Чу­жие де­ти, или Исповедь ма­че­хи

Воз­мож­но, у ко­го-то в жиз­ни все скла­ды­ва­ет­ся без суч­ка и за­до­рин­ки, но толь­ко не у ме­ня

Zhenskiye Istorii - - News - Ма­рия, 36 лет

Япре­крас­но зна­ла, на что шла, со­би­ра­ясь за­муж за раз­ве­ден­но­го муж­чи­ну, им име­ю­ще­го дво­их де­тей. По­ни­ма­ла По­ни­ма­ла: раз ре­ши­ла остать­ся с Ле­шей, долж­на долж не про­сто по­дру­жить­ся с его сы­ном сын и доч­кой, но и по­лю­бить их. В от­ли­чие от от дру­гих зна­ко­мых, то­же быв­ших быв же­на­ти­ков, Леш­ка мог ча­са­ми рас­ска­зы­вать о сво­их де­тях. И я уже за­оч­но на­чи­на­ла про­ни­кать­ся теп­лы­ми теп­лы чув­ства­ми к незна­ко­мым по­ка три­на­дца­ти­лет­ней трин Ксю­ше и вось­ми­лет­не­му вось­ми­летне Ан­тош­ке. Мо­жет, та­кие ме­та­мор­фо­зы ме­та­морф в мо­ей ду­ше бы­ли бы невоз­мож­ны, невоз­мо будь я бо­лее мо­ло­да и лег­ко­мыс­лен­на. лег­ком Но, во-пер­вых, мне уже стук­ну­ло стук трид­цать пять, а во-вто­рых, я дей­стви­тель­но дейс по уши влю­би­лась в это­го че­ло­ве­ка. че Ма­ма одоб­ря­ла мой вы­бор: — Зна­ешь, Ма­шунь, мн мне твой Ле­ша то­же нра­вит­ся. Это ред­кость, ко­гда муж­чи­на на­столь­ко при­вя­зан к сво­им де­тям, не­смот­ря на то, что уже дав­но с ни­ми не жи­вет. Ду­маю, он по­ря­доч­ный и на­деж­ный, так что тебе с ним бу­дет хо­ро­шо. Я то­же очень на­де­я­лась на это... Ко­гда мои ро­ди­те­ли раз­ве­лись, мне ис­пол­ни­лось все­го три го­да, и с тех пор отец не про­яв­лял ко мне ни­ка­ко­го ин­те­ре­са. Бы­ло обид­но. А еще ка­за­лось, что в слу­чив­шем­ся есть и моя ви­на: ина­че па­па бы ме­ня не иг­но­ри­ро­вал... На­вер­ное, по­это­му те­перь, на фоне той хро­ни­че­ской дет­ской оби­ды, я осо­бен­но тре­пет­но вос­при­ни­ма­ла по­дроб­ные рас­ска­зы Алек­сея о его де­тво­ре... В то вос­крес­ное утро я просну­лась в пре­крас­ном на­стро­е­нии. Этот вы­ход­ной обе­щал ку­чу по­зи­ти­ва. Ведь в че­ты­ре ча­са мы с Ле­шей бы­ли при­гла­ше­ны на день рож­де­ния к мо­ей луч­шей по­дру­ге Лесь­ке, ко­то­рой я уже все уши про­жуж­жа­ла про сво­е­го из­бран­ни­ка, но так и не удо­су­жи­лась его пред­ста­вить. Се­го­дня мне на­ко­нец вы­па­ла та­кая воз­мож­ность. При­няв душ и по­зав­тра­кав ов­сян­кой, я при­ня­лась пе­ре­ме­рять свой гар­де­роб. Вы­тас­ки­вая из шка­фа на­ря­ды, при­кла­ды­ва­ла один к дру­го­му, ком­би­ни­ро­ва­ла, при­ки­ды­ва­ла, как это бу­дет со­че­тать­ся. Оста­но­ви­лась на ро­зо­вой блуз­ке и об­ле­га­ю­щей юб­ке цве­та спе­лой виш­ни. Те­перь пред­сто­я­ло про­ду­мать ак­сес­су­а­ры и ма­ки­яж. Толь­ко от­кры­ла шка­тул­ку с би­жу­те­ри­ей, как за­зво­нил мо­биль­ный те­ле­фон. Я бы­ла уве­ре­на, что это Ле­ша. И не ошиб­лась.

