Ма­лень­кая, да уда­лень­кая, или Ода невест­ке

Zhenskiye Istorii - - содержание - Ва­лен­ти­на, 42 го­да

Это труд­но — остать­ся од­ной. Да еще ко­гда нет ра­бо­ты, за­то есть трех­лет­ний сын... Бы­ва­ли дни, ко­гда я ела то, что он не до­ел. Оста­вит мой нехо­чу­ха ман­ную ка­шу, раз­ма­зан­ную по та­рел­ке, а я и ра­да. Вы­ма­зы­ваю ее и гло­таю сле­зы... По­мочь бы­ло некому. Ко­гда зво­ни­ла ма­ма, я бод­рым го­ло­сом до­кла­ды­ва­ла, как счаст­ли­ва в бра­ке, что муж лю­бит и ме­ня, и Тем­ку. Ее бы­ло нетруд­но об­ма­нуть, по­сколь­ку су­пру­га мо­е­го она ува­жа­ла и не мог­ла до­пу­стить мыс­ли, что он мо­жет нас оби­деть. Я то­же рань­ше так ду­ма­ла. Ведь на­чи­на­лось все, как в сказ­ке: цве­ты, ожи­да­ния на крыль­це мо­е­го ин­сти­ту­та, про­гул­ки по ти­хим ал­ле­ям пар­ка. По­том зна­ком­ство с Ви­ти­ны­ми ро­ди­те­ля­ми... На­вер­ное, с это­го мо­мен­та и на­чал­ся от­счет к за­вер­ше­нию мо­е­го сча­стья. Си­ту­а­ция, воз­мож­но, ба­наль­ная, но ко­гда слу­ча­ет­ся имен­но с то­бой... Я бы­ла при­ез­жая. В ин­сти­тут по­сту­пи­ла са­ма и с пер­во­го раза, по­ка ро­ди­те­ли сто­лич­ных де­ток бе­га­ли по ка­би­не­там с кон­вер­ти­ка­ми, пы­та­ясь при­стро­ить сво­их чад. На­ча­ла под­ра­ба­ты­вать в ин- сти­ту­те, появились день­ги. Жизнь на­ла­жи­ва­лась. Вик­то­ра встре­ти­ла слу­чай­но, в трол­лей­бу­се. Обра­ти­ла вни­ма­ние на воз­му­щен­ные кри­ки кон­тро­ле­ров, окру­жив­ших мо­ло­до­го че­ло­ве­ка. Тот пы­тал­ся что-то объ­яс­нить, но его ни­кто не слу­шал. Мне по­че­му-то ста­ло жал­ко «зай­ца», слиш­ком уж хо­ро­шие у него бы­ли гла­за — чи­стые, на­ив­ные. Растол­кав пас­са­жи­ров, я по­до­шла по­бли­же и по­ня­ла при­чи­ну за­ва­руш­ки — па­рень за­был дома ко­ше­лек, а в нем и про­езд­ной, и день­ги. То есть да­же штраф за­пла­тить не мог. — Вы не по­ни­ма­е­те, что с че­ло­ве­ком мо­жет вся­кое слу­чить­ся? — спро­си­ла я од­но­го из злю­щих кон­тро­ле­ров. — Ага! Эти «зай­цы» та­кое на­пле­тут — не пе­ре­слу­ша­ешь. — А вы по­про­буй­те, — про­дол­жи­ла сер­ди­то. — Есть ведь и чест­ные лю­ди! — Ишь, за­щит­ни­ца вы­ис­ка­лась! Пла­ти то­гда са­ма за него штраф. — Да по­жа­луй­ста! — я до­ста­ла день­ги и, не­смот­ря на про­те­сты пар­ня, от­счи­та­ла нуж­ную сум­му. — За­чем вы? Я бы сам с ни­ми разо­брал­ся... — по­крас­нев, про­бор­мо­тал он. — Зд­рас­ь­те! Ты же мол­чал! По­че-

Вос­пи­ты­вать ре­бен­ка нуж­но в стро­го­сти, а я его жа­ле­ла. Вот те­перь по­жи­наю пло­ды!

