Лю­бовь – и ни­ка­ких гвоз­дей!

Отец бро­сил нас, ко­гда мне бы­ло три­на­дцать лет. Но ма­ма не ста­ла пре­пят­ство­вать то­му, что­бы мы с ним об­ща­лись...

Zhenskiye Istorii - - Содержание - Ксе­ния 30 лет

Ая от­ка­за­лась ви­деть­ся с па­пой, так как со свой­ствен­ным под­рост­кам мак­си­ма­лиз­мом счи­та­ла его пре­да­те­лем. По боль­шо­му сче­ту, ме­ня устра­и­ва­ла жизнь вдво­ем с ма­мой, а ес­ли быть уж со­всем чест­ной, то она бы­ла да­же лучше, чем до раз­во­да ро­ди­те­лей. Ни­кто не ка­пал на моз­ги, что­бы зуб­ри­ла физику и математику, не ну­дел из-за остав­лен­ной в ра­ко­вине гряз­ной та­рел­ки (Ты же бу­ду­щая хо­зяй­ка, долж­на с дет­ства при­учать­ся к по­ряд­ку!), не устра­и­вал шмо­нов в мо­ем рюк­за­ке... Од­но огор­ча­ло: те­перь в квар­ти­ре по­сто­ян­но что-то ло­ма­лось и вы­хо­ди­ло из строя. Ма­ма каж­дый раз груст­но взды­ха­ла, уви­дев ви­ся­щую «на соп­лях» ро­зет­ку или от­став­ший от сте­ны плин­тус. Од­на­ж­ды, ко­гда на ку­хон­ном шкаф­чи­ке ото­рва­лась двер­ца, не сдер­жа­лась и озву­чи­ла свои вздо­хи: — Пло­хо, что в до­ме нет муж­чи­ны, прав­да, Ксюш? Я не хо­те­ла воз­вра­ще­ния от­ца, а еще боль­ше — по­яв­ле­ния от­чи­ма. По­это­му то­роп­ли­во пред­ло­жи­ла: — Да­вай вы­зо­вем ма­сте­ра, что­бы по­чи­нил. И шкаф­чик, и все остальное... — До­чур, ка­кой ма­стер? Мы и так еле кон­цы с кон­ца­ми сво­дим, — по­ка­ча­ла го­ло­вой ма­ма и, немно­го по­мол­чав, до­ба­ви­ла: — Са­ма же за­пре­ти­ла мне брать у па­пы день­ги. — И пра­виль­но сде­ла­ла! — пе­ре­дер­ну­ла пле­ча­ми я. — А ес­ли узнаю, что ты у него хоть ко­пей­ку взя­ла, объ­яв­лю го­ло­дов­ку! Нам по­дач­ки это­го пре­да­те­ля не нужны! Са­ми спра­вим­ся, не пе­ре­жи­вай. Ма­ма по­смот­ре­ла на по­ка­ле­чен­ный шкаф­чик и сно­ва вздох­ну­ла. Да так тоск­ли­во, что у ме­ня да­же ком в гор­ле по­явил­ся — так ее жал­ко ста­ло. Сно­ва ид­ти к со­се­ду и умо­лять

о по­мо­щи? Но я толь­ко по­за­вче­ра Павла Ива­но­ви­ча вы­дер­ну­ла пря­мо из-за сто­ла, что­бы по­смот­рел, по­че­му на­столь­ная лам­па то­ком бьет­ся. Он, ко­неч­но, при­шел и лам­пу по­чи­нил, но по недо­воль­но­му вы­ра­же­нию ли­ца бы­ло вид­но, что я сво­и­ми прось­ба­ми его уже за­ко­ле­ба­ла.