Я по­ня­ла, что де­ти рев­ну­ют от­ца ко мне, по­это­му де­ла­ют все, что­бы мы с ним как мож­но ре­же ви­де­лись

— Ма­шунь, знаю, что ты рас­стро­ишь­ся, но я се­го­дня не смо­гу пой­ти с то­бой в го­сти, — по­сле неко­то­рой за­мин­ки со­об­щил он. — При­дет­ся под­ско­чить к сво­им. Ла­ри­са за­те­я­ла ре­монт, и Ксюш­ка по­про­си­ла ме­ня по­кле­ить обои в ее ком­на­те. Са­ма по­ни­ма­ешь, не мо­гу от­ка­зать. — По­ни­маю, — упав­шим го­ло­сом, от­ве­ти­ла я. — По­ез­жай, ми­лый. — А ты не бу­дешь сер­дить­ся? — осто­рож­но по­ин­те­ре­со­вал­ся он. — Не бу­ду, — ма­ши­наль­но ри­суя паль­цем на зер­ка­ле сер­деч­ко, по­обе­ща­ла я. — Не пе­ре­жи­вай: на­до так на­до! — Спа­си­бо, лю­би­мая. Не ску­чай там без ме­ня, лад­но? А еще — в сле­ду­ю­щий вы­ход­ной про­си что хо­чешь! Все ис­пол­ню, что- бы за­гла­дить свою ви­ну. Обе­щаю... Я толь­ко вздох­ну­ла. Ин­ту­и­ция под­ска­зы­ва­ла: сле­ду­ю­щие вы­ход­ные то­же мо­гут прой­ти без Ле­ши. По­хо­же, Ок­сан­ка с Ан­то­ном рев­ну­ют от­ца ко мне, по­это­му ищут лю­бой пред­лог для то­го, что­бы он лиш­ний раз встре­тил­ся не со мной, а с ни­ми. Впро­чем, маль­чик слиш­ком мал пле­сти ин­три­ги. А вот де­воч­ка... От­клю­чив те­ле­фон, я при­лег­ла на ди­ван и за­ду­ма­лась. Вер­нее, на­ча­ла вспо­ми­нать наш недав­ний раз­го­вор с Алек­се­ем. — Ес­ли ты хо­чешь стать мо­ей же­ной, при­дет­ся на­учить­ся ла­дить с мо­и­ми детьми, — ска­зал он. — Знаю, это не так про­сто. У Ксю­ши про­блем­ный воз­раст, она и ма­те­ри-то ха­мит и стро­ит коз­ни, а уж с то­бой во­об­ще не ста­нет це­ре­мо­нить­ся. С Тош­кой немно­го про­ще, он по­кла­ди­стый и доб­рый па­рень, но в по­след­нее вре­мя ча­сто пы­та­ет­ся под­ра­жать сест­ре. — Ты ре­шил ме­ня на­пу­гать, так как жа­ле­ешь, что по­спе­шил сде­лать пред­ло­же­ние? — шут­ли­во спро­си­ла я. — Кто жа­ле­ет? Я?!! — схва­тив за пле­чи, Ле­ша уко­риз­нен­но по­смот­рел мне в гла­за. — Ма­шунь, ну как ты мог­ла та­кое по­ду­мать. Да я с то­бой бук­валь­но воз­ро­дил­ся из пеп­ла. Сно­ва по­чув­ство­вал вкус к жиз­ни. А ты... — Про­сти, ми­лый, — по­ка­ян­но

