Да­вай на­вер­ста­ем упу­щен­ное

Ес­ли ты – жен­щи­на и те­бе ис­пол­ни­лось трид­цать шесть, день рож­де­ния ста­но­вит­ся груст­ным празд­ни­ком...

Zhenskiye Istorii - - Содержание: -

Да и че­му радоваться? Ско­ро со­рок стук­нет, а с лич­ной жиз­нью не сло­жи­лось. По­друг мно­го, но по-на­сто­я­ще­му близ­ких лю­дей все­го двое — сест­ра-близ­няш­ка и мать. Хо­тя, ес­ли на­чи­сто­ту, с ма­мой мы ни­ко­гда не бы­ли осо­бен­но близ­ки, она власт­ный и жест­кий че­ло­век. Я ее, ко­неч­но, люб­лю, но до сих пор по­ба­и­ва­юсь. А вот сест­ра Ма­ри­на во­об­ще ни­ко­го и ни­че­го не боится. Она по жиз­ни бун­тар­ка, хо­тя ма­ма «прес­со­ва­ла» ее не мень­ше, чем ме­ня. Но под этим прес­сом сест­рич­кин ха­рак­тер толь­ко за­ка­лял­ся. В сем­на­дцать лет влю­би­лась и по­ста­ви­ла се­мью в из­вест­ность, что ухо­дит жить к лю­би­мо­му. Мать при­гро­зи­ла: «Уйдешь из до­ма, об­рат­но не пу­щу!» Сест­ра в от­вет по­жа­ла пле­ча­ми и от­пра­ви­лась со­би­рать свои ве­щи. Ров­но че­рез пол­го­да она вер­ну­лась. Ма­ма по­пы­та­лась вы­пол­нить угро­зу, но Ма­ри­ша за­яви­ла ей, что про­пи­са­на в этой квар­ти­ре, а зна­чит, име­ет пра­во на про­жи­ва­ние. Они неде­лю не раз­го­ва­ри­ва­ли, по­том по­ми­ри­лись. Лишь то­гда ма­ма по­ин­те­ре­со­ва­лась у сест­ры, по­че­му она ушла от граж­дан­ско­го му­жа. Вы­яс­ни­лось, что при­чи­на раз­ры­ва — его из­ме­на. Ма­ма Ма­рин­ки­но­го по­ступ­ка не одоб­ри­ла и, по­до­зре­ваю, да­же не по­ня­ла: — Не бил, не пил, а один ра­зок схо­дил на­ле­во? И что здесь та­ко­го? Все му­жи­ки по­гу­ли­ва­ют, при­ро­да у них та­кая. Ваш отец, царство ему небес­ное, по­ка был жив, ни од­ной юб­ки не про­пус­кал! — И как ты на это ре­а­ги­ро­ва­ла? — по­ин­те­ре­со­ва­лась Ма­рин­ка. — За­кры­ва­ла гла­за на его «зиг­за­ги». — А я не бу­ду, — дерз­ко вздер­нув под­бо­ро­док, за­яви­ла сест­ра. Кста­ти, она вер­ну­лась до­мой не од­на, а с ре­бен­ком в жи­во­те. Срок был мень­ше двух ме­ся­цев, и ма­ма ста­ла на­ста­и­вать, что­бы она де­ла­ла аборт. — Бу­ду ро­жать, — от­ре­за­ла сест­ри­ца. — Ре­бе­нок не ви­но­ват в том, что его отец ока­зал­ся блуд­ли­вым коз­лом. В фев­ра­ле ро­ди­лась моя пле­мян­ни­ца Алек­сандра, и как раз в это вре­мя ме­ня с го­ло­вой на­кры­ла пер­вая лю­бовь. Его зва­ли Игорь, он учил­ся на тре­тьем кур­се ме­ди­цин­ско­го. Ко­неч­но, со­хра­нить та­кое со­бы­тие в тайне от се­мьи я не смог­ла, за что и по­пла­ти­лась. Ма­ма устро­и­ла мне гран­ди­оз­ный раз­нос: — Те­бе об уче­бе ду­мать на­до, а не о пар­нях! Хо­чешь, как сест­ра, в по­до­ле при­не­сти? Нет уж! Я за­пре­щаю те­бе с ним встре­чать­ся, слы­шишь? Я не осме­ли­лась спо­рить и по­слуш­но рас­ста­лась с Иго­рем. Во­пре­ки ма­ми­ным про­гно­зам ма­те­рью­о­ди­ноч­кой Ма­рин­ка не оста­лась. Ко­гда Са­шу­ле бы­ло один­на­дцать ме­ся­цев, она по­зна­ко­ми­лась с мо­ло­дым