К пят­на­дца­ти го­дам я уже уме­ла за­бить гвоздь, по­ме­нять в кране про­клад­ку, по­чи­нить фен и утюг. Жизнь за­ста­ви­ла

— От­не­си двер­цу на бал­кон, что­бы мы здесь не спо­ты­ка­лись, — по­мол­чав, по­про­си­ла ма­ма. — Успе­ет­ся... — я до­ста­ла из кла­до­вой ящик с инструментами и ста­ла раз­би­рать­ся в кон­струк­ции креп­ле­ния. Как ни стран­но, но мне это уда­лось, и спу­стя два­дцать ми­нут шкаф­чик был как но­вень­кий. Ду­ма­ла, ма­ма бу­дет хва­лить, а она вдруг... за­пла­ка­ла. Да­же в день раз­во­да ни од­ной сле­зин­ки не про­ро­ни­ла, а тут... — Что-то не так? — уди­ви­лась я. — Все так, Ксю­шень­ка. Это я от ра­до­сти пла­чу, что та­кую хо­ро­шую доч­ку вос­пи­та­ла! По­сте­пен­но мне уда­лось осво­ить прак­ти­че­ски все муж­ские ра­бо­ты по до­му: к пят­на­дца­ти го­дам я уже уме­ла вбить гвоздь в лю­бую сте­ну, при­кле­ить от­ва­лив­шу­ю­ся плит­ку, по­ме­нять про­клад­ки в те­ку­щем кране, про­чи­стить за­сор в си­фоне, по­чи­нить фен, утюг, вен­ти­ля­тор и елоч­ную гир­лян­ду. Ко­гда же на тре­тьем кур­се университета самостоятельно от­ре­мон­ти­ро­ва­ла сти­раль­ную ма­ши­ну, ма­ма тор­же­ствен­но при­зна­ла, что без муж­чи­ны в до­ме можно обой­тись. Но тут же сде­ла­ла по­прав­ку: — Я не име­ла в ви­ду, что ты долж­на всю жизнь про­жить со мной. Признай­ся, те­бе нра­вит­ся ка­кой-ни­будь маль­чик из группы? — Нет, — трях­ну­ла го­ло­вой я. — А не из группы? — То­же нет. — По­че­му? — рас­стро­и­лась ро­ди­тель­ни­ца. — Де­вуш­ки в тво­ем воз­расте уже встре­ча­ют­ся с пар­ня­ми. — Не тер­пит­ся по­ско­рее вы­ту­рить ме­ня за­муж? — за­сме­я­лась я. — Кто же то­гда станет чи­нить те­бе бы­то­вую тех­ни­ку и на­ве­ши­вать упав­шие кар­ни­зы и двер­цы шкаф­чи­ков? — Ну по­че­му сра­зу за­муж, Ксю­шень­ка? Про­сто я пе­ре­жи­ваю, что ты рас­тешь уж боль­но... са­мо­до­ста­точ­ной. — Мо­жешь не пе­ре­жи­вать. Я не фе­ми­нист­ка, ес­ли ты это име­ла в ви­ду, — успо­ко­и­ла ма­му. — И ста­рой де­вой оста­вать­ся не со­би­ра­юсь. Про­сто... Пом­нишь у Пуш­ки­на: «При­шла по­ра, она влю­би­лась»? Так вот: моя еще не при­шла. Про­шло око­ло че­ты­рех лет. Я окон­чи­ла уни­вер­си­тет, устро­и­лась на ра­бо­ту, од­на­ко на лич­ном фрон­те по-преж­не­му был пол­ный штиль. По прав­де го­во­ря, я уже и са­ма не прочь бы­ла со­здать собственную се­мью, ро­дить ребенка... Но все пар­ни, ко­то­рые пы­та­лись за мной уха­жи­вать, ра­но или позд­но опре­де­ля­лись мною в ка­те­го­рию «зло­ка­че­ствен­ных муж­чин» — этим тер­ми­ном я чо­хом клей­ми­ла эго­и­стов, лен­тя­ев, жло­бов, неумех и ма­мень­ки­ных сын­ков. Мне уже стук­ну­ло два­дцать семь, а я по-преж­не­му на­хо­ди­лась в «пас­сив­ном по­ис­ке». Ма­ма, что­бы не трав­ми­ро­вать мою пси­хи­ку, на тему за­му­же­ства уже не за­го­ва­ри­ва­ла, но с за­ви­стью по­гля­ды­ва­ла на со­се­док, гу­ля­ю­щих во дво­ре с вну­ка­ми. «Мо­жет, я и вправ­ду фе­ми­нист­ка? — по­рой за­кра­ды­ва­лась мысль. — А что ес­ли сделать ЭКО и ро­дить ма­лы­ша для се­бя? Точ­нее — для нас с ма­мой. Бу­дем жить-по­жи­вать, добра на­жи­вать, вос­пи­ты­вать кин­де­ра и ра­до­вать­ся жиз­ни. В кон­це концов, со­вре­мен­ная жен­щи­на мо­жет обой­тись и без муж­чи­ны». ...