улыб­ну­лась я. — Про­еха­ли... И вот те­перь сно­ва долж­на объ­яс­нять Лесь­ке, по­че­му мой воз­люб­лен­ный не смог вы­кро­ить для об­ще­ния с дру­зья­ми неве­сты хо­тя бы па­ру ча­сов. Не ду­маю, что ее убе­дят мои ар­гу­мен­ты в его за­щи­ту. Я по­смот­ре­ла на раз­бро­сан­ные по ком­на­те тряп­ки, и вдруг ста­ло се­бя так жал­ко — до слез. Од­на­ко ре­веть не ста­ла. Ле­ша прав: вы­хо­дя за­муж за муж­чи­ну с при­да­ным, жен­щи­на долж­на при­спо­саб­ли­вать­ся. С этим нуж­но сми­рить­ся. И ес­ли я не хо­чу по­те­рять лю­би­мо­го че­ло­ве­ка, то долж­на стать хо­ро­шей ма­че­хой для его де­тей. Кста­ти, по­зна­ко­мить­ся с ни­ми мне уда­лось уже по­сле то­го, как мы с Алек­се­ем рас­пи­са­лись и я пе­ре­еха­ла в его квар­ти­ру. Спу­стя несколь­ко дней муж со­об­щил, что в суб­бо­ту у нас бу­дут го­сти. — Ска­зать по прав­де, я вол­ну­юсь, — при­знал­ся Ле­ша. — Для ре­бят ста­ло боль­шим стрес­сом, ко­гда Ла­ри­са при­ве­ла в дом сво­е­го но­во­го му­жа. Они с ним до сих пор не ла­дят. Осо­бен­но Ксю­ха. Она жа­лу­ет­ся, что Ро­ман при­ди­ра­ет­ся к ней по пу­стя­кам, по­сто­ян­но по­вы­ша­ет на нее го­лос, а Ан­тош­ке да­же па­ру раз от­ве­сил под­за­тыль­ни­ки. Я пы­тал­ся с ним по­го­во­рить, а он за­явил, что Ксю­ха врет. Мол, моя дочь спит и ви­дит, как вы­жить его из их до­ма. Как ду­ма­ешь, мо­жет та­кое быть? — Вполне ве­ро­ят­но, — ска­за­ла я. — Ведь ты же сам го­во­рил, у нее сей­час слож­ный воз­раст. Впро­чем, для то­го что­бы ее по­нять, нуж­но с ней хо­тя бы по­зна­ко­мить­ся. — Точ­но, — за­ки­вал муж. — И в суб­бо­ту у те­бя бу­дет та­кая воз­мож­ность... Сто­ит ли го­во­рить, что в этот день я под­ня­лась ни свет ни за­ря. Вы­ли­за­ла квар­ти­ру, ис­пек­ла свой фир­мен­ный пи­рог с ре­ве­нем, при­го­то­ви­ла бол­гар­ское ра­гу в гор­шоч­ках. На­кры­ла празд­нич­ный стол и, при­ве­дя се­бя в по­ря­док, ста­ла ждать при­хо­да го­стей, пе­ри­о­ди­че­ски по­гля­ды­вая в ок­но. Ле­ша то­же не мог уси­деть на ме­сте. На­ко­нец раз­дал­ся зво­нок в дверь. — Ну, на­ко­нец-то! — вос­клик­нул Леш­ка, от­кры­вая дверь и по оче­ре­ди об­ни­мая дочь с сы­ном. — При­вет, ре­бя­та! А мы вас уже за­жда­лись. Ой, зна­комь­тесь, это Ма­ша. То есть Ма­рия Пав­лов­на. — Здрав­ствуй­те, — я ста­ра­лась дер­жать­ся непри­нуж­ден­но, хо­тя внут­ри каж­дая жи­лоч­ка дро­жа­ла, как на­тя­ну­тая стру­на. — Про­хо­ди­те, по­жа­луй­ста. Толь­ко сна­ча­ла по­мой­те ру­ки. Сей­час бу­дем обе­дать. — Мы не го­лод­ные, — оки­нув ме­ня хо­лод­ным взгля­дом, про­из­нес­ла де­воч­ка, по­том по­вер­ну­лась к бра­ту: — Че­го встал, идем в на­шу ком­на­ту! Ан­тош­ка во­про­си­тель­но по­смот­рел на от­ца и нере­ши­тель­но пе­ре­сту­пил с но­ги на но­гу, и то­гда Ок­са­на взя­ла его за ру­ку и на­силь­но по­ве­ла в спаль­ню.

Ка­за­лось, эта вой­на ни­ко­гда не за­кон­чит­ся, но Ксю­ша со вре­ме­нем успо­ко­и­лась. Мы ста­ли нор­маль­но об­щать­ся

