Двое на мо­сту люб­ви

Это ру­ко­пи­си, ес­ли ве­рить Бул­га­ко­ву, не го­рят, а фо­то­гра­фии еще как – толь­ко спич­ку под­не­си. Вот толь­ко с па­мя­тью что де­лать? Не знаю...

Zhenskiye Istorii - - Размышления о счастье - Валерия, 21 год

Вы­тас­ки­вая из аль­бо­ма сним­ки, на ко­то­рых был Ва­ле­ра, я ки­да­ла их в боль­шую ке­ра­ми­че­скую ва­зу и под­жи­га­ла. По­том стрях­ну­ла пе­пел в му­сор­ное вед­ро и при­ня­лась со­би­рать ве­щи и по­дар­ки быв­ше­го воз­люб­лен­но­го, что­бы вы­не­сти их на по­мой­ку. А ведь все так чу­дес­но начиналось! Мы по­зна­ко­ми­лись око­ло двух лет на­зад в са­мом ро­ман­ти­че­ском ме­сте на­ше­го го­ро­да. Сто­я­ла зо­ло­тая осень, и мне за­хо­те­лось про­гу­лять­ся пеш­ком. По­это­му, не до­е­хав до до­ма несколь­ко оста­но­вок, вы­шла из марш­рут­ки воз­ле пар­ка Шев­чен­ко. Небо над го­ло­вой бы­ло яр­ко-си­ним, цве­ты на клу­бах буй­ство­ва­ли крас­ка­ми, иду­щие на­встре­чу лю­ди ка­за­лись кра­си­вы­ми и счаст­ли­вы­ми. Обо­гнув зоо­парк, я вы­шла к мо­сту Пас­си­о­на­рии. Дой­дя до се­ре­ди­ны, оста­но­ви­лась и при­кос­ну­лась к од­но­му из зам­ков: ин­те­рес­но, па­ра, ко­то­рая его по­ве­си­ла, до сих пор вме­сте или рас­па­лась? — Про­ве­ря­ешь, не за­ржа­вел ли? — услы­ша­ла за спи­ной чей-то го­лос. Обер­нув­шись, уви­де­ла сим­па­тич­но­го тем­но­во­ло­со­го пар­ня. — При­вет! — улыб­ну­лась в от­вет. — Мо­е­го зам­ка здесь нет, так что при­хо­дит­ся по­ка чу­жи­ми лю­бо­вать­ся. — По­ня-ят­но, — про­тя­нул он и вдруг пред­ло­жил. — Хо­чешь ко­фе? — Хо­чу. У те­бя с со­бой тер­мос? — Нет, но мож­но зай­ти в ка­фе, — трях­нул чу­бом па­рень. — Кста­ти, ме­ня зо­вут Ва­ле­рий. — На­до же! — за­сме­я­лась. — Мы с то­бой прак­ти­че­ски тез­ки. Я Валерия. — Это судь­ба! — хо­хот­нул мой но­вый зна­ко­мый. Он, ко­неч­но, по­шу­тил, но хо­ти­те верь­те, хо­ти­те нет, а в тот мо­мент я по­ду­ма­ла точ­но так же. В ка­фе мы си­де­ли дол­го — боль­ше двух ча­сов. За это вре­мя успе­ли не толь­ко до от­ва­ла на­есть­ся сла­до­стя­ми, но и рас­ска­зать друг дру­гу о се­бе. Ва­ле­ра рас­ска­зал, что в про­шлом го­ду

окон­чил по­ли­тех, сей­час ра­бо­та­ет си­сад­ми­ном в боль­шом из­да­тель­стве и еще под­хал­ту­ри­ва­ет — пи­шет под за­каз ком­пью­тер­ные про­грам­мы. Его ро­ди­те­ли и млад­ший брат жи­вут на Сал­тов­ке, а он сам — с ба­буш­кой на Пуш­кин­ской. — Она, на­вер­ное, уже ста­рая и нуж­да­ет­ся в ухо­де? — по­со­чув­ство­ва­ла я. — Ба­бу­ля зи­мой в про­ру­би ку­па­ет­ся и на сво­ем «жи­гу­ле» го­ня­ет, как Шу­ма­хер. Так что ско­рее она за мной уха­жи­ва­ет, чем я за ней. А пе­ре­ехал, по­то­му что мне от нее до ра­бо­ты все­го пять ми­нут пеш­ком. А ты с кем жи­вешь? — Ро­ди­те­ли раз­ве­лись три го­да на­зад, сей­час у ма­мы и па­пы но­вые се­мьи. Но их, бед­ных, так тер­за­ло чув­ство ви­ны, что в по­за­про­шлом го­ду ски­ну­лись и ку­пи­ли мне квар­ти­ру. До уни­ве­ра ру­кой по­дать — я на чет­вер­том кур­се иня­за учусь. — А па­рень у те­бя есть? — Нет, — от­ри­ца­тель­но мот­ну­ла го­ло­вой. — Как го­во­рит­ся, в по­ис­ке. — То­гда пред­ла­гаю свою кан­ди­да­ту­ру, — рас­сме­ял­ся он. — Не про­га­да­ешь!

