Дом на­шей люб­ви

Уло­жив сы­ниш­ку, я опу­сти­лась в крес­ло у окна и по­ду­ма­ла: «Бо­же, до че­го же все на­до­е­ло! » Ка­за­лось, жизнь за­сты­ла в мерт­вой точ­ке

Zhenskiye Istorii - - Размышления О Счастье - Ва­ле­рия, 30 лет

Но вре­ме­ни ре­флек­си­ро­вать не бы­ло — Алек­сей ско­ро дол­жен был прий­ти с ра­бо­ты, а у ме­ня еще ужин не го­тов. Но ед­ва на­ча­ла чи­стить кар­тош­ку, как из спаль­ни сно­ва до­нес­ся дет­ский плач. У Ки­рю­ши ре­за­лись зуб­ки, и вот уже несколь­ко дней под­ряд он был са­мым ка­приз­ным на све­те ре­бен­ком, а я — устав­шей че­ло­ве­че­ской те­нью. При­ня­лась мыть ру­ки, и тут от­кры­лась вход­ная дверь. — Леш, как хо­ро­шо, что ты по­рань­ше се­го­дня! По­будь с Ки­рю­шей, пожалуйста, мне на­до ужин при­го­то­вить. — Ох, Ле­ра, это так не во­вре­мя, — недо­воль­но вздох­нул муж. — Как раз со­би­рал­ся по­ра­бо­тать до­ма. — Не во­вре­мя зу­бы ле­зут у на­ше­го сы­на? — воз­му­щен­но фырк­ну­ла я. — Про­сти, что он не со­гла­со­вал с то­бой этот про­цесс! — Не будь та­кой ехи­ди­ной, те­бе не идет, — скри­вил­ся бла­го­вер­ный. — Я по­си­жу с Ки­рю­хой, но поз­же, как толь­ко за­кон­чу с до­ку­мен­та­ми. — Лад­но, оста­вай­ся го­лод­ным. — А я уже по­ужи­нал. С ре­бя­та­ми по­сле ра­бо­ты, — со­об­щил муж и на­пра­вил­ся в го­сти­ную, от­ку­да сра­зу же до­нес­лось бор­мо­та­ние те­ле­ви­зо­ра. Вз­дох­нув, я по­шла к сы­ну... Мы по­зна­ко­ми­лись с Але­шей три го­да на­зад и спу­стя пол­го­да по­же­ни- лись. Мне бы­ло два­дцать семь, а к это­му воз­рас­ту де­вуш­ки обыч­но рас­ста­ют­ся с ил­лю­зи­я­ми о прин­це на бе­лом коне и пыл­кой стра­сти. Но Ле­ша был ум­ный, сим­па­тич­ный, кра­си­во уха­жи­вал, и пер­вые несколь­ко ме­ся­цев мы не мог­ли ото­рвать­ся друг от дру­га. Я вста­ва­ла с ним, что­бы по­зав­тра­кать вме­сте, хоть на ра­бо­ту ухо­ди­ла поз­же, а ве­че­ра­ми он ча­сто по­ку­пал мне цве­ты без вся­ко­го по­во­да. А по­том я за­бе­ре­ме­не­ла, и бе­ре­мен­ность про­те­ка­ла не очень хо­ро­шо. За де­вять ме­ся­цев я по­пра­ви­лась по­чти на де­сять ки­ло­грам­мов. У ме­ня жут­ко оте­ка­ли но­ги, с паль­цев рук при­шлось снять коль­ца, вклю­чая об­ру­чаль­ное — те­перь оно ед­ва на­ле­за­ло на ми­зи­нец, а сто­и­ло мне пе­ред сном вы­пить ста­кан во­ды или чаю, как утром еле от­кры­ва­ла гла­за из-за отек­ших век. Я на­по­ми­на­ла се­бе воз­душ­ный ша­рик, стра­да­ю­щий сло­но­вьей бо­лез­нью. Сла­ва бо­гу, ро­ды про­шли нор­маль­но, и Ки­рю­ша рос здо­ро­вым ма­лы­шом, хоть и немно­го бес­по­кой­ным. Се­ня все ре­же стал бы­вать до­ма. Утром он ухо­дил на ра­бо­ту, воз­вра­ща­ясь позд-

но ве­че­ром и лишь из­ред­ка ин­те­ре­су­ясь, как про­шел наш день. Я все вре­мя бы­ла ря­дом с сы­ном, спер­ва обе­ре­гая му­жа от вся­че­ских хло­пот, а по­том уже и не на­де­ясь на по­мощь. Наш брак те­перь мож­но бы­ло оха­рак­те­ри­зо­вать од­ной фра­зой — одиночество вдво­ем.

Спу­стя три го­да наш брак мож­но бы­ло опре­де­лить од­ной фра­зой: одиночество вдво­ем. Груст­но, прав­да?