му не за­щи­щал­ся? — по­жа­ла пле­ча­ми. — А что бы это из­ме­ни­ло?.. С такими же сло­ва­ми, толь­ко уже в мой ад­рес спу­стя че­ты­ре го­да су­пру­же­ской жиз­ни он на­все­гда по­ки­нул наш дом. Его род­ня из­на­чаль­но не при­ня­ла

Из­лиш­няя за­бо­та вы­шла мне бо­ком. Сын вы­рос не толь­ко неря­хой, но и эго­и­стом. Ну как мож­но это исправить?

ме­ня, но мы по­же­ни­лись, по­то­му что я жда­ла Тем­ку. То, что квар­ти­ру нам ку­пи­ли мои ро­ди­те­ли (рас­про­дав все что мож­но и на­одал­жи­вав де­нег), их не вол­но­ва­ло. А Ви­тя... Он так ве­рил сво­ей ма­ме, что не вы­дер­жал и ре­шил раз­ве­стись. Его не оста­но­вил да­же сын. Ко­гда я ора­ла в за­па­ле, что он ма­мень­кин сы­нок и ни­ко­гда ме­ня не за­щи­щал пе­ред ро­ди­те­ля­ми, он так же от­ве­тил: «А что бы это из­ме­ни­ло?» Я дол­го скры­ва­ла от ро­ди­те­лей, что мы раз­ве­лись. К нам они не ез­ди­ли — да­ле­ко, и хо­зяй­ство оста­вить не мог­ли. Слож­ный был пе­ри­од. Быв­ший муж не по­мо­гал — на­вер­ня­ка ма­ми­но вли­я­ние. Тем­ка хо­дил в са­дик че­рез пень-ко­ло­ду: бо­лел ча­сто. В ито­ге с ра­бо­ты ме­ня «по­про­си­ли», мол, мно­го про­блем. Я по­шла ня­неч­кой в са­дик сы­на. Хоть ка­кие-то день­ги, да и по­есть мож­но. Че­рез год не вы­дер­жа­ла, по­еха­ла к ро­ди­те­лям с по­вин­ной. Они все по­ня­ли, не осу­ди­ли. Начали по­мо­гать. Жить ста­ло по­лег­че, но я уже так при­вык­ла опе­кать ре­бен­ка, что по­дру­го­му не мог­ла. Все де­ла­ла за него, тряс­лась над ним, пы­лин­ки сду­ва­ла, не за­ме­тив, что вы­рос та­кой же ма­мень­кин сы­нок, как и его па­па­ша... Од­на­ж­ды (Те­ме бы­ло де­сять лет) я по­про­си­ла его по­мочь до­не­сти сум­ки. Ох и на­слу­ша­лась! И что он еще ма­лень­кий, и что жи­вот у него бо­лит, и ру­ки в си­ня­ках бу­дут от тя­же­сти. Я ото­ро­пе­ла... По­том по­про­си­ла в ком­на­те убрать — и сно­ва от­го­вор­ки. Невоз­мож­но бы­ло за­ста­вить ни­че­го сде­лать. У него да­же тем­пе­ра­ту­ра под­ни­ма­лась, ко­гда объ­яв­ля­ла из­ба­ло­ван­но­му от­прыс­ку, что зав­тра бу­дет ге­не­раль­ная убор­ка! Ру­га­ла его, объ­яс­ня­ла, про­си­ла, но ни­че­го не по­лу­ча­лось. Ви­на моя, ко­неч­но. Мне бы не хва­тать его гряз­ные вещи, ко­то­рые сын обыч­но бро­сал пря­мо на пол в ком­на­те, пусть ва­ля­лись бы, по­ка сам не ре­шит убрать, — нет, я под­ни­ма­ла и от­но­си­ла в стир­ку. И так во всем. От­ка­жет — я взды­хаю и са­ма все де­лаю. Лад­но бы про­сто неря­хой был, так он же еще и эго­и­стом вы­рос! На­ко­нец Тем­ке ис­пол­ни­лось де­вят­на­дцать лет. Он жил сво­ей жиз­нью, на ме­ня об­ра­щал вни­ма­ние, толь­ко ес­ли ему что-то бы­ло нуж­но. Од­на­ж­ды я силь­но за­бо­ле­ла. Сва­ли­лась с вы­со­кой