Али­са в стране ко­тов

Не­на­ви­жу лгать и не мо­гу ска­зать прав­ду. Хо­те­ла бы иметь се­мью, де­тей, но безум­но бо­юсь…

Zhenskiye Istorii - - Размышления О Счастье - Али­са, 28 лет

Ма­ма до сих пор не зна­ет о мо­ем ди­а­гно­зе, на­ив­но счи­тая, что все симп­то­мы, ко­то­рые у ме­ня на­ли­цо, — про­сто из­держ­ки вос­пи­та­ния и недо­стат­ки ха­рак­те­ра. Впро­чем, я и не пы­та­лась ста­вить ее в из­вест­ность. Ка­кой в этом смысл? Она все рав­но не пой­мет! И сно­ва услы­шу в от­вет: «Не вы­ду­мы­вай ерун­ду! Будь та­кой, как дру­гие! И все!» Та­кой как дру­гие… Как ча­сто я слы­ша­ла эту фра­зу! Она ме­ня раз­дра­жа­ла, ведь с ран­не­го дет­ства по­ни­ма­ла: я — не та­кая, как осталь­ные де­ти. По сло­вам ма­те­ри, го­во­рить я на­учи­лась рань­ше, чем хо­дить. В три го­да уже лег­ко чи­та­ла по бук­ва­рю, в пять лет зна­ла, как устро­е­на Сол­неч­ная си­сте­ма, уме­ла ори­ен­ти­ро­вать­ся по ка­лен­да­рю и по ча­сам, счи­та­ла на уровне чет­вер­то­го клас­са. — Ка­кая Аля у нас ум­нень­кая! —

вос­хи­ща­лись род­ные. — Вот толь­ко уж очень за­мкну­тая, со­вер­шен­но не уме­ет об­щать­ся со сверст­ни­ка­ми! Алеч­ка, пой­ди по­иг­рай с дет­ка­ми! — Не хо­чу! — от­ве­ча­ла, хму­рясь. — Мне с ни­ми не ин­те­рес­но! С са­мо­го рож­де­ния я бо­я­лась лю­дей. Дол­го при­хо­ди­лось от­вы­кать от это­го стра­ха. Ро­вес­ни­ков ни­ко­гда не по­ни­ма­ла. Все­гда ка­за­лось, что они ве­ли се­бя как иди­о­ты или как жи­вот­ные. Ну вот по­че­му во вре­мя школь­но­го зав­тра­ка не по­си­деть спо­кой­но и по­есть, а обя­за­тель­но на­до орать, швы­рять­ся едой и пус­кать слю­ни? А за­чем они драз­нят друг дру­га и ки­да­ют­ся книж­ка­ми и порт­фе­ля­ми? По­том я осо­зна­ла, что взрос­лых то­же не по­ни­маю. За­чем они врут? По­че­му го­во­рят не то, что ду­ма­ют? От­ку­да в них столь­ко зло­сти и не­на­ви­сти, в осо­бен­но­сти по от­но­ше­нию к де­тям, жи­вот­ным, под­чи­нен­ным, то есть к тем, кто без­за­щи­тен пе­ред ни­ми? Как че­ло­век с утра до ве­че­ра пять дней в неде­лю мо­жет си­деть на скуч­ной ра­бо­те, за­ни­мать­ся ка­кой-то ерун­дой, а по ве­че­рам смот­реть ту­пые се­ри­а­лы, при этом ни­чем не ин­те­ре­со­вать­ся и ни­че­го не знать? За­чем ему то­гда во­об­ще дан ра­зум? И эти лю­ди, ко­гда узна­ют о мо­ем увле­че­нии и неже­ла­нии всю жизнь тра­тить на за­ра­ба­ты­ва­ние фан­ти­ков, на­зы­ва­е­мых день­га­ми, ста­нут го­во­рить, что это я непра­виль­ная, а не они?! Сколь­ко мне то­гда бы­ло? На­вер­ное, лет во­семь… В ру­ки по­па­лась уди­ви­тель­ная сказ­ка Лью­и­са Кэр­рол­ла «При­клю­че­ния Али­сы в Стране чу­дес». Про­чи­та­ла ее на од­ном ды­ха­нии и… с тех пор на­ча­ла на­зы­вать се­бя не Алев­ти­ной (вот же имеч­ко при­ду­ма­ли ро­ди­те­ли!), а Али­сой. Мно­гие зна­ко­мые да­же не пред­по­ла­га­ют, что это не на­сто­я­щее мое имя! Вре­мя шло. Я вполне при­лич­но окон­чи­ла шко­лу,

