Тест на сча­стье

Zhenskiye Istorii - - Размышления О Счастье - Га­ли­на, 33 го­да

Ни­ко­гда не хо­те­ла иметь де­тей. Мо­жет, это по­след­ствия то­го, что с рож­де­ния и до ше­сти лет я жи­ла в дет­ском до­ме? Ве­ро­ят­но, про­сто бо­я­лась: со мной слу­чит­ся то же са­мое, что и с ма­мой, ко­то­рая умер­ла во вре­мя ро­дов… Отец не стал дол­го раз­ду­мы­вать и сдал ме­ня в дом ма­лют­ки. Спа­си­бо при­ем­ным ро­ди­те­лям, окру­жив­шим ме­ня любовью, за­бо­той и вни­ма­ни­ем… Я вос­хи­ща­лась ими, лю­би­ла, но сво­их де­тей не хо­те­ла. — Га­лоч­ка, без де­тей жизнь пу­ста. Уж кто-кто, а мы с от­цом это хо­ро­шо зна­ем! Все из­ме­ни­лось, ко­гда в на­шем до­ме по­яви­лась ты! — Мам, я все по­ни­маю, но… — По­до­жди... А как к по­доб­но­му ре­ше­нию от­но­сит­ся твой муж? — От­ри­ца­тель­но. Но я не уступ­лю! — Ох, Гал­ка, не на­ло­май дров! — Ма­муль, ты зна­ешь, что по­сле опе­ра­ции у ме­ня вряд ли бу­дут де­ти. — Не­прав­да. Ес­ли бы ты ле­чи­лась, то… — Не хо­чу ле­чить­ся! Не­за­чем мне это! Два го­да на­зад я по­па­ла в ги­не­ко­ло­гию, ди­а­гноз вра­чей ис­пу­гал бы лю­бую неро­жав­шую жен­щи­ну, но не ме­ня. — У вас оста­лась чет­вер­тая часть од­но­го яич­ни­ка, за­бе­ре­ме­неть прак­ти­че­ски не­воз­мож­но, точ­нее, крайне слож­но, — груст­но ска­зал док­тор. — Вот и лад­нень­ко, Петр Ни­ко­ла­е­вич. Все нор­маль­но, не вол­нуй­тесь. Че­рез неко­то­рое вре­мя мы с му­жем да­же предо­хра­нять­ся пе­ре­ста­ли. За­чем? Все рав­но за­бе­ре­ме­неть я не мог­ла. В прин­ци­пе, Ан­дрей сми­рил­ся с мо­им за­ско­ком. Хо­тя ино­гда, гу­ляя по го­ро­ду, за­ме­ча­ла, с ка­кой тос­кой муж смот­рел на мо­ло­дых ма­маш с ко­ляс­ка­ми. Но пе­ре­си­лить се­бя не мог­ла. А по­том слу­чи­лась бе­да. Стар­шая сест­ра Ан­дрея и ее муж по­па­ли в ав­то­ка­та­стро­фу. Ди­ма по­гиб сра­зу, а Анеч­ка умер­ла че­рез неде­лю. Мы с Ан­дре­ем в этот мо­мент бы­ли ря­дом. Бук­валь­но за ми­ну­ту до смер­ти она при­шла в се­бя, по­смот­ре­ла на ме­ня, по­пы­та­лась что­то ска­зать, но у нее не по­лу­чи­лось. По ще­кам Ани по­тек­ли сле­зы, а че­рез несколь­ко се­кунд ее не ста­ло. На Ан­дрея бы­ло тя­же­ло смот­реть. — Она бы­ла бе­ре­мен­на, — сдав­лен­но ска­зал муж. — Три ме­ся­ца… Эх… А по­сле по­хо­рон вдруг за­явил: — Я дол­жен за­брать Али­ну к нам. — Но у ме­ня по­явит­ся ку­ча про­блем, — воз­ра­зи­ла я. — И по­том, у нее есть ба­буш­ка по от­цов­ской ли­нии. Вот пусть

Муж го­во­рил: «У мо­ей пле­мяш­ки долж­на быть се­мья » . Но я не хо­те­ла взва­ли­вать на се­бя за­бо­ту о чу­жом ре­бен­ке...