В тот день я решила съез­дить в Центр ре­про­дук­то­ло­гии на раз­вед­ку. Взя­ла на ра­бо­те от­гул, утреч­ком се­ла в свой «Ла­нос», но не успе­ла про­ехать и пол­ки­ло­мет­ра, как пой­ма­ла зад­ним ко­ле­сом гвоздь. До­полз­ла с про­би­той ка­ме­рой до «кар­ма­на», от­кры­ла ба­гаж­ник, ста­ла вы­тас­ки­вать за­пас­ку... Вдруг ря­дом за­тор­мо­зил си­ний «Нис­сан», из него вы­шел муж­чи­на лет трид­ца­ти пя­ти, ни сло­ва не го­во­ря, пе­ре­хва­тил у ме­ня из рук тя­же­лен­ное ко­ле­со, так же мол­ча стал при­под­ни­мать дом­кра­том мой ав­то­мо­биль­чик. Несколь­ко ми­нут — и за­пас­ка бы­ла по­став­ле­на. У ме­ня, при всей мо­ей са­мо­до­ста­точ­но­сти на это ушло бы не мень­ше по­лу­ча­са! — Спасибо! — го­ря­чо по­бла­го­да­ри­ла во­ди­те­ля вне­до­рож­ни­ка. — Я са­ма про­во­зи­лась бы гораздо доль­ше. — Жен­щи­ны во­об­ще не долж­ны за­ни­мать­ся по­доб­ны­ми ве­ща­ми, — ска­зал незна­ко­мец, вы­ти­рая влаж­ной сал­фет­кой ис­пач­кан­ные руки. — Ка­ки­ми имен­но ве­ща­ми? — при­щу­рив­шись, спро­си­ла я. — Во­е­вать, ту­шить по­жа­ры, укла­ды­вать рель­сы, тас­кать тя­же­сти... У вас дру­гое пред­на­зна­че­ние. — Да? И ка­кое? — Очень ко­фе хо­чет­ся, — улыб­нул­ся муж­чи­на. — Здесь неда­ле­ко есть от­лич­ная ко­фей­ня. Не со­ста­ви­те мне компанию? Ни в ка­кой Центр я не по­еха­ла, а весь день про­ве­ла с Са­шей (так зва­ли доб­ро­го са­ма­ри­тя­ни­на). По­сле ко­фей­ни мы дол­го гу­ля­ли, а ве­че­ром он по­вел ме­ня на вы­став­ку дру­га-ху­дож­ни­ка, и тот со­вер­шен­но неожи­дан­но по­да­рил мне од­ну из сво­их ра­бот. — Я под­ни­мусь, — по­лу­во­про­си­тель­но, по­лу­утвер­ди­тель­но ска­зал Са­ша, ко­гда ста­ли про­щать­ся у мо­е­го подъ­ез­да. — Учти: я с ма­мой живу, — пре­ду­пре­ди­ла я. — От­лич­но, за­од­но нас по­зна­ко­мишь. Ес­ли она не лег­ла спать, ко­неч­но.

Ни сло­ва не го­во­ря, незна­ко­мец забрал у ме­ня за­пас­ку, по­сле че­го быст­ро по­ме­нял ко­ле­со. Я бы­ла ему очень бла­го­дар­на

— В ка­ком смыс­ле «за­од­но»? — По­ве­шу вам Слав­ки­ну кар­ти­ну, а по­том чаю втро­ем по­пьем. Не воз­ра­жа­ешь про­тив та­ко­го сце­на­рия? — Чаю по­пьем, — кив­ну­ла я, — а кар­ти­ну са­ма по­ве­шу. Во-первых, позд­но уже. А еще там сна­ча­ла на­до пер­фо­ра­то­ром дыр­ки дол­бить... — Гвоз­ди жен­щи­ны то­же не долж­ны за­би­вать, — пе­ре­бил ме­ня Са­ша. — Это муж­ское занятие! ....Вот уже по­чти два го­да, как мы же­на­ты. В мо­ей жиз­ни те­перь очень мно­го люб­ви, неж­но­сти, стра­сти. И... ни­ка­ких гвоз­дей!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.