Ты лю­бил ме­ня в про­шлой жиз­ни

Я ни­ко­го не ста­ла при­гла­шать на день рож­де­ния, но не со­мне­ва­лась, что са­мые близ­кие лю­ди при­дут ко мне в го­сти и без при­гла­ше­ния. Так бы­ло и в про­шлом, и в по­за­про­шлом го­ду. Все­гда...

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Ири­на,37 лет

По­это­му на­ка­нуне сде­ла­ла ге­не­раль­ную убор­ку и на­го­то­ви­ла празд­нич­ной еды. Точ­нее — я го­то­ви­ла, а убор­кой за­ни­мал­ся муж. Он спе­ци­аль­но от­про­сил­ся с ра­бо­ты по­рань­ше, что­бы мне по­мочь. Лег­ли мы толь­ко в час но­чи. — Уста­ла? — Ан­дрей об­нял ме­ня и по­гла­дил по го­ло­ве, го как ма­лень­кую. — Очень, — при­зна­лась со вздо­хом. — На­прас­но пир на весь мир за­те­я­ла. Столь­ко еды... еды Дай бог, что­бы мы за неде­лю все это э съе­ли. — Раз­меч­тал­ся… Раз­меч­тал Зав­тра го­сти как на­бе­гут — сме­тут смет все под­чи­стую. — А я ду­мал, дум втро­ем от­ме­тим, по­се­мей­но­му, в уз­ком кру­гу… — Что ты, в уз­ком не по­лу­чит­ся, — улыб­ну­лась я и ока­за­лась пра­ва. При­шли све­кровь све со све­кром, ма­ма,

Услы­шав Услыш сло­ва ма­мы о сглаз­с­гла­зе, я рас­сме­я­лась. С как­ка­ких это пор она ста­ла тта­кой суе­вер­ной?