А еще мы стро­и­ли дом. В тот год, ко­гда по­же­ни­лись, умер­ла моя ста­рень­кая пра­ба­буш­ка, оста­вив мне вет­хий до­мик да неболь­шой кло­чок зем­ли, ко­то­рые не име­ли бы, на­вер­ное, ни­ка­кой цен­но­сти, ес­ли бы не на­хо­ди­лись все­го в два­дца­ти ми­ну­тах ез­ды от го­ро­да. — Ста­рую ха­ла­бу­ду раз­бе­рем и по­стро­им но­вый дом, — за­явил Алек­сей, и хоть я лю­би­ла до­мик, в ко­то­ром про­во­ди­ла па­ру ме­ся­цев каж­дое ле­то, с му­жем со­гла­си­лась — не рас­тить же ре­бен­ка в по­ле­вых усло­ви­ях дач­но­го участ­ка. Мы на­ня­ли ра­бо­чих, взя­ли кре­дит на по­куп­ку строй­ма­те­ри­а­лов и с нетер­пе­ни­ем жда­ли, ко­гда из тес­ной го­род­ской хру­щев­ки смо­жем пе­ре­ехать в но­вый дом. Но этим пла­нам суж­де­но бы­ло рух­нуть пре­жде, чем успел за­стыть бе­тон в фун­да­мен­те на­ше­го до­ма... — Кто зво­нил? — как мож­но непри­нуж­ден­нее спро­си­ла я, ко­гда су­пруг вы­шел из ван­ной с мо­биль­ным в ру­ке. — Ан­дрей, — не гля­дя мне в гла­за, ко­рот­ко от­ве­тил он. — А по­че­му ты го­во­ришь со сво­им дру­гом в ван­ной ком­на­те? Я вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла на му­жа, по­ни­мая, что уже дав­но знаю от­вет. — Ле­ра, — вз­дох­нув, он ви­но­ва­то по­смот­рел на ме­ня, и в этом мо­мент за­хо­те­лось по­про­сить его мол­чать, пусть луч­ше врет даль­ше, лишь бы все оста­ва­лось по-преж­не­му... Но Ле­ша про­дол­жил: — Нам на­до поговорить. «Не мо­гу боль­ше врать, я люб­лю ее, по­ни­ма­ешь...» — вс­пом­нив эту фра­зу, я по­чув­ство­ва­ла, как непро­шен­ные сле­зы вновь за­сти­ла­ют гла­за, и рез­ко кру­та­ну­ла руль, за­ез­жая во двор. — Здрав­ствуй­те, — вы­шел мне нав­стре­чу Ар­тем и, вы­те­рев ру­ки о ра­бо­чие шта­ны в пят­нах из­ве­сти, про­тя­нул ши­ро­кую ла­донь. — Мы вас не жда­ли, но я все рав­но очень рад встре­че! Ар­тем был бри­га­ди­ром груп­пы стро­и­те­лей, ра­бо­тав­ших у нас, и я все­гда немно­го сму­ща­лась, ко­гда он вни­ма­тель­но смот­рел на ме­ня сво­и­ми ка­ри­ми гла­за­ми, по­это­му рань­ше все­гда пред­по­чи­та­ла от­прав­лять на строй­ку му­жа. — Здрав­ствуй­те, — по­жа­ла про­тя­ну­тую ру­ку. — Вот, при­е­ха­ла по­смот­реть, как идут де­ла. — Бли­зим­ся к за­вер­ше­нию, — па­рень ука­зал ру­кой на дом, по­блес­ки­ва­ю­щий но­вень­ки­ми ок­на­ми. — Че­рез ме­сяц смо­же­те уже пе­ре­ез­жать. — Это вряд ли, — груст­но улыб­ну­лась я. — Мы ре­ши­ли про­да­вать дом. — Как? — уди­вил­ся Ар­тем, и его бро­ви по­полз­ли на лоб. — Ведь вы вло­жи­ли в него столь­ко тер­пе­ния, сил и люб­ви... — Что их со­всем не оста­лось, — за­кон­чи­ла со вздо­хом. — У мо­е­го му­жа ин­триж­ка с сек­ре­тар­шей, и на днях он за­явил, что ухо­дит к ней. — Се­рьез­но? — Ар­тем смот­рел на ме­ня так, буд­то я толь­ко что со­об­щи­ла ему, что зем­ля плос­кая и сто­ит на че­ре­па­хах. — Ухо­дит... от вас? И вдруг я по­ня­ла, от­че­го мне бы­ло нелов­ко встре­чать­ся с ним взгля­дом, от­че­го каж­дый раз в его при­сут­ствии чув­ство­ва­ла се­бя, слов­но неце­ло­ван­ная дев­чон­ка на школь­ном вы­пуск­ном... Я нра­ви­лась ему! Бо­же, на ме­ня ты­ся­чу