— Хо­ро­шее на­ча­ло, — с тру­дом вы­да­ви­ла я, — ни­че­го не ска­жешь. — Не рас­стра­и­вай­ся, — об­няв за пле­чи, ти­хо по­про­сил Ле­ша. — И не сер­дись на них, очень те­бя про­шу. По­верь, им сей­час так же труд­но, как и тебе. Я же ви­дел, как у Ксю­хи ру­ки тряс­лись. Про­сто хо­ду­ном хо­ди­ли. Мо­жет, она по­это­му и есть от­ка­за­лась. Бо­я­лась, что вил­ку не удер­жит. — Ты прав, — со­гла­си­лась я. — Ни­че­го, бог даст, со вре­ме­нем при­трем­ся... Увы, про­цесс при­тир­ки ока­зал­ся слиш­ком дол­гим. К то­му же Ок­са­на по­сто­ян­но пы­та­лась по­ссо­рить ме­ня с Ле­шей. На­при­мер, од­на­жды она на­роч­но из­ма­за­ла по­ма­дой во­рот­ник его ру­баш­ки, ко­то­рая ле­жа­ла в ван­ной в кор­зине для гряз­но­го бе­лья. О том, что это ее рук де­ло, я до­га­да­лась, ко­гда об­на­ру­жи­ла на од­ной из сво­их по­мад ха­рак­тер­ный след от со­при­кос­но­ве­ния с тка­нью. По­это­му до­про­са с при­стра­сти­ем Ле­ше устра­и­вать не ста­ла и на Ок­сан­ку ему «на­сту­чать» не спе­ши­ла. Но пад­че­ри­ца не со­би­ра­лась сда­вать­ся. В сле­ду­ю­щий раз, ко­гда я во­зи­лась на кухне с пи­ро­га­ми, она во­шла в го­сти­ную и, об­ра­ща­ясь к от­цу, на­роч­но гром­ко и при­твор­но удив­лен­но спро­си­ла: — Ты что, про­дол­жа­ешь тай­ком встре­чать­ся здесь с Ре­ги­ной? По-мо­е­му, это ее во­ло­сы на рас­чес­ке. Длин­ные, чер­ные... А еще я на­шла под кро­ва­тью за- кол­ку. Кра­си­вую и яв­но до­ро­гую. — Что на­шла? — не по­нял муж. — За­кол­ку. Ре­ги­на та­кие но­си­ла. — Ка­кая Ре­ги­на, бог с то­бой! — окон­ча­тель­но рас­те­рял­ся Леш­ка. — Пре­кра­ти вы­ду­мы­вать глу­по­сти! — Это не глу­по­сти, — фырк­ну­ла Ок­сан­ка и до­ба­ви­ла: — Хо­тя, ес­ли чест­но, Ре­ги­на мне нра­ви­лась. — Вот мер­зав­ка! — про­ши­пе­ла я, но за­хо­дить в ком­на­ту и устра­и­вать раз­бор по­ле­тов не ста­ла, чем весь­ма разо­ча­ро­ва­ла эту юную ин­три­ган­ку... Ко­гда Ксю­ша с Ан­тош­кой уеха­ли до­мой, я вни­ма­тель­но осмот­ре­ла спаль­ню и об­на­ру­жи­ла там под мат­ра­сом... жен­ские стрин­ги. Не удер­жав­шись, по­ка­за­ла их му­жу. — Вау, класс­ные тру­си­ки, — улыб­нул­ся он. — Это ты се­бе ку­пи­ла? — Да нет, — груст­но усмех­ну­лась я. — Этот по­да­ро­чек твоя доч­ка под­бро­си­ла нам под мат­рас. Ду­маю, она еще при­пас­ла для ме­ня по­доб­ные сюр­при­зы. Уж очень ей хо­чет­ся, что­бы я по­ве­ри­ла, что у те­бя есть лю­бов­ни­ца. — Вот глу­пая дев­чон­ка! — по­ка­чал го­ло­вой су­пруг. — И про Ре­ги­ну се­го­дня ме­ня спра­ши­ва­ла... Го­во­ри­ла, что на­шла на рас­чес­ке чер­ные во­ло­сы. А я... Ма­шунь, ты ведь зна­ешь, что это неправ­да! Ве­ришь, что я те­бя люб­лю? — Ве­рю, — вдох­ну­ла, пы­та­ясь за­гнать на­зад под­сту­пив­шие к гор­лу сле­зы. — Про­сто очень труд­но тер­петь ее вы­ход­ки. Ма­ло то­го что са­ма ме­ня нена­ви­дит, так еще и Ан­тош­ку на­кру­чи­ва­ет. И за что она так со мной? Ведь я не раз­би­ва­ла ва­шу се­мью. И во­об­ще... Из ко­жи вон ле­зу, что­бы тво­им де­тям уго­дить, а в ре­зуль­та­те... — На­вер­ное, ра­но еще ожи­дать ре­зуль­та­та, — це­луя ме­ня в ма­куш­ку, прошептал он. — По­тер­пи еще немно­го. Вот уви­дишь, все на­ла­дит­ся. Леш­ка ока­зал­ся прав. По­сте­пен­но Ксю­ша ути­хо­ми­ри­лась. А еще оце­ни­ла мою ло­яль­ность. Ведь я ни ра­зу не со­рва­лась, не на­го­во­ри­ла ей га­до­стей, не ста­ла на­стра­и­вать про­тив нее Але­шу. Не ле­бе­зи­ла пе­ред пад­че­ри­цей, про­сто тер­пе­ли­во сно­си­ла глу­пые вы­ход­ки, де­лая скид­ку на ее воз­раст. И до­би­лась сво­е­го: мы по­дру­жи­лись. А это до­ро­го­го сто­ит!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.