со­се­ди — Ксю­ша К и То­лик, и, ко­неч­но, Мар­га­ри Маргарита — моя са­мая близ­кая по­дру­га. Не зря ста­ра­лась — празд­ник удал­ся! Око Око­ло де­вя­ти ве­че­ра го­сти ста­ли рас­хо рас­хо­дить­ся. Пер­вы­ми ушли со­се­ди, по­том по­то за­со­би­ра­лись ро­ди­те­ли му­жа. Ан Ан­дрей с Де­ни­сом (на­шим ше­сти­лет­ним ше­сти­лет­ни сы­ном) по­шли про­во­дить их до а ав­то­бус­ной оста­нов­ки. Я по­ма­ха­ла им из ок­на и ста­ла уби­рать со сто­ла. М Ма­ма дер­ну­лась бы­ло по- мочь, но Мар­го­ша ее оста­но­ви­ла: — Оль­га Ми­хай­лов­на, от­ды­хай­те. Мы с Ири­шей са­ми… Ко­гда мы с по­дру­гой ока­за­лись вдво­ем на кухне, я по­ин­те­ре­со­ва­лась: — А ты по­че­му се­го­дня од­на при­шла, без му­жа? — Муж объ­ел­ся груш! — со зло­стью от­ве­ти­ла Рит­ка. — Не мог, ви­ди­те ли, фут­бол по те­ли­ку про­пу­стить. Да и во­об­ще... При­дет ве­че­ром до­мой — и сра­зу брык брю­хом квер­ху. А в вы­ход­ные це­лы­ми дня­ми ва­ля­ет­ся — буль­до­зе­ром не ста­щишь. Го­во­рит, устал силь­но… А от че­го, спра­ши­ва­ет­ся?! Про­си­жи­ва­ет в кон­то­ре шта­ны за две ты­ся­чи в ме­сяц и в ус не ду­ет. То ли де­ло твой Ан­дрю­ша… — У Ан­дрея зар­пла­та не на­мно­го вы­ше, — воз­ра­зи­ла я. — Срав­ни­ла! — фырк­ну­ла она. — Твой, ес­ли ра­бо­ты на строй­ке нет, за лю­бую под­ра­бот­ку хва­та­ет­ся, ре­мон­ты лю­дям де­ла­ет… И до­ма по хо­зяй­ству по­мо­жет. Зо­ло­то, а не му­жик! По­вез­ло те­бе! — По­вез­ло, — с улыб­кой со­гла­си­лась я. Все, что го­во­ри­ла Рит­ка, бы­ло су­щей прав­дой. По­дру­га по­смот­ре­ла на ча­сы и за­то­ро­пи­лась до­мой: — Мне по­ра. А то Макс сно­ва бу­дет ру­гать­ся, что я его го­ло­дом мо­рю. Он же яич­ни­цы се­бе под­жа­рить не мо­жет! — Сей­час те­бе в су­доч­ки еды со­бе­ру, — за­су­е­ти­лась я. Как толь­ко Мар­го­ша убе­жа­ла, на кух­ню во­шла ма­ма: — Я на бал­кон вы­хо­ди­ла воз­ду­хом по­ды­шать и ваш раз­го­вор услы­ша­ла, — со­об­щи­ла она. — Ох, доч­ка, не нра­вит­ся мне, что Ри­та так Ан­дрея рас­хва­ли­ва­ет… — По­че­му? Бо­ишь­ся, что Мар­го лю­би­мо­го зя­тя из се­мьи уве­дет? — рас­сме­я­лась я. — Нет, — по­ка­ча­ла ма­ма го­ло­вой. — Ко­гда хо­тят у по­дру­ги му­жа от­бить, на­обо­рот по­мал­ки­ва­ют. А вот сгла­зить Маргарита мо­жет. — То­же мне, на­шла ведь­му! Ес­ли хо­чешь знать, Рит­ка — убеж­ден­ная ма­те­ри­а­лист­ка и во вся­кие сгла­зы и пор­чи не ве­рит. — Мож­но че­ло­ве­ка сгла­зить и нена­ме­рен­но. За­ви­ду­ет Ри­та ва­ше­му се­мей- но­му сча­стью. А за­висть — страш­ная шту­ка! Не поз­во­ляй ей боль­ше Ан­дрю­шу на­хва­ли­вать. Призна­юсь, я не при­да­ла зна­че­ния ма­ми­ным сло­вам и уже на сле­ду­ю­щий день о них за­бы­ла. А вспом­ни­ла спу­стя де­сять ме­ся­цев, ко­гда… Впро­чем, луч­ше рас­ска­жу все по по­ряд­ку.

Вско­ре у му­жа со­всем не ста­ло ра­бо­ты, да и у нас в фир­ме ожи­да­лось со­кра­ще­ние кад­ров...