ас­пи­ран­том, влю­би­лась, вы­шла за него за­муж, и од­ну за дру­гой ро­ди­ла еще двух до­чек — Да­шу и Ма­шу. С тех пор про­шло сем­на­дцать лет, моя сест­ра — счаст­ли­вая в бра­ке мно­го­дет­ная мать, а я так и оста­лась оди­но­кой. По­след­ние го­да три во вре­мя каж­дой на­шей встре­чи Ма­ри­ша ре­гу­ляр­но ка­па­ла мне на мозги: — Учти, ба­бий век недо­лог. Ну, не на­шла му­жи­ка по ду­ше — ни­че­го страш­но­го. Возь­ми и ро­ди для се­бя, бла­го жи­лищ­ные и фи­нан­со­вые усло­вия поз­во­ля­ют. По­верь, де­ти — это не толь­ко за­бо­ты, а са­мое боль­шое в жиз­ни сча­стье! Сло­ва сест­рен­ки па­да­ли на бла­го­дат­ную почву: мне са­мой хо­те­лось ре­бе­ноч­ка. В кон­це кон­цов, для это­го да­же не обя­за­тель­но ис­кать муж­чи­ну — мож­но про­сто сде­лать ЭКО, вос­поль­зо­вав­шись до­нор­ской спер­мой. И ко­гда я уже по­чти со­всем ре­ши­лась на этот шаг, име­ла неосто­рож­ность по­де­лить­ся сво­и­ми пла­на­ми с ма­мой. — Вро­де вз­рос­лая тет­ка, в бан­ке на вы­со­кой долж­но­сти ра­бо­та­ешь, а ума не на­жи­ла, — фырк­ну­ла она. — А не дай бог, с то­бой во вре­мя ро­дов что-то слу­чит­ся? Я уже ста­рая, Ма­рине свой вы­во­док под­нять бы… А мла­ден­цу то­гда од­на до­ро­га — в си­рот­ский при­ют. В ма­ми­ных сло­вах бы­ла, хоть и ци­нич­ная, но прав­да. При на­шей эко­ло­гии и уровне ме­ди­ци­ны да­же мо­ло­дые жен­щи­ны ино­гда уми­ра­ют во вре­мя ро­дов, что уж го­во­рить о стар­ших пер­во­ро­дя­щих. Ма­рин­ка, ко­неч­но, не до­пу­стит, что­бы мой ре­бе­нок рос в дет­ском до­ме, но ей и со сво­и­ми нелег­ко. В об­щем, ока­за­лась я меж­ду двух ог­ней. С од­ной сто­ро­ны сест­ра дол­бит: «Ро­жай, а то в ста­ро­сти неко­му бу­дет ста­ка­на во­ды по­дать», с дру­гой ма­ма да­вит: «Не взду­май сде­лать та­кую глу­пость!» И все-та­ки впер­вые в жиз­ни ре­ши­ла пой­ти ей на­пе­ре­кор. В день, ко­гда мне ис­пол­ни­лось трид­цать шесть, от­пра­ви­лась в Центр ре­про­дук­ции. — Я хо­чу сде­лать ЭКО — объ­яс­ни­ла де­вуш­ке на ре­цеп­ции. — Прой­де­те в седь­мой ка­би­нет к док­то­ру на со­бе­се­до­ва­ние. …Ко­неч­но, он очень из­ме­нил­ся — раз­дал­ся в пле­чах, отрас­тил усы и бо­ро­ду. Но оши­бить­ся бы­ло невоз­мож­но: за сто­лом си­дел Игорь — моя пер­вая и (так уж сло­жи­лось) по­след­няя лю­бовь. Он ме­ня то­же узнал:

Сест­ра вер­ну­лась до­мой не од­на, так как бы­ла уже на вто­ром ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти. От абор­та она от­ка­за­лась

— Ка­ри­на? Ты?! Вот уж не ожи­дал! Бе­се­ды на ме­ди­цин­скую тему не по­лу­чи­лось. Бы­ла ис­по­ведь-вос­по­ми­на­ние. Я рас­ска­за­ла о сво­ей жиз­ни, Игорь — о сво­ей. О том, что был же­нат, пять лет на­зад же­на по­да­ла на раз­вод и по­чти сра­зу вы­шла за­муж за чеш­ско­го биз­не­сме­на. Игорь пы­тал­ся от­су­дить сы­на, но не вы­шло. Сей­час маль­чик с ма­те­рью и от­чи­мом жи­вут в Пра­ге. — По­че­му ты то­гда ме­ня бро­си­ла? — вдруг спросил он. — Ма­ма ве­ле­ла? Она до сих пор управ­ля­ет тво­ей жиз­нью? — Не то что­бы управ­ля­ет, — сму­ти­лась я, — но по­сто­ян­но дер­жит ру­ку на пуль­се. Она бы­ла ка­те­го­ри­че­ски про­тив то­го, что­бы я де­ла­ла ЭКО и ро­жа­ла в та­ком воз­расте, да еще и без му­жа. Разо­злит­ся, узнав, что я ослу­ша­лась. — Пе­ре­жи­вет, — Игорь по­смот­рел на ча­сы. — Ко­нец ра­бо­че­го дня, сдать ана­ли­зы ты все рав­но уже не успе­ва­ешь. Да­вай пе­ре­не­сем это де­ло на зав­тра, а се­го­дня… По­ужи­на­ешь со мной? Я рас­те­ря­лась: — У ме­ня на­ряд не для ре­сто­ра­на… — У те­бя от­лич­ный на­ряд, но ес­ли не хо­чешь в ре­сто­ран, по­еха­ли ко мне. — По­еха­ли, — неожи­дан­но для се­бя са­мой вы­па­ли­ла я. У Иго­ря не толь­ко по­ужи­на­ла, но и… по­зав­тра­ка­ла. Да, я оста­лась у него до утра, и это бы­ла вол­шеб­ная, фан­та­сти­че­ская ночь. Мы оба то­ро­пи­лись на­вер­стать то, что недо­бра­ли за по­след­ние сем­на­дцать лет. На сле­ду­ю­щий день я сде­ла­ла необ­хо­ди­мые ана­ли­зы и об­сле­до­ва­ния, од­на­ко про­це­ду­ра ЭКО мне не по­на­до­би­лась — я за­бе­ре­ме­не­ла са­мым что ни на есть есте­ствен­ным пу­тем. Сей­час мне трид­цать де­вять, и я жи­ву уже не меж­ду двух ог­ней, а с дву­мя очень любимыми и лю­бя­щи­ми муж­чи­на­ми — му­жем и сы­ном Олеж­кой. Ма­ма по при­выч­ке пы­та­ет­ся ру­ко­во­дить и в каж­дую на­шу встре­чу на­чи­на­ет учить уму-ра­зу­му: — Ну хо­ро­шо, од­но­го ро­ди­ла. Вто­ро­го не взду­май! Рас­кинь моз­га­ми. Твой муж бро­сил первую же­ну с ре­бен­ком, где га­ран­тия, что не оста­вит те­бя с дву­мя? Я ста­рая, на ме­ня не на­дей­ся... Я не об­ра­щаю на ее вор­ча­ние вни­ма­ния. Пусть го­во­рит, что хо­чет, она име­ет пра­во на собственное мне­ние. Но толь­ко ма­ни­пу­ли­ро­вать мною боль­ше не бу­дет. От­ныне и на­все­гда я са­ма рас­по­ря­жа­юсь сво­ей жиз­нью! Ка­ри­на, 39 лет

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.