Для тан­го нуж­ны двое

Я смот­ре­ла, как он тан­цу­ет, и по спине бе­жа­ли му­раш­ки. Ду­ма­ла: «Ну вот, те­перь уж точ­но не осме­люсь к нему по­дой­ти... »

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Ле­ся, 25 лет

Тань­ка тем вре­ме­нем то­же не мог­ла ото­рвать глаз от экра­на но­ут­бу­ка, а ко­гда ви­део за­кон­чи­лось, по­бед­но по­смот­ре­ла на ме­ня: — Ну? Те­перь ты мне ве­ришь? Я же го­во­ри­ла, что это он! — Те­перь ве­рю, — со вздо­хом от­ве­ти­ла я. — Но от это­го толь­ко ху­же... Эта ис­то­рия на­ча­лась два ме­ся­ца на­зад, ко­гда в мо­ем до­ме, как в ста­рой песне, по­се­лил­ся за­ме­ча­тель­ный со­сед. Нет, он не иг­рал ни на клар­не­те, ни на тру­бе, но сте­пень его за­ме­ча­тель­но­сти и без то­го за­шка­ли­ва­ла: кон­сьерж­ка рас­ска­зы­ва­ла, что все­гда по­мо­жет до­не­сти сум­ки и при­дер­жит дверь, а од­на­жды, столк­нув­шись с ним в лиф­те, я уже не смог­ла вы­бро­сить из го­ло­вы взъеро­шен­ный ежик каш­та­но­вых во­лос и оба­я­тель­ную улыб­ку. — Ну так не те­ряй вре­ме­ни, по­зна­комь­ся с ним, в чем про­бле­ма? — со­ве­то­ва­ла моя луч­шая по­дру­га Та­ню­ха и кор­чи­ла свою фир­мен­ную ро­жи­цу «Ле­ся опять де­ла­ет из му­хи сло­на». — Да? И как ты се­бе это пред­став­ля­ешь? — хмы­ка­ла я, от­ре­зая нам по лом­ти­ку пи­ро­га с ре­ве­нем. — При­вет, но­вый со­сед, ме­ня зо­вут Ле­ся и, ка­жет­ся, я на те­бя за­па­ла. — А что, мне нра­вит­ся, — сме­я­лась по­друж­ка, на­би­вая рот вы­печ­кой, но даль­ше этих раз­го­во­ров де­ло не шло. А од­на­жды мы с ней сто­я­ли под мо­им подъ­ез­дом, ожи­дая так­си — в тот день на­ша об­щая по­дру­га кре­сти­ла доч­ку — и тут из ма­га­зи­на на­про­тив вы­шел со­сед. — Доб­рое утро, — веж­ли­во по­здо­ро­вал­ся он с на­ми и уже по­чти скрыл­ся в две­рях, как Тань­ка вдруг вы­па­ли­ла: — Из­ви­ни­те, а у вас

за­жи­гал­ки слу­чай­но не най­дет­ся? — С ума со­шла? — про­ши­пе­ла я. — Ты же не ку­ришь! — Нет, — по­ка­чал он го­ло­вой, с ин­те­ре­сом гля­дя на нас — разо­де­тых в пух и прах и с дет­ски­ми хо­дун­ка­ми в ру­ках.

По­на­ча­лу по­дру­га ни­как не мог­ла вспом­нить, от­ку­да ей зна­ко­мо ли­цо мо­е­го но­во­го со­се­да. По­том ее осе­ни­ло...