Шел 2008 год, кри­зис на­би­рал си­лу. По­чти все строй­ки в на­шем го­ро­де за­мо­ро­зи­ли. Ре­мон­ты квар­тир лю­ди то­же те­перь от­ло­жи­ли до луч­ших вре­мен. С день­га­ми ста­ло со­всем ту­го. Ан­дрей, все­гда та­кой ве­се­лый и об­щи­тель­ный, сде­лал­ся мол­ча­ли­вым и угрю­мым, и с каж­дым днем мрач­нел все боль­ше. Од­на­жды (это слу­чи­лось в кон­це июля) ре­шил по­ехать на за­ра­бот­ки в Моск­ву: — Не мо­гу боль­ше так! Ты па­шешь с утра до но­чи, а я аль­фон­сом се­бя чув­ствую. Ес­ли и те­бя уво­лят, на что жить бу­дем? Ко­ро­че, вы­ход один — мне на­до ехать… Я и са­ма по­ни­ма­ла, что раз­лу­ки не из­бе­жать. Но так да­ле­ко му­жа от­пус­кать не хо­те­лось. — Мо­жет, луч­ше в Ки­ев? — пред­ло­жи­ла с на­деж­дой. — Оно, ко­неч­но, луч­ше, но на­ши ре­бя­та из бри­га­ды уже в Ки­ев ез­ди­ли, вер­ну­лись ни с чем — там с ра­бо­той ту­го. А Москва го­род огром­ный, ра­бо­чие ру­ки по­сто­ян­но нуж­ны. — Ой, Ан­дрюш, бу­дут те­бя там хох­лом­га­стар­бай­те­ром на­зы­вать… — улыб­ну­лась неве­се­ло. — Ни­че­го, ко­ро­на не упа­дет. За­то хоть за­ра­бо­таю нор­маль­но. А как толь­ко кри­зис на убыль пой­дет, сра­зу вер­нусь. И за­жи­вем... Ан­дрю­ша уехал пя­то­го ав­гу­ста, по­обе­щав на про­ща­ние, что бу­дет зво­нить не ре­же трех раз в неде­лю, а раз в ме­сяц слать пе­ре­во­дом день­ги. От него при­шло три пе­ре­во­да. Два­дцать пер­во­го де­каб­ря муж по­зво­нил и ска­зал, что в этом ме­ся­це день­ги от­сы­лать не бу­дет, по­то­му что со­би­ра­ет­ся сам при­е­хать на Но­вый год. — Я уже и по­дар­ки вам ку­пил,

— по­хва­стал­ся Ан­дрю­ша. — В об­щем, трид­ца­то­го жди­те. Ко­гда муж не по­зво­нил два­дцать тре­тье­го, я да­же не встре­во­жи­лась — ма­ло ли, мо­жет, за­мо­тал­ся, или день­ги на мо­биль­ном за­кон­чи­лись. Но, не до­ждав­шись звон­ка и на сле­ду­ю­щий день, на­бра­ла его но­мер са­ма. — Або­нент недо­сту­пен или на­хо­дит­ся вне зо­ны дей­ствия се­ти, — услы­ша­ла ме­ха­ни­че­ский го­лос. Я пы­та­лась до­зво­нить­ся Ан­дрею бес­счет­ное ко­ли­че­ство раз, без­душ­ный го­лос, со­об­щав­ший, что або­нент недо­сту­пен, стал пре­сле­до­вать ме­ня во сне и на­яву. «Вдруг у него укра­ли мо­биль­ный, а на по­куп­ку но­во­го по­жа­лел де­нег?» — пы­та­лась