она и зай­мет­ся вос­пи­та­ни­ем внуч­ки! — Как бы не так! Ты же пре­крас­но зна­ешь, что Ири­на Ар­ка­дьев­на лю­бит ис­клю­чи­тель­но се­бя! Ей и до это­го бы­ло пле­вать на Али­ну, а те­перь и по­дав­но! Да и не до внуч­ки ей сей­час: как-ни­как мо­ло­дой муж в до­ме! — Ан­дрей! Мы уже сто раз го­во­ри­ли о де­тях! Нет, нет и нет!!! Муж по­смот­рел на ме­ня как на вра­га на­ро­да, но спо­рить даль­ше не стал. Ко­гда я рас­ска­за­ла о сло­жив­шей­ся си­ту­а­ции ма­ме, она воз­му­ти­лась: — Гал­ка! Ну раз­ве мы с от­цом так те­бя вос­пи­ты­ва­ли? Есть у те­бя серд­це или нет? Где это ви­да­но, род­ную кро­вин­ку му­жа от­да­вать ко­му-то на вос­пи­та­ние?

По­хо­ро­нив сест­ру, Ан­дрей за­явил, что на­ме­рен за­брать к нам Аль­ку. Но я счи­та­ла, что есть дру­гие ва­ри­ан­ты

— Не «ко­му-то», а род­ной ба­буш­ке. И все, не хо­чу боль­ше го­во­рить на эту тему! — от­ре­за­ла я. Неко­то­рое вре­мя Али­на по­жи­ла у ба­буш­ки, хо­ди­ла в шко­лу, вро­де бы все нор­маль­но. Ири­на Ар­ка­дьев­на да­же на­ча­ла со­би­рать до­ку­мен­ты на оформ­ле­ние опе­кун­ства. И вдруг как-то ве­че­ром раз­дал­ся те­ле­фон­ный зво­нок: — Га­ля, я с ней не справ­ля­юсь! Она про­гу­ли­ва­ет шко­лу! Сп­лош­ная нер­во­треп­ка! Ни­ка­кой лич­ной жиз­ни! — ис­те­ри­че­ски ора­ла Алин­ки­на ба­буш­ка. — Или за­би­рай­те ее к се­бе, или… Я мол­ча пе­ре­да­ла труб­ку си­дев­ше­му ря­дом Ан­дрею. Он слу­шал недол­го, по­том нерв­но каш­ля­нул и ска­зал: — По­нят­но. Да­вай­те без экс­цес­сов! Мы са­ми с ней раз­бе­рем­ся… — и от­клю­чил­ся. На­толк­нув­шись на мой непри­яз­нен­ный взгляд, по­мрач­нел еще боль­ше. — Про­сти, я ухо­жу… — Ку­да? — не по­ня­ла я. — В ро­ди­тель­скую ха­ту… — Но там же нет удобств, раз­ру­ха… — Ни­че­го. Справ­люсь. Вер­нее, спра­вим­ся. Я Аль­ку не бро­шу. Со­брал ве­щи и уехал. Я зли­лась на него, ре­ве­ла от оби­ды, ы, но пу­стить в свою квар- рти­ру чу­жо­го ре­бен­ка не мог­ла. Хоть ты трес­ни! и! Нет — и все! Шло вре­мя. Я ужас­но ску- ку­ча­ла по му­жу, но… Как-то в пят­ни­цу, воз­вра­оз­вра­ща­ясь с ра­бо­ты, ку­пи­ла ла па­ру пи­рож­ков в ки­ос­ке воз­ле зле мет­ро: уста­ла, го­то­вить се­бе ужин бы­ло лень. Пе­ре­ку­си­ла, лег­ла а спать, а утром по­чув­ство­ва­ла се­бя пло­хо: ло­хо: тош­ни­ло, му­ти­ло и рва­ло. — Черт! Отра­ви­лась! Хо­ро­шо, оро­шо хоть вы­ход­ной, от­ле­жусь до­ма… А че­рез час раз­дал­ся зво­нок в дверь. До­полз­ла, от­кры­ла. На по­ро­ге Али­на: — При­вет, те­тя Га­ля. Из­ви­ни­те, что без при­гла­ше­ния. Хо­чу