Па­рень был сим­па­тич­ный, и пла­нов на ве­чер у ме­ня не бы­ло, по­это­му я со­гла­си­лась вы­пить с ним ко­фе в ка­фе

Мы с Ва­ле­рой встре­ча­лись семь ме­ся­цев, а по­том я са­ма пред­ло­жи­ла ему пе­ре­ехать ко мне. Про­шло еще пол­то­ра го­да… Все у нас бы­ло хо­ро­шо. Быт не на­пря­гал, де­нег на жизнь хва­та­ло, ссо­ры слу­ча­лись ред­ко, а ми­рить­ся бы­ло так слад­ко! Од­но пло­хо — по­ло­ви­на дев­чо­нок из на­шей груп­пы уже успе­ли вый­ти за­муж, а неко­то­рые — да­же ро­дить, а ме­ня в загс не зва­ли. А хо­те­лось, что­бы Ва­ле­ра со­зрел для пред­ло­же­ния и что­бы все бы­ло кра­си­во, как в ки­но — цве­ты, све­чи, коль­цо в бар­хат­ной ко­ро­боч­ке… Но лю­би­мо­го, су­дя по все­му, аб­со­лют­но устра­и­ва­ло на­ше вне­брач­ное со­жи­тель­ство. По­это­му ре­ши­ла его слег­ка под­толк­нуть и вы­зва­ла на от­кро­вен­ный раз­го­вор. — Как по­же­нить­ся? За­чем? Я еще не го­тов… — ис­пу­ган­но за­бор­мо­тал он. — А ко­гда бу­дешь го­тов? — пси­ха­ну­ла я. — Че­рез пять лет? Де­сять? Ко­гда у ме­ня уже кли­макс нач­нет­ся?! Ко­ро­че, не стес­ня­ясь в вы­ра­же­ни­ях, вы­ска­за­ла все, что о нем ду­маю, за­ле­пи­ла по­ще­чи­ну и по­про­си­ла по­ки­нуть мою квар­ти­ру. Ва­ле­ра алавер­ды обо­звал ме­ня ис­те­рич­кой, по­бро­сал кое-ка­кие свои ве­щи в сум­ку и ушел. У ме­ня в ду­ше все ки­пе­ло. Он, ви­ди­те ли, не го­тов за­ве­сти нор­маль­ную се­мью… В та­ком слу­чае я го­то­ва на­все­гда вы­черк­нуть его из сво­ей жиз­ни. За­кон­чив рвать и жечь его фото, я взя­ла боль­шой му­сор­ный па­кет и ста­ла ки­дать в него все, что на­по­ми­на­ло о несо­сто­яв­шем­ся же­ни­хе: за­бав­но­го мяг­ко­го тиг­рен­ка, по­да­рен­но­го Ва­ле­рой на Но­вый год, шка­тул­ку — по­да­рок на Вось­мое мар­та, а так же осталь­ные его пре­зен­ты. В тот же ме­шок без­жа­лост­но по­ле­те­ли за­бы­тые им ве­щи: фут­бол­ка, фла­кон с туа­лет­ной во­дой и до­маш­ние тап­ки. Сбе­га­ла во двор, су­ну­ла па­кет в бак. Что еще? Ах да, «убить» на­ши сов­мест­ные фот­ки в ком­пью­те­ре. Все­го три кли­ка мыш­кой — и с ни­ми по­кон­че­но. Ну вот, вро­де, и все. Хо­тя нет, оста­лось еще од­но де­ло. Вый­дя на лест­нич­ную пло­щад­ку, я по­зво­ни­ла в квар­ти­ру на­про­тив: — Здрав­ствуй­те, дя­дя Ко­ля. У вас но­жов­ка по ме­тал­лу есть? — А те­бе за­чем? — уточ­нил он. — Со­би­ра­юсь банк огра­бить, бу­ду сейф рас­пи­ли­вать. — То­гда те­бе не но­жов­ка, а ак­ку­му­ля­тор­ная бол­гар­ка нуж­на, — хмык­нул со­сед. — Спра­вишь­ся с аг­ре­га­том? — Справ­люсь. — То­гда дер­жи. С те­бя бу­тыл­ка. …Наш с Ва­ле­рой за­мок был са­мым кра­си­вым из всех — в фор­ме сер­деч­ка и соб­ствен­но­руч­но вы­кра­шен­ный мною в ро­зо­вый цвет. Вз­дох­нув, я тро­ну­ла дуж­ку — жал­ко ре­зать. Но раз люб­ви при­шел ко­нец, зна­чит, зам­ку здесь не ме­сто. — При­вет! — раз­да­лось за спи­ной. — То­же при­шел? — мне боль­ших уси­лий сто­и­ло про­из­не­сти это спо­кой­но. — Ну, режь… — я про­тя­ну­ла Ва­ле­ре бол­гар­ку. — Не на­до, — по­ка­чал он го­ло­вой. — Свой ин­стру­мент при­нес? — спро­си­ла мрач­но. — Лад­но, до­ста­вай. — Да нече­го мне до­ста­вать! — А как ты со­би­рал­ся за­мок сни­мать? Мы же ключ вы­бро­си­ли! — Ни­че­го я не со­би­рал­ся сни­мать. И во­об­ще здесь слу­чай­но ока­зал­ся. Про­сто от ба­буш­ки до тво­е­го до­ма это са­мый ко­рот­кий путь. — А что ты у ме­ня до­ма за­был? Хо­тел свои ру­баш­ку, туа­лет­ную во­ду и тап­ки

