Вс­пом­ни слад­кие но­чи в Афи­нах

Я вы­шла за­муж в два­дцать лет. По­ло­ви­на зна­ко­мых счи­та­ли, что это брак по рас­че­ту, осталь­ные – что по люб­ви

Zhenskiye Istorii - - Размышления о счастье - Ве­ро­ни­ка, 28 лет

Ите, и дру­гие бы­ли по-сво­е­му пра­вы. Илья — успеш­ный биз­нес­мен, по­это­му без рас­че­та на без­бед­ную су­пру­же­скую жизнь не обо­шлось. Но я лю­би­ла му­жа. Прав­да, в этом чув­стве го­раз­до боль­ше бы­ло ува­же­ния, вос­хи­ще­ния и до­чер­ней при­вя­зан­но­сти, чем стра­сти. Имен­но до­чер­ней. От­ца я не зна­ла, а тут в мо­ей жиз­ни по­яв­ля­ет­ся взрос­лый муж­чи­на — ум­ный, очень за­бот­ли­вый, щед­рый, на­зы­ва­ет ме­ня «ма­лыш­ка», с ра­до­стью ис­пол­ня­ет все мои ка­при­зы и при­хо­ти. То есть де­ла­ет все то, что дол­жен де­лать лю­бя­щий отец. Есте­ствен­но, от ме­ня по­шла от­вет­ная вол­на. Ме­до­вый ме­сяц мы с Ильей про­ве­ли в Ис­па­нии. Я бы­ла на седь­мом небе от сча­стья. — Зна­ешь, лю­би­мый, — шеп­та­ла, бла­го­дар­но об­ни­мая му­жа. — Я ведь еще ни ра­зу ни­ку­да не вы­ез­жа­ла из Укра­и­ны! — То­гда ми­ни­мум раз в год обя­за­тель­но бу­ду возить те­бя за гра­ни­цу, что­бы смог­ла по­смот­реть мир, — улыб­нул­ся он. Он сдер­жал обе­ща­ние. За пять лет бра­ка, кро­ме Ис­па­нии, мы по­бы­ва­ли в Че­хии, Ту­ни­се, Ита­лии, Егип­те, Фран­ции, Чер­но­го­рии… Ше­стую го­дов­щи­ну сва­дьбы со­би­ра­лись от­празд­но­вать в Гре­ции, но у му­жа вне-

за­п­но об­ра­зо­ва­лись ка­кие-то важные де­ла. Я рас­стро­и­лась, но по­ста­ра­лась не по­дать ви­ду: «Ни­че­го, по­смот­рим Акро­поль в дру­гой раз». — Я ведь ви­жу, как ты на­стро­и­лась на эту по­езд­ку, — Илья, как ма­лень­кую, по­гла­дил ме­ня по го­ло­ве. —

Толь­ко те­перь я за­ме­ти­ла, что мне при­нес­ли не ка­пу­чи­но, а чер­ный ко­фе. Пе­ре­пу­та­ли? Ни­че­го страш­но­го, бы­ва­ет...