— Жаль, — при­твор­но вздох­ну­ла по­дру­га. — Ме­ня кста­ти, Та­тья­на зо­вут, а это — Ле­ся. Она толк­ну­ла ме­ня лок­тем в бок, слов­но ме­ха­ни­че­скую кук­лу, у ко­то­рой за­кон­чил­ся за­вод, и я, как по за­ка­зу, рас­тя­ну­ла рот в ши­ро­кой улыб­ке. — А я — Олег. — Очень при­ят­но. И тут некста­ти подъ­е­хал так­сист, мы по­гру­зи­ли хо­дун­ки в ба­гаж­ник и, по­ма­хав Оле­гу на про­ща­ние, усе­лись на зад­нее си­де­нье. По­чти всю до­ро­гу Тань­ка еха­ла мол­ча, на­пря­жен­но мор­ща лоб, а по­том вне­зап­но, хлоп­нув ла­до­шкой по ко­лен­ке, вос­клик­ну­ла: — Точ­но! Он! — Кто? — не по­ня­ла я. — Да со­сед твой, Олег! Это он участ­во­вал в тан­це­валь­ном шоу. Ну, из тех, что я по те­ли­ку смот­рю. Не знаю, вы­иг­рал или нет, но до фи­на­ла точ­но до­шел. А я еду и все ду­маю — ну ко­го же он мне на­по­ми­на­ет? И вот вспом­ни­ла! — Со­мне­ва­юсь, — скеп­ти­че­ски под­жа­ла гу­бы я. — Не по­хож он на тан­цо­ра. Они обыч­но все та­кие... ма­нер­ные, че­рес­чур изящ­ные... — Хо­ро­шо, ко­гда вер­нем­ся с кре­стин — я те­бе ви­део по­ка­жу, — по­обе­ща­ла Тань­ка и мно­го­зна­чи­тель­но улыб­ну­лась. И вот те­перь мы смот­ре­ли, как на сцене тан­це­вал Олег, и, ка­за­лось, что для него не су­ще­ству­ет та­ких по­ня­тий, как гра­ви­та­ция и воз­мож­но­сти че­ло­ве­че­ско­го те­ла. — Су­пер! В об­щем, те­бе на­до непре­мен­но с ним по­зна­ко­мить­ся по­бли­же! — ре­зю­ми­ро­вал Тань­ка. — Он же без пя­ти ми­нут звез­да, по­ни­ма­ешь? По­том к нему уже не под­сту­пишь­ся! Я вздох­ну­ла. Ко­неч­но, мне нра­вил­ся Олег, но у него на­вер­ня­ка есть де­вуш­ка — из тех, у ко­го за­го­ре­лые строй­ные но­ги, рас­ту­щие от зу­бов, и при­чес­ки, вы­гля­дя­щие так, буд­то их хо­зяй­ки дни и но­чи на­про­лет про­во­дят в са­ло­нах кра­со­ты. Но за что я люб­лю свою по­дру­гу — так это за ее уме­ние неза­мет­но де­лать свою точ­ку зре­ния чьей-то еще. По­то­му в суб­бо­ту ве­че­ром, сде­лав лег­кий ма­ки­яж и на­це­пив джин­сы, в ко­то­рых, по утвер­жде­нию все той же Тань­ки, моя поп­ка вы­гля­де­ла го­раз­до сек­су­аль­ней, чем у Джей Ло, я от­пра­ви­лась к со­се­ду, при­хва­тив свой фир­мен­ный пи­рог с ре­ве­нем. Уви­дев ме­ня на по­ро­ге, Олег яв­но об­ра­до­вал­ся и улыб­нул­ся той осо­бен­ной улыб­кой, ко­то­рая без слов го­во­ри­ла: «Ну на­ко­нец-то ты при­шла!» — При­вет, — бод­рень­ко по­здо­ро­ва­лась я, чув­ствуя, как ба­боч­ки в жи­во­те на­чи­на­ют бить­ся в эпи­леп­ти­че­ском при­пад­ке. — Вот, ре­ши­ла те­бя на­ко­нец по­здра­вить с пе­ре­ез­дом... — Луч­ше позд­но, чем ни­ко­гда! — еще ши­ре улыб­нул­ся со­сед, за­тем взял из мо­их рук та­рел­ку с пи­ро­гом и же­стом при­гла­сил вой­ти. Я пе­ре­шаг­ну­ла по­рог и ока­за­лась в про­стор­ной сту­дио, об­став­лен­ной со­вре­мен­но и со вкусом. Ок­на у Оле­га вы­хо­ди­ли на про­ти­во­по­лож­ную от мо­ей