успо­ко­ить се­бя, но вер­сия не вы­дер­жи­ва­ла ни­ка­кой кри­ти­ки. Да­же, ес­ли бы муж по­те­рял те­ле­фон, он на­шел бы воз­мож­ность свя­зать­ся со мной: по­зво­нил бы с труб­ки ко­го­ни­будь из кол­лег, или с по­чты, на ху­дой ко­нец при­слал бы те­ле­грам­му. Ду­шу ржав­чи­ной разъ­еда­ла тре­во­га. Ан­дрю­шень­ка, род­ной, что же с то­бой слу­чи­лось?! На Но­вый год он не при­е­хал. Про­шел ян­варь, фев­раль, март — от му­жа не бы­ло ни­ка­ких из­ве­стий. — Нуж­но его ис­кать, — го­во­ри­ла ма­ма. Я и са­ма зна­ла, что нуж­но. Толь­ко как? Ехать в Моск­ву? Го­во­рят, там вме­сте с при­ез­жи­ми жи­вет два­дцать мил­ли­о­нов. В та­ком му­ра­вей­ни­ке най­ти че­ло­ве­ка труд­нее, чем игол­ку в сто­гу се­на. Об­ра­ти­лась в ми­ли­цию, но ни на один во­прос де­жур­но­го офи­це­ра не смог­ла дать кон­крет­но­го от­ве­та. На ка­ком стро­и­тель­стве ра­бо­та­ет? Ка­жет­ся, вы­сот­ку ка­кую-то воз­во­дят. Где жи­вет? По-мо­е­му, где-то в Хим­ках, сни­ма­ет квар­ти­ру с тре­мя кол­ле­га­ми — дву­мя мол­да­ва­на­ми и та­джи­ком. Или уз­бе­ком? Нет, все-та­ки та­джи­ком… Как стро­и­тель­ная фир­ма на­зы­ва­ет­ся? Не пом­ню… Точ­нее, не знаю — муж об этом не го­во­рил… За­яв­ле­ние у ме­ня при­ня­ли, од­на­ко по вы­ра­же­нию ли­ца ми­ли­ци­о­не­ра я по­ня­ла, что на­деж­ды на по­ло­жи­тель­ный ре­зуль­тат ни­ка­кой. В фи­нан­со­вом плане как-то справ­ля­лись (ме­ня не со­кра­ти­ли, ма­ма пе­ре- еха­ла ко мне и от­да­ва­ла на хо­зяй­ство пен­сию, све­к­ры при­во­зи­ли из се­ла про­дук­ты), а вот в пси­хо­ло­ги­че­ском... Де­нис по­сто­ян­но спра­ши­вал, где па­па, ма­ма фаль­ши­во бод­ри­лась и тай­ком гло­та­ла сер­деч­ные кап­ли, ро­ди­те­ли Ан­дрея как-то сра­зу из креп­ких по­жи­лых лю­дей пре­вра­ти­лись в ста­ри­ков. Я не поз­во­ля­ла се­бе пла­кать на лю­дях, но ес­ли бы вы зна­ли, сколь­ко слез про­ли­ла в по­душ­ку бес­сон­ны­ми но­ча­ми. Толь­ко один раз да­ла сла­би­ну — раз­ре­ве­лась при Мар­го, ко­то­рая за­шла, что­бы под­дер­жать ме­ня мо­раль­но. — Толь­ко бы он был жив, толь­ко бы был жив! — по­вто­ря­ла, ры­дая. — Ой, да что с тво­им Ан­дрю­хой сде­ла­ет­ся? — фырк­ну­ла вдруг по­дру­га. — На­вер­ня­ка жи­ве­хо­нек, толь­ко шиф­ру­ет­ся. А ты, бед­ная, тут уби­ва­ешь­ся!