по­сту­пи­ла в ме­ди­цин­ское учи­ли­ще. Вро­де бы все нор­маль­но, но… Я сно­ва и сно­ва убеж­да­лась, что не та­кая, как все! Мне бы­ло труд­но об­щать­ся, не на­хо­ди­ла об­щих тем с дру­ги­ми людь­ми, сто­ро­ни­лась их. Не мог­ла удер­жать в па­мя­ти име­на окру­жа­ю­щих, их внеш­ность, но пре­крас­но пом­ни­ла все, что ка­са­ет­ся уче­бы: ме­ди­ка­мен­ты, про­це­ду­ры, ди­а­гно­зы… «Со мной дей­стви­тель­но что-то не так!» — эта мысль ча­стень­ко по­се­ща­ла мою тем­ную го­ло­вуш­ку. Окон­чив уче­бу, я устро­и­лась на ра­бо­ту в по­ли­кли­ни­ку. Но че­рез неко­то­рое вре­мя по­ня­ла, что это не для ме­ня! Как-то воз­вра­ща­лась до­мой от ро­ди­те­лей (я жи­ла от­дель­но от них). Настро­е­ние — ху­же не при­ду­ма­ешь! Опять со­сто­ял­ся тя­же­лый раз­го­вор с ма­те­рью: — Алев­ти­на! И что ты со­би­ра­ешь­ся де­лать? Бу­дешь си­деть у нас на шее? Объ­яс­ни, за­чем с ра­бо­ты уво­ли­лась? — Най­ду что-ни­будь дру­гое! — Что дру­гое? В тор­гов­лю пой­дешь? — Мам, пожалуйста, не на­чи­най!

Ме­ня раз­дра­жа­ет то, что мно­гие лю­ди тра­тят вре­мя на ерун­ду. Ведь в жиз­ни так мно­го ин­те­рес­но­го...

За­зво­нил те­ле­фон. Я сня­ла труб­ку: — Ал­ло, Али­са слу­ша­ет, — от­ве­ти­ла как обыч­но. — Ты во­об­ще с ума со­шла?! Ка­кая Али­са? — под­ско­чив, за­ора­ла мать. — Те­бе ско­ро два­дцать пять, а ты все еще в сказ­ки иг­ра­ешь! Я не до­слу­ша­ла ее, хлоп­ну­ла две­рью и ушла. За­чем что-то объ­яс­нять? Ведь к то­му вре­ме­ни мне уже бы­ло из­вест­но, что я — ас­пи. Так на­зы­ва­ют лю­дей с син­дро­мом Ас­пер­ге­ра — од­ной из форм аутиз­ма, «ко­то­рая про­яв­ля­ет­ся в яр­ко вы­ра­жен­ном де­фи­ци­те со­ци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия и об­ще­ния, ха­рак­те­ри­зу­ет­ся огра­ни­чен­ны­ми ин­те­ре­са­ми и од­но­тип­ны­ми дей­стви­я­ми». Увы, бо­лезнь неиз­ле­чи­ма, с ней про­сто необ­хо­ди­мо на­учить­ся жить. И я ста­ра­лась при­спо­со­бить­ся… Од­на­ж­ды, вы­но­ся на по­мой­ку му­сор­ное вед­ро, об­на­ру­жи­ла воз­ле кон­тей­не­ра ма­лень­ко­го мок­ро­го от до­ждя ко­тен­ка. Уви­дев ме­ня, он ис­тош­но за­во­пил и ки­нул­ся нав­стре­чу. — Ты то­же один, да? И те­бя ни­кто не по­ни­ма­ет, все бро­си­ли? — по­гла­ди­ла его за уш­ком, а он за­ур­чал от удо­воль­ствия. Так в мо­ей квар­ти­ре по­явил­ся ве­се­лый пу­ши­стый ко­мо­чек. Он был пер­вым, но впо­след­ствии да­ле­ко не един­ствен­ным дру­гом, ко­то­рый вос­при­ни­мал ме­ня та­кой, ка­кая я есть… Хо­чу ска­зать, что ино­гда слу­чай­ная встре­ча мо­жет пе­ре­вер­нуть жизнь че­ло­ве­ка. Так про­изо­шло и со мной. С тех пор как Се­мен Се­ме­ныч (он же — Се­ня) по­се­лил­ся в мо­ем до­ме, мно­гое из­ме­ни­лось. Сле­дом в мою жизнь при­шла Нюр­ка, кра­си­вая и гор­дая по­ло­са­тая кош­ка, за­тем — по­хо­жий на нее мо­ло­дой кот. Спу­стя год они по­да­ри­ли мне па­ру ко­тят. Мне с ни­ми бы­ло хо­ро­шо! Они не го­во­ри­ли: «Будь та­кой, как все! Жи­ви как все! По­сту­пай как все!» Толь­ко я не мо­гу быть «как все»! Но как объ­яс­нить это лю­дям? Где най­ти сло­ва? Как до­сту­чать­ся в ду­ши? Од­на­ж­ды мне по­ка­за­лось, что Сень­ка при­бо­лел. При­шлось от­не­сти его в недав­но от­крыв­шу­ю­ся непо­да­ле­ку кли­ни­ку для жи­вот­ных.