лет ни­кто так не смот­рел... — Окей, да­вай­те быст­ро посмот­рю, что там внут­ри, и бу­ду ехать — у ме­ня ре­бе­нок с ма­мой остал­ся, а дол­го она не про­дер­жит­ся, — за­то­ро­пи­лась. — Про­дать дом бу­дет боль­шой ошиб­кой, — буд­то не слы­ша мо­их слов, се­рьез­но за­явил Ар­тем. — Ры­нок сей­час па­да­ет, и вы боль­ше по­те­ря­е­те. Луч­ше оставь­те квар­ти­ру му­жу и пе­ре­ез­жай­те сю­да с ма­лы­шом. — Я по­ду­маю, — ска­за­ла, ста­ра­ясь не смот­реть на би­цеп­сы, буг­ря­щи­е­ся под его фут­бол­кой, и след от крас­ки на небри­той ще­ке, по ко­то­рой мне вдруг безум­но за­хо­те­лось про­ве­сти паль­цем... Ар­тем ска­зал, что на сле­ду­ю­щей неде­ле они уже нач­нут от­де­лоч­ные ра­бо­ты и мне не ме­ша­ло бы при­е­хать про­кон­тро­ли­ро­вать, что­бы все шло по пла­ну. Я об­ра­до­ва­лась это­му по­во­ду вновь уви­деть его — чест­но го­во­ря, по­сле на­шей по­след­ней встречи он ни­как не вы­хо­дил у ме­ня из го­ло­вы. — От­лич­но вы­гля­ди­те, — с улыб­кой со­об­щил па­рень, по­мо­гая мне вый­ти из ма­ши­ны. Я за­ме­ти­ла, что се­го­дня он был в нера­бо­чей одеж­де — чи­стой фут­бол­ке и джин­сах. — Зна­е­те, раз­вод по­шел вам на поль­зу. Я хо­те­ла бы­ло одер­нуть его: мол, что за воль­но­сти? Но по­чув­ство­ва­ла, как за­рде­лась от та­ко­го ком­пли­мен­та, и сму­щен­но про­мол­ча­ла. — Осторожно, тут нет сту­пень­ки, — пре­ду­пре­дил Ар­тем, ко­гда мы под­ни­ма­лись на вто­рой этаж, но я все рав­но по инер­ции су­ну­ла ногу в пу­сту­ю­щий про­ме­жу­ток. Все про­изо­шло за две се­кун­ды: ойк­ну­ла, чув­ствуя, что па­даю вниз, и вне­зап­но силь­ные ру­ки под­хва­ти­ли ме­ня за та­лию, а уже в сле­ду­ю­щее мгно­ве­нье ли­цо Ар­те­ма ока­за­лось пря­мо на уровне мо­е­го... «Вы как?» — глу­хим го­ло­сом спро­сил он, а я по­ду­ма­ла, что ес­ли сей­час не по­це­лу­ет ме­ня, то ни­ко­гда боль­ше... ни­ко­гда... Он при­жал­ся сво­им гу­ба­ми к мо­им — уве­рен­но, власт­но, буд­то очень дол­го это­го ждал и уже не мог тер­петь. Лест­ни­ца вне­зап­но уплы­ла из-под мо­их ног, и я об­ви­ла его пле­чи ру­ка­ми, при­жи­мая все креп­че и креп­че к се­бе... Как и обе­щал Ар­тем, дом был го­тов че­рез ме­сяц — и па­ру недель на­зад мы втро­ем тор­же­ствен­но въе­ха­ли ту­да.

Муж пред­ло­жил про­дать дом и по­де­лить день­ги, но наш про­раб за­явил, что это бу­дет ошиб­кой. Я его по­слу­ша­ла

Мой быв­ший был вне се­бя от зло­сти, ко­гда узнал, что наш про­раб сде­лал мне пред­ло­же­ние и я при­ня­ла его. — За­муж? За ра­бо­тя­гу?! Это не по­хо­же на те­бя, Ле­ра, ты все­гда бы­ла здра­во­мыс­ля­щим че­ло­ве­ком. — Бы­ла здра­во­мыс­ля­щим, а ста­ла счаст­ли­вым, — рас­сме­я­лась в от­вет. И ду­маю, мы втро­ем бу­дем счаст­ли­вы в на­шем до­ме, по­стро­ен­ном на люб­ви, — ведь, как при­знал­ся Ар­тем, он влю­бил­ся в ме­ня с пер­во­го взгля­да. «Я вкла­ды­вал свое чув­ство в каж­дый кир­пи­чик, хоть и не меч­тал, что ты от­ве­тишь вза­им­но­стью», — ска­зал он. Но раз­ве не долж­ны ис­пол­нять­ся на­ши са­мые сме­лые и несбы­точ­ные меч­ты?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.