Я жда­ла, что Ва­ле­ра сде­ла­ет мне пред­ло­же­ние, но, по­хо­же, он об этом еще не ду­мал. Его устра­и­вал граж­дан­ский брак

за­брать? Долж­на те­бя разо­ча­ро­вать: я их вы­бро­си­ла. — Я не за­брать, — бурк­нул Ва­ле­ра. — На­обо­рот… — по­ша­рив по кар­ма­нам, он из­влек ма­лень­кую бар­хат­ную ко­ро­боч­ку и про­тя­нул ее мне. — Что это? — спро­си­ла вне­зап­но охрип­шим го­ло­сом. — Коль­цо. Об­ру­чаль­ное. Ты вый­дешь за ме­ня за­муж? — Но ты же еще не го­тов! — Это я по­за­вче­ра был не го­тов, а се­го­дня… Зна­ешь, я за эти двое су­ток по­нял, что не мо­гу без те­бя. Со­всем. И ес­ли те­бе так необ­хо­дим этот ду­рац­кий штамп в пас­пор­те… — Ни­ка­кой он не ду­рац­кий! — И ес­ли те­бе так необ­хо­дим этот неду­рац­кий штамп в пас­пор­те, лад­но, пусть бу­дет, я со­гла­сен. — Все-та­ки ты по­ря­доч­ный… — я хо­те­ла ска­зать «гад», но Ва­ле­ра не дал окон­чить фра­зу — за­крыл мне рот по­це­лу­ем. А ко­гда мы за­кон­чи­ли це­ло­вать­ся, со сме­хом до­ба­вил: — И, как по­ря­доч­ный че­ло­век, про­сто обя­зан на те­бе же­нить­ся! — Ого! — вос­хи­тил­ся дя­дя Ко­ля. — Я рас­счи­ты­вал на че­куш­ку вод­ки, а тут ар­мян­ский ко­ньяк. Ви­дать, боль­шую до­бы­чу взя­ла, а, Лер­ка? — Ага, — под­твер­ди­ла шут­ли­во. — Да­же не пред­став­ля­е­те, нас­коль­ко! — А ты мне аг­ре­гат не сло­ма­ла? — по­до­зри­тель­но спро­сил со­сед, яв­но оза­да­чен­ный несо­раз­мер­но боль­шой пла­той за трех­ча­со­вую арен­ду бол­гар­ки. — Не сло­ма­ла, он мне про­сто не при­го­дил­ся! — счаст­ли­во за­сме­я­лась я и по­бе­жа­ла к се­бе в квар­ти­ру, где ме­ня ждал лю­би­мый.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.