Я вгля­ды­ва­лась в ли­цо бом­жа и не мог­ла по­ве­рить. Это же Ан­дрю­ша! Ну ко­неч­но он! Гос­по­ди, ка­кое сча­стье!

Я так уди­ви­лась, что да­же пла­кать пе­ре­ста­ла: «Что ты име­ешь в ви­ду?» — Ты толь­ко ду­роч­кой не при­ки­ды­вай­ся, все ты от­лич­но по­ни­ма­ешь… На­шел твой бла­го­вер­ный бо­га­тень­кую моск­вич­ку, и… До­го­во­рить Мар­го я не да­ла. — За­мол­чи! Это ты ви­но­ва­та в том, что он про­пал, — за­виз­жа­ла, сры­вая го­лос. — Ты нам все­гда за­ви­до­ва­ла — и сгла­зи­ла! А те­перь зло­рад­ству­ешь! Уби­рай­ся вон из на­ше­го до­ма! — Ляг в дур­ку под­ле­чись! — за­ора­ла в от­вет Рит­ка и так силь­но хлоп­ну­ла две­рью, что с по­тол­ка по­сы­па­лась шту­ка­тур­ка. Ко­ро­че, бы­ла по­дру­га, и не ста­ло. Как и му­жа… Со дня ис­чез­но­ве­ния Ан­дрю­ши про­шло пять лет. Ма­ма уже не раз де­ли­кат­но на­ме­ка­ла, что мне нуж­но пе­ре­стать хо­ро­нить се­бя за­жи­во и по­ду­мать о том, как устро­ить лич­ную жизнь. Де­нис об от­це дав­но уже не спра­ши­вал, да­же све­к­ры сми­ри­лись с тем, что вряд ли уви­дят сы­на в жи­вых. Толь­ко я про­дол­жа­ла на­де­ять­ся и ве­рить. Как-то но­чью, из­му­чен­ная бес­сон­ни­цей, я вклю­чи­ла те­ле­ви­зор. По­щел­ка­ла пуль­том и за­мер­ла… По од­но­му из рос­сий­ских ка­на­лов шел сю­жет о бом­жах с Кур­ско­го вок­за­ла. И тут... Неопрят­ная бо­ро­да, нече­са­ные, си­вые от се­ди­ны во­ло­сы, тем­ные кру­ги под гла­за­ми… Мозг от­ка­зы­вал­ся ве­рить, но серд­це сра­зу узна­ло — это же мой Ан­дрю­ша! Воз­ле его ли­ца по­яви­лась чья-то ру­ка с мик­ро­фо­ном: «Рас­ска­жи­те, как вы ока­за­лись на ули­це?» — В де­каб­ре 2008 го­да ме­ня силь­но из­би­ли. Реб­ра по­ло­ма­ли, че­реп про­би­ли. Про­хо­жие вы­зва­ли «ско­рую». Ме­сяц про­ле­жал в ко­ме, а ко­гда оч­нул­ся, ока­за­лось, что все за­был… Ни име­ни, ни ад­ре­са — ни­че­го не пом­ню. До­ку­мен­тов у ме­ня при се­бе то­же не бы­ло… Утром я уже еха­ла в Моск­ву. Бы­ла го­то­ва к дол­гим по­ис­кам, но на­шла му­жа сра­зу. На вок­заль­ной ска­мей­ке. — Ан­дрей!!! — бро­си­лась к нему и по­пы­та­лась об­нять, но он ис­пу­ган­но от­шат­нул­ся и сму­щен­но ска­зал: — Осто­рож­но, ис­пач­ка­е­тесь. — Ерун­да! — я все-та­ки об­ня­ла его, ста­ла це­ло­вать лоб, гла­за, впав­шие ще­ки… — Ан­дрю­шень­ка, род­ной… Я все-та­ки на­шла те­бя… Пред­став­ля­ешь, на­ше­му Де­нис­ке уже один­на­дцать — та­кой боль­шой стал, уви­дишь — не узна­ешь. Зна­ешь, как он те­бя ждет?! И ро­ди­те­ли, и моя ма­ма — все-все ждут! — По­стой­те. Вы кто? — про­из­нес он. — Как это... Ну по­смот­ри на ме­ня вни­ма­тель­но. Я же Ира, твоя же­на! Ка­кой ты мо­ло­дец, что остал­ся жи­вой! Гос­по­ди, как же я те­бя люб­лю! Несколь­ко мгно­ве­ний муж при­сталь­но вгля­ды­вал­ся в мое ли­цо, по­том сглот­нул слю­ну и очень ти­хо спро­сил: — А я? — Ты ме­ня то­же лю­бил… в про­шлой жиз­ни. Но, мо­жет, сно­ва по­лу­чит­ся? Я ведь по­чти не из­ме­ни­лась — толь­ко по­ста­ре­ла немнож­ко… — Вы пла­че­те? — зна­ко­мым до бо­ли же­стом Ан­дрей стал рыть­ся в кар­ма­нах гряз­ных бре­зен­то­вых шта­нов. Я то­роп­ли­во до­ста­ла из сум­ки пла­ток и вы­тер­ла сле­зы. Не на сво­их ще­ках — на его. Улыб­ну­лась: — Это я от ра­до­сти, ми­лый. По­е­ха­ли ско­рее до­мой, а? ...С тех пор про­шло еще пять лет. К со­жа­ле­нию, к Ан­дрю­ше по­ка не вер­ну­лась па­мять. Но я каж­дый день бла­го­да­рю Бо­га за то, что мы сно­ва вме­сте...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.