— Али­са?! При­вет! — ра­дост­но вос­клик­нул ве­те­ри­нар, а я му­чи­тель­но ста­ра­лась вспом­нить его, ведь не за­по­ми­наю ли­ца и име­на. К счастью, мо­ло­дой че­ло­век при­шел мне на по­мощь: — Я — Ни­ки­та Ор­лов! Мы же с то­бой в па­рал­лель­ных груп­пах учи­лись! А по­сле за­щи­ты ди­пло­ма и от­ра­бот­ки в ве­те­ри­нар­ный ин­сти­тут по­сту­пил…

По­на­ча­лу я не узна­ла это­го пар­ня. Впро­чем, не спо­соб­на за­по­ми­нать име­на и ли­ца лю­дей...

Я веж­ли­во улыб­ну­лась, ста­ра­ясь под­дер­жать раз­го­вор, хо­тя в упор не пом­ни­ла пар­ня. Но, как ни стран­но, мне с ним бы­ло лег­ко. — Это твоя кли­ни­ка? — спро­си­ла. — В смыс­ле част­ная? — Ну да! Все­гда меч­тал ле­чить жи­вот­ных! А как зо­вут тво­е­го по­ло­са­то­го кра­сав­ца? — Это­го — Се­мен Се­ме­но­вич… — А у те­бя их мно­го? — Пять… — Ого! Класс! А я с ро­ди­те­ля­ми жи­ву и, к со­жа­ле­нию, жи­вот­ных за­ве­сти не мо­гу — у от­ца ал­лер­гия на шерсть. — А ты и со­бак ле­чишь? — ни к се­лу ни к го­ро­ду спро­си­ла я. — Нет. Толь­ко ко­тов! — улыб­нул­ся он. — Ты же ви­де­ла на вы­вес­ке на­зва­ние: «Кош­кин дом». Сло­во за сло­во мы раз­го­во­ри­лись… Ино­гда ста­ли со­зва­ни­вать­ся, а недав­но Ни­ки­та пред­ло­жил ра­бо­тать в его кли­ни­ке: — Ты же ме­ди­цин­ское учи­ли­ще окон­чи­ла! Вот и бу­дешь мне по­мо­гать. А то ино­гда не справ­ля­юсь… «Али­са в стране чу­дес! Нет, не так! Али­са в стране ко­тов!» — ра­дост­но по­ду­ма­ла я то­гда и рас­сме­я­лась. ...Вче­ра Ни­ки­та сде­лал мне пред­ло­же­ние. Не скрою, что очень его люб­лю, но бо­юсь при­знать­ся, что я — ас­пи. Мо­жет, ни­че­го не го­во­рить? Не врать, а про­сто не ска­зать прав­ды? Вый­ти за­муж, что­бы бы­ла се­мья, де­ти… Хо­тя они ведь мо­гут ро­дить­ся с син­дро­мом Ас­пер­ге­ра, а это бу­дет ужас­но… Но нель­зя же веч­но оста­вать­ся в стране ко­тов. В об­щем, зав­тра ска­жу Ни­ки­те, что со­глас­на…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.