с ва­ми поговорить. Мож­но? — За­хо­ди, — неохот­но кив­ну­ла я, чест­но го­во­ря, бы­ло не до раз­го­во­ров. — А вы че­го та­кая зе­ле­ная? За­бо­ле­ли? — Да отра­ви­лась чем-то… Ну да лад­но... О чем го­во­рить бу­дем? — Вы счи­та­е­те ме­ня ма­лень­кой? А я все по­ни­маю. Ан­дрей очень ску­ча­ет. Да­же се­дой стал. Знаю, из-за че­го у вас раз­дор вы­шел. Не пе­ре­жи­вай­те, я уго­во­рю его от­дать ме­ня в дет­дом. Не хо­чу ни­ко­му ме­шать… Я не успе­ла ни­че­го от­ве­тить: но­вый при­ступ тош­но­ты — убе­жа­ла в туа­лет. А ко­гда вер­ну­лась, Аль­ка обес­по­ко­ен­но по­ин­те­ре­со­ва­лась: — Теть Галь, а вы… не то­го… не бе­ре­мен­ны? На ток­си­коз по­хо­же… — Что? От­ку­да столь глу­бо­кие по­зна­ния? — фырк­ну­ла я. — Так ведь ма­ма же ма­лень­ко­го жда­ла. У нее то­же так бы­ло, — на гла­зах у де­воч­ки по­яви­лись сле­зы. — Лад­но, я по­шла. Не пе­ре­жи­вай­те. Ско­ро Ан­дрей вер­нет­ся. Я при­лег­ла. А в го­ло­ве все кру­ти­лось: сло­ва Аль­ки о ток­си­ко­зе, ее сле­зы, нерож­ден­ный ре­бе­нок Ан­ны. Вс­пом­ни­лось, как я ко­гда-то меч­та­ла о па­пе и ма­ме. И они, сла­ва бо­гу, нашли ме­ня. За­дре­ма­ла. За­дре­ма­ла Как в бре­ду при­ви­де­лось: Аня тя­нет ко мне ру­ку и без­звуч­но ше­ве­лит гу­ба­ми… Оч­ну­лась. И до ме­ня до­шло, что хо­те­ла ска­зать сест­ра му­жа. По­че­му за­пла­ка­ла. Про­сто Анеч­ка зна­ла, что я не хо­чу де­тей… До рас­све­та про­ле­жа­ла без сна. А утром по­шла в ап­те­ку, ку­пи­ла тест, по­том ту­по смот­ре­ла на две по­лос­ки: бе­ре­мен­на?! Но как та­кое мог­ло слу­чить­ся? Нет, на­вер­ное, тест ис­пор­чен­ный! Я сно­ва по­пле­лась в ап­те­ку, ку­пи­ла еще два. Ре­зуль­тат тот же. И то­гда я при­ня­ла ре­ше­ние. Ска­жу прав­ду, очень непро­стое… Немно­го при­дя в се­бя, по­еха­ла к Ан­дрею. Уви­дев му­жа, улыб­ну­лась: — При­вет. Вот при­е­ха­ла вас про­ве­дать. А еще у ме­ня для те­бя три новости.

Я не жда­ла от ма­те­ри под­держ­ки, про­сто хо­те­лось вы­го­во­рить­ся. Но, увы, на ду­ше лег­че не ста­ло...

— Вот как? Ну то­гда нач­ни с хо­ро­шей. — Да они, в об­щем-то, все хо­ро­шие. Я бе­ре­мен­на. Мы за­би­ра­ем Аль­ку. Вы воз­вра­ща­е­тесь до­мой. — Гал­чо­нок! Сол­ныш­ко! Ты… ты… — под­хва­тив на ру­ки, он при­жал ме­ня к се­бе и за­пла­кал. Ко­неч­но, я по­ни­маю, лег­ко нам не бу­дет. Что при­дет­ся еще дол­го при­вы­кать к но­во­му об­ра­зу жиз­ни. Но ведь неда­ром тест по­ка­зал по­ло­жи­тель­ный ре­зуль­тат. Это был тест на сча­стье…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.