. — Зна­мо ка­кие! — усмех­ну­лась в от­вет ба­бу­ля. — Ма­ли­на, смо­ро­ди­на, вишня… Хо­чешь, за­па­рю? По­лез­но. — Нет, спа­си­бо! Луч­ше... — зяб­ко по­ежи­лась — в ком­на­те бы­ло холодно. — А нель­зя печ­ку рас­то­пить? — спро­си­ла у ста­руш­ки, до­тро­нув­шись до чуть теп­лой груб­ки. — Печ­ку бу­ду утром то­пить! — трях­нув се­ды­ми кос­ма­ми, от­ре­за­ла она. Ну точ­но ведь­ма! Вот так по­па­ла! Ком­на­тен­ка, в ко­то­рой мне пред­сто­я­ло спать, бы­ла боль­ше по­хо­жа на шкаф, в смыс­ле раз­ме­ром. Плюс ко все­му за­ва­ле­на ка­ким-то хла­мом, кру­гом сто­я­ли бан­ки неиз­вест­но с чем, под по­тол­ком ви­се­ли пуч­ки трав. На ма­лень­ком сто­ли­ке си­дел огром­ный чер­ный кот и весь­ма недру­же­люб­но на ме­ня по­смат­ри­вал. Бо­же, ста­ру­ха, на­вер­ное, по но­чам на мет­ле ле­та­ет, а ко­ти­ще на пле­че си­дит! Труд­ный день и уста­лость взя­ли свое: я на­ча­ла за­сы­пать. В это вре­мя что-то на­ча­ло шур­шать в уг­лу, от­вра­ти­тель­ный звук не ути­хал, а ко­тя­ра но­сил­ся по ком­на­те и ши­пел. — Ба­буш­ка, а что это там все вре­мя шур­шит? — спро­си­ла ис­пу­ган­но. — Из­вест­но что! Мы­ши! — Ой, я их бо­юсь! — Спи! Не съе­дят! При­шлось сми­рить­ся. Прос­ну­лась ча­сов в де­вять от уди­ви­тель­но­го за­па­ха че­го-то вкус­но­го. «Да уж! Ты же не ела вче­ра весь день ни­че­го пут­но­го!» Я вы­полз­ла в дру­гую ком­на­ту. Ста­ру­ха, по­ка­зав­ша­я­ся мне ве­че­ром ведь­мой, бы­ла не та­кой уж и страш­ной. Она при­вет­ли­во кив­ну­ла: — Вы­спа­лась, кра­са­ви­ца? А я вот те­бе ола­ду­шек на­жа­ри­ла! Да ве­то­чек за­ва­ри­ла! Не­бось про­го­ло­да­лась? — Не то сло­во! Спа­си­бо! Ола­дьи бы­ли пыш­ны­ми, вкус­ны­ми, ну, точь-в-точь, как у мо­ей ба­буш­ки. А чай из ве­то­чек — это во­об­ще что-то неве­ро­ят­ное! Аро­мат­ный, на­сы­щен­ный, про­сто ска­зоч­но вкус­ню­щий!

Утром я с удив­ле­ни­ем по­ня­ла, что со­вер­шен­но по-дру­го­му вос­при­ни­маю и хо­зяй­ку, и ее ста­рень­кую ха­ту, и ко­та...

— А вы од­на жи­ве­те? — спро­си­ла я, что­бы хоть о чем-ни­будь го­во­рить. — Од­на, ми­лая, од­на! Муж дав­но по­мер, а сын­ка Ва­неч­ку Аф­га­ни­стан за­брал. Так вот и бе­дую… — она вы­тер­ла на­бе­жав­шую сле­зу угол­ком плат­ка. Мне ста­ло ее жаль, и что­бы не раз­ре­веть­ся, вы­гля­ну­ла в ок­но. Дождь пре­кра­тил­ся, си­я­ло солн­це. Я вы­шла во двор и ах­ну­ла от уви­ден­но­го пей­за­жа. Де­рев­ня сто­я­ла на хол­ме, где-то вда­ле­ке си­нел хвой­ный лес, в дру­гой сто­роне — зер­каль­ная гладь озе­ра. Во­круг ха­ты — цве­ту­щий сад. А за­пах та­кой, что хо­те­лось вды­хать и вды­хать. «По­стро­ить бы здесь дом, да толь­ко до го­ро­да да­ле­ко!» — Ты, де­вонь­ка, вче­ра не на ту до­ро­гу свер­ну­ла, — пре­рвав мои мыс­ли, ска­за­ла хо­зяй­ка. — Вон, ви­дишь, са­мая вы­со­кая сос­на? Воз­ле нее раз­вил­ка! От­ту­да до го­ро­да ав­то­бус та­щит­ся два­дцать ми­нут. А уж на ма­шине так и во­все за де­сять мож­но до­е­хать! — она улыб­ну­лась. — Сей­час Толь­ка при­дет. Я утром к нему схо­ди­ла. Посмот­рит твою ма­ши­ну! Он у нас знат­ный ме­ха­ни­за­тор. При­шед­ший спу­стя пол­ча­са му­жик бук­валь­но за пять ми­нут ре­ани­ми­ро­вал мой ав­то­мо­биль. Я теп­ло по­про­ща­лась с ба­буш­кой и на­ча­ла спус­кать­ся с хол­ма. Ог­ля­ну­лась на­зад. «Гос­по­ди, как же тут кра­си­во!» До го­ро­да дей­стви­тель­но до­бра­лась бы­ст­ро. Заш­ла в квар­ти­ру, при­ня­ла душ, за­ва­ри­ла ко­фе и при­слу­ша­лась: на­вер­ху что-то грох­ну­ло, раз­да­лись вопли — Вась­ку вы­пу­сти­ли из «обе­зьян­ни­ка». Не­бось Люсь­ка вы­про­си­ла. «А дом я там все-та­ки по­строю! И ни­ка­ких со­се­дей с их раз­бор­ка­ми, толь­ко ми­лая оди­но­кая ста­руш­ка, за­па­ри­ва­ю­щая вкус­ный чай из ве­то­чек!» — ска­за­ла се­бе и улыб­ну­лась.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.