Вон, да­же ми­фы и ле­ген­ды Древ­ней Гре­ции пе­ре­чи­ты­ва­ешь. Так что ле­ти са­ма. Ты уже боль­шая де­воч­ка, не по­те­ря­ешь­ся. Я те­бя на са­мо­лет по­са­жу, а че­рез две неде­ли в аэро­пор­ту встре­чу. Ну и пе­ре­зва­ни­вать­ся бу­дем… В об­щем, уго­во­рил. Афи­ны встре­ти­ли ме­ня солн­цем и за­па­хом мо­ря, хо­тя до мо­ря по­чти 200 мет­ров. А еще — уди­ви­тель­ной ат­мо­сфе­рой без­за­бот­но­го ве­се­лья, буд­то в сказ­ку по­па­ла! Тур со­сто­ял из двух ча­стей: неде­лю обо­зре­ваю до­сто­при­ме­ча­тель­но­сти Афин, столь­ко же нежусь на пля­жах Сан­то­ри­ни. По­се­лив­шись в оте­ле, от­пра­ви­лась осмат­ри­вать го­род. Вско­ре про­го­ло­да­лась и за­шла в од­ну из мно­го­чис­лен­ных ка­фе­шек. За­ка­за­ла са­лат, жа­ре­ную ры­бу и ка­пу­чи­но. Офи­ци­ант быст­ро все при­нес, я на­ча­ла есть и не сра­зу за­ме­ти­ла, что в мо­ей чаш­ке чер­ный ко­фе. По­ка раз­ду­мы­ва­ла, про­мол­чать или по­про­сить за­ме­нить, за спи­ной раз­да­лось по-ан­глий­ски: «Про­сти­те, я про­сил «аме­ри­ка­но», а вы при­нес­ли с мо­ло­ком». Я обер­ну­лась и да­же за­жму­ри­лась на мгно­ве­ние — та­кие кра­си­вые пар­ни да­же в ки­но ред­кость. — Нам с ва­ми слу­чай­но пе­ре­пу­та­ли за­ка­зы, — вме­ша­лась в раз­го­вор. — Я еще до ко­фе не до­шла. По­ме­ня­ем­ся? Кра­сав­чик по­до­шел к мо­е­му сто­ли­ку, по­ме­нял чаш­ки, но не ушел, а, спро­сив раз­ре­ше­ния, сел на­про­тив: — Ме­ня зо­вут Ан­хель. А вас? — А ме­ня — Ве­ро­ни­ка, — я вдруг сму­ти­лась. — Кра­си­вое имя. Вы из Рос­сии? — Нет, из Укра­и­ны. Зна­е­те та­кую стра­ну? — Ко­неч­но. А я — из Ве­не­су­э­лы. — По­нят­но. От­ды­ха­е­те здесь? — Ско­рее ра­бо­таю. Со­би­раю ма­те­ри­а­лы для на­уч­ной ра­бо­ты. — Вы уче­ный? — По­ка нет, — улыб­нул­ся он, — но че­рез год ста­ну док­то­ром фи­ло­со­фии. — Так вы бу­ду­щий фи­ло­соф? — вы­рва­лось у ме­ня. — Нет-нет, — за­сме­ял­ся па­рень, — док­тор фи­ло­со­фии — это про­сто сле­ду­ю­щая за ма­ги­стром сте­пень. А я — бу­ду­щий ис­то­рик, спе­ци­а­ли­зи­ру­юсь на ан­тич­ной куль­ту­ре. Да го­да ко­пил день­ги, что­бы сю­да при­е­хать… До позд­не­го ве­че­ра мы с но­вым зна­ко­мым гу­ля­ли по Афи­нам, а по­том, до­го­во­рив­шись на­зав­тра сно­ва встре­тить­ся, разо­шлись: я — в свой пятизвездочный отель, он — в де­ше­вый хо­стел. В ту ночь я дол­го не мог­ла уснуть: пе­ред гла­за­ми сто­я­ло пре­крас­ное смуг­лое ли­цо, а в ушах зву­чал низ­кий за­во­ра­жи­ва­ю­щий го­лос. «Ты лю­бишь му­жа!» — на­пом­ни­ла се­бе, но при мыс­ли об Илье серд­це да­же не ек­ну­ло, зато ко­гда ду­ма­ла об Ан­хе­ле, ко­ло­ти­лось как су­ма­сшед­шее. Да, я влю­би­лась, и де­ло бы­ло во­все не в кра­со­те пар­ня. Про­сто он был та­ким ро­ман­тич­ным. И так вос­тор­жен­но смот­рел на ме­ня! На чет­вер­тый день зна­ком­ства мы ста­ли близ­ки. — Ты по­хо­жа на бо­ги­ню, — го­во­рил Ан­хель, пе­ре­би­рая и це­луя рас­пу­щен­ные пря­ди мо­их во­лос. — На Ве­не­ру Бот­ти­чел­ли. — Ес­ли я бо­ги­ня, то ты — мой ан­гел, — шеп­та­ла в от­вет, за­ды­ха­ясь от пе­ре­пол­няв­шей ме­ня неж­но­сти. Спу­стя три дня я пе­ре­еха­ла на Сан­то­ри­ни, лю­би­мый — за мной. Мой двух­не­дель­ный гре­че­ский от­дых про­ле­тел, как один миг, и де­сять но­чей, про­ве­ден­ных с Ан­хе­лем, бы­ли са­мы­ми слад­ки­ми, страст­ны­ми и го­ря­чи­ми в мо­ей жиз­ни. Но все хо­ро­шее ра­но или позд­но за­кан­чи­ва­ет­ся — при­шло вре­мя рас­ста­вать­ся. — Вот мой но­мер те­ле­фо­на и элек­трон­ный ад­рес, — па­рень про­тя­нул мне вы­рван­ный из блок­но­та ли­сток, но я мед­лен­но разо­рва­ла его на мел­кие ку­соч­ки: — Про­сти. Я за­му­жем, по­это­му ни пи­сать, ни зво­нить не бу­ду. Но те­бя ни­ко­гда не за­бу­ду! …Ме­сяч­ные в срок не на­ча­лись. Вы- ждав еще несколь­ко дней, я от­пра­ви­лась к сво­е­му участ­ко­во­му ги­не­ко­ло­гу. — Вы бе­ре­мен­ны. Срок при­мер­но 4–5 недель, — ска­зал он. Я за­ду­ма­лась: ес­ли пять, то это ре­бе­нок му­жа, ес­ли че­ты­ре — лю­бов­ни­ка. Но Ан­хе­ля в мо­ей жиз­ни боль­ше не бу­дет, а Илья на­вер­ня­ка уже дав­но со­зрел для от­цов­ства. Тем бо­лее что он у ме­ня тем­но­во­ло­сый, смуг­лый и ка­ре­гла­зый, так что внеш­ность ма­лы­ша не вы­зо­вет у него по­до­зре­ний. Я бы­ла уве­ре­на, что муж об­ра­ду­ет­ся но­во­сти о ре­бен­ке, но ошиб­лась… Илья дол­го мол­чал, пе­ре­ка­ты­вая жел­ва­ки под ко­жей скул, за­тем по­смот­рел мне в гла­за и сип­ло спро­сил: — В Гре­ции на­гу­ля­ла, шлю­ха? До сих пор он го­во­рил мне толь­ко неж­ные лас­ко­вые сло­ва, по­это­му от это­го со­ча­ще­го­ся зло­бой «шлю­ха» у ме­ня внут­ри все за­ле­де­не­ло. — По­че­му ты так ре­шил? — про­ле­пе­та­ла ед­ва слыш­но. — По­то­му что из-за ослож­не­ния по­сле свин­ки у ме­ня не мо­жет быть де­тей. — У те­бя… ты… ты дол­жен был ска­зать мне об этом еще до сва­дьбы! — Как вы­яс­ни­лось, ты мне то­же не все рас­ска­зы­ва­ешь, — усмех­нув­шись, ска­зал су­пруг. — Со­би­рай свои ве­щич­ки и уби­рай­ся. Пря­мо сей­час — ви­деть те­бя не мо­гу. На раз­вод по­дам сам.