тем­пе­ра­ту­рой, гор­ло сжа­ло — ни вдох­нуть, ни глот­нуть. Врач ска­зал, ан­ги­на. Про­пи­сал таб­лет­ки, по­стель­ный ре­жим. — И пей­те по­боль­ше чая с ли­мо­ном. — Да, док­тор, спа­си­бо. Пой­ду сде­лаю. — По­че­му вы? Вам ле­жать на­до! Пусть сын сде­ла­ет! Он у вас взрос­лый. Ну что тут ска­жешь? Не объ­яс­нять же, что он и се­бе чай сам не сде­ла­ет. Я ле­жа­ла в ком­на­те, стра­дая от вы­со­кой температуры. Спу­стя несколь­ко ча­сов ко мне за­шел Те­ма и за­явил: — Мать, я се­го­дня де­вуш­ку до­мой при­ве­ду. Ну, ти­па с то­бой по­зна­ко­мить. Убе­ри в мо­ей ком­на­те. — Я во­об­ще-то бо­лею, — за­каш­ляв­шись, на­пом­ни­ла ему. — И что? Так таб­лет­ки вы­пей! Те­бе вра­чи­ха вон их сколь­ко про­пи­са­ла. Я чуть не за­пла­ка­ла, чест­ное сло­во! Как же он та­ким черст­вым вы­рос?! Да, сде­ла­ла ошиб­ки в вос­пи­та­нии, но свои-то моз­ги у него долж­ны быть! Ар­те­му ни­че­го не от­ве­ти­ла, да он и не ждал от­ве­та — ска­зал и сра­зу же ушел. Я по­ду­ма­ла и ре­ши­ла все же убрать его ком­на­ту. Не ра­ди него, про­сто стыд­но бу­дет пе­ред де­вуш­кой. По­ду­ма­ет, что хо­зяй­ка — неря­ха. Еле-еле под­ня­лась, но, по­чув­ство­вав го­ло­во­кру­же­ние, опять лег­ла. В кон­це кон­цов! Пусть сам за се­бя отве­ча­ет! Ве­че­ром сын дей­стви­тель­но при­вел ба­рыш­ню. Та­ня бы­ла ми­лой, но очень ма­лень­ко­го роста. Я немно­го окле­ма­лась к их при­хо­ду и да­же стол на­кры­ла. По­сле чая Те­ма по­звал го­стью к се­бе в ком­на­ту. Я усмех­ну­лась, ожи­дая, что бу­дет даль­ше. — О бо­же! — услы­ша­ла воз­глас. — Я та­ко­го еще не ви­де­ла! Тут что, со вре­мен ди­но­зав­ров не уби­ра­ли? — Да это... Это ма­ма все... — по­слы­шал­ся в от­вет сму­щен­ный ле­пет сы­на. — При чем здесь ма­ма? Это твоя ком­на­та! Ты же взрос­лый уже. Хо­чешь ска­зать, что она за те­бя все де­ла­ет? «На­до же, ка­кая ум­ни­ца! — по­ду­ма­ла я, спо­кой­но до­пи­вая чай. — Мне она нра­вит­ся все боль­ше и боль­ше». В этот мо­мент кух­ню за­шел Те­ма. Ще­ки сы­на пы­ла­ли: — Ма­ма, дай, по­жа­луй­ста, тряп­ку. — А мне — пы­ле­сос, — по­ка­за­лась Та­ня.

Де­вуш­ка при­сты­ди­ла Те­му, уди­вив­шись, что за него все де­ла­ет ма­ма. По­про­сив у ме­ня тряп­ку, он при­сту­пил к убор­ке

— Та­ню­ша, мо­жет, пусть он сам на­во­дит по­ря­док? А то как-то неудоб­но... — Нет, бу­дем вме­сте убирать, — улыб­ну­лась она. — Он же ни­че­го не уме­ет. Сы­нок еще боль­ше по­крас­нел. ...Пол­го­да на­зад они по­же­ни­лись. На невест­ку не мо­гу на­ра­до­вать­ся. Этой ма­лыш­ке уда­лось то, чего я не смог­ла. Но она ме­ня в этом не упре­ка­ет. А вче­ра ска­за­ла, что ско­ро по­да­рит вну­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.