сто­ро­ну, и, ви­ди­мо, от­ту­да от­кры­вал­ся по­тря­са­ю­щий вид на озе­ро и парк, ко­то­рым, не­со­мнен­но, и лю­бо­ва­лась жен­щи­на, ку­рив­шая на бал­коне. — Ой, мне же нуж­но бе­жать, — за­су­е­ти­лась я и ри­ну­лась к две­ри, как ма­лень­кий во­риш­ка, схва­чен­ный за ру­ку в со­сед­ском са­ду. — Я со­вер­шен­но за­бы­ла, что у ме­ня это... эм-м... пи­рог в ду­хов­ке. — Еще один? — удив­лен­но спро­сил Олег, ко­сясь на тот, ко­то­рый дер­жал в ру­ках. — Да, — за­ки­ва­ла, крас­нея. — Я про­сто очень люб­лю печь пи­ро­ги. И уже до­ма, от­ды­шав­шись от стре­ми­тель­ной про­беж­ки по лест­ни­це, упа­ла в крес­ло и об­хва­ти­ла ко­ле­ни ру­ка­ми: черт возь­ми, ну ко­неч­но же, у него кто-то есть! Кра­си­вый, вос­пи­тан­ный, да и еще и по­чти звез­да... Тем ве­че­ром я по­обе­ща­ла се­бе вы­ки­нуть Оле­га из го­ло­вы — но это ока­за- лось не так про­сто сде­лать, осо­бен­но учи­ты­вая то, что сле­ду­ю­щим ве­че­ром он ма­те­ри­а­ли­зо­вал­ся на мо­ем по­ро­ге с дву­мя бу­тыл­ка­ми шам­пан­ско­го в ру­ках. — При­вет... Вот, ре­шил на­не­сти те­бе от­вет­ный ви­зит. — При­вет, — сдер­жан­но улыб­ну­лась я и гла­за­ми ука­за­ла на бу­тыл­ки в его ру­ках: — Не мно­го­ва­то ли? — Ну-у, я про­сто не знал, пьешь ли ты. И по­то­му взял на вся­кий слу­чай шам­пан­ское брют и дет­ское... по­лу­слад­кое. — Я не пью и не ку­рю, хо­тя, ви­ди­мо, те­бе нра­вят­ся имен­но та­кие де­вуш­ки, — за­яви­ла, хму­рясь. — С че­го ты ре­ши­ла? — Олег удив­лен­но под­нял бро­ви, и тут же до него до­шло: — А-а! Уви­де­ла вче­ра мою ма­му! Так вот по­че­му так стре­ми­тель­но сбе­жа­ла... — Твою ма­му?! — те­перь при­шла моя оче­редь удив­лять­ся. — Ну да! — улыб­нул­ся он. — Ни­как не мо­жет при­вык­нуть, что я жи­ву от­дель­но, — при­ез­жа­ет че­рез день, все пе­ре­жи­ва­ет, не уми­раю ли я с го­ло­ду. Кста­ти, твой пи­рог ей очень по­нра­вил­ся. — По­ня-я-ят­но, — про­тя­ну­ла я, и где­то в об­ла­сти сол­неч­но­го спле­те­ния раз­ли­лось при­ят­ное ще­ко­чу­щее теп­ло. — Ну что ж, про­хо­ди. Бу­дем пить дет­ское... по­лу­слад­кое.

Я по­обе­ща­ла се­бе вы­ки­нуть Оле­га из го­ло­вы, толь­ко это не так про­сто бы­ло сде­лать. Влю­би­лась и те­перь стра­да­ла

Мы про­бол­та­ли весь ве­чер — Олег рас­ска­зы­вал про то, как во вто­ром клас­се ма­ма от­ве­ла его на тан­цы, и с тех пор он не пред­став­лял свою жизнь без них. Я при­зна­лась, что все­гда меч­та­ла на­учить­ся тан­це­вать тан­го — кра­си­вый ар­ген­тин­ский та­нец. И то­гда, встав с ди­ва­на, па­рень про­тя­нул мне ру­ку. — Нет-нет, — жа­лоб­но по­про­си­ла, чув­ствуя, как от его бли­зо­сти под­ка­ши­ва­ют­ся ко­ле­ни. — Ну что же ты? — улыб­нул­ся он, за ру­ку под­ни­мая ме­ня с ме­ста и при­тя­ги­вая к се­бе. — Я от­крою те­бе глав­ное пра­ви­ло тан­го: для него нуж­ны двое.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.