Ре­бе­нок мог быть как от му­жа, так и от Ан­хе­ля. Но я не хо­те­ла го­во­рить Илье прав­ду. Од­на­ко все тай­ное ста­но­вит­ся яв­ным

В тот же день я вер­ну­лась к ма­ме. Для зна­ко­мых при­ду­ма­ла ка­кую-то прав­до­по­доб­ную ле­ген­ду ссо­ры с Ильей, а ма­те­ри рас­ска­за­ла все как есть на са­мом де­ле. Она сна­ча­ла обо­зва­ла ме­ня ду­рой, за­тем рас­пла­ка­лась, и мы еще дол­го, об­няв­шись, ре­ве­ли хо­ром. …Мой лю­би­мый ан­гел, как ты там жи­вешь у се­бя в Ве­не­су­э­ле? По­лу­чил сте­пень док­то­ра фи­ло­со­фии? Я ис­кренне же­лаю те­бе сча­стья и жа­лею толь­ко об од­ном: что по­рва­ла ли­сток с тво­им те­ле­фо­ном. Те­перь ты так и не узна­ешь, что в Укра­ине под­рас­та­ет твой сын по име­ни Бо­г­дан — чу­дес­ный ма­лыш с олив­ко­вой ко­жей и чер­ны­ми от­цов­ски­ми гла­за­ми…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.